К истокам Соединенных Штатов: Джордж Вашингтон

03 Июля 2015 4.8

Джон Трамбулл «Декларация Независимости»
Джон Трамбулл «Декларация Независимости»

Мы искренне поздравляем граждан США с Днем Независимости (4 июля). Можно по-разному относиться к Соединенным Штатам, но, в любом случае, эта страна заслуживает уважения, и к ней точно нельзя относиться с какими-то хохмами и презрительными насмешками, что свойственно некоторым «любителям кваса».

И если уж кто-то желает всерьез бороться против американского диктата, то делать это он должен не иначе, как на основе самого глубокого изучения истории, культуры, политических институтов и традиций Соединенных Штатов Америки.

В ряду отцов-основателей США особняком, подлинным «Отцом нации», стоит первый президент США (1789–97) Джордж Вашингтон (1732–99). Как на мой взгляд — но это мое чисто субъективное мнение! — его биография не настолько насыщена неординарными событиями, как у многих других деятелей его масштаба. Возможно, кому-то его личность может показаться не столь уж яркой, опять-таки, в сравнении с другими. Но это все сугубо внешние стороны, а, по сути, Вашингтон, несомненно, был талантливым военачальником и умелым политиком, он был человеком большой силы духа, обладавшим чувством ответственности перед своей страной.

И немного можно припомнить деятелей, которые б оставили такой глубокий и неизгладимый след в истории, как Джордж Вашингтон. Он стоял у основания демократической буржуазной республики, долгое время справедливо служившей образцом для всех подлинных демократов и борцов за национальное освобождение. Симон Боливар, начавший свою освободительную борьбу спустя 35 лет после начала Войны за независимость североамериканских колоний (1775–83), такими словами охарактеризовал значение деятельности Вашингтона: «Уроки, которые преподал нам Вашингтон, очень важны, если мы думаем о нашем будущем».

Прадед первого президента США — Джон Вашингтон — перебрался из Англии в Северную Америку в 1657 г. после того как его отца — англиканского попа — подвергли репрессиям революционеры-пуритане. Джордж родился в Вирджинии в состоятельной и знатной семье «джентри» — крупных землевладельцев: у отца была табачная плантация и 50 рабов. Сам Джордж, унаследовав имение и женившись на богатой, обладавшей к тому же обширными связями молодой вдове Марте Кастис, посредством земельных спекуляций и прочих дел свое состояние приумножил.

Вирджиния, заметим, была первой британской колонией в Северной Америке — поселение Джеймстаун было заложено еще в 1607 г., т.е. за 13 лет до того, как высадившиеся с трехмачтового барка «Мэйфлауэр» «отцы-пилигримы» основали Нью-Плимут в Массачусетсе. В 1619 г. в Вирджинию прибыла первая партия чернокожих рабов. Родом из Вирджинии был и Томас Джефферсон — один из самых ярких деятелей периода борьбы за независимость и третий президент США. Именно Вирджиния и Массачусетс (в лице Джона Адамса — в будущем второго президента страны) в 1776 г. громче и «революционнее» всех выступали за независимость.

В жизни Вашингтона, который уже в 11 лет остался без отца, важнейшую роль сыграл его старший (на 14 лет) сводный брат Лоуренс — настоящий джентльмен, вложивший в братишку всю свою душу, обучивший его математике и топографии. Но и брат, которым Джордж восхищался, ушел из жизни в возрасте всего 34-х лет…

В юности Джордж Вашингтон, рослый, физически крепкий, всегда бравший верх над сверстниками в борьбе и в беге, мечтал стать моряком, но… мама его на флот не отпустила, ибо видела сына плантатором. Пришлось ему делать военную карьеру в ополчении. В войнах с французами и индейцами Джордж проявил себя храбрым солдатом и грамотным командиром, уже в молодости дослужившись до звания полковника и должности командующего войсками Вирджинии (в 23 года!). При этом он успешно совмещал штабную работу с командованием на поле брани.

Но уже в 1758 г. Вашингтон неожиданно подает в отставку. Причина этого шага остается неясной — возможно, в этом выразилась уже зарождавшаяся в его душе оппозиционность к метрополии. Далее началась политическая карьера: работа в законодательном собрании Вирджинии, а в 1774 г. его избрали на Первый Континентальный конгресс — съезд представителей колоний, которые сообща добивались удовлетворения своих интересов в борьбе с британскими властями.

Дж. Вашингтон, как делегат Первого и Второго Континентальных конгрессов, главнокомандующий вооруженными силами колонистов в войне и председатель Конституционного конвента 1787 г., сыграл в движении за независимость и далее в становлении молодого государства первостепенную роль. В траурной резолюции Конгресса США по поводу наступившей 14 декабря 1799 г. кончины первого президента (а умер он от банальной простуды) отмечалось, что Вашингтон был «первым в дни войны, первым в дни мира и первым в сердцах граждан».

Дж. Вашингтон, как истинный демократ, отверг предложение баллотироваться на третий срок: «Недопустимо, чтобы в демократическом государстве один и тот же человек находился на посту президента столь долгое время». И до избрания, и во время президентства, и в «политическом завещании» («Прощальное письмо» 19 сентября 1796 г.) он добивался единства страны, превращения Соединенных Штатов из аморфной конфедерации штатов, между которыми зачастую случались острые конфликты, в федерацию с сильной центральной властью. При этом искал компромиссы: в его первой администрации совместно работали демократический республиканец (сторонник большей свободы штатов) госсекретарь Т. Джефферсон и ярый поборник централизации страны министр финансов Александр Гамильтон.

Однако изначальная ограниченность американской буржуазной демократии отчетливо проявила себя уже в деятельности Вашингтона. После завершения войны за независимость правящие классы США усилили в условиях разрухи эксплуатацию фермерской бедноты. Гнет ростовщиков и спекулянтов, рост налогов вызвали в 1786–87 гг. восстание в Массачусетсе и Нью-Гемпшире под предводительством участника войны за независимость Дэниела Шейса. Повстанцы требовали передела земли и аннулирования всех долгов, осадили арсенал в Спрингфилде (Массачусетс).

Вашингтон призвал «стереть мятежников в порошок». Позже, в 1794 г., он подавил выступление фермеров Западной Пенсильвании, недовольных высокими налогами («восстание из-за виски», или «водочный бунт»). Народные массы не получили того, за что они сражались и что им клятвенно обещали отцы-основатели!

Правительство США с самого начала продолжило начатую еще англичанами политику изгнания со своих земель и истребления индейцев, учинив самый долгий (около 100 лет) и кровавый в истории геноцид. Пришедшие к власти плантаторы (и Вашингтон — один из них!) остались глухи к предложениям демократов отменить рабство. Увы, на бедноту, краснокожих и негров демократия не распространялась.

Военный вождь сепаратистов

16 июня 1775 года Вашингтон стал главнокомандующим американской армии

В 1775 г. в тринадцати североамериканских колониях проживало 2,5 млн. чел. — в основной своей массе фермеры. Причины, побудившие белокожих англоязычных колонистов развернуть борьбу против родственной им во всех отношениях метрополии, лежали в экономической плоскости. Поначалу Англия не особо вмешивалась в дела колоний, и те, осваивая бескрайние массивы плодородных почв (для освоения их, кстати, и потребовался подневольный труд негров!), стремительно богатели. Все изменила Семилетняя война 1756–63 гг., в ходе которой Англия в Северной Америке воевала с Францией и ее союзниками-индейцами.

Большие финансовые затраты на ту войну побудили Британию ужесточить налоговую и таможенную политику в отношении ее колоний. Попросту говоря, североамериканцев принялись всячески «трясти» и «давить», обкладывая налогами и пошлинами, что вызвало неприятие и противодействие. Кроме того, английская буржуазия, боясь конкуренции и видя в колониях лишь источник дешевого сырья и рынок сбыта своих товаров, законодательно препятствовала развитию в Северной Америке промышленности. Там, в частности, было запрещено производить железо, американских купцов обязали торговать только с метрополией и перевозить товары только на британских судах. Связанные с Англией аристократы-землевладельцы пытались насаждать феодальные порядки, а чтобы фермеры-арендаторы не смогли уходить от них (и еще от налогов!) на незанятые земли, королевский указ 1763 г. запретил кому бы то ни было переселяться на запад, за Аллеганские горы.

В 1764 и 1765 гг. были приняты вводившие пошлины и сборы «Сахарный акт» и «Акт о почтовых марках», а в 1773 г. — особенно ненавистный «Чайный акт», утвердивший монополию Ост-Индской компании на ввоз в колонии чая.

Ответом стал бойкот британских товаров — колонисты переходили с чая на отвар из малины, а 16 декабря 1773 г. радикалы учинили «Бостонское чаепитие»: ворвались на стоявшие у причала суда и выбросили за борт весь груз чая на них.

Надо особо отметить, что поначалу в колониях преобладали весьма умеренные требования — североамериканцы хотели только лишь большей самостоятельности и уменьшения налоговых тягот. Дж. Вашингтон, кстати, хоть и поддерживал бойкот английских товаров, но «Бостонское чаепитие» осудил. Показательный факт: когда в 1776 г. принималась Декларация независимости, штат Нью-Йорк сразу ее не подписал — у делегатов от него на это не было полномочий. Видимо, нью-йоркская торговая буржуазия колебалась, боясь разрыва экономических связей с Англией.

Более того, часть североамериканцев — по преимуществу чиновники, крупные землевладельцы, духовенство, часть купцов — выступила резко против отделения от метрополии (т.н. лойялисты). Тысячи лойялистов воевали на стороне англичан, как раз и «прославившись» наибольшими зверствами. Война, таким образом, была не только национально-освободительной, но и гражданской, носила также классовый характер — основную массу повстанцев составили фермеры и другие трудящиеся элементы, более всего страдавшие от непомерных налогов и других притеснений.

Итак, если бы Британия таки прислушалась к требованиям своих подданных и согласилась на компромисс, то, возможно, история пошла бы совсем по-другому и колонии остались под властью короны в форме чего-то вроде доминиона, впервые введенного в 1867 г. для Канады. Однако король Георг III — как это часто бывает и ничему не учит — уперто проводил жесткую политику, за что и поплатился.

Силовое решение лишь умножало радикализм, а идеологический импульс ему придали пламенная речь делегата Конгресса Патрика Генри «Дайте мне свободу или смерть!» и 48-страничный памфлет Томаса Пейна «Здравый смысл» [«Common Sense»], в котором автор аргументированно обосновал необходимость создания независимого государства. Брошюра вышла в январе 1776 г., разошлась тиражом в 120 тыс. экз. в первые же три месяца и в 500 тыс. экз. за год, произведя настоящую революцию в умах американцев, внушив им уверенность в их правоте и силе.

Любопытно, что Т. Пейн (1737–1809), которого называют «крестным отцом США», сам был англичанином, поселившимся в Америке лишь недавно, в 1774 г. Англичанин оказался бóльшим сепаратистом, чем большинство местных жителей!

Собственно, начала боевые действия — более чем за год до провозглашения колониями независимости! — британская армия, атаковав арсенал колониальных войск в Лексингтоне (близ Бостона) 19 апреля 1775 г. и получив там достойный отпор. В июне 1775-го Джордж Вашингтон, как человек со значительным военным опытом, был назначен главнокомандующим Континентальной армии.

Вначале, однако, его преследовали неудачи. Армия была плохо оснащена и обучена, страдала от недостатка продовольствия и свирепствовавших болезней. Из 60 тыс. добровольцев около трети дезертировало. Британцы уже весной 1775 г. заняли Бостон, откуда Вашингтон был вынужден вывести свой штаб. 17 июня 1775-го состоялась битва у Банкер-Хилл (ныне это часть Бостона): отряд колонистов не смог удержать взятую ранее важную высоту, отступив под напором превосходящих сил противника и огнем корабельной артиллерии. Но в том бою они потеряли 500 человек, а англичане — свыше тысячи; американцы сражались стойко и доказали, что способны оказывать британским регулярным частям эффективное сопротивление.

Критическая ситуация для американцев создалась в ходе кампании 1776 г., когда их главнокомандующий, не располагая вдоволь людьми и боеприпасами, был вынужден в сентябре отдать приказ оставить Нью-Йорк, отступив в Пенсильванию. Позже пала Филадельфия — колыбель американской независимости, де-факто первая столица США. На Вашингтона обрушилась критика: его обвиняли даже в трусости!

Но уже к концу 1776 года он сумел выправить положение, наведя порядок с финансированием и снабжением войск, а также подняв дисциплину. В октябре 1777 г. американцы одержали победу под Саратогой (штат Нью-Йорк), а в октябре 1781-го основные силы англичан капитулировали в Йорктауне (Вирджиния).

В войне за независимость, несомненно, проявились большие организаторские способности и полководческие таланты Вашингтона, но главными авторами победы стали обычные фермеры и охотники, показавшие высокую силу духа и моральное превосходство над солдатами-наемниками (среди которых числились и иностранцы, в частности — гессенцы из Германии). Защищая свои дома, колонисты создавали отряды ополченцев — минитменов (т.е. людей, способных собраться «в считанные минуты»). Они же «по-народному» изобретали тактические приемы, опередившие свое время. Не имея строевой выучки, но зато научившись на охоте метко стрелять, ополченцы действовали на пересеченной местности в рассыпном строю, истребляя неповоротливую линейную пехоту неприятеля прицельным ружейным огнем.

Декларация независимости и Конституция США

В Америке произошла именно революция, которая покончила с пережитками феодализма и утвердила там буржуазные отношения (при компромиссе буржуазии с плантаторами-рабовладельцами, продержавшемся до Гражданской войны 1861–65 гг.). Она открыла путь развитию в Штатах капиталистического фермерства и промышленности, что в силу ряда причин, включая богатейшие природные ресурсы страны и приток трудолюбивых иммигрантов, привнесших богатство многих языков и культур, уже через сто лет выдвинуло США в когорту сильнейших держав мира.

Декларация независимости США

Гигантскими достижениями молодой американской демократии стали два ее основополагающих документа: Декларация независимости (United States Declaration of Independence) 4 июля 1776 г. и первая в мире настоящая конституция 1787 г., повлиявшие на становление конституционного права практически во всем мире.

Для написания Декларации учредили комиссию из пяти человек («Комитет пяти») в составе Бенджамина Франклина, Томаса Джефферсона, Джона Адамса, Роберта Ливингстона и Роджера Шермана. Джефферсон (1743–1826) был среди них самым молодым — всего 33 года, но был уже не по годам мудрым политиком. Он-то и написал — для чего ему понадобилось 17 дней — проект Декларации, принятый затем с некоторыми поправками. Существенная правка состояла в том, что из текста убрали положение об осуждении рабства и работорговли, прописанное убежденным противником рабовладения Джефферсоном. Лишь набиравшая силу национальная буржуазия искала согласия с плантаторами, а штаты Джорджия и Южная Каролина категорически выступали против какого-либо ограничения рабовладения и ввоза рабов в Штаты. Консенсус удалось достичь — Декларацию в итоге приняли единогласно.

На содержание итогового документа повлияло то, что среди 56-ти делегатов, подписавших его, помимо 28-ми адвокатов, значились 13 купцов и 8 плантаторов, и 3/4 делегатов были связаны с торговлей и контрабандой, нажив на этом состояния. Вообще нужно заметить, что в революционных комитетах, возникавших на заре борьбы за независимость, вначале ведущую роль играли фермеры и ремесленники, но их скоро оттеснили буржуа и плантаторы, тем паче, что они финансировали войну.

Декларация была призвана обосновать право колоний на независимость и отделение от метрополии — обосновать его в т.ч. и в глазах мирового сообщества. Бóльшую часть сего документа занимает перечень злоупотреблений и преступлений короля и английского правительства, однако в золотой фонд истории вошли слова, написанные в начале Декларации: «Мы считаем само собой разумеющимся, что все люди созданы равными и наделенными Творцом рядом неотъемлемых прав, в число которых входят жизнь, свобода и стремление к счастью». А далее утверждается право народа свергнуть то правительство, которое попирает эти естественные права.

Фраза о равенстве и правах ВСЕХ людей диссонировала с сохранением рабства, воочию демонстрируя этим ограниченность и лицемерие реальной американской демократии с первых дней ее существования. Красивые слова прикрыли сущность ее как системы, обеспечивающей прибыли и господство немногим «избранным». Силой навязывая народам мира свою модель демократии, организуя перевороты и «цветные революции» для устранения неугодных Штатам режимов, поддерживая тиранические диктатуры, правящий класс США давно растоптал основополагающий принцип Декларации независимости, гласящий, что каждый народ вправе свободно выбрать то государственное устройство и то правительство, которое ему нравится.

Конституция США

Развитием Декларации и конституций, принятых ранее отдельными штатами, стала Конституция США, главным автором которой считается Джеймс Мэдисон (1751–1836, четвертый президент США в 1809–17 гг.; тоже, к слову, плантатор из Вирджинии). Конституция вобрала в себя все лучшее из созданного до нее мировой общественно-политической и юридической мыслью, включая идущую от Джона Локка теорию разделения ветвей власти и давнее британское законодательство, гарантирующее права подданных (от «Великой хартии вольностей» 1215 г. до Хабеас Корпус акт 1679-го). При этом в ней впервые было закреплено положение о том, что источником власти в государстве является народ — это было, на мой взгляд, гениально сделано уже первой строкой конституции США, обозначающей, от чьего имени ведется изложение ее статей: «We the people of the United States…».

Однако, опять же, в конституцию, утверждающую принципы демократии и незыблемость свобод, были включены механизмы, обеспечивающие власть только имущим классам, «отсекающие» от реальных рычагов правления простых граждан. В частности, речь идет о сложной и недемократичной системе косвенных выборов.

Во времена Дж. Вашингтона была заложена чрезвычайно консервативная система государственного устройства: конституция, принятая «раз и навсегда» и лишь изменяемая в отдельных положениях поправками к ней. Первые 10 поправок («Билль о правах» 1789 г.) пришлось вносить сразу после принятия основного закона государства, поскольку антифедералисты (т.е. противники централизации) очень боялись, что сильная центральная власть станет посягать на права граждан.

Консервативная конституционная система, как мне представляется, с одной стороны, придает американскому государству большую прочность и устойчивость, но, с другой стороны, таит в себе «ахиллесову пяту». Ее слабость может проявиться как раз в наши дни, в кризисы, когда возможны и неизбежны быстрые изменения в жизни общества — и столь консервативное конституционное законодательство такие жизненно необходимые перемены в государственном устройстве с неизбежностью сковывает. Механизм принятия поправок к конституции громоздок — требуется ратификация законодательными собраниями 3/4 штатов, на что порой уходят годы.

Один из самых острых вопросов сейчас в США: право владеть огнестрельным оружием. Оно закреплено второй поправкой к конституции и стоит в одном ряду со свободой слова, печати и собраний (1-я поправка), неприкосновенностью личности и имущества (4-я поправка) и т.д. «Фанаты кольта и винчестера» вкупе с оружейным лобби видят в этом неотъемлемое «естественное право» человека. Но на самом деле человеческие законы вовсе не являются естественными, законы носят исторически конкретный и преходящий характер, и их лишь «освящают естественностью».

Вторая поправка принималась в конкретной ситуации, когда независимость молодого государства еще не была прочной и сохранялась угроза вторжения извне, отчего объективно необходимо было, чтоб ополченцы держали под рукой оружие и были готовы применить его для отпора врагу. Тогда вторая поправка носила вполне демократический характер (принцип «всеобщего вооружения народа»). Но с тех пор объективные основания для свободы обладания оружием исчезли, а архаичный закон остается, он «освящен и увековечен», порождая немалые общественные проблемы.

Символы американской демократии

1 доллар США чеканился в 1794 и 1795 годах на монетном дворе в Филадельфии
1 доллар США чеканился в 1794 и 1795 годах на монетном дворе в Филадельфии

Для того чтобы в полной мере понять то или иное государство, непременно нужно ознакомиться с его государственной символикой и ее историей, с дензнаками и прочими атрибутами государственности. В этих символах заключена «душа» нации.

Большинство символов американской государственности и американской демократии были утверждены при Джордже Вашингтоне. В частности, в 1792 г. в Филадельфии был основан Монетный двор США (The US Mint) и началась чеканка собственной монеты, которой впоследствии было суждено покорить весь мир.

В 1792–1800 гг. построили Белый Дом. Первоначально он назывался просто «президентский особняк», стоял себе посреди сельской местности и вокруг него пасся скот (имеются соответствующие гравюры). Во время англо-американской войны 1812–14 гг. его вместе со столицей США сжег британский десант, и дом президента пришлось отстраивать заново. Название «Белый Дом» официально утвердилось только в 1901 г. по распоряжению президента Теодора Рузвельта.

Прославленный звездно-полосатый флаг («Stars and Stripes») хорошо известен каждому землянину. В подражание ему были созданы флаги Либерии и Малайзии — причем последний также несет 13 полос по числу штатов в составе федерации.

Бетси Росс (англ Betsy Ross), урождённая Элизабет Гриском (англ Elizabeth Griscom, 1 января 1752 — 30 января 1836), — филадельфийская швея, которая, согласно преданию, сшила первый американский флаг
Бетси Росс (англ Betsy Ross), урождённая Элизабет Гриском (англ Elizabeth Griscom, 1 января 1752 — 30 января 1836), — филадельфийская швея, которая, согласно преданию, сшила первый американский флаг

Однако флаг США принял современный вид (не считая количества звездочек) отнюдь не сразу. Утвержден он был 14 июня 1777 г. — 14 июня в США отмечается День национального флага. Поначалу в левом верхнем углу красовался британский «Jack» — не забывайте, что колонисты не сразу дозрели до окончательного отделения от метрополии. Потом решили изобразить там 13 звезд, но с порядком их расположения долго не могли определиться, и существовало несколько вариантов. На одной из картин, изображающей, как легендарная филадельфийская швея Бетси Росс демонстрирует «отцам-основателям» сшитое ею звездно-полосатое полотнище, видно, что звезды образуют круг на темно-синем фоне. Удивительно это напоминает флаг сегодняшнего Евросоюза! Честно признаться, я не знаю историю создания флага ЕС, но вышеупомянутая картина наводит на мысль, что главный символ «Соединенных Штатов Европы» скопировали с того самого американского образца!

Государственный герб США официально именуется Большой печатью США (Great Seal of the United States) и имеет ДВЕ стороны. Оборотная сторона печати, которую всякий может лицезреть на долларе, насыщена таинственными масонскими символами: недостроенная пирамида, «око Провидения» на небе и т.п. Хранителем печати официально выступает Государственный секретарь США — это его почетная функция наряду с основной функцией руководителя внешней политики государства.

Сказывают, что Бенджамин Франклин был категорически против того, чтобы на гербе изобразить белоголового орлана («лысого орла», как говорят американцы). Дело в том, что эта птица отличается не совсем достойным поведением: она коварна и трусовата, крадет пищу у других пернатых. Вместо орлана мудрый Франклин предложил изобразить на гербе… индюка. А что, индюк — птица храбрая и гордая, и жители США ее очень почитают в сугубо гастрономическом отношении: ее готовят в обязательном порядке на День благодарения! На США, кстати, приходится почти половина мирового потребления индюшатины. Но предложение Б. Франклина не прошло, и коварный орлан торжествующе парит сегодня над земным шаром.

Две великие революции: США и Франция

Для военной победы над могучей Британией американцам очень требовалась международная поддержка, и они обрели ее в лице Франции, Испании и Голландии, желавших ослабления Альбиона и вступивших с ним в войну, а, кроме того, в лице России, объявившей «вооруженный нейтралитет», фактически тоже направленный против англичан. Саму же Войну за независимость США победно для них завершил мирный договор, подписанный в Париже 3 сентября 1783 г.

Огромная заслуга в победе США принадлежит Бенджамину Франклину (1706–1790). Это был незаурядный человек, выходец из семьи бостонского ремесленника, ученый и философ, издатель и журналист, политик и основатель Пенсильванского университета. Он блестяще выполнил дипломатическую миссию в Париже, убедив королевский двор выступить на стороне восставших колоний. Франклин на личном примере изменил представление французской знати об американцах как о грубых и невежественных людях, живущих в несусветной глуши, — хотя частью его имиджа и являлась медвежья шуба. Так между США и Францией установились тесные связи.

Идеи французского Просвещения, несомненно, повлияли на формирование общественно-политической мысли в США и подготовили Войну за независимость. Но и пример американских борцов за независимость вдохновил французских революционеров на свержение тирании! Декларация независимости и Конституция США послужили образцами для Декларации прав человека и гражданина 1789 г. Томас Пейн был участником не только американской, но и французской революции — был даже избран в Конвент, примыкая там до известного момента к якобинцам.

Французы массово шли добровольцами в армию Соединенных Штатов. Самым известным среди них был маркиз Мари-Жозеф де Лафайет (1757–1834), храбрый, умный и воспитанный офицер, нашедший в лице Дж. Вашингтона друга и второго отца. Участник битвы при Йорктауне, почетный гражданин США, Лафайет стал ключевой фигурой начального, «умеренного» периода Французской революции, а в 1824 г. совершил поездку в США, встречаемый там повсюду ликующей толпой.

Во время Первой мировой войны, еще до вступления в нее США, отличилась истребительная эскадрилья ВВС Франции «Лафайет», собранная из американских летчиков-добровольцев. Командовал ею рожденный во Франции майор Рауль Лафбери, ставший одним из лучших асов той войны и погибший в бою в 1918 г.

В войне за независимость североамериканских колоний сражался и совсем еще юный аристократ Александр де Богарне — будущий первый муж Жозефины, генерал и командующий Рейнской армией, казненный в дни якобинского террора.

Наполеон Бонапарт был большим поклонником Джорджа Вашингтона. Когда отец-основатель США умер, только-только взявший власть первый консул Бонапарт объявил во Франции десятидневный траур. При Наполеоне, в 1803 г., Франция уступила Соединенным Штатам за 15 млн. долл. Луизиану.

Двум братьям императора французов выпало жить в США. Старший — Жозеф Бонапарт — эмигрировал за океан после падения Империи и прожил там до 1832 г., основав даже поселение. Но американскую ветвь фамилии Бонапартов пустил самый младший из братьев — Жером. Юношей определенный Наполеоном во флот, он в 1802 г. плыл с острова Гаити во Францию. Атакованный британскими кораблями, 18-летний Жером нашел убежище в США, осел там на некоторое время и в 1803 г. женился на дочери балтиморского купца Элизабет Паттерсон. У них родился сын, однако Наполеон Бонапарт не признал брак брата и в свойственной ему манере распоряжаться судьбами родственников вынудил Жерома вернуться во Францию, бросив первую семью и порвав связи с американской родней.

Внук Жерома Бонапарта (и, соответственно, внучатый племянник Наполеона) Шарль Жозеф Бонапарт (1851–1921) вошел в историю как ближайший соратник Теодора Рузвельта, занимал в его администрации пост атторней-генерала (что-то вроде представителя главы государства в судах) и, как считается, являлся главным идеологом антитрестовского законодательства, утвержденного при Т. Рузвельте.

Знаменитый символ американской демократии: Статуя Свободы, подаренная в конце XIX века Америке Францией. На табличке, которую Свобода держит в руке, между прочим, выбиты даты американской и французской революций.

Градостроителем Вашингтона — столицы США с 1800 г. — был француз по происхождению Пьер Шарль Л’Энфан. Да, многообразны связи этих двух стран.

Однако американо-французские отношения с самого их зарождения отнюдь не были идиллически-дружественными. Великая французская революция испугала правящие круги США, и они вскоре порвали дружбу с французами, начав искать сближения с недавним противником и злейшим врагом революционной Франции. В 1793 г. президент Вашингтон объявил о нейтралитете США в войне коалиции европейских держав против Франции, а в 1794 г. США заключили с Британией т.н. договор Джея — власти США пошли на сдачу многих позиций англичанам. Этот неравноправный договор вызвал крайнее возмущение в американском обществе и ратифицирован был лишь в результате вмешательства самого Вашингтона.

Фактически Штаты предали тогда Францию, и дело едва не дошло до войны между странами. У таких государств, как США, нет друзей — у них есть только интересы, достигаемые любыми способами без разбора друзей и врагов. И хорошей иллюстрацией отношения США к их союзникам служит нынешняя скандальная история с прослушкой французских высокопоставленных лиц.

Американское мессианство и «Явное предначертание»

Америка по сравнению с большинством европейских наций более религиозна, и религия играет в ее политике бóльшую роль: ссылками на бога и религиозную мораль все политические деятели США неизменно обосновывают интересы своего государства и свои действия. Правда, в последнее время религиозность в Америке все более сочетается с — как бы это корректнее выразиться — с таким образом жизни и с такими образцами сексуального и не только поведения, которые с религиозной моралью явно несовместимы. Однако их успешно совмещают и даже с легкостью находят обоснование всякого рода воинствующей толерантности в той же Библии.

Очевидно, причины этих удивительных этических метаморфоз лежат в том, что в советские времена у нас было принято официально называть — к насмешкам обывателей — «полным и окончательным загниванием капитализма»…

Большинство отцов-основателей США были людьми глубоко верующими — за исключением, пожалуй, только Б. Франклина, Джефферсона и Пейна, проявивших себя непоследовательными материалистами и склонявшихся к деизму. Буржуазную революцию в США готовили и совершали деятели куда менее радикальные, чем французские якобинцы, что и выражалось в их общем мировоззрении.

Так, сам Вашингтон утверждал, что «развитое общество основано на морали каждого гражданина, а мораль не может существовать вне религии».

Более высокая религиозность американского общества имеет исторические основания. В первых волнах переселенцев в Северную Америку большую часть составляли т.н. диссиденты, или нонконформисты — люди, гонимые на родине за веру, находившие прибежище в колониях с их большей веротерпимостью (там, во всяком случае, можно было на обширных малозаселенных просторах спокойно уединиться общиной единоверцев). Из государств победившего протестантизма сюда бежали католики; из стран, где верх взяла Контрреформация, — протестанты.

Из Англии вначале бежали пуритане, преследуемые англиканами, — ими были основаны т.н. пуританские колонии Новой Англии; а затем уже бежали англикане, преследуемые победившими в ходе Английской революции пуританами. В Америке обосновывались адепты самых диковинных протестантских сект: антитринитарии, меннониты и амиши, гернгутеры, квакеры, чешские (или моравские) братья. Не менее экзотические секты возникали в этом бурлящем вероисповедном котле уже в самих Соединенных Штатах: мормоны, адвентисты, свидетели Иеговы.

Таким образом, в этой стране концентрировались люди не просто верующие, но верующие чрезвычайно консервативные, с особой убежденностью в правоте своей веры, граничащей с ригоризмом и даже с фанатизмом. Некоторые группы амишей, скажем, до сих пор обособленно живут так, как жили их предки в XVIII веке, не пользуясь никакими благами цивилизации, даже электричеством и связью!

Свою новую родину — с ее необычайными природными богатствами, которые обеспечивали ей экономическое процветание, с ее веротерпимостью, да к тому же удаленную от беспокойной и вечно воюющей Европы, — ее набожные жители воспринимали как страну благословенную, богом избранную, как некий «рай на Земле». Уже в период колонизации Новой Англии пуритане стали рассматривать эту землю Новым Ханааном, «Землей обетованной», а себя — божьими избранниками, которым провидением предначертано построить «Новый Иерусалим».

Такие воззрения усилились после достижения независимости: американскому протестантизму отвели роль главного распространителя христианства из Старого Света на Запад. Этими идеями легко можно было обосновать истребление дикарей-индейцев, если те сопротивлялись их «приобщению к цивилизации».

Но поначалу представление о богоизбранности Америки носило, так сказать, сугубо «внутренний» характер. Соединенные Штаты долгое время придерживались политики изоляционизма, завещанной Вашингтоном: он призывал поддерживать мир и согласие с другими странами, развивать с ними торговые отношения, но при этом иметь с ними «как можно меньше политических связей». Принцип был прост: «Америка для американцев, Европа — для европейцев», и нечего лезть в чужие дела!

Укрепление американского капитала и вступление в эпоху империализма обусловили преодоление изоляционизма — США стали вмешиваться в дела других государств по всему миру, везде устанавливая свои «сферы интересов». И вот для обоснования такой политики была использована доктрина «Явного предначертания» (Manifest Destiny), объявляющая Соединенные Штаты мессией, богоизбранным мировым лидером, несущим свет всему человечеству. «Богоизбранность» логически ставит США выше международного права, а, с другой стороны, выставляет любое государство или лицо, противящееся воле Америки, врагом самого Всевышнего.

Самый термин «Явное предначертание», как считается, впервые употребил в 1845 г. в нью-йоркском журнале «Democratic Review» его редактор О’Салливен. Конкретно он тогда обосновывал богоизбранностью Америки аннексию Техаса.

После 1917 г. «Явное предначертание» приобрело особенное звучание, раз уж советские большевики выступили против религии, и, стало быть, борьба с коммунизмом под руководством США стала трактоваться как сугубо богоугодное дело, не терпящее никаких компромиссов. Одно время доктрина «Manifest Destiny» несколько отошла в тень, но затем по мере активизации в США «новых правых» она возродилась в обновленных формах, обслуживая политику неоглобализма. Теперь же, наверняка, ее поднимут на борьбу с «новым антихристом» Путиным…

Религиозные доктрины, обосновывающие империалистическую политику, вдвойне и втройне опасны — опасны тем, что дают их проводникам именно слепую, основанную на вере, а не на знании объективных законов общественного развития, убежденность в своей правоте. Мы знаем из истории, к чему приводил религиозный фанатизм крестовых походов. Соединенные Штаты тоже объявляли «крестовый поход» против СССР, едва не приведший к ядерной войне. И сегодня люди, свято верующие в то, что они выступают орудиями бога, запросто могут решиться на «ядерный Армагеддон», рассматривая его как некий «очистительный огонь», после которого на Земле, наконец, наступит неолиберальный «рай» для «богоизбранных».

Америке надо б одуматься и вспомнить заветы своих отцов-основателей жить в мире с другими народами и не лезть в их дела. Но это невозможно без того, чтобы США перестали жить «раздуванием пузырей» и постройкой «пирамид», вернувшись от финансового паразитизма к преобладанию производительного труда в соответствии со словами Дж. Вашингтона: «Никакая нация не может достичь процветания, пока она не осознает, что пахать поле — такое же достойное занятие, как писать поэму».

Две семилетки Миттерана и левые Франции 20 лет спустя

Его тактические достижения обернулись в перспективе стратегическим фиаско для...

Диалектика по Шекспиру

23 апреля — 400 лет со дня смерти величайшего драматурга и человековеда 

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Ошибка