Хроника трагедии

№10(763) 11 — 17 марта 2016 г. 10 Марта 2016 1 5

В этом номере мы представляем вашему вниманию наиболее важные фрагменты 13-го доклада о ситуации с правами человека в Украине за период с 16 ноября 2015 г. по 15 февраля 2016-го, подготовленного Управлением Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) и опубликованного 3 марта 2016 г.

К сожалению, каждая из сторон конфликта частично обнародовала из этого доклада лишь наиболее выигрышные для нее моменты, таким образом исказив суть этого взвешенного и равноудаленного документа. Поэтому мы публикуем все переведенные нами статьи и пункты доклада без каких-либо сокращений.

Часть материалов доклада мы не приводим ради экономии времени читателей — это либо регулярные повторы информации, либо сведения, прекрасно известные каждому гражданину нашей страны.


Управление Верховного комиссара ООН по правач человека (УВКПЧ)

ДОКЛАД о ситуации с правами человека в Украине (16 ноября 2015-го — 15 февраля 2016 гг.)

II. Право на жизнь, свободу, безопасность и личную неприкосновенность

«Самые страшные моменты в этой войне происходили тогда,
когда над нашими головами со свистом пролетали мины.
Затем начиналась стрельба, и нам приходилось укрывать мою больную мать в убежище.
Мы тащили ее, она визжала и мочилась под себя».

Воспоминания жительницы Донецка

А. Предполагаемые нарушения международного гуманитарного права

22. Несмотря на общую деэскалацию боевых действий в результате соглашения о прекращении огня в Восточной Украине, в целом действующего уже более года12, продолжаются отдельные столкновения, локальные перестрелки и незначительные изменения на линии соприкосновения.

1 сентября 2015 года соглашение о прекращении огня было дополнительно подкреплено договоренностью о введении «режима полной тишины», достигнутой в Минске Трехсторонней контактной группой и вступившей в силу 23 декабря 2015 года. Имплементация этих соглашений способствует улучшению ситуации с безопасностью по обе стороны линии соприкосновения.

23. Тем не менее вооруженный конфликт в Восточной Украине не прекращается. Вооруженные группы держат под контролем определенные районы Донецкой и Луганской областей и проводят длительные, хорошо подготовленные боевые операции против Вооруженных сил Украины. В последние месяцы большинство столкновений происходило в горячих точках, расположенных вдоль линии соприкосновения или вблизи густонаселенных районов с гражданским населением.

Более того, происходят задержания, аресты и содержание под стражей гражданских лиц, которых считают связанными с вооруженными группами или оказывающими поддержку украинским вооруженным силам. С этими людьми обращаются ненадлежащим образом, что является нарушением фундаментальных и обязательных для соблюдения принципов защиты, предусмотренных Статьей 3 Женевской конвенции. УВКПЧ в Донецкой и Луганской областях продолжает фиксировать неуважение принципа различия между гражданскими лицами и людьми, принимающими активное участие в боевых действиях — в районах, контролируемых как правительством, так и вооруженными группами.

24. По данным ОБСЕ, мужчины и женщины в одежде военного образца продолжают ежедневно пересекать границу между Донецком и Российской Федерацией13. У правительства Украины нет эффективных инструментов контроля над значительной частью границы с Российской Федерацией (в определенных районах Донецкой и Луганской областей). Сообщается, что эта ситуация позволяет перемещать оружие и амуницию. Регулярные случаи беспорядочных обстрелов и наличие установленных противопехотных мин, провоцирующих в охваченных конфликтом районах человеческие жертвы, вызывают беспокойство по поводу притока оружия. УВКПЧ напоминает о недопустимости перемещения и передачи оружия в тех ситуациях, когда существует значительный риск его использования для серьезных нарушений международного гуманитарного права или прав человека.

25. Украинские вооруженные силы и вооруженные группы удерживают свои позиции, а также и далее укрепляют позиции своих сил и военной техники в густонаселенных районах, что является нарушением их обязательств, предусмотренных международным гуманитарным правом14.

В Широкино — ключевом населенном пункте «серой зоны», расположенном между контролируемым правительством Мариуполем и городом Новоазовском, находящимся под контролем вооруженных групп, ОБСЕ задокументировала систематическое использование украинской армией и полком «Азов» гражданских зданий и сооружений, а также мародерство в отношении собственности граждан в процессе передислокации15. Судя по имеющимся данным, гражданские здания в Донецке, например жилые дома, приют для бездомных16 и бывшая художественная галерея17, все так же используются вооруженными группировками, что ставит под угрозу жизни мирных граждан.

Жители села Коминтерново Донецкой области сообщают, что члены вооруженных групп «Донецкой народной республики» заняли заброшенное жилье18. В январе и феврале 2016 года столкновения между вооруженными группами, дислоцирующимися в Коминтерново, и украинскими вооруженными силами, расквартированными в соседнем селе Водяное19, подвергали опасности жизни местных жителей20.

26. Вооруженные группы и украинские вооруженные силы также продолжают размещать войска вблизи больниц или прямо в них. В Тельманово вооруженные представители «Донецкой народной республики» заняли часть здания местной больницы21, находящейся через стену от роддома и поврежденной в результате артиллерийского обстрела. В Волновахе украинские войска расквартированы в опасной близости от местной клиники. УВКПЧ напоминает: лечебные учреждения отдельно защищены статьей 11 Дополнительного протокола II к Женевской конвенции, обязательной для исполнения воюющими сторонами.

27. Столкновения на линии соприкосновения особенно часто происходят в районе спорных селений, таких как Коминтерново на юге Донецкой области в районе аэропорта и Зайцево, расположенное на севере. Перемещение мирных граждан из Коминтерново, Октября, Павлополя, Жованки и Зайцево через блокпосты правительства и «ДНР» существенно осложнено. А это вызывает беспокойство по поводу того, что оставшиеся там граждане могут оказаться в западне и на них негативно скажутся боевые действия. После закрытия перехода в Зайцево жители Жованки, села, разделенного на две части линией соприкосновения, не имеют доступа к продовольствию и прочим товарам первой необходимости. Повреждение близлежащих линий электропередачи в ходе боевых действий лишило местных жителей электричества и воды22.

28. УВКПЧ получило возможность осмотреть несколько мест в Донецкой области, побывавших под обстрелом. В январе 2016 года УВКПЧ посетило район в окрестностях Донецкого аэропорта и Киевский район, где наблюдало масштабные разрушения и следы применения оружия. В Дебальцево, Горловке и Шахтерске УВКПЧ оценило объем ущерба, нанесенного ударами по жилым районам. В период с 8 по 10 июня в Горловке обстрелу подверглись несколько многоэтажных жилых домов. Жильцы, все еще проживающие в сильно пострадавших квартирах, описывали, как они спасались бегством по разваливающимся лестничным маршам, а в это время их соседи гибли и получали травмы от обломков23. В декабре 2014-го и январе 2015 года неоднократные удары наносились по водоканалу, обслуживающему всю Горловку и немалую часть густонаселенных городских районов Донецкой области. В июле 2014 года повреждена станция фильтрации — в результате на длительный период времени люди остались без питьевой воды. УВКПЧ отмечает, что кумулятивный эффект затяжного конфликта в условиях городской застройки может носить катастрофический характер — разрушаются жизненно важные гражданские объекты инфраструктуры, люди лишаются доступа к воде, санитарно-гигиеническим условиям, продовольствию и адекватному жилью.

29. УВКПЧ опросило множество жертв боевых действий 2014-го и 2015 гг., все еще страдающих от последствий беспорядочных и непропорциональных ударов. По словам жительницы Киевского района Донецка, ее район часто и сильно обстреливали в 2014 году. 2 октября 2014 года ее муж неподалеку от их дома получил шрапнельное ранение, парализовавшее мужчину. На протяжении более чем полутора лет ее семья каждый день ощущает на себе последствия этого ранения24. Многие из раненых людей с трудом добиваются оказания адекватной медицинской помощи и физической реабилитации в районах, контролируемых вооруженными группами.

30. В отчетный период столкновения продолжались, а в феврале 2016 года в районе Донецка и Горловки, контролируемых вооруженными группами, усилились. Артиллерийские дуэли были редкостью, но перестрелки из легкого стрелкового оружия вспыхивают часто. Благодаря ограниченной дальности действия такого вида оружия большинство пострадавших, зафиксированных УВКПЧ в отчетный период, составили военнослужащие украинских вооруженных сил и члены вооруженных групп. Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ продолжает обращать внимание на присутствие тяжелых вооружений, танков и артиллерийских систем калибром до 100 мм, что является нарушением Минских соглашений.

31. Более того, непосредственную угрозу населению представляют взрывоопасное наследие войны и самодельные взрывные устройства, что подтверждается большим количеством несчастных случаев, спровоцированных такими устройствами. Существует острая насущная необходимость в масштабной деятельности по разминированию — в частности, речь идет о формировании соответствующих механизмов координации, составлении карт местности, проведении программ информирования общественности — по обе стороны от линии соприкосновения — об опасности, таящейся в минах.

B. Жертвы

Жертвы среди гражданского населения25

32. Количество гражданских жертв, спровоцированных вооруженным конфликтом, продолжает уменьшаться. В период с 16 ноября 2015-го по 15 февраля 2016 года УВКПЧ зафиксировало 76 пострадавших от конфликта граждан в охваченных конфликтом районах Восточной Украины: 21 убитый (13 мужчин и 8 женщин) и 57 раненых (41 мужчина, 8 женщин, 6 мальчиков и 2 девочки). Для сравнения: за предыдущий отчетный период с 16 августа по 15 ноября 2015 года зарегистрировано 178 пострадавших граждан (47 убитых и 131 раненый). В целом среднемесячное количество пострадавших граждан за отчетный период оказалось одним из самых низких за весь период конфликта.

33. Количество пострадавших мирных граждан, зафиксированное УВКПЧ с момента заключения Минских соглашений 15 февраля 2015 года, достигло 843 человек: 235 убитых (125 мужчин, 61 женщина, 10 мальчиков и 6 девочек, а также 30 взрослых людей и 3 детей, чей пол неизвестен) и 608 раненых (299 мужчин, 164 женщины, 31 мальчик, 12 девочек, а также 101 взрослый и 1 ребенок, чей пол неизвестен).

34. Большинство жертв среди гражданского населения (за отчетный период 52 человека пострадали из-за взрывоопасного наследия войны и самодельных взрывных устройств): 11 смертей (8 мужчин и 3 женщины) и 41 ранение (31 мужчина, 6 мальчиков и 4 женщины).

35. Артиллерийские обстрелы спровоцировали 11 жертв среди гражданского населения: 5 убитых (3 мужчины и 2 женщины) и 6 раненых (4 мужчин, женщина и девочка). На долю огнестрельного и легкого стрелкового оружия приходится 13 случаев: 3 убитых (все женщины) и 10 раненых (6 мужчин, 3 женщины и девочка). Кроме того, 1 мужчина погиб в результате ДТП с участием военного транспортного средства, а причина гибели еще одного остается неизвестной.

36. Такое количество жертв среди гражданского населения объясняется продолжающимся уменьшением артиллерийских обстрелов густонаселенных районов, февральским увеличением числа столкновений с использованием легкого стрелкового оружия, в том числе и в небольших селениях (таких как Коминтерново и Зайцево), а также обилием взрывоопасного наследия войны и самодельных взрывных устройств.

Общее число жертв за весь период конфликта

38. В целом с середины апреля 2014-го по 15 февраля 2016 года УВКПЧ зарегистрировало 30 211 жертв на территории конфликта в Восточной Украине — в Вооруженных силах Украины, среди мирных граждан и членов вооруженных групп. В это число входят 9167 убитых и 21 044 раненых26. В целом за отчетный период зарегистрировано 381 несчастный случай: 69 погибших, в том числе 21 гражданское лицо, и 312 раненых, в том числе 57 мирных граждан27.

C. Пропавшие без вести

39. Актуальной остается проблема людей, пропавших без вести в зоне конфликта. Родственники и друзья пропавших испытывают душевные муки и переживают стресс, спровоцированный отсутствием известий о судьбе и местонахождении близких им людей. УВКПЧ приравнивает такое состояние стресса и душевные муки к жестокому обращению28. В соответствии с международным гуманитарным правом (его положения обязательны для исполнения правительственными силами и вооруженными группами) необходимо предпринимать все возможные меры по поиску людей, считающихся пропавшими без вести в результате вооруженного конфликта, а также обеспечивать членов их семей любой информацией об их судьбе29.

40. Национальная полиция и СБУ зарегистрировали соответственно 741 и 774 пропавших без вести в зоне конфликта граждан30. В декабре 2015 года представитель Украины в гуманитарной рабочей группе Трехсторонней контактной группы заявил о том, что список из 762 пропавших без вести человек был передан Международному комитету Красного Креста, что позволило определить местонахождение 63 человек. Такие расхождения в цифрах указывают на возможность дублирования определенных фамилий или же на то, что некоторые ведомства не обновляли списки своевременно. Реальное количество пропавших без вести людей оценить сложно. «Омбудсмен» «Донецкой народной республики» утверждает, что в «ДНР» по состоянию на 12 февраля 2016 года зарегистрировано 420 пропавших без вести людей. Более того, неясно, сопоставлены ли данные, предоставленные правительством, с данными вооруженных групп.

41. Некоторые из пропавших без вести людей могут быть мертвы, их останки могут оказаться неидентифицированными. К примеру, следует учитывать тот факт, что процесс идентификации почти 1000 тел, находящихся в моргах, расположенных на контролируемой правительством территории, еще не завершен. Другие неидентифицированные тела могут находиться в моргах на территориях, контролируемых вооруженными группами. Более того, как и ранее, сложность представляет возвращение останков из тех мест, где проходили бои, особенно из Луганской области.

42. УВКПЧ полагает, что некоторые люди, числящиеся пропавшими без вести, могут быть живы и находиться либо на территориях, контролируемых вооруженными группами (там их могут содержать в «официальных» или неизвестных местах лишениях свободах), либо на территориях, находящихся под контролем правительства — в секретных тюрьмах или в заключении с лишением права на переписку и общение (см. раздел «Казни без суда, насильственные похищения, незаконное или произвольное лишение свободы, пытки и жестокое обращение»).

43. УВКПЧ отмечает высокий уровень бездействия правоохранительных органов в вопросе расследования дел людей, предположительно пропавших без вести в охваченных конфликтом регионах. Для поиска пропавших лиц необходима мощная координация действий соответствующих государственных структур, в особенности МВД, СБУ и Министерства обороны, а также отдельный механизм по обработке заявлений родственников пропавших без вести лиц. Требуется также налаживание общения между правительством и вооруженными группами.

44. Важно также, чтобы правительство в такой работе задействовало инициативы гражданского общества. Координация с соответствующими структурами, в том числе с такими независимыми организациями, как Международный комитет Красного Креста, на территориях, контролируемых вооруженными группами, жизненно важна, особенно в вопросах возвращения и идентификации останков, обмена ДНК и другими идентифицирующими данными.

45. Отсутствие прозрачной информации о судьбе и местонахождении пропавших без вести людей, а также неспособность системно решать эту проблему срывает реализацию усилий по примирению. Прояснение судьбы пропавших без вести людей — этот вопрос, который должен находиться в центре любых мирных переговоров.

D. Казни без суда, насильственные похищения, незаконное или произвольное лишение свободы, пытки и жестокое обращение

Украинские правоохранительные органы и силы безопасности

46. УВКПЧ продолжает получать из всех регионов страны заявления о насильственных похищениях, противозаконном лишении свободы, в том числе без права общения и переписки, о пытках и жестоком обращении с людьми, обвиняемыми властями Украины в «нарушении территориальной целостности», «терроризме» или совершении других подобных преступлений, а также с лицами, подозреваемыми в членстве (или связях) с вооруженными группами.

47. Бывший член одной из вооруженных групп проинформировал УВКПЧ о жестоком обращении с ним со стороны СБУ в сентябре 2014 года в городе Славянск Донецкой области. После ареста его якобы содержали в подвале местного колледжа и регулярно избивали. Позже его перевели в город Изюм, где содержали в подвале вместе с 12 другими задержанными лицами. По его словам, здесь он стал свидетелем казни без суда31.

48. УВКПЧ задокументировало случай с мужчиной, арестованным 12 августа 2014 года на военном блокпосту в Новоазовске, когда он ехал на похороны брата. В ответ на запросы, направленные его семьей, заместитель командира батальона «Шахтерск» подтвердил, что его бойцы арестовали этого мужчину 12 августа и предложили ему свободу в обмен на большую сумму денег — при условии, что его родственники будут молчать об этом инциденте. Другие солдаты, проходящие службу неподалеку от этого блокпоста, подтвердили, что видели упомянутого мужчину незадолго до его исчезновения. 17 августа 2014 года тот же заместитель командира батальона угрожал родственникам жертвы и сообщил им, что мужчина сбежал. С тех пор у семьи нет никакой информации о местонахождении жертвы. Несмотря на то, что по факту предполагаемого убийства было открыто уголовное дело, а заместитель командира батальона был задержан в мае 2015 года (по другому обвинению), вполне очевидно, что правоохранительные органы не предпринимают никаких следственных действий в связи с исчезновением этого человека32.

49. Особое беспокойство у УВКПЧ продолжают вызывать постоянно звучащие обвинения в том, что СБУ содержит задержанных в неофициальных тюрьмах. В эти места не могут попасть ни национальные превентивные структуры, ни международные организации. Вызывающие доверие показания жертв и их родственников говорят о том, что такое поведение характерно для нескольких отделов СБУ. С момента начала конфликта из огромного количества вызывающих доверие показаний свидетелей и их жертв удалось выявить целую сеть неофициальных мест лишения свободы. Зачастую они находятся в подвалах зданий областных управлений СБУ. УВКПЧ напоминает, что запрет на тайное содержание под стражей нарушаться не может33.

50. Например, УВКПЧ получило тревожные сообщения о том, что в Одессе задержанных лиц на протяжении 5 суток после ареста удерживают без права на переписку и общение в здании управления СБУ, не позволяя им контактировать ни с семьей, ни с адвокатом34. Собранная УВКПЧ информация указывает на то, что по состоянию на февраль 2016 года в Харьковском областном управлении СБУ под арестом нелегально и без права на общение и переписку содержалось от 20 до 30 человек35. На вопросы о судьбе и местонахождении этих людей сотрудники СБУ систематически отвечают опровержением такой информации. По данным, собранным УВКПЧ, подавляющее большинство людей, удерживаемых в Харьковском СБУ, не были арестованы в соответствии с правовыми процедурами. Им не предъявлено никаких обвинений, а под стражей их содержат лишь из-за предположительной связи с вооруженными группами. Этих задержанных содержат в таких условиях до момента передачи вооруженным группам в ходе взаимного обмена пленными (смотрите раздел «Освобождение пленных и заложников»).

51. За отчетный период УВКПЧ задокументировало целую серию дел по задержанию и вероятному применению СБУ пыток в отношении женщин — родственниц мужчин, подозреваемых в членстве (или связях) в вооруженных группах. Эти дела не только являются нарушением запрета на использование пыток, но и вызывают беспокойство по поводу противозаконного лишения свободы и гендерного насилия. 8 декабря 2015 года в селе Щурово Донецкой области офицеры СБУ арестовали 74-летнюю женщину прямо в ее доме, проводя там обыск в поиске ее сына. Ее содержали под стражей в здании СБУ в Мариуполе, обвиняли в «терроризме» и избивали. УВКПЧ посетило ее в Мариупольском СИЗО36. После того, как УВКПЧ проинформировало военную прокуратуру об этом деле, в отношении фактов жестокого обращения с женщиной было открыто уголовное дело. 27 января 2016 года женщину перевели в СИЗО СБУ в Киеве. УВКПЧ полагает, что риск дальнейшего жестокого обращения с ней сохраняется. СБУ проинформировало УВКПЧ о том, что женщину и ее сына подозревают в том, что они являются информаторами «министерства государственной безопасности ДНР». УВКПЧ также задокументировало историю 3 женщин, задержанных в мае 2015 года в Донецкой области в городе, находящемся под контролем правительства. В числе жертв оказались жена командира одной из вооруженных групп и ее дочь. По некоторым данным, последнюю жестоко пытали, и обеим женщинам угрожали сексуальным насилием37.

52. В другой ситуации активиста из Одессы — «сторонника федерализации» — обвиняемого в совершении терактов, под давлением и после пыток в Одесском СБУ вынудили написать признание. Сообщается, что во время допроса его душили с помощью пластикового пакета, надетого на голову, а также наносили удары по лицу, голове и корпусу. Затем офицеры СБУ предположительно вывели его в холл здания СБУ, где ему показали его арестованного сына. Его сына завели в отдельный кабинет, и отец мог слышать его душераздирающие крики38. Кроме того, в здании управления СБУ Одессы сотрудники угрожали беременной женщине, задержанной вместе с мужем на блокпосту в октябре 2015 года во время пересечения линии соприкосновения в Донецкой области. Впоследствии она потеряла ребенка — по ее словам, это результат жестокого обращения с ней во время содержания под стражей39.

53. УВКПЧ из всех регионов Украины получало тревожные сообщения о плохих условиях содержания и жестоком обращении с лицами, находящимися под арестом до суда. 11 ноября 2015 года во время рутинной инспекции камер Днепропетровского СИЗО охранники предположительно начали оскорблять задержанных и повредили их личные вещи. Задержанные начали оказывать сопротивление, их избили дубинками и применили против них газ. Телесные повреждения получили 25 задержанных, и после инцидента им пришлось оказывать медицинскую помощь. Полиция инициировала расследование бунта, организованного задержанными лицами40, а прокуратура занялась расследованием факта превышения власти сотрудниками СИЗО. Сообщается, что неоднократные избиения задержанных в СИЗО происходили на протяжении октября 2015 года. Некоторые задержанные также высказывали жалобы на плохое питание и отсутствие медицинской помощи, что стало причиной хронических болезней и других заболеваний41. По данным государственной пенитенциарной службы, в 2014 году на территориях, контролируемых правительством, зафиксировано 103 случая гибели людей в местах лишения свободы.

54. У УВКПЧ сохраняется беспокойство по поводу отсутствия системных расследований заявлений о пытках, применяемых украинскими спецслужбами и правоохранительными органами. Во время визитов в Артемовский и Мариупольский СИЗО у УВКПЧ была встреча с несколькими задержанными, подавшими жалобы на пытки, но очевидного прогресса в расследовании их заявлений не наблюдается42. В 2015 году генеральная прокуратура открыла 1925 уголовных дел по обвинениям в применении полицией и сотрудниками пенитенциарных учреждений пыток и жестокого обращения. В 1450 случаях следствие пришло к выводу об отсутствии состава преступления. Суды впоследствии отменили решения прокуратуры по 119 делам, потребовав проведения дальнейшего расследования. В целом обвинения в жестоком обращении и применении пыток выдвинуты против 49 сотрудников полиции и пенитенциарной системы.

УВКПЧ также глубоко обеспокоено тем, что, несмотря на неоднократные вмешательства, управление продолжает получать заявления о нарушении СБУ фундаментальных правовых гарантий человека, лишении задержанных прав на встречи с адвокатом, а также жестоком обращении с ними и использовании пыток.

55. Особую тревогу вызывает неспособность расследовать обвинения в использовании пыток. УВКПЧ приходит к выводу о том, что власти не желают расследовать заявления о пытках, в частности, в тех случаях, когда их жертвами являются люди, задержанные по обвинению в подрыве национальной безопасности или считающиеся «сторонниками федерализации». Предотвратить пытки может лишь оперативная передача дел задержанных в суд. Расследования заявлений и жалоб могут быть эффективными только тогда, когда они проводятся оперативно. Кроме того, пострадавшие нуждаются в предоставлении своевременной компенсации для возврата к нормальной жизни. В большинстве случаев, задокументированных УВКПЧ, полиция и прокуратура закрывали подобные дела, заявляя об отсутствии доказательств. К примеру, в конце 2015 года областная прокуратура Одесской области закрыла 2 уголовных расследования обвинений в использовании пыток из-за «отсутствия доказательств»43.

В процессе мониторинга судебных процессов УВКПЧ сталкивалось с тем, что прокуроры и судьи редко поддерживают заявления подзащитных о пытках в их отношении или фиксируют подобные факты. А такое положение дел противоречит украинскому законодательству, предусматривающему уголовную ответственность за пытки и обязывающему государственную прокуратуру открывать уголовные дела в течение 24 часов с момента получения подобных заявлений44. Речь также идет и о нарушении Украиной своих обязательств как подписанта Конвенции о запрете пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, а также Протокола, требующего принятия всех возможных мер для предотвращения пыток45. Промедление со сбором доказательств факта пыток часто приводит к отсутствию важных улик. Системное бездействие или промедление также препятствует отправлению правосудия и провоцирует безнаказанность.

56. УВКПЧ также глубоко обеспокоено использованием показаний, полученных под пытками, в качестве свидетельств в суде. 26 января 2016 года трое мужчин были обвинены в «терроризме» на основании признаний, выбитых у них после жестоких пыток в областном управлении СБУ в Запорожье, имевших место в 2014 году46. СБУ сообщило УВКПЧ о том, что сотрудники СБУ прибегли к «пропорциональному» и «оправданному» применению силы в процессе задержания этих мужчин, но вопрос об обвинении в использовании пыток в изоляторе СБУ они не поднимали47.

УВКПЧ напоминает — любое заявление, доказанно сделанное в результате применения пыток, не может использоваться в качестве свидетельства судом48. Человеку, в настоящий момент находящемуся в Запорожье под следствием по обвинению в «терроризме», следователи СБУ сообщили о том, что его жена и дети окажутся под угрозой, если он пожалуется на пытки и жестокое обращение со стороны СБУ. В результате он воздержался от опротестования обвиняющих его заявлений, полученных путем пыток49. СБУ опровергает такие сообщения, утверждая, что в ходе медицинского осмотра не было выявлено никаких травм или отметин, характерных для пыток. СБУ подтвердило УВКПЧ, что упомянутый мужчина не подавал никаких жалоб на жестокое обращение во время пребывания в изоляторе СБУ50. УВКПЧ требует от украинских властей осуществления мер, обеспечивающих защиту пострадавших и их родственников от мести, спровоцированной подачей жалоб на жестокое обращение и пытки51.

Вооруженные группы

57. УВКПЧ зафиксировало новые обвинения в убийствах, похищениях, незаконном лишении свободы, пытках и жестоком обращении со стороны членов вооруженных групп. Чаще всего речь идет об инцидентах, происходивших вне рамок отчетного периода, поскольку некоторые пострадавшие лица оттягивали процесс подачи жалоб до момента выезда за пределы территорий, контролируемых вооруженными группами, а родственники задержанных людей требовали сохранения конфиденциальности их дел, опасаясь мести. Вооруженные группы используют государственные учреждения для содержания задержанных лиц, существовавшие до конфликта (СИЗО и колонии), а также используют любые другие места.

58. За отчетный период УВКПЧ зафиксировано несколько случаев казни без суда, совершенных членами вооруженных групп в 2014-м и 2015 году. В августе 2014 года член «специального комитета» батальона «Восток» «Донецкой народной республики» исчез сразу после его задержания и помещения под стражу в здании платформы культурных инициатив «Изоляция» в Донецке. В мае 2015 года его обезглавленное тело было обнаружено в одном из водоемов Донецка52. В другом случае, имевшем место в период с 1 по 15 апреля 2015 года, ряд членов «ДНР» в городе Докучаевск Донецкой области, предположительно, без суда и следствия казнили человека, обвиненного ими в нападении на один из их блокпостов. Супруга убитого опознала его тело и обратила внимание на следы пыток53.

59. УВКПЧ также обеспокоено условиями содержания и случаями жестокого обращения в «пенитенциарных учреждениях» на территориях, контролируемых вооруженными группами. В январе 2016 года УВКПЧ отдельно и конфиденциально опросило двух мужчин, осужденных еще до начала конфликта, но отбывающих наказание в колониях, находящихся под контролем вооруженных групп. Оба жаловались на плохие условия жизни и медицинского обслуживания в заключении. По их сообщениям, в тюрьме отсутствует горячая вода, а в январе и феврале 2015 года отсутствовало электроснабжение. По их словам, заключенным только один раз в месяц разрешали принимать душ, причем холодный. Им приходилось платить за еду — в противном случае им давали лишь кашу и кусок хлеба. По их сообщениям, в доступе к медицинскому обслуживанию им было отказано, а заключенные, больные туберкулезом, содержались вместе с остальными. Один из заключенных жаловался на частое применение физических оскорблений в качестве дисциплинарных мер. Это пенитенциарное учреждение дважды попадало под артиллерийский обстрел в августе 2014 года — тогда погиб один заключенный54.

60. На подконтрольной вооруженным группам территории одна из семей стала объектом запугивания, угроз и даже имитации казни только потому, что их сын являлся военнослужащим украинской армии. 2 февраля 2015 года около 20 вооруженных людей окружили их дом, ворвались в него, и приставили ствол оружия ко лбу отца. Семью выгнали во двор, и заявили, что все будут казнены. Вооруженный человек несколько раз перезаряжал автомат, кричал на членов семьи и оскорблял этих людей унизительными словами. Взрослых членов семьи отвели в комендатуру, но вскоре после этого освободили. Пострадавшие сообщили УВКПЧ о том, что еще одну семью заставили выехать из села за то, что ее члены открыто выступали в поддержку единства Украины и не признавали власть вооруженных групп55.

61. В апреле 2015 года вооруженные группы захватили гражданина Российской Федерации, прибывшего в Луганск по приглашению «ЛНР» в качестве волонтера Министерства обороны Украины, занимавшегося вопросами, связанными с освобождением задержанных лиц и оказанием гуманитарной помощи. Его задержали на улице прямо перед зданием бывшей областной Луганской государственной администрации. Он полагает, что его доставили в подвальное помещение «министерства государственной безопасности», где ему на глаза надели повязку и заставили сидеть в наручниках и с привязанными к трубе ногами. Его били по голове и в пах, а также трижды подвергли имитации казни. Его практически не кормили, а в туалет выпускали 1 раз в сутки. Через месяц его вывели оттуда и оставили на улице — в наручниках, с повязкой на глазах и со связанными ногами.

Вскоре после этого его похитили члены другой вооруженной группы и отвезли на фабрику Ленина. Там, на протяжении месяца, на него оказывали психологическое давление и организовывали имитацию казни. Через месяц его доставили в «министерство государственной безопасности». Там его обвинили в том, что он является активистом майдана, приехавшим в «ЛНР» для свержения вооруженных групп. На протяжении 5 последних месяцев его ареста он страдал от недоедания, а возможность посещать туалет имел лишь раз в несколько дней. Медицинскую помощь ему оказали лишь один раз. Его освободили в конце декабря 2015 года56.

62. Украинские военнослужащие, захваченные в «ДНР», все также содержатся в плохих условиях и подвергаются жестокому обращению. Одного из таких военнослужащих посетил его родственник, обративший внимание на темные пятна на его коже, скорее всего, синяки, появившиеся в результате избиений и ожогов. Другой военнослужащий полка «Азов», захваченный в плен в Широкино в феврале 2015 года, пережил пытку током и потерял зубы57. УВКПЧ обеспокоено сообщениями о том, что захваченных солдат содержат в переполненных камерах по 22 человека и подвергают физическому насилию. Это происходит в бывшем здании СБУ на улице Щорса, а также в здании по адресу бульвар Шевченко, 26 в Донецке, сегодня занятом «министерством государственной безопасности»58. В отчетный период УВКПЧ было отказано в возможности посещения мест содержания людей под стражей в Донецке.

Освобождение задержанных лиц

63. В отчетный период не удалось достичь прогресса в вопросе освобождения «всех заложников и незаконно удерживаемых людей» по принципу «все на всех», предусмотренному Минскими соглашениями. Тем не менее ряд одновременных освобождений все же произошел — например, обмен двух человек 1 декабря 2015 года в режиме «один на одного». УВКПЧ продолжает поддерживать идею освобождения задержанных лиц по принципу «все на всех» на самом высоком уровне, с участием представителей вооруженных групп, правительства и переговорщиков.

64. Критерии и объем освобождения задержанных лиц в рамках Минских соглашений остается темой для обсуждения в гуманитарной рабочей группе при Трехсторонней контактной группе. По данным «службы омбудсмена ДНР», по состоянию на 12 февраля правительство Украины содержало под стражей около 1100 человек, в том числе 363 члена вооруженных групп. В это число входят 577 человек, арестованных за «их политические взгляды», а также 170 гражданских лиц, «вообще не имеющих никакого отношения к конфликту». 8 февраля 2016 года СБУ предоставило УВКПЧ список из 136 фамилий людей, которые могут содержаться под стражей вооруженными группами. Тем не менее нет никакой информации о точном местонахождении многих из них.

65. Задержанные лица, выбранные для одновременного обмена и освобождения правительственными органами и вооруженными группами, остаются без защиты закона. Незадолго до обмена (и по прямому распоряжению СБУ) суды предоставляют людям, обвиняемым в «терроризме» или «сепаратизме», условно-досрочное освобождение из заключения, в котором они находились до суда. Затем этих людей вновь систематически арестовывают и содержат под стражей без права переписки и общения, как правило, в помещениях, принадлежащих СБУ. Судя по задокументированным УВКПЧ случаям, в ожидании исхода переговоров такой период тайного негласного задержания может тянуться от нескольких дней до года. После завершения финальной стадии переговоров задержанных лиц, как правило, доставляют к линии соприкосновения (это делают «переговорщики») и передают вооруженным группам, а те одновременно передают своих задержанных украинским властям.

66. Последствия этого процесса серьезны. Пока задержанные лица содержатся под стражей в СБУ (или их передают на контролируемую вооруженными группами территорию), они не имеют возможности являться в суд и, следовательно, нарушают условия своего условно-досрочного освобождения. В случае провала переговоров задержанные лица содержатся под стражей без права на общение и переписку на протяжении длительного времени, а СБУ в это время систематически отрицает, что эти люди находятся у них.

Украинские власти часто не возвращают удостоверяющие личность документы тем, кого обменивают. Например, в декабре 2014 года для передачи «ДНР» в Днепропетровске была освобождена группа из 22 человек. УВКПЧ получило информацию о том, что паспорта этих людей остались в СБУ. УВКПЧ отмечает, что из-за такой практики бывшие задержанные оказываются в опасном положении после передачи в районы, контролируемые вооруженными группами. Не имея никаких доказательств, подтверждающих их личность, а также средств к существованию, они уязвимы перед вооруженными группами, которые могут эксплуатировать эту уязвимость.

67. Документально подтверждено, что украинские власти незаконно арестовывают некоторых людей и содержат их под стражей, используя в качестве инструмента торговли на переговорах об обмене пленными. УВКПЧ обеспокоено тем, что практика проведения упомянутых одновременных освобождений может оказаться равнозначной незаконному лишению свободы и захвату заложников.

III. Привлечение к ответственности и отправление правосудия

«Так невероятно сложно забыть того человека, что нажимает на курок.
Выстрел из миномета превратил моего мужа в прикованную к постели куклу».
Жительница Донецка

Привлечение к ответственности за нарушение прав человека и злоупотребления на востоке

68. Гражданские лица, проживающие в непосредственной близости от обеих сторон линии соприкосновения, лишены права доступа к системе правосудия. И украинские власти, и «параллельные структуры» на территориях, контролируемых вооруженными группами, систематически демонстрируют неспособность к расследованию тяжких нарушений прав человека, совершенных на подконтрольных им территориях.

69. УВКПЧ обеспокоено тем, что украинские власти на контролируемых правительством территориях Донецкой и Луганской области ставят вопрос национальной безопасности выше прав человека. Об этом свидетельствуют отступления от соблюдения положений Международного пакта о гражданских и политических правах, в особенности его части, касающейся справедливого судебного разбирательства.

70. УВКПЧ также обеспокоено созданием под эгидой «ДНР» и «ЛНР» «параллельных структур», поскольку их существование нарушает законодательство Украины и Минские соглашения.

Украинские правоохранительные органы и спецслужбы

71. Как упоминалось выше, УВКПЧ продолжает документировать последовательные и достоверные обвинения в пытках, жестоком обращении, содержании под стражей без права общения и переписки, а также случаях насильственного похищения людей представителями СБУ в Харькове, Мариуполе и Запорожье.

72. УВКПЧ обеспокоено систематическим отрицанием сотрудниками СБУ таких обвинений, поскольку такое отношение говорит об их сопротивлении любому расследованию. Руководство СБУ все так же не предпринимает достаточных и разумных мер в рамках своей компетенции по предотвращению нарушения прав человека своими подчиненными.

В этой связи ярким примером можно считать случай с Александром Агафоновым59. Агафонова жестоко пытали в Изюме, а в ноябре 2014 года он умер от полученных травм. У УВКПЧ есть все основания полагать, что высшее руководство нарушителей закона «прячет» их от привлечения к ответственности. В связи со смертью Агафонова в адрес 2-х офицеров СБУ было выдвинуто обвинение в превышении полномочий, но пока идет расследование, они остаются на своих должностях. 15 декабря 2015 года УВКПЧ получило информацию о том, что их дело было передано из Харькова в Краматорск. Несмотря на предоставленное официальное объяснение, УВКПЧ обеспокоено тем, что такая передача дела может привести к оказанию давления на следствие и помешать проведению беспристрастного судебного разбирательства, поскольку в Краматорске присутствует множество украинских военнослужащих и офицеров СБУ (тут находится штаб-квартира антитеррористического центра СБУ). Судебный процесс должен начаться в марте 2016 года.

73. В 2015 году управление военной прокуратуры АТО открыло 34 уголовных дела по обвинению в жестоком обращении, пытках и неофициальном содержании под стражей. Расследования по 19 делам до сих пор не завершены, а 15 дел закрыто в ходе предварительного следствия из-за отсутствия улик. УВКПЧ обеспокоено тем, что военная прокуратура, имеющая эксклюзивное право на расследование и привлечение к ответственности военнослужащих и сотрудников спецслужб, не предпринимает всех возможных шагов для расследования тяжких нарушений прав человека и международного гуманитарного законодательства, предположительно совершенных спецслужбами во время боевых действий. Военный прокурор отрицает вероятность беспорядочной стрельбы украинской армии по жилым районам. Такая позиция лишает возможности проверки и расследования упомянутых обвинений. Во время одного из случаев, задокументированных УВКПЧ, военный прокурор пытался закрыть следствие по делу о жестоком обращении с женщиной, задержанной якобы за планирование «теракта» в Киеве60.

74. УВКПЧ отслеживало дела жителей контролируемых правительством районов Донецкой и Луганской области, обвиненных и осужденных якобы за их членство в вооруженных группах или их поддержку — просто за то, что они контактировали с людьми (как правило, родственниками), проживающими на территориях, контролируемых упомянутыми группами61 или за работу в гражданском водоканале, функционирующем в «Луганской народной республике»62.

75. В декабре 2015 года СБУ провела в Донецкой области 2 операции, увенчавшиеся массовыми арестами и породившими серьезное беспокойство относительно защиты прав человека в условиях действия законов о борьбе с терроризмом. 14 декабря около 600 украинских военнослужащих, бойцов Национальной гвардии и сотрудников СБУ провели рейд в контролируемом правительством городе Красногоровка. Там они арестовали 85 жителей якобы за предполагаемую связь с вооруженными группами. 20 декабря подобный рейд был проведен в контролируемом правительством городе Авдеевка, где на тех же основаниях было арестовано около 100 жителей. В обоих случаях в ходе обысков домов сотни людей вынуждены были сдать свои мобильные телефоны на проверку, а сами несколько часов отвечали на вопросы. Большинство из них впоследствии были освобождены.

76. Упомянутые рейды проводились в соответствии с законом о борьбе с терроризмом. Его действие распространяется на всю территорию Донецкой и Луганской области, где 14 апреля 2014 года было объявлено о проведении «антитеррористической операции». Закон наделяет СБУ, Национальную гвардию и Вооруженные силы полномочиями на проведение подобных операций без оглядки на гарантии соблюдения прав человека63. Чрезвычайно широкая формулировка отдельных положений этого закона и снижение стандартов, применяемых в отношении доказательной базы (в сравнении с УПК), может приводить к различным нарушениям, в том числе к незаконным арестам и содержанию под стражей. Как демонстрируют вышеупомянутые случаи (и ряд других случаев), отмечает УВКПЧ, фундаментальные принципы прав человека и процессуальных гарантий часто игнорируются во время проведения подобных операций.

77. УВКПЧ напоминает правительству Украины — несмотря на уведомление об отступлении от соблюдения ряда положений Международного пакта о гражданских и политических правах (в том числе статьи 14 о праве на справедливое судебное разбирательство), определенные элементы этого права в период военного конфликта однозначно гарантируются статьей 6 Дополнительного Протокола II к Женевской конвенции. Кроме того, принципы законности и верховенства права — фундаментальные требования любого процесса справедливого судебного разбирательства — следует уважать всегда (смотрите раздел «Изменения в законодательстве и институционные реформы»)64.

78. УВКПЧ наблюдает тревожную тенденцию в уголовном преследовании людей, обвиняемых в «посягательстве на территориальную целостность или нерушимость Украины». Суды регулярно и неоднократно продлевают первоначальный период содержания под стражей для лиц, задержанных по соображениям, связанным с национальной безопасностью, на срок до 60 дней без предоставления достаточных и уместных причин для оправдания практики содержания под стражей65. Основания для продления срока содержания под стражей практически никогда не предоставляются, а условно-досрочное освобождение или освобождение до суда предоставляется чрезвычайно редко (если вообще предоставляется). Многие подзащитные находятся под стражей длительное время — до 20 месяцев — и в итоге их осуждают за мелкие правонарушения, например за «хулиганство». Подобная практика приобрела масштаб реальной тенденции в Харькове и Одессе.

79. Эта тенденция заметна и в резонансных делах, таких как дело Спартака Головачева. Например, Головачев, один из лидеров движения «антимайдан» в Харькове обвинялся в участии в беспорядках. В ноябре 2015 года — после завершения судебного процесса — прокуратура обратилась в суд с просьбой о приобщении дополнительных доказательств и вызове новых свидетелей. По состоянию на февраль 2016 года ни один из вызванных свидетелей не появился в суде. Головачев содержится в одиночной камере в исправительной колонии №100 (пенитенциарном учреждении строгого режима) с 1 мая 2014 года. Генеральная прокуратура уверяет, что Головачев содержится в одиночной камере, поскольку является единственным задержанным в такой категории.

УВКПЧ напоминает, что заключение задержанных в одиночные камеры не может использоваться в качестве дисциплинарной санкции. Кроме того, затяжное следствие или процесс не может служить оправданием содержания в одиночке, а содержание в одиночной камере на протяжении длительного времени или неопределенного временного периода противоречит практике абсолютного запрета пыток и других видов жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинства обращения или наказания66.

Вооруженные группы

80. В «ДНР» и «ЛНР» продолжается процесс формирования параллельных структур. УВКПЧ обеспокоено тем, что такие параллельные структуры учреждаются как инструмент власти вооруженных групп над населением, проживающим на территориях, находящихся под контролем этих групп. Упомянутые структуры также используются для придания официального статуса действиям вооруженных групп, нарушающих права человека (например, лишение свободы без адекватной защиты или правовых гарантий). УВКПЧ отмечает, что члены вооруженных групп, судя по всему, пользуются масштабным уровнем безнаказанности за широкий спектр нарушений прав человека, допускаемых в отношении местных жителей и украинских военнослужащих (в том числе незаконное содержание под стражей, пытки и жестокое обращение)67.

81. В «ДНР» параллельная «система правосудия» функционирует с 2014 года. Главным образом, в ее состав входят люди, не имеющие необходимого уровня компетентности. Большинство судей-профессионалов выехали с территорий, контролируемых вооруженными группами, после того, как правительство в ноябре 2014 года перенесло суды, прокуратуры и нотариальные конторы на территории, находящиеся под его контролем68.

82. Кроме того, идет также процесс формирования параллельной «законодательной базы», в которой смешаны украинские законы и постановления, изданные «ДНР» и «ЛНР». В декабре 2015 года специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине опубликовала отчет «Доступ к правосудию и конфликт в Украине». В этом документе сообщается, что параллельные структуры строятся на основе сомнительной, несистематической и непрозрачной законодательной базы, постоянно претерпевающей изменения. Сказывается дефицит профессиональных кадров, а в некоторых моментах — отсутствие потенциала.

ОБСЕ приходит к выводу о том, что отсутствие государственных услуг в сочетании с недостатками параллельных «систем» непосредственно и негативно сказывается на людях на всех территориях, находящихся под контролем вооруженных групп69.

83. В начале февраля 2016 года «суд» «ДНР» «приговорил» украинского военнослужащего Евгения Чуднецова к 30 годам лишения свободы за «попытку насильственного изменения конституционного строя». УВКПЧ требует его освобождения, а также освобождения других арестованных лиц, «приговоренных» параллельными незаконными органами, а также всех остальных арестованных вооруженными группами граждан.

84. УВКПЧ вновь подчеркивает — параллельные структуры «правосудия» в «ДНР» и «ЛНР» незаконны, а их существование является нарушением Конституции Украины и Минских соглашений. В итоге УВКПЧ считает, что вооруженные группы не обладают легитимностью, необходимой для вынесения приговоров или лишения кого-либо свободы. Люди, подозреваемые в совершении преступлений, в том числе в тяжких нарушениях прав человека или гуманитарного законодательства, должны быть переданы украинским органам юстиции.

85. Лица, задержанные до начала конфликта и находящиеся под стражей в учреждениях, расположенных на территориях, контролируемых вооруженными группами, все также остаются приоритетом для украинских властей. Несмотря на то, что часть заключенных была переведена с территорий, контролируемых вооруженными группами, подавляющее большинство лиц, содержащихся в пенитенциарных заведениях, не эвакуировано.

86. Существуют также дела лиц, задержанных на территориях, контролируемых правительством. Их дела не могут рассматриваться украинскими органами юстиции, поскольку все документы по их делам остались на территориях, контролируемых вооруженными группами, либо были утеряны или уничтожены в период конфликта. Для защиты людей от дальнейшего незаконного содержания под стражей, а также для облегчения им доступа к системе правосудия, документы по их делам следует передать украинским властям. Омбудсмен Украины и представители «ДНР» осуществляют попытки упрощения процесса передачи таких документов украинским властям с территорий, контролируемых вооруженными группами, и УВКПЧ приветствует такое начинание.

Насилие 9 мая 2014 года в Мариуполе

103. УВКПЧ продолжает контролировать дело, связанное со столкновениями между украинскими националистическими элементами и вооруженными группами, происходившими 9 мая 2014 гола в Мариуполе. В ходе столкновений вооруженные группы захватили здание городского управления милиции. Судя по выводам «Временной парламентской комиссии по вопросам, связанным с расследованием случаев гибели жителей Одессы, Мариуполя и других городов Донецкой и Луганской области Украины», эти столкновения унесли жизни 25 человек (в том числе 6 сотрудников правоохранительных органов, 5 нападавших, 5 гражданских лиц, предположительно пытавшихся нападать на военнослужащих, 7 офицеров полиции и 2 пожарных, погибших от удушья), а ранения получили 46 человек (в том числе 5 украинских военнослужащих).

104. 23 декабря УВКПЧ провел встречу с 4 задержанными лицами, содержащимися в СИЗО Мариуполя за предполагаемое участие в событиях 9 мая. Они жаловались на жестокое обращение со стороны сотрудников СБУ и бойцов полка «Азов» в Мариуполе, содержание под стражей без права общения и переписки (некоторое время в сентябре 2014 года), а также на то, что в суде против них были использованы показания, выбитые из них под пытками. Они добавили, что им также отказывали в оказании медицинской помощи (в связи с ранениями, полученными в результате пыток), а юридическая помощь была неэффективной. Самое серьезное беспокойство вызывает сообщение о том, что обвиняемые столкнулись с местью в форме угроз, запугивания и жестокого обращения со стороны СБУ после того, как осмелились оспорить допустимость предоставления доказательств в суде.

105. 10 февраля прокуратура Донецкой области проинформировала УВКПЧ о том, что ее представители посетили обвиняемых в СИЗО. На основании их жалоб и другой полученной информации прокуратура открыла уголовное дело для расследования роли сотрудников СБУ в организации пыток и жестокого обращения с 4 задержанными. УВКПЧ все также беспокоит, что на момент подготовки отчета обвиняемым так и не была оказана медицинская помощь.

106. УВКПЧ обеспокоено тем, что для дел, связанных с событиями в Одессе и Мариуполе, характерны серьезные нарушения прав на справедливое судебное разбирательство и беспристрастный процесс. Все это стало причиной неоправданно затяжных судебных процессов и сроков содержания под стражей. Нарушено также и право семей пострадавших на правосудие. В более широком плане такая ситуация дополнительно подрывает доверие общества к системе правосудия.

Насилие 31 августа 2015 года

107. УВКПЧ продолжает следить за ходом событий по делу о насилии у стен парламента 31 августа 2015 года. Тогда 4 сотрудника полиции были убиты, и примерно 187 человек получили ранения в результате взрыва ручной гранаты и последующих столкновений. Правовые процедуры по данному делу омрачены нарушениями, в том числе фактом содержания подозреваемых лиц во временном центре Министерства внутренних дел, что противоречит украинскому законодательству.

108. Упомянутое дело — показательный пример систематического использования досудебного содержания под стражей и широкомасштабного игнорирования мер пресечения, не связанных с лишением свободы. Такой подход приводит к избыточному и временами противозаконному содержанию под стражей. Ни прокуратура, ни судьи не удосуживаются поднимать вопрос обоснования продления сроков содержания под стражей. По словам адвоката одного из обвиняемых, на его клиента оказывалось психологическое воздействие, а от других задержанных лиц он получал угрозы физического насилия. УВКПЧ получило информацию о злоупотреблении силой в процессе ареста и задержания одного из обвиняемых (сообщается, что офицеры полиции сломали ему руку, а в наручниках с распухшей рукой человек провел 9 часов). Кроме того, оказания медицинской помощи он ожидал около 11 часов.

Позже его в течение ночи держали в автомобиле для перевозки заключенных — без пищи, воды и теплой одежды. В результате кисть его руки утратила функциональность. Другой адвокат предоставил фотографии еще 3 обвиняемых — на них, судя по всему, видны синяки и ссадины, полученные в результате задержания. Генеральная прокуратура расследует эти заявления и уже определила личности сотрудников правоохранительных органов, предположительно несущих за это ответственность. УВКПЧ неоднократно получало от Министерства внутренних дел отказ в праве на встречу с этими задержанными людьми.


12 Впервые согласовать прекращение огня удалось 5 сентября 2014 года. В декабре 2014 года — из-за непрекращающихся боевых действий — был согласован «режим тишины», а после очередной эскалации в столкновениях в январе—феврале 2015 года новое соглашение о прекращении огня было достигнуто 12 февраля 2015 года. Заключению соглашения от 29 августа также предшествовала эскалация боевых действий в июне—августе 2015 года.

13 Еженедельные данные миссии наблюдателей ОБСЕ на российских пропускных пунктах в Гуково и Донецке, основанные на информации от 2 февраля 2016 года. Доступно по адресу — www.osce.org/om/220211.

14 Статья 13 (1) Дополнительного Протокола II к Женевской Конвенции говорит о том, что «Гражданское население и отдельные гражданские лица пользуются общей защитой от опасностей, возникающих в связи с военными операциями». Это подразумевает обязательство каждой стороны конфликта избегать — по мере возможности — размещения военных объектов в густонаселенных районах или вблизи них. Размещение объектов в гражданских районах противоречит этому обязательству. Henckaerts, Doswald-Beck, Customary international humanitarian law, Том 1, Правило 23.

15 Собеседование с представителем НПО, занимающегося работой с внутренне перемещенными лицами из Широкино, декабрь 2015.

16 Приют для бездомных в Петровском районе Донецка занят вооруженными группами «ДНР». К зданию приюта примыкают школа и церковь.

17 Бывшая территория платформы культурных инициатив «Изоляция», подтверждено 18 декабря 2015 года, что вооруженные группы ДНР продолжают базироваться в этом здании и на прилегающей территории.

18 Ежедневный отчет Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине, на основании информации, полученной в 19:30, 6 января 2016 года.

19 Тот же источник, от 3 февраля 2016.

20 Тот же источник, от 18 января 2016.

21 Тот же источник, от 17 января 2016.

22 По сообщениям наблюдателей СММ ОБСЕ от 1—3 февраля 2016.

23 Собеседование, 10 декабря 2015.

24 Собеседование, 21 января 2016.

25 При подготовке этого отчета УВКПЧ расследовало сообщения о жертвах среди гражданского населения путем консультации с широким кругом источников и изучения различных видов информации, оцениваемой на предмет достоверности и надежности. В процессе документирования и анализа каждого инцидента УВКПЧ надлежащим образом проверяет информацию о жертвах, сопоставляя ее с максимально широким кругом источников, в том числе с общедоступными отчетами ОБСЕ, показаниями свидетелей, жертв и непосредственно пострадавших лиц, представителей армии, общественных лидеров, медиков и других источников. В некоторых случаях расследования до принятия окончательного вывода длятся неделями или месяцами. А это может означать, что заключение о жертвах среди гражданского населениях может быть пересмотрено по мере поступления дополнительной информации. УВКПЧ не утверждает, что статистика, приведенная в данном отчете, является исчерпывающей. Статистика может содержать заниженные данные о жертвах среди гражданского населения, учитывая существующие ограничения, в том числе недостаточный объем информации из определенных географических районов и по определенным временным периодам. УВКПЧ в настоящее время не уполномочена приписывать конкретные жертвы среди гражданского населения действиям вооруженных групп, украинских вооруженных сил или других сторон.

26 Эта оценка УВКПЧ консервативна, поскольку основана на доступных данных. В общее количество входит: число жертв среди украинских военнослужащих, исходя из данных украинских властей, 289 погибших пассажиров рейса МН-17, жертвы среди гражданского населения на территориях, контролируемых украинским правительством (по сообщениям местных властей и областных управлений МВД Донецкой и Луганской областей), а также жертвы из числа гражданских лиц и членов вооруженных групп на территориях, контролируемых ДНР и ЛНР (по сообщениям военных групп, так называемых «местных властей» и местных СМИ. Эти данные не могут считаться полными из-за пробелов по определенным географическим районам и временным периодам, а также из-за общераспространенной практики занижения данных, особенно, по случаям гибели военнослужащих. Увеличение количества несчастных случаев в разные отчетные периоды не обязательно означает, что эти несчастные случаи происходили именно во время этих периодов: они могли произойти ранее, но были зафиксированы позже.

27 УВКПЧ отмечает — количество жертв среди украинских военнослужащих и членов вооруженных групп занижается как и ранее. А потому их реальная доля в общем числе жертв будет выше.

28 Смотрите, к примеру, Human Rights Committee, Quinteros v. Uruguay, параграф 14.

29 Статья 8 Дополнительного Протокола II к Женевским конвенциям — Henckaerts, Doswald-Beck, Customary international humanitarian law, Том 1, Правило 115.

30 В перечне лиц, пропавших без вести, опубликованном на сайте Национальной полиции Украины, содержится 741 фамилия (по состоянию на 13 января 2016 года). Служба безопасности Украины сообщает о 774 пропавших без вести (информация опубликована во время круглого стола «Пропавшие жертвы вооруженного конфликта: создание общенациональной системы розыска и идентификации пропавших без вести военнослужащих и граждан на востоке Украины», организованного Центром гражданских свобод в Киеве 17 ноября 2015 года).

31 Собеседование, 15 декабря 2015 года.

32 Собеседование, 13 января 2016.

33 Комитет по правам человека ООН, общий комментарий №29: статья 4, 31 августа 2001 года, CCPR/C/21/Rev. 1/Add/ 11, параграф 13 (b).

34 Собеседование, 22 января 2016.

35 Мониторинговая миссия УВКПЧ зафиксировала фамилии 25 человек, незаконно содержащихся под стражей в Харьковском СБУ по состоянию на 15 февраля 2016 года. СБУ отрицает, что у службы есть сведения об их судьбе или местонахождении.

36 Собеседование, 24—25 декабря 2015.

37 Собеседование, 23 декабря 2015.

38 Собеседование, 25 ноября 2015.

39 Собеседование, 8 декабря 2015.

40 Расследование было инициировано в соответствии со Статьей 392 (действия, направленные на дезорганизацию работы пенитенциарного учреждения) уголовного кодекса.

41 Собеседования, 12 и 19 ноября 2015, 4 февраля 2016.

42 Собеседования, 23 декабря 2015 и 15 января 2016

43 Собеседования, 20 января 2016 и 1 февраля 2016

44 Статья 214 УПК Украины.

45 Протокол к Конвенции о запрете пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания ратифицирован Украиной 19 сентября 2006 года.

46 Собеседование, 26 января 2006.

47 Письмо СБУ, адресованное мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине, 5 февраля 2016.

48 Статья 15 Конвенции о запрете пыток и жестокого обращения.

49 Собеседование, 26 января 2016.

50 Письмо СБУ, адресованное мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине, 5 февраля 2016.

51 Статья 13 Конвенции о запрете пыток и жестокого обращения.

52 Собеседование, 18 декабря 2015.

53 Собеседование, 28 декабря 2015.

54 Собеседование, 15 января 2016.

55 Собеседование, 22 ноября 2015.

56 Собеседование, 9 февраля 2016.

57 Собеседование, 15 февраля 2016.

58 Собеседование, 2 февраля 2016.

59 Смотрите 12-й отчет УВКПЧ о ситуации с правами человека в Украине, освещающий период с 16 августа по 15 ноября 2015 года (параграф 114).

60 Собеседование, 27 января 2016.

61 Собеседование, 8 февраля 2016

62 Собеседование, 4 января 2016.

63 Статья 15 (6) закона о борьбе с терроризмом уполномочивает соответствующие службы на «вход в жилые и другие помещения, участки земли, принадлежащие гражданам, с целью предупреждения террористических актов, а также в процессе поиска людей, подозреваемых в совершении таких актов, на территориях и в зданиях предприятий, институтов и организация, проведение проверки транспортных средств, представляющих обоснованную угрозу жизни и здоровью людей».

64 Комитет ООН по правам человека, общий комментарий №29: Статья 4: отступления от соблюдения положений во время действия чрезвычайного положения, 31 августа 2001, CCPR/C/21/Rev.1/Add/11, параграф 5.

65 Это дела в отношении людей, обвиненных в преступлениях, связанных с их участием в пророссийских демонстрациях, публикации пророссийских заявлений (или заявлений в поддержку вооруженных групп) в социальных сетях, в наличии связей (или в оказании поддержки) с «Донецкой народной республикой» или «Луганской народной республикой».

66 Промежуточный отчет специального докладчика по пыткам и другими видам жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (для Генеральной Ассамблеи) от 5 августа 2011 года (А/66/268).

67 Батальон «Брянка-СССР».

68 Решение СНБО от 4 ноября о немедленных мерах, направленных на стабилизацию социально-экономической ситуации в Донецкой и Луганской области, введенное в действие указом президента Украины №875/2014 от 14 ноября, а также последующая резолюция Кабинета Министров Украины №595 от 7 ноября 2014 «О вопросах финансирования государственных институтов, социальных выплат гражданам и оказании финансовой помощи ряду предприятий и организаций Донецкой и Луганской области».

69 «Доступ к правосудию и конфликт в Украине», стр. 4—5, ОБСЕ Специальная мониторинговая миссия в Украине, декабрь 2015 года.

uamodna.com

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Операция Финиш

Шестьдесят лет назад Хрущев испугался правды

Снайперы майдана: версия защиты «беркутовцев»

Следствие не располагает уликами, доказывающими вину силовиков в...

Таинственные снайперы майдана

Спецрасследование «2000» по делу о массовых расстрелах: майдановцы и...

Дело Кучмы: рано пить шампанское

Предложение Леониду Кучме опротестовать закрытие уголовного дела против Мельниченко...

Отчет о выводах расследования

Международные аудиторские компании детально рассмотрели действия Минздрава,...

Отчет о выводах расследования

Эксклюзивно! Полный отчет международных аудиторских компаний, который дает...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Tatiana Merkotun
14 Марта 2016, Tatiana Merkotun

"сведения, прекрасно известные каждому гражданину нашей страны." - это что означает?

- 0 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка