Конец ближневосточной однополярности

24 Февраля 2016 4.8

Западные технологии являются необходимым условием экономического развития Ближнего Востока, но расплатой за сближение с Западом зачастую становится политическая нестабильность, Reuters

22 февраля после длительных переговоров Москва и Вашингтон заявили о том, что достигли соглашения о режиме прекращения огня в Сирии. После единогласного принятия Совбезом ООН резолюции по Сирии в конце 2015 года, это первый серьезный шаг вперед. Прекращение огня должно вступить в силу 27 февраля, причем на ИГИЛ, «Джебхат ан-Нусру» и другие группировки, включенные в перечень террористических организаций ООН, оно не распространяется. Планируется, что все стороны, согласные с условиями перемирия, должны сообщить о своем решении не позднее полудня 26 февраля по местному времени.

Скорее всего, по негласным договоренностям Москва должна была повлиять на президента Сирии Башара Асада, а Вашингтон – на пеструю «умеренную оппозицию». Официальный Дамаск уже согласился с предложением, правда, с оговорками, что борьба с террористическими формированиями будет продолжена. Башар Асад даже успел назначить парламентские выборы на 13 апреля, впервые с 2012 года. Что касается оппозиции, основная группа, действующая под эгидой Саудовской Аравии, также дала добро на перемирие, если им предоставят некие «международные гарантии». Ирак и Иран тоже одобрили предложенный план.

Все это не означает, что режим прекращения огня в полной мере вступит в силу или долго продержится. В запутанном ближневосточном клубке слишком много факторов, которые могут сорвать хрупкие договоренности. Это и неконтролируемые «умеренные» боевики, и Саудовская Аравия с Катаром, которые не отказались от идеи свержения режима Асада, и Турция, продолжающая воевать с курдами, и многое другое. Госсекретарь США Джон Керри уже заявил, что Вашингтон готовит «план Б» на случай срыва договоренностей. Причем, похоже, что виновными в нем заочно назначены россияне. По крайней мере, Bloomberg сообщил, что в США не исключают новых санкций против России, на этот раз уже за нарушение режима прекращения огня в Сирии.

Разделились аналитики и в оценках самого соглашения. Одни считают его реальным шагом к установлению мира, правда, с возможным разделением страны по боснийскому сценарию. Другие полагают, что это только краткая передышка, после которой боевые действия будут продолжены. Причем передышка не в пользу Дамаска – ведь до заключения соглашения правительственные войска начали одерживать значимые победы и были близки к тому, чтобы освободить Алеппо и начать наступление на столицу ИГИЛ Ракку. Но нужно признать, что силы Асада, пусть и при поддержке российских ВКС, Хезболлы и иранского спецназа, сильно истощены за четыре с лишним года войны. Поэтому правительству стоит использовать любую возможность установления шаткого, но мира.

Пять месяцев назад, когда началась операция российских Военно-космических сил в Сирии, многие наблюдатели, особенно на Западе, отнеслись к ней с нескрываемым скепсисом. Одни предсказывали ей оглушительный провал, другие говорили, что ВКС ограничатся парочкой номинальных бомбардировок и потом начнут искать повод потихоньку уйти из страны. Но сейчас даже критики вынуждены признать, что России удалось если не переломить, то уж точно изменить ситуацию в арабской республике. Хотя выводы делать преждевременно, впервые за более чем четыре года гражданской войны в Сирии, появился шанс на то, что кровопролитие будет остановлено.

Напомним, что гражданская война в Сирии началась с протестов «арабской весны» в уже далеком 2011 году. С тех пор только по официальным данным погибло более 300 тысяч человек, как минимум  4 миллиона бежали из страны, миллионы стали внутренними переселенцами. Большая часть территории перешла под контроль террористических организаций, а оставшиеся земли оказались разделены между курдами, официальным Дамаском и «умеренной оппозицией», поддерживаемой США.

В сентябре 2014 года Вашингтон сформировал так называемую антитеррористическую коалицию, в которую номинально вошло более 60 стран. На деле все сводилось к вялым бомбардировкам США и нескольких их союзников, причем зачастую не позиций террористов, а правительственных войск. За год операции коалиция не сумела добиться сколько-нибудь значимых успехов, хотя союзники рапортовали о том, что уничтожено более трех тысяч боевиков. Зато ИГИЛ и прочим экстремистам удалось расширить занимаемую территорию. На тему того, что главной целью США, Саудовской Аравии, Катара и других их союзников  являлась не борьба с террористами, а свержение режима Башара Асада, написано так много статей, в том числе в западной прессе, что повторяться не имеет смысла.

Российская операция началась почти ровно через год, в сентябре 2015 года (и, в отличие от американской, по официальной просьбе властей Сирии). Сначала Генштаб публиковал красочные видео уничтожения целей, были и громкие операции вроде атаки ракетами «Калибр» из Каспийского моря. Затем сводки с сирийского фронта затихли, что дало повод некоторым говорить о том, что операция не приносит желаемых результатов. Но в 2016 количество начало переходить в качество. Только с начала года было освобождено более 150 сирийских поселений в разных провинциях. Были перерезаны маршруты, по которым ИГИЛ торговал контрабандной нефтью. По данным Генштаба, самолеты ВКС в Сирии выполнили более 6 тысяч боевых вылетов, а также произвели пуск около 100 крылатых ракет морского и воздушного базирования.

Об успехах правительственных войск и российских сил можно было судить даже не по официальным сводкам, а по косвенным признакам. Как только им удавалось совершить какой-то прорыв, западные лидеры начинали обвинять их в гибели мирных жителей. Апофеозом стало выступление Джона Керри, который в начале февраля после встречи с президентом Колумбии прямо заявил, что Россия «убивает мирных женщин и детей», как обычно, впрочем, не приведя никаких доказательств.

Хотя нельзя исключать, что жертвы среди гражданского населения действительно есть, как случается на любой войне, похоже, что эта информационная кампания должна была создать необходимый фон для переговоров о перемирии. Впрочем, желаемого результата достигнуть не удалось.

Сам факт того, что переговоры по сирийскому урегулированию велись практически двусторонне между Москвой и Вашингтоном свидетельствует о том, что геополитический расклад сил в регионе кардинально поменялся. Если до сентября 2015 года там царила однополярность, то всего за пять месяцев России удалось стать полноправным игроком и начать реально влиять на ситуацию.

Несмотря на обострение отношений или даже новую «холодную войну», Западу приходиться разговаривать и договариваться с Москвой, чтобы хоть немного  упорядочить свой «управляемый хаос», который оказался не таким уж управляемым. Возможно, именно эта попытка не приведет к окончательному урегулированию, но теперь, по крайней мере, выход из кризиса уже не кажется фантастикой, как еще полгода назад.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Ошибка