Две семилетки Миттерана и левые Франции 20 лет спустя

№43(793) 28 октября — 3 ноября 2016 г. 27 Октября 2016 0

Писатель Эли Визель в беседе с Миттераном заметил: «И Бог иногда ошибался». На что политик отозвался: «Я — нет!» // likesuccess.com

Столетие со дня рождения Франсуа Миттерана (26.10.1916—8.01.1996) в сочетании с перспективой предстоящих в следующем году президентских и парламентских выборов во Франции настраивает на раздумья о роли этого видного политика в том, с каким багажом и в каком состоянии подошли к грядущим гонкам левые ФР.

Франсуа Морис Адриан Мари Миттеран оставался на посту президента Французской Республики дольше, чем кто бы то ни было из его коллег, — 14 лет, т. е. два полных семилетних срока с 1981-го по 1995 г. Покинув Елисейский дворец за пять месяцев до своего 79-летия, он побил другой рекорд: ранее самым пожилым главой государства в новейшей истории Франции числился Шарль де Голль, однако тот был вынужден уйти в отставку в 1969-м, не дотянув до 79-го дня рождения более полугода.

Одним из последних актов президентства Миттерана — человека, который в 1941-м бежал из фашистского плена и примкнул к движению Сопротивления, а в конце войны занимался освобождением узников концлагерей, — стал приезд 9 мая 1995 г. в Москву на празднование 50-летия Великой Победы. Было это за восемь дней до сложения им полномочий.

Франсуа Миттеран — сложная и противоречивая политическая фигура. Он оставил заметный след в истории не только своей страны, но и всей Европы. С годами, однако, все отчетливее проступают и негативные эффекты. Корни многих проблем, испытываемых нынче политсилой Миттерана и его государством, уходят во времена его правления, ставшего в истории левого движения Франции подлинно переломным моментом.

«Франсуа Миттеран был гениальным политиком. Никто его не любил, больше того, ни один современный ему общественный деятель не вызывал такой неприязни у своего народа. Но голоса на выборах все же отдавали ему, и он провел в президентском кресле рекордный срок. Миттеран был в некотором смысле идеалистом: он стремился к власти ради власти, а не ради того, чтобы как-то ее использовать». Такими словами, не обходя острых углов, подытожила впечатление от деятельности Миттерана российская газета «Коммерсантъ» два десятилетия назад в статье1, посвященной уходу политика из жизни.

_________________________________
Миттеран и его эпоха: Противоречивое правление / Екатерина Демьянова, Алексей Каменский // Коммерсантъ. — 20. 01.1996. — № 5.

Гениальность Миттерана и состояла в умении лавировать — менять курс, позицию, подстраиваясь под «тренд». «Самое постоянное в нем — его непостоянство», — сказал о нем французский журналист Эрик Дюпен. Очевидно, это качество и позволило Миттерану переизбраться на второй срок вскоре после того, как его партия проиграла парламентские выборы. Но много ли пользы государству, в частности экономике, способны принести зигзаги курса с радикальной сменой ориентиров?

А вот культурная политика Миттерана принесла неплохие плоды. Именно при нем сформировался современный, знакомый нам ныне облик французской столицы. Так, по его инициативе были созданы Большая арка2 в квартале Ля Дефанс и знаменитая стеклянная пирамида в Лувре (выполняющая функцию входа в музей), которая поначалу вызывала острые дискуссии, но со временем стала одним из символов Парижа.

_________________________________
2 Идея Миттерана состояла в том, чтобы продлить историческую ось Парижа — девятикилометровую перспективу, проходящую по Елисейским Полям. Ныне так называемый Триумфальный путь начинается у пирамиды в Лувре, проходит через Триумфальные арки на площадях Каррузель и Звезды (Шарля де Голля), а заканчивается Большой аркой в квартале Дефанс.

Результатами реалистической внешней политики Шарля де Голля — Валери Жискара д'Эстена стали огромная симпатия к Франции в СССР и колоссальная популярность французской культуры, в особенности кино во главе с любимцами советской публики Аленом Делоном и Жан-Полем Бельмондо и эстрады с Джо Дассеном и Мирей Матье.

При «раннем Миттеране» — до начала «перестройки» — отношения двух стран несколько охладели. Он, в частности, резко осуждал ввод советских войск в Афганистан. И все же лидер Франции воспринимался советским обществом с большой симпатией, тем более что он привлекал интеллигентными манерами, элегантностью и неотразимым шармом, соответствуя представлениям об истинном французе.

Антагонист де Голля

Взаимная неприязнь двух политиков возникла еще в годы Второй мировой — с первой же личной встречи: амбициозный Миттеран дистанцировался от «Свободной Франции»3, опасаясь, что властный де Голль хочет подмять под себя все движение Сопротивления. По словам Жюля Руа (известный французский писатель, публицист, историк, бывший летчик — участник Второй мировой), «с первого взгляда они друг друга поняли и возненавидели».

_________________________________
Патриотическое движение французов в 1940—1945 гг. за освобождение страны от нацистских оккупантов, известное как «Сражающаяся Франция» или «Свободная Франция», возглавлял Шарль де Голль из штаб-квартиры в Лондоне.

Миттеран резко критиковал установленный в 1958 г. режим Пятой республики, обвиняя де Голля в государственном перевороте и стремлении к личной диктатуре. А в 1965-м выступил главным соперником генерала на выборах и во втором туре сумел объединить против него практически всех — от левых радикалов и коммунистов до либералов и части ультраправых. В итоге получил 45% голосов, хотя изначально считалось, что де Голль победит без особого труда.

Все это может показаться антагонизмом по принципу «левый — правый». Но на самом деле это не так. Шарль де Голль был последовательно правым, консервативным политиком, но это не мешало ему в интересах страны налаживать отношения с такими идеологическими противниками, как СССР и КНР, и открыто оппонировать идеологически союзным США.

Миттеран же никогда не был последователен.

Миттерана, казалось бы, сближало с де Голлем происхождение: ведь и он сформировался в правой по взглядам семье католиков, причем Франсуа родился и вырос в консервативной глубинке, в аквитанском департаменте Шаранта. По воспоминаниям политика, он «был воспитан в католической среде, очень верующей и очень открытой... В то время быть католиком в маленьком провинциальном городке означало быть правым. Месса отделяла зерна от плевел».

Из биографии Франсуа Миттерана неясно, как он пришел в лагерь левых. Часто цитируют его высказывание «Битва против несправедливости — одна из самых прекрасных битв. Она определила мой политический выбор, и я по-прежнему считаю, что поступил правильно». Звучит это, спору нет, красиво и возвышенно... но слишком уж абстрактно.

Между тем известно, что в 1934—1938 гг. молодой Миттеран, будучи студентом Сорбонны, поддерживал связи с самыми разными политсилами. Прежде всего он сотрудничал с движением левых католиков «Сийон». Однако отмечены и контакты Миттерана с ультраправыми, примыкавшими к фашистской организации «Огненные кресты».

Вызывает кое-какие вопросы и участие Миттерана в движении Сопротивления: до ухода в подполье он работал в вишистской администрации. В свое время вызвала шок обнародованная фотография Миттерана с маршалом Петеном.

Единственной объективной основой приобщения Миттерана к левым силам представляется его работа с левыми в Сопротивлении. Думается, немалое воздействие на политика оказала его супруга Даниэль (1924—2011). Девушка была связной у партизан-маки. Они поженились с Франсуа в 1944-м. Даниэль Миттеран проявила себя как человек ярко выраженных левых взглядов. Так, она выступала в поддержку Кубинской революции, никарагуанских сандинистов и т. д. А вот социализм Миттерана, судя по всему, был во многом конъюнктурным.

Социализм оказался не в тренде

Приход Миттерана к власти в 1981 г. был, по-видимому, вершиной, апогеем достижений европейской левой социал-демократии — и одновременно стал началом ее упадка.

Миттеран с юности шел к политическому Олимпу. Но путь оказался долгим и трудным. После поражения от де Голля в 1965 г. он едва не закончил свою карьеру во время политического кризиса конца 60-х. Затем были президентские выборы 1974 г., когда Миттеран всего какой-то процент уступил Валери Жискару д'Эстену, однако семь лет спустя сумел взять убедительный реванш.

В 70-е годы XX в. Миттеран вправду проявил большое политическое мастерство. Из разношерстного и разобщенного социалистического движения смог склепать сильную Социалистическую партию, оттеснившую с лидирующих позиций на левом фланге еврокоммунистическую ФКП.

Завладев лидерством, Миттеран предложил блок левых сил с участием ФКП и левых радикалов. Еврокоммунисты тоже придерживались установки на союз, или фронт, левых сил ради завоевания им политической власти. Это было правильно, однако на практике означало принятие роли «младшего брата» Соцпартии, причем все лавры при успехах коалиционного правительства пожинали бы социалисты, тогда как в случае неудач шишки валились бы на тех, кто поддержал правительство социалистов.

Итог такой стратегии оказался плачевным для коммунистов и во Франции, и в Италии, и особенно в Испании — там они умудрились всего за пару лет растерять авторитет главных борцов против режима Франко, став второразрядной партией.

Тем не менее, въехав в Елисейский дворец и сформировав правительство с участием четырех коммунистов, Миттеран немедля приступил к радикальным реформам, претворявшим его собственную идею построения «французской модели социализма». Провели масштабную национализацию; рабочую неделю сократили, отпуск удлинили, пенсионный возраст понизили с 63 до 60 лет. Повысили на 10% минимальную зарплата, а богачей обложили бо'льшими налогами.

Однако в капиталистическом мире уже действовала совсем иная тенденция. Кейнсианство, спасавшее капитализм от кризисов в середине прошлого века, теперь уступало место неолиберализму. Как раз тогда Рональд Рейган в США и Маргарет Тэтчер в Великобритании проводили разгосударствление экономики. И экономическая политика французских властей на этом фоне смотрелась странно.

Близилась также эра глобализации, при которой бизнес, реагируя на поднятие налогов, усиление социальной защиты трудящихся и т. п., уводит свои капиталы туда, где нет высоких налогов, где работники бесправны и «довольствуются малым». Правительство Миттерана столкнулось с оттоком капитала. Начался кризис: рост безработицы, инфляция и пр.

Коммунисты покинули кабинет министров, да поздно — в 80-е они утратили популярность. Дважды при Миттеране парламентские выборы выигрывали правые, формируя свои кабинеты, проводившие приватизацию и дерегуляцию.

Такое положение — левый глава государства, правое правительство — получило во Франции неблагозвучное название «сожительство» (Cohabitation). И выдающийся мастер лавирования Миттеран, «подстраиваясь под тренд» и пользуясь ошибками правых, сумел в этих условиях удержать власть, набрав во втором туре выборов 1988 г. даже больше голосов, чем в 1981-м!

Как-то американский писатель Эли Визель в разговоре с Миттераном заметил: «И Бог иногда ошибался». На что собеседник тут же отозвался: «Я — нет!» Ошибок не было. Был закономерный дрейф к либерализму, ставивший на старом левом реформизме крест, — чего сам Миттеран, конечно, не понимал. Провал социальных реформ 80-х побудил французскую Соцпартию — как и ее единомышленников из Германии (СДПГ Герхарда Шредера) и Великобритании (Лейбористская партия Тони Блэра), — отказаться от рудиментов социализма.

Волею истории именно Французской социалистической партии (ФСП) выпало воочию продемонстрировать крах старого левоцентризма. Пришедший к власти после 17 лет правления правых социалист Франсуа Олланд, не предложив ничего, что могло бы вывести страну из кризиса, начал проводить реформу, перечеркивающую социальные завоевания французских левых. Короткий рабочий день объявлен «анахронизмом»(!) в нашу «дигитальную эру», и его отмена обосновывается необходимостью повысить привлекательность страны для капитала.

Ирония судьбы: свертывание былого западного «социализма» возложено не столько на правые партии, сколько на так называемых левых! А это, как показывает пример Олланда, чей рейтинг сдулся до 15%, самоубийственно для социалистов и социал-демократов.

Возможно, Миттеран и проявил себя выдающимся тактиком, мастером борьбы за власть, но его тактические достижения обернулись в отдаленной перспективе стратегическим фиаско. Они привели по сути к переходу его партии на тупиковый для нее стратегический путь.

  • Франсуа Олланд

    Франсуа Олланд, фото №1

    Намечается поединок «бывшего левого» Олланда и «нового левого» Меланшона. Но оба они вышли из миттерановской «шинели»

  • Жан-Люк Меланшон

    Жан-Люк Меланшон, фото №2

    Намечается поединок «бывшего левого» Олланда и «нового левого» Меланшона. Но оба они вышли из миттерановской «шинели»

Фото 1 из 2

Торжество и упадок «европейских ценностей»

С именем Миттерана связывается становление Евросоюза в его нынешнем виде: при нем были подписаны Шенгенское соглашение и Маастрихтский договор, по его инициативе (уже после смерти политика) введена европейская валюта евро. Строительство единой Европы было приоритетным направлением его внешней политики.

Он проводил политику поощрения притока иммигрантов во Францию (только в 1982 г. 100 тыс. чел. получили вид на жительство и ряд прав), во многом его усилиями утверждалась доктрина «мультикультурализма» и вообще «европейские ценности».

Мало кто знает, что у истоков евроинтеграции стояли именно левые. Так, в июне 1941 г. группа антифашистов во главе с коммунистом Альтьеро Спинелли (1907—1986), находясь в ссылке на о. Вентотене, выпустили так называемый Манифест Вентотене («За свободную и единую Европу»), где утверждалось, что после грядущей победы над фашизмом только создание демократической федерации европейских наций убережет Европу от новой войны. Именем Спинелли — депутата Европарламента в 1979—1986 гг. — названо главное здание ЕП в Брюсселе.

Это нынче в связи с упадком левых их на стезе евроинтеграции заметно потеснили правоцентристы из Европейской народной партии. Но левые стараются не отставать. И Миттеран как социалист двигался в этом русле. К чему все это приведет — теперь неясно: евроинтеграция и «евроценности» переживают кризис. Противоречия внутри ЕС проявились, правда, еще в эпоху Миттерана. Однако тогда на них, видимо, старались не обращать внимания.

Правда, «проиммигрантская» позиция Миттерана, гуманистическая риторика «мультикультурализма» находились в противоречии с тем, что в 50-е годы прошлого века он нередко выражал колонизаторские взгляды. Так, он заявил: «Алжир — это Франция!» И добавил: «Я одобряю применение военной силы в Алжире в той мере, в какой это представляет собой последнюю возможность вновь приобрести утраченные территории и начать диалог...» Эти высказывания политические противники Миттерана припоминали ему практически до конца его дней, противопоставляя его де Голлю, который вопреки настроениям в обществе сделал решительный шаг к деколонизации. Миттеран, впрочем, со свойственной ему ловкостью оправдался. Но ведь можно вспомнить и его воинственность в дни Суэцкого кризиса: Миттеран поддержал силовое решение конфликта и даже сравнил национализацию канала Насером с захватом Судет Гитлером в 1938 г.

Декларируя оказание поддержки молодым независимым государствам Африки, Франция в президентство Миттерана постоянно вмешивалась в военные конфликты Черного континента. Так, ФР приняла участие в Войне в заливе 1991 г. — ее операция Daguet («Молодой олень») была частью американской операции «Буря в пустыне».

Уже при Миттеране Франция начала вслед за США втягиваться в конфликт на Балканах, а потом приняла участие в агрессии против Югославии в 1999-м. Париж все дальше уходил от независимой политики времен де Голля. Итогом стало его соучастие в разгроме Ливии, в «поджигании» Ближнего Востока, от чего теперь страдают сама Франция и весь ЕС. И безволие нынешнего социалиста Олланда — очевидно, следствие «постоянного непостоянства» его правых и левых предшественников.

Выборы-2017: момент истины для левых

Президентские выборы во Франции в будущем году пройдут в два тура — 23 апреля и 7 мая. А чуть позже граждане республики выберут депутатов.

Кандидатуру Франсуа Олланда (к слову, в молодости на выборах 1981 г. он выступал доверенным лицом и экономическим советником своего тезки Миттерана) можно не рассматривать. Он еще в самом начале правления ухитрился стать наиболее непопулярным президентом за всю историю Пятой республики, а нынче, по опросам, 78% французов даже против его участия в выборах.

В первом туре вполне возможно первенство Марин Ле Пен. Между прочим, к ее нынешним успехам тоже косвенно приложил руку Франсуа Миттеран. Именно в 80-е годы XX в. вследствие провалов социалистов «Национальный фронт» ее отца начал из маргинальной ультраправой партии превращаться во влиятельную силу. Но шансов на итоговую победу у Ле Пен практически нет, поскольку во втором туре против нее объединятся все, как было в прошлом году на местных выборах.

Явным фаворитом гонки выступает представитель партии «Республиканцы» — наследницы голлизма, тоже, впрочем, имеющей с ним уже не много общего.

На нынешних выборах для Соцпартии может сложиться очень непростая ситуация. По некоторым опросам, с Франсуа Олландом практически сравнялся Жан-Люк Меланшон, лидер «Левого фронта», куда входят его Левая партия, Компартия, «Унитарные левые» и др. Эти две политсилы на президентских и парламентских выборах вступят в острую борьбу за лидерство на охваченном кризисом левом фланге. Причем именно для социалистов поражение чревато распадом и политической смертью.

Меланшон сам, если можно так выразиться, — «продукт полураспада» ФСП. Порвав с троцкизмом, он в 1977 г. вступил в СП, занимал в ней видные посты. Но при этом, расходясь с линией партии, образовал антикапиталистическую фракцию «Социалистической левой». Переломным моментом стал референдум 2005-го по принятию Европейской конституции: ФСП выступила «за», тогда как Меланшон с соратниками, сблизившись с коммунистами и троцкистами, агитировали против Евроконституции — и тогда «евроскептики» (и правые, и левые!) одержали победу, по сути сорвав превращение ЕС в федерацию.

В 2008 г. Меланшон покинул Соцпартию, создав новую политсилу с акцентом на идейное наследие Жана Жореса. Теперь намечается поединок «бывшего левого» Олланда и «нового левого» Меланшона. Но, как нетрудно увидеть, оба они «вышли из миттерановской шинели».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Ошибка