Жорес Медведев об Украине, войне в Ираке и российских олигархах

05 Июня 2017 4.3

Продолжаем публикацию фрагментов из книги Жореса Медведева «ОПАСНАЯ ПРОФЕССИЯ». Предлагаем вниманию читателей отрывки из 105-й главы «Сталин и еврейская проблема».

В 2001 году мы с Ритой приехали в Россию в начале сентября для участия в научной конференции в Дубне, посвященной 100-летию со дня рождения Н.В. Тимофеева-Ресовского (См. главу 103). Из Москвы я 16 октября вылетал на неделю в Германию для посещения  Франкфуртской книжной ярмарки, где, как сообщалось в главе 104, был подписан договор на перевод нашей совместной с Роем книги «Неизвестный Сталин» на английский язык. Первое русское издание этой книги публиковалось в Москве в июне 2001 года издательством «Права человека». Это издательство, как я писал раньше, возникло в 1995 году на основе японского отдела большого советского государственного издательства «Прогресс», которое издавало книги на разных языках для продажи за границей. Деятельность «Прогресса», не имевшая коммерческих целей, прекратилась после распада Советского Союза.

На базе его редакций появилось впоследствии несколько самостоятельных частных издательств, которые размещались на разных этажах большого здания бывшего «Прогресса» на Зубовском бульваре в Москве. Игорь Николаевич Зайцев, японовед и в прошлом заведующий японским отделом, стал теперь генеральным директором нового издательства, которое регистрировалось как частное «ООО» («Общество с ограниченной ответственностью»). Уставной капитал этого «ООО» имел очень сложную структуру, всех деталей которой я не знаю. В число его акционеров, с одной стороны, входили радиостанция «Свобода», вещавшая на русском, в прошлом из Мюнхена, а теперь из Праги, и «Amnesty International» штаб-квартира которой находилась в Лондоне. С другой стороны, одним из главных акционеров было также и небольшое левое японское издательство «Гэндайшичо-шинша (Gendaishicho-shinsha Ltd»), которое субсидировало издание русских переводов некоторых  японских авторов.

Я уже писал в главе 97 о нашей с Ритой встрече в Токио с директором этого издательства Казуко Ватанабе и ее коллегами во время поездки в Японию в конце 1997 года. Поводом для встречи было заключение договора на публикацию в Японии книги Роя «Капитализм в России?», русское издание которой готовилось к выходу в начале 1998 года издательством «Права человека».

Издательский сектор экономики в России в этот период находился в глубоком кризисе. Все крупные, обычно отраслевые государственные издательства, субсидировавшиеся из госбюджета, прекратили  существование. Они сдавали в аренду свои здания и постепенно распадались на мелкие и частные издательства, сохраняя кадры редакторов. Заметно «сжалась» и книготорговая активность.

Жизненный уровень населения и его «покупательная способность»  снижались, упав особенно резко в связи с финансовым кризисом в июле-августе 1998 года. Это неизбежно вело и к упадку книгоиздательской активности, так как спрос населения на книги и журналы резко упал. Тиражи  подписных изданий и «толстых» журналов, таких как «Новый Мир» снизились в десятки раз и многие из них смогли выживать лишь благодаря грантам от благотворительного фонда Джорджа Сороса и некоторых других западных меценатов. Они теперь продавались, в основном, в розницу.

Избрание в марте 2000 года президентом РФ Владимира Путина совпало с неожиданно сильным, именно в 2000 году, повышением мировых цен на нефть, нефтепродукты и природный газ. Цены на нефть, державшиеся в 1998-1999 годах на уровне $ 10-12 за баррель, поднялись в 2000 году до $27-30 и продолжали расти. Для Европейского Союза и США этот неожиданный скачок цен был началом нового кризиса. Для России все обстояло наоборот.. Нефть и газ были главным российским экспортом и рост экспортных прибылей вел к заметному оживлению экономики. Владимир Путин динамично отреагировал на приток нефтедолларов, которые поступали в бюджет, однако, лишь частично через экспортные пошлины. Большая часть прибылей от роста цен на природные ресурсы шла олигархам и распределялась как дивиденды.

Приоритетами финансовой политики Путина стали инвестиции в бюджетные отрасли экономики, включавшие  рост зарплат служащих и военных и прибавки к пенсиям. Но, одновременно с этим, возникла и очевидная желательность возвращения в государственную собственность приватизированных на «залоговых аукционах» по резко заниженным ценам в 1995-1996 году нефтяных, нефтеперерабатывающих и газовых компаний.

В 2001 году стал возрождаться и спрос населения на книги.  Издательская деятельность впервые за десятилетия становилась коммерческой и прибыльной.  Эти изменения конъюнктуры в книготорговле отразились и на работе издательства «Права человека». Большинство книг, которые издавались на субсидии из Праги, Лондона или Токио, а тем более переводы с японского или труды конференций, были специализированными и не шли в книжные магазины. Эти книги продавались лишь по каталогам через заказы по почте. Однако большая часть, обычно ограниченных тиражей, оставалась на складе. Первыми книгами, которые продавались издательством через книжные магазины и с коммерческой прибылью оказались книги Роя «Капитализм в России» и «Неизвестный Андропов», которые, в дополнение к этому, переводились и в других странах. Наша с Роем совместная книга «Неизвестный Сталин» также имела коммерческий успех, не столько для авторов, не получавших гонораров, сколько для издательства.

  В начале октября в Москву из Токио приезжала Казуко Ватанабе. Это был для нее не первый визит в столицу, она

 сотрудничали с Игорем Зайцевым, еще в то время, когда он работал в издательстве «Прогресс». Японцы во время своих зарубежных поездок отражают все события  своими фотоаппаратами. Я сейчас могу проследить за этим визитом не столько по памяти, сколько по небольшому фотоальбому, который я в последствие получил в Лондоне из Токио.

 Новые японские фотоаппараты фиксировали на обратной стороне снимка его дату и номер. Моя встреча с Казуко Ватанабе в издательстве «Права человека» – этот снимок отмечен номером 16. На снимке под номером 26. Рой, я и Казуко Ватанабе уже за столом в японском ресторане в Москве. Угощение, это я помню и без фотоальбома, было очень вкусным и обильным. Но снимки фиксируют красоту японских блюд. Покидая ресторан, вся наша группа, здесь были Рой, я,  Игорь Зайцев, Казуко Ватанабе, ее переводчица и двое сотрудников, сфотографировалась перед его зданием. Это был снимок под номером 37. На следующий день, 16 октября, я улетал во Франкфурт на Майне. Встречи и переговоры с Казуко Ватанабе и Игорем Зайцевым продолжал Рой. Их результаты оказались неожиданными. Казуко Ватанабе предложила Игорю Зайцеву финансовую помощь в издании «Избранных сочинений» Роя и Жореса Медведевых в четырех томах. Она приобретала права на их перевод и издание в будущем в Японии. В четырехтомник входили почти все наши главные работы, «К суду истории. О Сталине и сталинизме», «Подъем и падение Т.Д. Лысенко», «Тайна переписки охраняется законом», «Кто сумасшедший?», «Уральская ядерная катастрофа»». Они окружали Сталина», «Неизвестный Андропов», «Неизвестный Сталин» и несколько очерков о Чернобыле.

 Первый том  «Избранных сочинений» – это была книга Роя «К суду истории», дополненная и переработанная, вышел уже в 2002 году. На издание трех следующих томов потребовались еще два года.

(В Японии издание этого четырехтомника стало осуществляться лишь через много лет. Первый том, изданный в 2016 году, начинался моей книгой «Уральская ядерная катастрофа» и очерком «Кыштым, Чернобыль, Фукусима. Кто следующий?». Прим. автора).

Олигархи в опасности

В Советском Союзе, также как и в Российской Империи, не происходило периодических демократических выборов, подобных британским или американским. Власть наследственного монарха до 1917 года опиралась на дворянство, жандармерию и армию. С 1918 года главной опорой власти становилась Коммунистическая партия (ВКП(б) и Чрезвычайная Комиссия (ЧК). Эта система управления страной, менялась лишь незначительно, оставаясь уже в форме КПСС и КГБ, до 1989, когда реформы Горбачева привели к появлению Съезда Народных депутатов и Верховного Совета СССР, избранных демократическим путем. Однако новые демократические институты власти начали работать в Советском Союзе в период экономического кризиса и межэтнических конфликтов, которые либерализация политической системы на могла остановить.

В Российской Федерации, выделившейся в самостоятельное государство в конце 1991 года, президент Ельцин после роспуска и расстрела Верховного Совета РФ в октябре 1993 года, правил страной указами, как диктатор. Государственная Дума в составах, избранных в декабре 1993 и в декабре 1995 года, находилась в оппозиции президенту. Опорой диктатуры Ельцина стала новая для страны уникальная группа «олигархов», которые через ваучерную приватизацию и залоговые аукционы получили в свою собственность не только большую часть ранее государственной промышленности и торговли, но и богатства недр, нефть, природный газ, черные, цветные и драгоценные металлы. Олигархи очень быстро стали также и собственниками основных средств массовой информации, телевидения, радиостанций и газет. Новая модель власти оказалась, однако, неустойчивой.  Ее неизбежный конец стал очевиден не только в результате дефолта и финансового кризиса в июле 1998 года, но и в связи с физической неспособностью больного президента управлять государством. В предыдущих главах, в которых я освещал и анализировал эти процессы, было показано, что к середине 1999 года стало ясным, что следующую за уходом Ельцина с политической арены власть в стране могут возглавить социалистические лидеры, Евгений Примаков и Юрий Лужков, которые, опираясь на левое большинство в Государственной Думе, неизбежно могли начать лишение олигархов присвоенных ими активов.

 До выдвижения на пост директора Федеральной службы безопасности (ФСБ)  подполковник запаса разведки КГБ Путин не был известен. Для профессионального разведчика такая «незаметность» была большим достоинством. Как кратковременный директор ФСБ Путин также не приобрел известности. Он, безусловно, выдвинулся как премьер-министр, хотя назначение именно Путина на этот пост в августе 1999 года вызвало недоумение. Быструю популярность Путин приобрел, прежде всего, благодаря умелому руководству военными действиями в Чечне. Но на предстоящих очередных выборах президента в июле 2000 года Путин не смог бы победить ни Примакова, ни Лужкова. Путин не был политиком, никогда не занимал выборных должностей и просто не сумел бы вести эффективную избирательную кампанию. В этих условиях и возник план досрочной добровольной отставки Ельцина, при которой, согласно Конституции, пост и.о. президента РФ временно переходил Путину без выборов. Существенную часть этого плана, авторами которого была, по-видимому, близкая к «семье» группа олигархов и политтехнологов, включая зарубежных, составляло и множество договоренностей, условий и обязательств, которые Путин согласился выполнять. Они, как это стало очевидным из последующих событий, включали определенные гарантии неприкосновенности уходившему в добровольную отставку Ельцину и его «семье», основным фигурам Администрации президента и правительства РФ и гарантии олигархам, которые ограждались от передела собственности. Наиболее влиятельный пост руководителя Администрации президента сохранял Александр Волошин, назначенный Ельциным в марте 1999 года. Председателем правительства РФ назначался Михаил Касьянов, также лояльный Ельцину либеральный политик. Получали определенные гарантии и олигархи, прежде всего, близкие «семье», Борис Березовский и Роман Абрамович, владевшие кампанией «Сибнефть», Михаил Ходорковский («Юкос»), Вагит Аликперов («Лукойл»), «газовый король» Рем Вяхирев («Газпром»), Владимир Потанин («Норильский никель») и другие.

 Получение таких гарантий олигархами и членами «семьи», в состав которой входил и Анатолий Чубайс, безусловно ограничивали свободу действий нового президента. Однако Путин, не имея еще собственной «команды» и достаточного опыта в решении экономических проблем, не планировал радикальных реформ. У Ельцина, отстранившегося от выполнения своих полномочий Верховного Главнокомандующего, были очень плохие отношения с армией. Для Путина именно армия, возрожденная успехами в Чеченской войне, стала главной опорой. Власть Путина обеспечивалась и ФСБ, директором которой стал Николай Патрушев, надежный друг Путина.

   Однако  конфликт с олигархами оказался все же неизбежным, в связи с их контролем основных средств массовой информации. Против Путина по разным причинам, но очень интенсивно, стали выступать прежде всего телекомпания НТВ, принадлежавшая Владимиру Гусинскому, и «Общественное российское телевидение» (ОРТ), которое контролировал Борис Березовский. Им также принадлежало множество газет и журналов. Подробности этого конфликта я узнавал в основном из писем Роя. Первая небольшая книга Роя «Загадка Путина», изданная летом 2000 года, не обсуждала проблему олигархов. Однако во второй книге о новом лидере «Время Путина?», которую публиковало летом 2001 года издательство «Права человека», появился раздел «Президент Путин и российские олигархи», в котором развитие этого конфликта было освящено достаточно подробно. В 2002 году эта книга Роя уже массовым тиражом была выпущена двумя большими коммерческими издательствами, «Фолио» в Харькове и «ООО АСТ» в Москве. К этому времени и НТВ и ОРТ перешли под государственный контроль, а Гусинский и Березовский уехали в эмиграцию. Прокуратура Российской Федерации по директивам Генерального прокурора РФ Владимира Устинова провела обыски и возбудила уголовные дела, в основном о неуплате налогов, в московских управлениях кампаний «Газпром», «Норильский никель», «Лукойл» и некоторых других. Генеральная прокуратура РФ действовала в пределах своих полномочий и ясной связи с Путиным  не было. Процесс возвращения под контроль государства природных богатств, а также газопроводов и нефтепроводов России, был начат с соблюдением всех норм международного права. Уже к концу 2001 года председателями Совета директоров «Газпрома» были назначены Дмитрий Медведев и Алексей Миллер, друзья и коллеги Путина еще по работе в Санкт-Петербурге. Викор Черномырдин и  Рем Вяхирев, осуществлявшие в прошлом акционирование и приватизацию этой компании, были отправлены в отставку. Многостраничная газета «Деловой мир», финансировавшаяся «Газпромом», вскоре закрылась.

 Возвращение под государственный контроль природных ресурсов страны и успехи более жесткой налоговой политики резко увеличили бюджетные возможности правительства. В 1999 году доходы бюджета России составили 615 миллиардов рублей, расходы – 660 миллиардов. В 2001 году доходы увеличились в четыре раза, достигнув 2,4 триллиона рублей. Баланс бюджета стал положительным.

В гостях редакции еженедельника «Тверские ведомости»

В прошлых главах я сообщал, что у меня установились дружеские отношения с главным редактором газеты-еженедельника «Тверские ведомости» Владимиром Захаровичем Исаковым. Я посещал редакцию в каждый наш приезд в Тверь. В 2002 году мы с Ритой приехали в Россию в октябре и, как обычно, я пришел в редакцию, чтобы навестить Исакова. Мы не виделись больше года. Владимир Захарович встретил меня очень тепло и сразу пригласил в свой большой кабинет других сотрудников для общей беседы, которую можно было бы обработать в очерк. Всех интересовал вопрос – какие перемены я нашел в России за год при новом руководстве страной. Первый вопрос был задан именно о Путине – что я могу сказать об интервью, которое он дал в связи со своим 50-и летним юбилеем, отмечавшимся 7 октября.

 Я отвечал спонтанно и как я вижу теперь по тексту этой беседы, опубликованной в выпуске газеты от 1-7 ноября, несколько критично:

 «…Путин сказал, что рыночная экономика объединяет страны, государства, народы. Этот теоретический принцип не соответствует действительности. Рыночная экономика объединяет страны богатые, но отделяет их от стран, в которых уровень доходов низок и люди живут бедно. Ведь потребительская активность высока прежде всего в богатых странах, поэтому и цены на товары потребления определяет именно богатая часть мира. К примеру, мы пьем кофе, наслаждаемся, а те, кто производит кофе и руками собирает эти кофейные зерна, живут в нищете. Стоимость кофе на мировом рынке достаточно высока, но лишь около четырех-пяти процентов от этой стоимости достается тем, кто кофе производит.

Второй принципиальный момент: Владимир Путин все время подчеркивал; Россия хочет жить в цивилизованном мире, вместе с цивилизованными странами. Но «цивилизованный мир» –понятие не экономическое и даже не политическое. Подразумевается, что некоторая часть мира – цивилизованная (это, конечно, Европа и Америка), а все остальные страны нет. Такой принцип оскорбляет всех живущих в Африке, в Азии. Их как бы отторгают. При этом ведь западное понятие цивилизации отличается от нашего. Русские понимают под цивилизацией Чайковского, Толстого, Пушкина, литературу, искусство и так далее. Запад понимает под цивилизацией условия жизни, кофеварку, хорошую стиральную машину, видиокамеру, удобный автомобиль, то есть бытовой комфорт.

 Третье. Владимир Путин говорил, что при социализме было так:

если человек работал, он получал свои сто тридцать рублей и жил сравнительно хорошо; если он работал намного лучше, то получал сто тридцать пять рублей и жил немножко лучше, если человек был вообще выдающимся, он получал сто сорок рублей – то есть была уравниловка,, при которой у людей не было желания работать лучше, продвигаться по социальной, трудовой, научной лестнице, потому что разница в оплате все равно была небольшая. Я жил в советское время и знаю: моя жена как старший лаборант получала девяносто восемь  рублей… я как старший научный сотрудник, кандидат наук, получал четыреста рублей, доктор наук от пятисот до шестисот и так далее. Материальный стимул, безусловно, существовал…»

Вопросов было много; о продолжающейся войне в Чечне, об ограниченности ресурсов нефти, об угрозе войны в Ираке, о коммунальных проблемах и т.д. Но больше всего членов редакции интересовала проблема здравоохранения, постепенная ликвидация в России бесплатного лечения и бесплатных лекарств, даже для детей и пенсионеров:

«Западное здравоохранение существует в двух видах, - отвечал я, - в форме бесплатного национального здравоохранения, британского, германского, французского образца, и американской индустрии болезней, платной медицины. Индустрия болезней, как все такие отрасли, заинтересована в прибылях, то есть в том, чтобы люди как можно больше платили за свое лечение… Американцы тратят на свое здоровье примерно в два с половиной раза больше европейцев, имея здоровье хуже…

В России складывается смешанная модель платной медицины, но больше по американскому образцу. Бесплатных лекарств для пенсионеров, как в Англии, нет. То что в Англии продают лишь по рецептам, здесь продают без рецептов и не только в аптеках, но и в киосках метро – плати и покупай…»

Олигархи дают отпор

Я уже обсуждал в предыдущих главах происходившую в 1983-1987 годах, при премьере Маргарет Тэтчер, «народную приватизацию» ряда отраслей британской промышленности, добычи природного газа, водоснабжения, электроснабжения, телекоммуникаций и других. В Великобритании тогда появилось более 12 миллионов новых владельцев акций и я был в их числе. Акции продавались населению по явно заниженным ценам и их стоимость в последующие годы быстро шла вверх. Часть моего «портфеля» акций я продал в последующее десятилетие с большой выгодой. Полученная прибыль шла на покупку акций других компаний. Покупка и продажа акций в Великобритании стала достаточно простой операцией. При каждом банке возникли инвестиционные отделы. Продажу и покупку акций, имея счет в банке или в его инвестицонном отделе, можно было осуществлять по телефону через «ключевые слова» или «кодовые цифровые комбинации». С моего счета в банке снималась какая-то сумма и я получал, уже почтой, сертификаты на то или иное число акций. Эти операции с акциями в наибольшей степени помогали мне понимать механизмы работы «рыночной экономики». За рынком акций я следил по получаемому по подписке еженедельному журналу «Investors Chronicle». Кроме этого я часто покупал газету «Financial Times», которая на своих последних страницах публиковала классифицированные таблицы курсов акций и капитализации более тысячи разных британских и международных компаний.

В начале апреля 2002 года, просматривая таблицы курсов акций в «Financial Times», я неожиданно обнаружил, что в списках компаний появились две российские, «Норильский никель», с капитализацией в четыре с половиной миллиарда фунтов (почти восемь миллиардов долларов), и «Лукойл», капитализация которой была вдвое выше. Через два-три месяца на лондонской бирже стали продаваться акции «Юкоса», золотодобывающей компании «Петропаловск» и некоторых других. Во всех случаях капитализация измерялась миллиардами фунтов и шла вверх.

 Я позвонил в инвестиционное отделение моего банка «National Westminster». Акции «Норильского никеля» и «Лукойла» стоили дорого, но я все же хотел купить хотя бы по 20-30 акций. Владение любым числом акций обеспечивало меня всеми привилегиями акционера, приглашениями на собрания, голосованием по почте, получением годовых отчетов и т.д.  Беседовавший со мной брокер, очевидно смотря на экран своего всего включенного компьютера, сообщил, что акции этих российских компаний продаются пока лишь большими пакетами, по десять-сто тысяч в каждом и могут поэтому покупаться лишь крупными инвесторами. Акции при этом продаются лишь в электронном варианте, а не в форме сертификатов.

 Всего за несколько недель множество российских частных компаний стали международными и акционерными. Владевшие ими российские олигархи превратили часть своих активов в иностранную валюту, которая теперь хранилась в зарубежных банках. Они  из «владельцев» компаний превратились в «совладельцев». Одновременно произошла «утечка» капиталов из России. Это были миллиарды долларов и фунтов. Деньги уходили не чемоданами, как в прошлом, а через электронные состемы и интернет. Поступить с «Лукойлом» или с «Норильским никелем» также, как с «Газпромом» Путин уже не мог. Вмешались бы международные арбитражные суды. Правительство РФ могло бы лишь постепенно выкупать акции этих компаний по их полной стоимости, которая все время росла.

(В 2006 году капитализация компании «Лукойл» поднялась до $50 миллиардов, в 2012 до $144 миллиардов. В 2012 году «Лукойл» оставался крупнейшей в России нефтедобывающей компанией. Вагит  Аликперов является и до настоящего времени (2017) ее президентом и совладельцем. Его личное состояние превышает $10 миллиардов. Он занимал в недавнее время 6-е место в списке богатейших людей России. Роман Абрамович, более известный моим читателям, занимает 12-е место. Владимир Потанин, совладелец «Норильского никеля» находится в этом списке на 8-м месте. В декабре 1995 года он купил «Норильский никель» на залоговом аукционе за $170 миллионов. «Лукойл» тогда же был продан за $141 миллион.

В последующие годы я приобрел акции нескольких российских и украинских нефте-газовых компаний, которые стоили недорого, «Volga Gas PLC»,  «PetroNeft Resources PLC», «Ural Energy»,«JKX Oil & Gas plc..» и другие. Каждый год они присылали обширные отчеты, а иногда и чеки с выплатой дивидендов. Последний чек с дивидендами на сумму 11 фунтов и 44 пенса я получил в июне 2015 года от компании «Volga Gas PLC». В 2015 году мировые цены на нефть и газ упали в три раза и выплаты дивидендов в этой отрасли были прекращены. Это означало отсутствие прибылей. Сильно снизилась и стоимость акций. Несколько компаний, акции которых я покупал, разорились и исчезли. Прим.автора.).

Война в Ираке

Подготовка плана вторжения американской и британской армий в Ирак началась достаточно открыто уже в середине 2002 года. Президент США Джордж Буш (младший) имел полномочия, как Главнокомандующий вооруженными силами, для начала военных действий. Однако в союзной США Великобритании премьер-министр Тони Блэр должен был получить для такого шага одобрение парламента. Подготовка к войне шла открыто. В район Персидского залива происходила переброска авианосцев, десантных кораблей и авиации. Конгресс США, которому в октябре 2002 года администрация Буша представила ложные сведения о наличии у Саддама Хуссейна оружия массового уничтожения и о его поддержке международного терроризма, принял резолюцию, одобрявшую ведение боевых действий против Ирака.

 Я очень внимательно, уже с весны 2002 года, следил за развитием событий, воспринимая подготовку к войне, как попытку США взять под свой контроль иракскую нефть. Ирак обладал вторыми в мире по объемам запасами нефти, уступая лишь Саудовской Аравии. Одним из важных факторов подготовки к войне безусловно был экономический кризис в США, вызванный резким ростом мировых цен нефти, достигших 36 долларов за баррель. По расчетам экономистов из-за высоких цен на нефть экономика США теряла около миллиарда долларов каждый день.

  У Великобритании не было экономических мотивов для участия в войне с Ираком. Добыча нефти с платформ в Северном море достигла пика в 6 миллионов баррелей в день в 2000 году и обеспечивала не только потребности страны, но и экспорт нефтепродуктов в Западную Европу. Участие Великобритании в войне с Ираком было «союзническим долгом». Большинство населения Великобритании выступало против войны. Я очень внимательно следил за всеми действиями лейбористского правительства  и уже за несколько дней до начала вторжения союзных армий в Ирак посылал факсами небольшой очерк «Британия в войне» в российские газеты:

«Когда эта статья появится в печати британские военные части возможно уже будут штурмовать Басру, главный порт на юге Ирака. Длинный и долгий путь, необходимый для отправки британской армии в бой на чужой территории, закончен без необходимого мандата Совета безопасности ООН и с многими потерями в правительстве и в парламенте. Теперь Тони Блэр сможет сохранить свои посты премьера и лидера лейбористской партии лишь на основании того правила, что «победителей не судят», которое оправдывало агрессивные войны в течение многих веков…».

Очерк «Цена нефти» о подготовке США к войне с Ираком я рассылал  еще раньше. Он публиковался в разных российских  газетах очень широко, накануне и сразу после вторжения (В газете «Земское обозрение» 26 марта, в газете «Советский Сахалин» – 29 марта и т.д.).

Американская армия была готова начать вторжение в Ирак в январе «блицкригом», без длительных предварительных бомбардировок. Зима была наиболее удобным периодом для действий танков, техники и пехоты в стране, значительную часть которой покрывали песчанные пустыни. Ирак и его армия были очень ослаблены почти двадцатилетними экономическими санкциями. Задержка  начала военных действий была вызвана дебатами в британском парламенте. Необходимая резолюция, сформулированная в очень неопределенных выражениях («Правительство Ее Величества (Her Majesty Government) имеет право использовать все необходимые меры, чтобы лишить Ирак оружия массового уничтожения») была принята Палатой Общин лишь 18 марта 2003 года. За нее проголосовали 412 членов парламента из 659. Лейбористское правительство смогло обеспечить это большинство лишь голосами консерваторов. Вторжение американской и британской армий в Ирак началось 20 марта, сопровождаясь мощным ракетным обстрелом Багдада.

 (Именно эта война стала началом всех военных конфликтов в регионах Ближнего Востока и Северной Африки, которые, не прекращаются и до настоящего времени. Возникновение в июне 2014 года на территории Ирака и Сирии «Исламского государства» (ИГИЛ) и его боеспособной армии обеспечивалось суннитскими офицерами и профессиональными солдатами элитных гвардейских частей армии Саддама Хуссейна, которая была распущена после оккупации Ирака американскими и британскими дивизиями. Прим. автора).

Украина

Я уже писал раньше, что из всех новых стран, образовавшихся на территории бывшего Советского Союза, я внимательно следил лишь за событиями в Грузии и в Украине. Грузия была моей родиной, в Украине у меня имелось много коллег и друзей. В Киев и в Чернобыльскую зону мы с Ритой приезжали несколько раз, начиная с 1990 года. Я следил и за работой Института геронтологии в Киеве, в прошлом «Всесоюзного», а теперь входившего у Академию медицинских наук Украины. Институт издавал журнал «Проблемы старения и долголетия», печатавший статьи на украинском и русском языках. В Грузии, в русскоязычной газете «Свободная Грузия» и в Украине в еженедельнике «Зеркало недели» и в газете «Киевские ведомости» публиковались и некоторые мои статьи и очерки на международные, «сталинские» и «чернобыльские» темы, а также по проблемам питания и долголетия. С 2001 года началось мое и Роя сотрудничество с новой большой киевской газетой – еженедельником «2000», создателем и главным редактором которой был Сергей Александрович Кичигин, журналист,  писатель и историк. Эта газета, по нашему с Роем мнению, была лучше любой российской.

В январе 2002 мне в Лондоне позвонил сын моего друга еще по работе в Тимирязевской сельскохозяйственной академии. Имена моих друзей в Харькове и в Киеве я сейчас, по понятным причинам, без их согласия не хочу здесь приводить. Звонивший сообщил, что приехал в Англию в командировку и также  привез нам с Ритой подарки и письмо от отца. На следующий день мы принимали гостя у себя дома. Сын был очень похож на отца. Подарки оказались съедобными –  украинские деликатесы.

Было и несколько просьб, мы с Ритой их выполнили. В привезенном гостем письме от 19 января мой друг сообщал:

«…Я заканчиваю работу, мне идет 70-й год.Пенсии в Украине очень маленькие. Перспективы неясные. Большие трудности в связи с внутренней и внешней политикой моего государства.  У нас сегодня заметно празднуется Крещение. Лихие люди купаются в Днепре, в прорубях…Информация из России доходит очень скудная и нерегулярная. А в последнее время телевидение замкнулось только на Украинское…»

(Через три года я узнал, что мой друг и его жена, тоже бывшая студентка Тимирязевской академии, ушли из жизни. Они были на 8 лет моложе нас. Прим. автора.)

 Мой студенческий друг писал из Львова, просил помочь найти работу его дочери, Ярославе, кандидату биологических наук, биохимику, потерявшей работу в Львовском университете имени Ивана Франко. В других университетах Украины также шли сокращения и вакансий не было.  В Великобритании возможностей для работы найти не удалось. Вскоре я узнал, что Ярослава с 15-и летним сыном эмигрировала в 2003 году в Канаду, не получив приглашений на работу. О ее судьбе в Канаде я не имел сведений.

Экономическое отставание Украины от России , как я мог наблюдать во время последней поездки в Киев и в Чернобыль в 1992 году,  началось сразу после получения Украиной независимости, хотя в Советском Союзе именно Украина имела наиболее развитые промышленность и сельское хозяйство. Уже в 1999 году бюджет Украины в расчете на душу населения, был почти втрое ниже российского и даже белорусского. В декабре 2001 года, отвечая на мои недоуменные вопросы, друзья писали из Киева:

«…Относительно жизни в Украине Вы правы – здесь жить тяжелее, чем в России. Минимальная пенсия около $7, максимальная - $22. Зарплаты тоже очень низкие. Но даже не это плохо, люди нашего поколение привыкли обходиться малым. А плохо то, что стало страшно жить: страшно, что не выдадут или задержат зарплату, что болеть теперь почти катастрофа, ведь здесь нет страховой медицины, а платить надо за анализы, шприцы, лекарства – это во многих случаях нереально. Страшно, что ломаются мосты, лопаются рельсы, падают неисправные самолеты, на всякие ремонты нет финансов…И еще грустнее, что астрономические цены распространились на прессу, книги, почтовые расходы, телефон…»

Объективных причин такого упадка экономики Украины не было. Здесь, также как и в России, была проведена ваучерная и аукционная приватизация, не дававшая прибылей в бюджет. В Украине, как и в России при Ельцине, страной правили олигархи. Но в отличие от России, где Государственная Дума оказалась, благодаря сопротивлению народных масс, левой, патриотичной и оппозиционной правительству, Украинская Рада была аморфна политически и коррумпирована. Верховная Рада, как и правительство, управлялась олигархами. Олигархи враждовали между собой. Передел собственности нередко происходил путем рейдерских захватов. Политических движений и жизнеспособных общенациональных партий не возникало. Это отражало отсутствие единой нации. Лишь в 1996 году Украина приняла собственную Конституцию – позже чем остальные государства СНГ. В стране крайне медленно шли процессы создания дееспособных государственных структур, принятия законов, регулирующих жизнь общества. При развале СССР бывшие служащие союзных министерств и ведомств предпочитали оставаться в Москве, а не разъезжались по другим столицам.

 Не очень трудно было понять причины упадка сельскохозяйственного сектора.  Реформа сельского хозяйства в Украине была самой радикальной, но ретроградной. Колхозы и совхозы были распущены их земли, более 30 миллионов гектаров черноземных почв, были переданы в частную собственность крестьянским семьям малыми наделами в несколько гектаров и без права купли-продажи. Частная собственнось, которую нельзя продать – это нелепость, насилие над крестьянином, привязывающее его к земле. Мелкоземельность наделов  препятствовала их консолидации созданию эффективных механизированных крупных ферм. Последствия  поспешной земельной реформы оказались губительными. К 2002 году объемы производства зерновых и технических культур снизились на 30%, производство молока на 50%, поголовье скота на 60%, свиней на 68%, овец и коз на 76%.

 Рой, с которым я часто обсуждал эту проблему в переписке и в период его пребывания в Лондоне, был склонен объяснять украинский политический паралич отсутствием национальной самоидентификации и общего исторического прошлого у разных частей Украины. Рой выделял 12 регионов Украины, имевших разную историю. За исключением западных католических регионов, Галиции, Закарпатья и Буковины, присоединенных к Советскому Союзу в 1939 и в 1945 годах, жители большинства других областей воспринимали свою историю также как и русские юга России. Крым, Донецкая, Луганская, Харьковская и Одесская области заселялись русскими в течение последних 150-200 лет. В Императорской России не было национальных автономий. Самобытную  украинскую нацию с собственной древней историей стали искусственно создавать лишь с 1991 года и именно этот процесс приводил к политическому и моральному напряжению в обществе. Стараясь переписать прошлое своей страны, украинские лидеры лишали ее и будущего.


Загрузка...

«Яблоко» предложило ограничить права Путина

Для рассмотрения своей законодательной инициативы Госдумой РФ «яблочники»...

Путин и Меркель обсудили ввод миротворцев в Донбасс и...

Обеспечение охраны наблюдателей ОБСЕ ооновцами может осуществляться не только на...

В Кремле определились со стратегией выдвижения...

Первый этап начнется в ноябре, когда президент РФ Владимир Путин даст принципиальное...

Путин: трудно вести диалог с теми, кто путает Австрию с...

Президент России припомнил американцам ошибку Джорджа Буша

Загрузка...

Жажда власти и упрощенный марксизм Хрущева

Редактор воспоминаний Хрущева профессор Эдвард Кранкшоу, бывший британский...

Путин как Дэн Сяопин, шансы Лужкова и арест...

Потрясения маоцзедуновской «культурной революции» с ее хунвейбинами по своей...

О кризисе западной экономики и книге «Неизвестный...

В способность Ельцина что-то собственноручно писать, тем более ночью, никто бы не...

«Атомный проект СССР»: те, о ком никто не оставил...

В 103-й главе Жорес Медведев рассказывает о первой атомной катастрофе в СССР, во многом...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка