Ваши речи пахнут ладаном...

№11(764) 18 — 24 марта 2016 г. 16 Марта 2016 4.9

Скандалами нас в последнее время не удивишь, но этот незамеченным не остался. Даже наоборот. Одно из недавних решений Министерства культуры вызвало у общественности бурную и негативную реакцию. Что стало поводом? Разрешение «Киевскому патриархату» проводить свои службы в Трапезном храме Национального историко-культурного заповедника «София Киевская».

Информация об этом стала появляться еще в середине последнего месяца зимы, но полностью ясность внес Вячеслав Кириленко, выступая в Верховной Раде в рамках «правительственного часа». Вице-премьер и министр культуры рассказал, что «Киевский патриархат» обратился с соответствующей просьбой в Кабмин. Правительство подумало и решило: а почему бы и нет. Оснований для отказа «Киевскому патриархату» чиновники не нашли.

Справка «2000»

Трапезная церковь (Теплая, или Малая София) — одно из главных сооружений Софийского монастырского ансамбля. Построена в 1722—1730 гг. В 1822-м перестроена в зимнюю (отапливаемую) церковь Рождества Христова. С тех пор, в отличие от холодного зимой собора, получила название «Теплой». В составе комплекса монастырских сооружений собора Святой Софии внесена в перечень Всемирного наследия ЮНЕСКО под №527. Является памятником культурного наследия национального значения. С февраля 2016 г. в Трапезной церкви проводит религиозные церемонии УПЦ КП.

Из истории слова не выкинешь

Более того, Кириленко заявил, что в «Софии Киевской» постоянно проходят выставки и другие культурные мероприятия, поэтому от того, что «Киевский патриархат» станет проводить свои церемонии, заповеднику хуже не станет.

Далее г-н министр стал рассуждать о том, какое важное значение будет иметь принятое Минкультом решение. Цитирую: «Бо вперше за останні 330 років українська церква повертається до Софії Київської... Ми готові до будь-якого громадського моніторингу. А українофоби всіх мастей, які зараз піднімуть крик навколо цього питання. Хай заспокояться» (life.pravda.com.ua, 19 февраля).

Министр культуры, похоже, абсолютно убежден в своей правоте // PRAVONAVLADU.TSN.UA

Слова Кириленко вызывают удивление. В первую очередь из-за упомянутых 330 лет. Путем нехитрых вычислений устанавливаем, что вице-премьер имел в виду 1686 г. Для УПЦ КП эта цифра знаковая: тогда Киевская митрополия была переведена из-под юрисдикции Константинопольского патриархата и стала подчиняться патриарху Московскому. «Филаретовцы» заявляют, что это все нелегитимно и т. п. Дело обстоит, конечно, с точностью до наоборот, но изюминка в другом.

Из вихрей революции и гражданской войны восстало такое образование, как Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ). Она, как и нынешний «Киевский патриархат», заявляла, что является отдельной церковью и не подчиняется РПЦ. Несколько лет УАПЦ пользовалась негласным покровительством советской власти. Расчет был прост: автокефалы ослабляли позиции канонической церкви и руководившего тогда РПЦ патриарха Тихона.

Так вот, с подачи властей УАПЦ разрешили проводить свои обряды в Софийском соборе. Как все это выглядело, красочно описал Михаил Булгаков в своем знаменитом очерке «Киев-город»: «В старом, прекрасном, полном мрачных фресок, в Софийском соборе детские голоса-дисканты нежно возносят моления на украинском языке, а из царских врат выходит молодой человек, совершенно бритый и в митре. Умолчу о том, как выглядит сверкающая митра в сочетании с белесым лицом и живыми беспокойными глазами, чтобы приверженцы автокефальной церкви не расстраивались и не вздумали бы сердиться на меня (должен сказать, что пишу я все это отнюдь не весело, а с горечью)».

Точности ради добавлю, что параллельно на территории «Софии Киевской» проводили свои церемонии еще одни раскольники, т. н. обновленцы, а также служили священники канонической церкви. Ситуация, конечно, дикая, но из истории слова не выкинешь.

В конце 20-х гг. позиция власти по отношению к УАПЦ изменилась, и от покровительства она перешла к давлению и конфронтации. Что же касается «Софии Киевской», то все богослужения в ней прекратились в 1929 г. Однако факт остается фактом: в XX ст. украинская церковь (как бы к ней ни относиться) служила не где-нибудь, а в Софийском соборе. И вот получается, что начальник культурного ведомства страны об этом не знает или в крайнем случае игнорирует данный факт, что тоже отнюдь не похвально.

Также крайне интересны слова Кириленко о том, что украинофобы всех мастей могут успокоиться. Выходит так: любой (подчеркиваю, любой), кто не согласен с решением Минкульта, — украинофоб и, соответственно, права голоса не имеет. Тем не менее, несмотря на грозные заявления министра, общественность молчать не стала.

И поднялась буря

Свое слово сказала каноническая церковь. Комментируя выступление Кириленко, синодальный информационно-просветительский отдел УПЦ напомнил, что покойный митрополит Владимир неоднократно обращался к властям с просьбой открыть «Софию Киевскую» для богослужений, но не встретил у чиновников должного понимания. Словам же руководителя Минкульта информационно-просветительский отдел дал такую оценку:

«Исходя из последнего заявления Министра становится понятно, что Кабмин уже открыто прибегает к покровительству интересов так называемого Киевского патриархата. Такое предвзятое отношение является проявлением пренебрежения государственных чиновников в отношении Конституции Украины, которая определяет равенство всех граждан перед законом. Отказ в обращении УПЦ и удовлетворение аналогичного предложения от «УПЦ КП» является публичным проявлением пренебрежения со стороны чиновников к многомиллионной пастве Украинской Православной Церкви. Тем более требует адекватной оценки популистское обвинение В. Кириленко в украинофобстве в адрес этой крупнейшей украинской религиозной общины».

Также одним из первых на новость об открытии Трапезного храма (он же Малая, или Теплая, София) для «филаретовцев» откликнулся Украинский национальный комитет Международного совета по вопросам памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС). Президент комитета Николай Яковина так охарактеризовал действия Минкульта:

«Це політизоване рішення, прийняте таємно від громадськості, з ігноруванням позицій експертів і фахового середовища, без належного інформування Комітету всесвітньої спадщини, ЮНЕСКО та IКОМОС, грубо порушує зобов'язання, взяті на себе Україною при ратифікації Конвенції про охорону всесвітньої спадщини, а також низку інших міжнародних зобов'язань. Крім того, українське законодавство забороняє передавати будь-кому майно національних заповідників» (life.pravda.com.ua, 19 февраля).

То, что УПЦ будет против, а эксперты-музейщики не придут от решения ведомства культуры в восторг, можно было догадаться сразу. Но вот что о проблеме выскажутся известные политологи, в определенной мере стало сюрпризом. Однако они высказались. Директор Института стратегических исследований «Новая Украина» Андрей Ермолаев заявил, что власть сама подталкивает жителей страны к новым конфликтам и создает новые точки напряжения.

Сама «София Киевская», по мнению Андрея Васильевича, это наследие каждого украинца независимо от того, к какому он принадлежит вероисповеданию, поэтому попытку передать часть заповедника одной из конфессий г-н Ермолаев назвал «моральным преступлением» и указал, что правительство в данном случае вышло за рамки своей компетенции.

Также директор Института стратегических исследований сказал, что решение Минкульта не должно воплотиться в жизнь: «Нужно сейчас сделать все, чтобы это решение было заблокировано. Недопустимо доводить до каких-то открытых столкновений на межконфессиональном уровне, на гражданском уровне. Но, от обратного, это решение должно получить соответствующую оценку со стороны общественности и различных конфессий, которые сейчас должны понять, что их сознательно подталкивают к конфликту» (news.church.ua, 19 февраля).

В том же духе высказался и другой политический аналитик — Кость Бондаренко, руководитель фонда «Украинская политика». По его мнению, в истории с Трапезным храмом «Софии Киевской» власть продемонстрировала, что не готова к межконфессиональному диалогу и выступает на стороне только одной религиозной общины.

Уделил Бондаренко внимание и вопросу властных полномочий: «Правительство, политики взяли на себя несвойственные им функции, ибо вмешались в церковную жизнь, чего они не имели права делать, поскольку Церковь отделена от государства, и, соответственно, государство от Церкви также должно быть отделено».

Ну и, подобно Ермолаеву, Кость Бондаренко также пришел к выводу, что «это ошибочное решение нужно было как можно скорее исправить» (religions.unian.net, 23 февраля).

Мысль о том, что культурное ведомство только усугубляет и без того напряженную межконфессиональную ситуацию, могут подтвердить слова председателя Отдела внешних церковных связей УПЦ протоиерея Николая Данилевича. 20 февраля на своей странице в Фейсбуке о. Николай заговорил о дискриминации, имея в виду, что канонической церкви в службах в «Софии Киевской» отказывали, а УПЦ КП пошли навстречу.

Также председатель Отдела внешних церковных связей написал:

«В цей складний для України час робити такі речі є дуже небезпечно. Але, звичайно, в кінцевому результаті вже традиційно винною в усьому цьому оголосять УПЦ. Адже це саме вона «дає картинку для російського ТВ», вона «сама в себе захоплює парафії», вона «провокує УПЦ КП», щоб та забрала Софію... Ну, якщо вже КП так любить Україну, як про це говорить, то нехай не підставляє нашу країну такими діями. А то таке враження, що УПЦ КП любить не Україну, а себе в Україні».

Как в лучших церквях Европы

Поскольку история с Трапезным храмом быстро переросла в скандал, власть была вынуждена реагировать, и 22 февраля ведомство г-на Кириленко обнародовало документ под названием «Роз'яснення щодо надання дозволу на проведення богослужінь у храмі «Тепла Софія» НЗ «Софія Київська» (его можно найти на правительственном сайте www.kmu.gov.ua в разделе «Новости министерств и ведомств» за соответствующее число).

Свое решение чиновники мотивировали тем, что в базилике святого Франциска Ассизского (Италия) и в знаменитом Кёльнском соборе, а также других храмах Европы, являющихся объектами Всемирного наследия ЮНЕСКО, богослужения проводятся, и памятники истории от этого не разрушаются. Также Минкульт пояснил, что при советской власти убранство Трапезной церкви уничтожили, поэтому от религиозных церемоний УПЦ КП Малая София не пострадает.

Также культурное министерство заявило, что все международные нормы и обязательства, взятые Украиной по сохранности заповедника, соблюдены, а значит, «Враховуючи вищезазначене, Мінкультури та НЗ «Софія Київська» відкидають необґрунтовані звинувачення окремих заангажованих «фахівців» та ще раз наголошують на повній відповідності ухвалених рішень чинному законодавству та міжнародним зобов'язанням України».

О чем это говорит? О том, что слышать голос общественности в министерстве не желают или же не в состоянии его услышать. А кто против — тот украинофоб, заангажированный «специалист», а то и вовсе не специалист (не зря ведь кавычки в документе использовали).

Более того, Андрей Юраш, директор Департамента по делам религий и национальностей, входящего в состав Минкульта, побывал на телепрограмме «Остання барикада» (эфир от 24 февраля) и недвусмысленно объяснил, что УПЦ КП разрешили служить в «Софии Киевской», поскольку «филаретовцы» очень достойно проявили себя во время евромайдана.

Однако несмотря на резкие заявления чиновничества, скандал из-за Малой Софии не утих. Выяснилось, что, во-первых, с самим заповедником при принятии решения никто не советовался, а во-вторых, что пол Трапезного храма может просто не выдержать большого количества людей. Об этом рассказал заместитель директора по реставрационным и хозяйственным работам в «Софии Киевской» Вадим Кириленко (news.liga.net, 22 февраля).

О том, что здание Малой Софии плохо приспособлено для религиозных церемоний, говорит и Федор Зернецкий, глава опекунского совета Национального заповедника «София Киевская». Его слова заслуживают подробного цитирования:

«Здание Малой Софии в 1980-х годах полностью перестроили. Время было безбожное, и в те годы использовать это помещение как храм не предполагалось.

Любая церковь возводится с высоким потолком — от 10 м и выше, чтобы было много воздуха, легко дышалось. Малую Софию при перестройке разделили на два этажа. На втором сделали актовый зал, поэтому в нижнем помещении, которое сейчас отдали под богослужение, свод получился довольно низкий — менее 5 метров.

Как известно, во время богослужений зажигаются свечи, ладан, в помещении одновременно собирается большое количество людей, вследствие чего активно выделяется углекислый газ. А в Малой Софии абсолютно нет вентиляции. Ранее, при высоких потолках, она была не нужна, а когда разделили на два яруса, в нижнем вентиляцию просто не сделали.

Окон там мало. О чем это говорит? О том, что когда во время службы будут зажжены свечи и ладан, кислород будет поглощаться, а свежему воздуху поступать просто неоткуда. Сейчас там и так душно — 10 минут ходишь, и становится трудно дышать. Что будет, когда соберутся все оговоренные в договоре 60 человек? Не говоря уже о том, что при такой интенсивности использования помещения потолок через месяц полностью закоптится.

Дальше. В церкви один-единственный выход. Если, не дай Бог, пожар, — будет горе.

Полы деревянные, под ними — огромный подвал. Состояние деревянных балок пола не является удовлетворительным. Хотя руководство Софии Киевской отрапортовало — дескать, комиссия все посмотрела, но я сам архитектор и знаю, что за один день нельзя было это проверить. Такие работы проводятся как минимум неделю. А зашли, посмотрели и сказали «годится» — это профанация.

В центре помещения на полу расположены стеклянные витрины, в которых выставлены экспонаты. Во время служб эти витрины накрывают ковром и ходят прямо по ним. Некоторые мозаики — например Михайловского собора — выставлены просто в открытом доступе.

В Малой Софии действуют экскурсионные программы, а в храме собираются служить ежедневно утром и вечером. Это и дополнительные затраты по охране помещения, потому что нужно проследить, чтобы, во-первых, соблюдалось то количество людей, которое прописано в договоре. Во-вторых, сотрудники должны смотреть за экспонатами — чтобы витрину не зацепили, не разбили стекло.

Так что нюансов много» (orthodoxy.org.ua, 25 февраля).

Г-н Зернецкий не только рассказал об этих нюансах. Он пошел дальше, зарегистрировав электронную петицию на имя президента. Сегодня ее можно найти на сайте petition.president.gov.ua. Петиция называется «Про недопущення передачі пам'ятки архітектури національного значення — Трапезної (Малої Софії) Національного заповідника «Софія Київська» в користування УПЦ КП». Ее уже поддержали несколько сотен человек. Чтобы петиция была рассмотрена, нужны 25 000 подписей. До конца их сбора осталось 78 дней. Так что ждем.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Крестный ход: почему они идут в Киев

Колонна растянулась до километра. Люди шли целыми семьями

Феодор II: Знаю, что Блаженнейший Митрополит Онуфрий...

Мы все находимся рядом с канонической Украинской Православной Церковью

Обращение Предстоятеля Украинской Православной...

Этот Крестный Ход фактически объединит Украину

Голос с Крита: они не дождутся?

Не осталось без внимание и скандальное обращение Верховной Рады к патриарху...

Говорит и показывает Фейсбук...

«Да разве можно автокефалию, ведь поубивают друг друга!»

Всеправославный Собор или фон для селфи?

«Вселенскому Патриарху по большому счету не нужны никакие решения этого Собора. Ему...

Бог знает их имена

В селе, где отобрали церковь, верующие УПЦ менее чем за год построили огромный храм

Митрополит Антоний: «Политика и вера не должны...

Церковь созидают ее верующие, те, кто часто посещает храм, принимает участие в...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка