Уроки Дядюшки Хо

19 Мая 2015 1 5

19 мая — 125 лет со дня рождения Хо Ши Мина (1890–1969)

На мой взгляд, Хо Ши Мин — один из самых ярких и незаурядных политиков в истории человечества. Легенды об этом человеке начали складываться еще при его жизни. Гуляют они в Интернете и сегодня, относясь, в частности, к личной жизни вьетнамского вождя, к его отношениям с женщинами (официально он никогда не был женат и детей не имел, так как целиком посвятил себя политической борьбе).

Стройный и подтянутый, с тонким интеллигентным лицом и живыми глазами, он просто не мог не привлекать к себе внимание окружающих. Хо Ши Мин обладал невероятным обаянием и силой убеждения. Говорят, самые злобные враги, однажды познакомившись и пообщавшись с политиком, проникались к нему уважением.

Он был борцом и шел к победе отнюдь не через предвыборную демагогию и заседание в уютных кабинетах. Были в его долгой жизни работа в эмиграции и в подполье, заочный приговор французскими колонизаторами к смертной казни и арест британцами в Гонконге, грозивший выдачей Франции и почти неминуемой смертью. Многие его соратники погибли в боях и во французских застенках.

Таким был 33-летний Нгуен Ай Куок (будущий Хо Ши Мин), когда он впервые приехал в СССР. Насколько известно, переводчиком к нему был приставлен не кто иной, как Осип Мандельштам, филолог по образованию

Таким был 33-летний Нгуен Ай Куок (будущий Хо Ши Мин), когда он впервые приехал в СССР. Насколько известно, переводчиком к нему был приставлен не кто иной, как Осип Мандельштам, филолог по образованию

Во время Второй мировой войны Хо Ши Мин больше года провел в Китае в гоминдановских тюрьмах, в самых нечеловеческих условиях. Немолодому узнику однажды дали десять ударов палкой по пяткам за «большевистскую пропаганду» в камере! За месяцы тюремных мытарств Хо поседел и у него выпали зубы.

Там революционер написал свой поэтический «Тюремный дневник», который вьетнамские литературоведы даже приравнивают к «Репортажу с петлей на шее» Юлиуса Фучика. «…Мне надо во Вьетнам, на родину мою. Китайский климат злой мне сковывает тело, но я не жалуюсь, я все-таки пою!» — сочинил Хо в каземате. «Пускай в стихах звенит и блещет сталь. Поэт — боец, других бойцов ведущий».

Да, слово тоже было его грозным оружием в борьбе! Одна из ипостасей Хо Ши Мина — блестящий политический журналист, умевший писать убедительно, в изысканно простом стиле, чуждом «красивому словцу», но при этом по-восточному образно и колоритно, как, для примера: «Революционное движение подобно приливу, а надежные активисты подобны сваям, которые удерживают песчаные наносы, когда волна схлынет».

Хошиминовский стиль работы с документами неизменно предполагал поиск позитивных формулировок. Однажды в поданном Хо Ши Мину на утверждение документе он прочитал фразу: «Без социализма народы не могут добиться полного освобождения». И сразу заменил ее на: «Только социализм может принести народам полное освобождение». Таким был образ мыслей этого человека, который родился в семье сельского учителя, овладел всеми богатствами культуры и науки, прошел самые суровые жизненные университеты, поднялся к вершинам власти — но остался все тем же простым крестьянским сыном и аскетичным спартанцем-подпольщиком.

«И великие люди вышли из села» [здесь и далее в заголовках разделов — образцы вьетнамской народной мудрости]

Хо Ши Мин родился 19 мая 1890 г. в деревне Кимлиен в Среднем Вьетнаме — в Аннаме (или Трунбо). Впрочем, в тот день родился… вовсе не Хо Ши Мин, а Нгуен Шинь Кунг. Был в старом Вьетнаме обычай: в определенные моменты жизни менять свое имя. Когда мальчик пошел в школу, его отец заменил ему «молочное» имя на Нгуен Тат Тхань — Нгуен-Триумфатор.

Окончательно выбрав для себя путь революционера — борца за освобождение родины, — молодой человек принял имя Нгуен Ай Куок — Нгуен-Патриот. И лишь в 50 лет, став признанным лидером коммунистов Индокитая, Нгуен взял, наконец, себе имя, под которым его знает весь мир — Хо Ши Мин, что значит «Умудренный».

Уважаемых людей во Вьетнаме принято почтительно называть «дедушкой» или «дядюшкой». Последнее и «прикрепилось» к Хо Ши Мину, которого стали величать Бак Хо — Дядюшка Хо. Ибо «дедушка» ему явно не подходило — до самых преклонных годов седовласого Хо Ши Мина отличали «юный» характер, легкость на подъем, энергия и задор, свойственные молодости, но никак не старости. 

В былые времена деревня во Вьетнаме жил впроголодь. Это нашло выражение и в поговорках вьетнамцев: «В августе опухнешь, в марте ноги протянешь». Август и март — то были самые голодные месяцы перед осенним и весенним сбором урожая риса. В фольклоре вьетов сполна отразилось и феодальное угнетение крестьянства, усугубленное угнетением колониальным: «Грабитель грабит, вельможа отбирает», «Богач ест, бедняк терпит», «В имуществе богатея притаилась змея». «Свой куан [феодал-чиновник] страшнее чужого». «У правителя — рис, у народа — долги». «Золота полно, а он еще и бедняцкие лохмотья забрать хочет». И, наконец, такое вот горькое признание: «Богачи наедятся и напьются, а бедняки бьются».

Впрочем, отец нашего героя — Нгуен Шинь Шак — обычным селянином не был. Он принадлежал к особому феодальному сословию «фобанг» — что-то вроде мелкого чиновника, книжника, овладевшего конфуцианской премудростью. Был он в родной деревне самым образованным и уважаемым человеком. Успешно сдав государственный экзамен, Нгуен Шинь Шак обрел право занимать самые высокие административные должности в столице колониального Вьетнама городе Хюэ, где располагалась резиденция императора — безвольной марионетки французов.

Долго, однако, Нгуен-старший не желал ехать в столицу делать карьеру. Он говорил: «Чиновники — это рабы среди рабов и даже в еще большей степени рабы». И все же в итоге переезд семьи в Хюэ состоялся, что сыграло в судьбе Хо Ши Мина решающее значение. Подросток был вырван из деревенской глуши и оказался в большом по меркам тогдашнего Вьетнама городе, приобщился к передовой культуре.

Обучение основам конфуцианства в сельской школе дополнило европейское образование во французской школе, а затем и учеба в лучшем высшем учебном заведении колониального Вьетнама — Национальном колледже. Здесь Нгуен Тат Тхань, воспитанный отцом в патриотическом духе и с детства сочувствовавший страданиям простого народа, окунулся в политическую жизнь студенчества и скоро втянулся в национально-освободительное движение. А оно в то время в основном ориентировалось на Японию — Страна Восходящего Солнца только-только сокрушила царскую Россию и оттого служила азиатским националистам образцом пути, по которому должны пойти и их страны. Однако юноша сразу почувствовал, что нужно искать другой путь и искать его там, откуда и пришли ненавистные поработители, — в Европе, в прогрессивной европейской политической мысли.

«Умный убеждает словами, а дурак — руками»

Именно для этого в 1911 г. будущий Хо Ши Мин отправился в длительное (в итоге на целых 30 лет!) путешествие на «белый» Запад — чтобы мир посмотреть да «чужеземных» знаний понабраться. «Мальчиком лет тринадцати я впервые услышал французские слова: свобода, равенство и братство — ведь для нас всякий белый — это француз. И мне захотелось познакомиться с французской цивилизацией, прощупать, что скрывается за этими словами», — вспоминал впоследствии Хо Ши Мин.

Он плавал помощником повара на французском пассажирском судне, жил в Нью-Йорке (в Гарлеме), Лондоне, Париже, не чураясь самых тяжелых и «черных» работ. Побывал молодой вьетнамец и мусорщиком, и истопником, и сотрудником в фотоателье. А после долгого и выматывающего трудового дня до полуночи упорно занимался самообразованием, запоем читая разнообразную литературу.

В Париже Нгуен Ай Куок издавал антиколониалистскую газету "Пария". Там публиковались не только его статьи, но и карикатуры

Еще на родине юный Нгуен Тат Тхань открыл для себя великих французов, в частности — Жан-Жака Руссо. В Европе, засиживаясь в библиотеках, он прочитал Шекспира, Диккенса, Гюго. Однако наиболее глубокое впечатление на молодого человека произвел роман Льва Толстого «Война и мир». Читая это произведение, он отметил в дневнике: «Нужно писать только о том, что сам видел и прочувствовал».

Много позже, шесть лет живя и учась в Советском Союзе, Нгуен Ай Куок выучил и русский язык. Как-то один советский журналист спросил уже президента Хо Ши Мина, трудно ли было ему освоить столь тяжелый для всякого азиата язык. Ответ был лаконичен: «Революционер должен знать язык Ленина».

Несомненно, одной из самых сильных сторон Хо как политика и журналиста была его всесторонняя и глубокая образованность. Он знал азиатские и европейские языки, классическую китайскую и западную литературу, сам сочинял стихи на китайском языке. Ознакомившись еще в детстве с традиционным конфуцианским учением, к которому у него тогда же выработалось критическое отношение, глубоко усвоив европейскую социалистическую науку, он в то же время прекрасно знал культуру и жизнь своего народа — что и позволило ему «подобрать ключ» к сердцам вьетнамцев, поднять их на борьбу за национальное и социальное освобождение.  

«Когда ветры соберутся, родится тайфун»

Поначалу будущий Хо Ши Мин являлся банальным националистом, и все французы без исключения представлялись ему богатыми и сытыми «господами», надменными и наглыми угнетателями-колонизаторами. Оттого первое его прибытие в Марсель вызвало у юноши настоящий шок: Нгуен увидел «город контрастов», закопченные жалкие лачуги на окраинах, множество бедно одетых французов, он видел проституток, торгующих телом подле портовых таверн. И он с удивлением сказал своему товарищу, работавшему, как и он, гарсоном на судне:

— Оказывается, во Франции, как и у нас на родине, есть бедные люди. Почему же французы не обеспечили и не просветили своих соотечественников, прежде чем «учить» нас?

Титульная страница
Титульная страница "Тюремного дневника" Хо Ши Мина

Так Нгуен обнаружил, что «не все французы одинаковые», что средь них тоже есть богатые и бедные, тоже существуют эксплуатация и несправедливость, так что лозунг «Свобода, равенство, братство» при существующем мироустройстве — всего лишь фикция, словоблудие. Он примкнул к социалистам и в 1918 г. вступил в Социалистическую партию Франции. А в 1920 г. Нгуен прочел в «Юманите» «Первоначальный набросок тезисов по национальному и колониальному вопросу» В. И. Ленина, который и сформировал окончательно мировоззрение нашего героя.

В декабре 1920-го на собравшемся в городе Тур съезде Соцпартии Нгуен Ай Куок был единственным делегатом, представлявшим французские колонии. Он выступил с пламенной речью, рассказав о зверствах колонизаторов на его родине и потребовав, чтобы партия решительно выступила против политики колониализма. Также он поддержал предложение о вступлении в III Интернационал, поскольку это, как он доказывал, важно для решения колониального вопроса.

На съезде развернулась острая борьба между сторонниками и противниками Коминтерна. Итогом стал раскол партии. Большинство после ухода «правых» и «центристов» приняло резолюцию о создании Французской коммунистической партии и 30 декабря в 2:30 ночи открыло первый съезд ФКП. Среди учредителей новой партии был и будущий Хо Ши Мин — первый коммунист в истории Вьетнама.

«За сто лет стирается даже камень, но слово народное и через тысячу лет не сотрется»

Чем наглядней и ярче всего отличается подлинный революционер и патриот от нечистоплотного демагога, лишь «примазавшегося» к революции или же называющего «революцией» переворот, совершенный в далеко не благородных целях, — так это личной скромностью, простотой в быту, презрением к роскоши и богатству, если даже хотите — идейным и моральным ригоризмом. Такими были М. Робеспьер, Дж. Гарибальди, В. Ленин, Э. Че Гевара. Таким был и Хо Ши Мин.

Фидель Кастро Рус охарактеризовал основателя современного Вьетнама как «самого скромного и последовательного марксиста-ленинца нашего времени». Когда Сальвадору Альенде задали вопрос: «Какие три достоинства политических деятелей Вы хотели бы иметь и с кого Вы брали бы пример?», он ответил: «Цельность, человечность и величественную скромность Хо Ши Мина».

Сам Хо учил молодых: «В любом деле думай в первую очередь не о себе, а о соотечественниках, обо всем народе… Иди в первых рядах, когда трудно, и занимай последнее место, когда речь идет о вознаграждении». И это не были просто слова — «величественная скромность» вошла в те самые бесчисленные легенды о Бак Хо!

2 сентября 1945 г. он, стоя перед зданием оперного театра в Ханое, зачитал исторический документ — Декларацию независимости Вьетнама, будучи одетым в поношенную военную форму цвета хаки и шлепанцы на босу ногу!

Во время Первой Индокитайской войны 1946–54 гг. 60-летний Хо Ши Мин вел жизнь обыкновенного партизана со всеми ее трудностями и невзгодами, совершая нередко пешие переходы на сотни километров в горах и непроходимых зарослях. Зачастую он, имея-таки возможность ехать на автомобиле, отказывался от этого — ибо автотранспорт был важнее для перевозки боеприпасов и раненых.

В джунглях он оборудовал свой, как он сам в шутку говорил, «президентский дворец» — простое крестьянское жилище из бамбука с земляным полом и крышей из пальмовых листьев. Циновка на полу. Рабочий инструмент — старенькая пишущая машинка. Кипы газет и журналов на столе. Общаясь с кинорежиссером Романом Карменом, Хо Ши Мин заметил: «А я привык к такой жизни. …К этому приучили меня годы революционной борьбы, подполья. Легок на подъем, как партизан. За пять минут соберусь и готов в поход». А на вопрос о том, сколько часов в день он работает, ответил: «Меня будят птицы, а ложусь я, когда на небе появляются звезды».

И даже вернувшись в Ханой и став «полноценным» президентом, Хо Ши Мин поселился не в самóм президентском дворце, а в скромном деревянном домике в парке на территории резиденции, возле пруда. Вечером после работы придавался непритязательному досугу: поливал цветы возле своего жилища, кормил рыб в пруду.

Когда начались массированные американские бомбардировки, президент не эвакуировался, а продолжал жить и работать в том же домике, вселяя уверенность в сердца сограждан. Лишь по сигналу тревоги он, как все, дисциплинированно надевал на голову каску и спускался в бомбоубежище.

Таким — скромным тружеником — Хо Ши Мин остался навеки в памяти народа. За это его и любят во Вьетнаме спустя почти полвека после смерти. Тогда как иных деятелей, озабоченных обогащением, «переделом собственности» и скупкой элитной недвижимости под красивые «патриотические» словеса, ждут забвение и презрение…

«Мудрая птица бережет перья, мудрый человек — слова»

Выдающийся политик, на мой взгляд, — тот, у которого принципиальность, стойкость в отстаивании интересов своего класса и своего государства органически сочетаются с гибкостью, с готовностью к компромиссу. Причем второй момент обязательно должен быть подчинен первому, должен служить лишь тактическим средством достижения стратегической цели; и, кроме того, политик всегда должен уметь объяснить своим соратникам необходимость и смысл компромисса, поскольку его, компромисс, сторонники легко могут принять за отступление и предательство.

Хо Ши Мин вышеуказанными качествами обладал сполна, и наиболее ярко он их проявил, пожалуй, в самый первый год после обретения страной независимости в 1945 г. Внутри- и внешнеполитическая обстановка тогда сложилась сложная, критическая; независимость, завоеванная дорогой ценой, «повисла на волоске».

На юге Вьетнама под предлогом разоружения японских войск высадились англичане, подготавливавшие возвращение французских войск и французской администрации. Активизировались всякого рода националистические партии, на словах рьяно выступавшие за независимость, но на деле готовые сдать ее ради удовлетворения своих шкурных интересов. Повылазили откровенно опереточные личности, про каких во с иронией Вьетнаме говорят: «дракон с головой креветки».

Портрет Хо Ши Мина на банкноте в 500000 донгов.

Но хуже всего было то, что север страны оккупировала 200-тысячная армия гоминдановцев, которые хотели насадить во Вьетнаме подконтрольное Чан Кайши правительство, свергнув Хо Ши Мина, и попросту грабили страну. Разразился страшный голод, от которого умерли 2 млн. чел. Казна молодой республики была пустой. Ждать помощи из СССР и от китайских коммунистов было нереально — Вьетнам был отрезан от них. Рассчитывать можно было только на свои слабые силы.

И Хо Ши Мин прибегнул к неординарным решениям. Одним из них стал шаг, который некоторые товарищи сочли предательским и вредительским: распустить Коммунистическую партию Индокитая! А сделано это было для того, чтобы выбить козыри из рук врагов, не позволить им разобщить вьетнамский народ. В той ситуации для Хо Ши Мина было важнее сберечь завоеванную независимость страны, пусть даже и поступившись постулатами классовой борьбы. После формального роспуска партии у противников не осталось аргументов: да нет у власти никаких коммунистов!

Но фактически они пошли в январе 1946 г. на выборы в Национальное собрание и, несмотря на террор колонизаторов (были даже случаи, когда авиация французов бомбила избирательные участки, погибло немало народа!), одержали убедительную победу. Лично Хо Ши Мин набрал 98,6% голосов и на первой сессии парламента был избран президентом Вьетнама. Мудрый политик, способный к маневру, продумывающий каждое свое слово и действие, красиво переиграл врагов!

Лавируя, он заключил соглашение с французами, на время отказавшись даже от термина «независимость» в официальных документах, и с их помощью добился ухода чанкайшистских полчищ. И Хо Ши Мин упрямо «гнул свою линию», стремился выиграть время и подготовиться к решающему сражению за независимость. В том, что за нее еще придется повоевать с Францией, он нисколько не сомневался.

«Если уверен, что выстоишь, — вставай против ветра!»

Про невиданный героизм вьетнамцев, проявленный ими в ходе войны против Америки, знают все. А вот война 1946–54 гг. остается у нас «малоизвестной страницей истории». Между тем, именно в ходе той войны была «выкована» народная армия Вьетнама и совершено никак не меньшее массовое геройство. Особенно это проявилось в решающем сражении у Дьенбьенфу весной 1954 г.

Французы превратили этот ключевой населенный пункт в горах на северо-западе Вьетнама в неприступную крепость. Обороняли ее 16 тыс. солдат и офицеров — отборные части, включая парашютистов, марокканских и алжирских снайперов, а также Иностранный легион, в котором служили немцы — участники Второй мировой войны. Гарнизон исправно снабжался всем необходимым по воздуху.

Вьетнамское командование собрало у Дьенбьенфу 50 тыс. бойцов с пушками и минометами. Непосредственно ими командовал легендарный генерал Во Нгуен Зиап (человек умер совсем недавно, 4 октября 2013 г., прожив 102 года!). Операция готовилась с необычайной тщательностью. Чтобы подвести к крепости артиллерию, в горах проложили 300 км дорог. Причем сделано это было втайне от противника — несмотря на то, что французская авиация висела в воздухе. Строили по ночам, без освещения, буквально наощупь, а днем аккуратно маскировались. Кроме того, в скалах вокруг Дьенбьенфу были выдолблены казематы для орудий.

Во всех этих титанических работах участвовали тысячи простых крестьян — женщины, старики, дети. 105-мм пушки подтягивали, опять же, ночью — тащили их на руках, в кромешной тьме, рискуя сорваться в пропасть.

Вьетнамцы под носом у противника прорыли 200 км туннелей и глубоких траншей, подводя их вплотную к позициям французов, с тем, чтобы до минимума сократить расстояние для последнего броска на врага при атаке.

Обо всех этих приготовлениях французы даже не догадывались — все это стало для них сюрпризом 13 марта, когда начался штурм. Ударила артиллерия, в т.ч. прославленные «катюши», доставленные из СССР. При первых взрывах их снарядов немцы из Иностранного легиона бросили оружие и попадали ниц на дно укрытий с криками: «Это — огонь Сталинграда!» Вьетнамская артиллерия буквально смела аэродром, уничтожив на нем 20 самолетов. Взлетная полоса была разрушена, из-за чего снабжение Дьенбьенфу по воздуху практически прекратилось.

Хо Ши Мин на советских почтовых марках

Французы ожесточенно сопротивлялись, причиняя атакующим вьетнамцам большие потери, но те волнами накатывались на противника, беря дот за дотом. Последний приступ случился 7 мая, и к этому моменту под началом коменданта Дьенбьенфу генерала де Кастри (в генералы его произвели как раз накануне) осталась всего 1000 боеспособных солдат. В тот же день он вынужден был отдать приказ о капитуляции. Над его командным пунктом взвился красный флаг ДРВ.

Для французской армии произошла настоящая катастрофа: 2293 человека убитых, более 5000 раненых, 11000 солдат и офицеров попали в плен. Франции пришлось сесть за стол переговоров и подписать Женевские соглашения 1954 г., признававшие независимость Вьетнама. По словам Хо Ши Мина, «впервые в истории небольшая колониальная страна вышла победительницей в единоборстве с крупной колониальной державой».

«Прямое дерево и умирает стоя»

Однако то было лишь начало борьбы. Вьетнам оказался разделен по 17-й параллели. Хо никогда не сомневался в победе и объединении своей страны. Еще в 1946 г. он заявил: «Вьетнам — одна страна, вьетнамцы — один народ. Реки могут высохнуть, горы — разрушиться, но эта истина не изменится никогда». В своем политическом завещании Хо Ши Мин написал: «Пусть сохранятся наши горы, реки и люди. После победы над американской агрессией мы построим нашу страну в десять раз прекрасней, чем сегодня». Но до этого момента Бак Хо, увы, не дожил.

Скончался он 3 сентября 1969 г., на следующий день после празднования очередной годовщины независимости. Рассказывают, что в последний раз придя в себя, он произнес: «Как идут дела на Юге? Будет ли 2 сентября праздничный салют в Ханое?» Даже на смертном одре президент думал единственно о своей родине...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Look

Вот интересно, этот очерк подпадает под запрет нового мракобесного антикоммустистического закона. Может ли биография выдающегося человека быть запрещена. Эти все вопросы показывают, какие же селюки сидят в раде. И страна вынуждена опускаться до их уровня. Надолго ли...

- 13 +
Ошибка