ОМКФ, день восьмой. Закон против милосердия

23 Июля 2016 0

Наркота вместо пленки. Тройное сальто-обман с лесбийским пируэтом. Парень в социальной преисподней. А вот я бы дал Молчановой. Любовная трагедия от еврея-мусульманина

Крик из «Очень большого фильма». Персонажу не больно – он просто снимается в кино

Последней лентой Международного конкурса стал ливанско-катарский  «Очень большой фильм» Мир-Жана Бу Шаая. Поначалу он выглядит как суровая социальная драма: арабский Ближний Восток, три брата, наркоторговля, убийство, тюрьма, старший, Зияд, хочет завязать, но его подставляют, ну и все такое прочее. Однако в середине фильма прикарманивший крупную партию каптагона Зияд узнает о хитроумном способе переправки наркотиков – в коробках для непроявленной кинопленки, которые якобы не подлежат досмотру. А поскольку получить разрешение на вывоз такой пленки может только настоящий режиссер, Зияду придется снимать кино. В драме Бу Шааи появляются все более ощутимые нотки фарса, так что выходит уже вовсе не драма, а памфлет. Все это забавно, местами смешно, но, в общем, не более.

«Служанка» предупреждает: иногда однополая любовь начинается с невинного массажа стоп

В пятницу состоялись сразу две ударных показа из секций «Гала-премьеры» и «Фестиваль фестивалей». Первым стала «Служанка» Пак Чхан-Ука. Автор «Олдбоя» снял 2,5-часовую эротическую ретро-драму о том, как два корейских проходимца, вернее, один проходимец и одна проходимица, решили обмануть богатую японскую наследницу. Фальшивая служанка должна склонить девушку к замужеству с фальшивым графом и к бегству из дому, а потом бедняжку облапошат и сдадут в психушку. В каждой следующей части картины оказывается, что на самом деле все не так, как мы думали, обман тут двойной и даже тройной, злодеи превращаются в жертвы, а в результате торжествует любовь, причем однополая. Очень красивое, эстетское кино, как всегда у Пак Чхан-Ука, но то, что в Канне победил не он и не Рефн с «Неоновым демоном», и не Альмодовар с «Джульеттой» а Кен Лоуч с лентой «Я, Дэниел Блейк» лично меня только порадовало.

Героям фильма «Я, Даниел Блейк» нечасто удавалось радоваться жизни – мешала система социального обеспечения

Заглавный герой фильма Лоуча – пожилой британский парень-работяга, переживший сердечный приступ и попавший в жесткие тиски бестолковой системы социальной защиты, которую впору назвать системой социального нападения. Насчет «парня» не оговорка – одинокому вдовцу Дэниелу сильно за шестьдесят, но держится и ведет он себя чисто по-мальчишески, в хорошем смысле этого слова – то есть непосредственно, с грубоватым юморком, с задиристым гонором и с обостренным чувством справедливости. Конечно, это лента об идиотизме социальных институтов, превратившихся в бездушную машину, не знающую жалости и сострадания, но в не меньшей степени она – о человеческом достоинстве и способности идти наперекор правилам. А еще о том, что милосердие важнее закона, особенно если закон никуда не годится.

Екатерина Молчанова в роли Фанни Каплан, террористки, которой не было

И снова о бабушке. Пресловутую картину Алены Демьяненко «Моя бабушка Фанни Каплан» я все-таки ухитрился, хоть и не полностью, но посмотреть (на дополнительном показе для прессы снова был переаншлаг). Всерьез относиться к ней совершенно невозможно – слишком вольная историческая фантазия, слишком много киношной и литературной тусовки задействовано в этом фильме, слишком небрежно режиссер относится к сюжетным деталям и мотивациям поступков персонажей. Почему-то кажется, что, несмотря на драматизм рассказанной в картине истории, на съемочной площадке обычно веселились и дурачились. Кстати, Мирослав Слабошпицкий, сыгравший в ленте Демьяненко врача Дмитрия Ульянова, влюбленного в пациентку Фанни Каплан, уже получил приз за лучшую актерскую работу в Национальном конкурсе, хотя лично я отдал бы эту награду прекрасной Екатерине Молчановой. Не знаю, как женщины, а большинство мужчин со мной наверняка согласятся.

Любовь в фильме «Али и Нино» счастливая, взаимная, но, увы, недолгая

Под вечер заглянул на «Али и Нино» британца Асифа Кападии, ленту о любви азербайджанца-мусульманина и грузинки-христианки в Баку времен нефтяного бума, Первой мировой войны и российской революции. Сам фильм относится к массовому кино и не слишком примечателен. Другое дело, что снят он по знаменитому одноименному роману Курбана Саида, ставшему хитом в 1970-е, но написанному еще в 1937-м. При этом только в 2000-х стало известно, что псевдоним «Курбан Саид» принадлежал удивительному человеку Лео Нусимбауму, бакинскому еврею, принявшему ислам, ставшему блестящим немецким интеллектуалом и умершему в нищете и забвении в 1942-м в возрасте 37 лет. Подробности его невероятной судьбы описаны в книге Тома Рииса «Ориенталист»; прочтите, не пожалеете.

Сегодня ОМКФ объявит победителей. О триумфаторах Одесского международного и о том, как отнеслись к решениям жюри пишущие о кино коллеги-журналисты, читайте в завтрашнем репортаже.

Фото предоставлено пресс-службой ОМКФ

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Ошибка