Российская буря в сирийской пустыне

№29–30(743) 9 — 15 октября 2015 г. 01 Октября 2015 3 4.7

30 сентября, спустя всего два дня после своего выступления на Генассамблее ООН, президент России Владимир Путин «внес в Совет Федерации предложение о принятии постановления Совета Федерации о согласии на использование контингента Вооружённых Сил за пределами территории Российской Федерации». И уже в тот же день по наземным целям боевиков «Исламского государства» в Сирии были нанесены точечные удары авиацией РФ.

Как сказано на сайте президента России, его предложение было основано на пункте «г» части 1 статьи 102 Конституции РФ. Подчеркивалось, что вооруженные силы будут использоваться лишь «на основе общепризнанных принципов и норм международного права».

Совет Федерации с главнокомандующим не спорил, обсуждение в закрытом режиме длилось менее часа, после чего все единогласно проголосовали «за». Глава администрации президента России Сергей Иванов объяснил, что военной помощи попросил президент Сирии Башар Асад, и это делает проведение операции полностью законным.

Бомбить, не погружаясь с головой

Как всегда у российского руководства, все очень легитимно. «Участие России в антитеррористической операции в Сирии осуществляется на основе международного права в соответствии с официальным обращением к нам президента Сирийской Арабской Республики», — пояснил глава РФ, упомянув вмешательство извне в дела очень непростого региона, в котором давно существуют «межгосударственные, внутриполитические, религиозные и межэтнические противоречия».

Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков даже отметил, что Россия фактически единственная страна, которая «будет осуществлять операцию на легитимной основе, а именно — по просьбе легитимного президента Сирии». Как известно, у американской коалиции никаких санкций на проведение спецоперации в Сирии — ни от ООН, ни от Дамаска — нет.

Собственно, о бесцеремонном вмешательстве в сирийские дела сказано было уже все что только можно, и жирную черту Путин подвел 28 сентября в Нью-Йорке. Тогда все собравшиеся должны были четко уяснить, что пора переходить от действий бесцеремонных к их противоположности.

Что касается конкретики, Сергей Иванов сообщил, что сирийская армия будет поддерживаться исключительно с воздуха и никаких наземных операций не планируется. В дальнейшем стало известно, что в Сирию отправятся не солдаты-срочники, а лишь офицеры и контрактники, которые добровольно на это пойдут (так пояснил первый замначальника Генштаба Вооруженных сил РФ генерал-полковник Николай Богдановский). И вообще, как заметил Владимир Путин на совещании правительства, «учитывая все обстоятельства, мы, разумеется, не собираемся погружаться в этот конфликт, что называется, с головой».

Позднее в западных СМИ стали появляться новости и статьи со ссылками на неких инсайдеров о том, что Россия якобы готовится и к наземной операции в Сирии. Например, такая информация 6 октября была обнародована не в каком-нибудь таблоиде, а на телеканале CNN, которому дали интервью «сотрудники Пентагона» на условиях анонимности. Буквально через несколько часов официальный представитель МИД РФ Мария Захарова опровергла ее, заявив, что Пентагону стоит говорить о своих подозрениях открыто, а не через «вбросы» в СМИ.

Можно, конечно, не верить словам дипломатов и военных, но и логика с фактами свидетельствуют о том, что начинать наземную операцию России невыгодно. Г-жа Захарова подчеркнула, что такие шаги сразу вызвали бы ассоциации с афганской кампанией, которая крайне тяжело сложилась для СССР, и «возврата туда не будет». Эксперты также отмечают, что пока российские силы не начнут нести заметные потери, общество будет поддерживать кампанию в Сирии.

Именно поэтому решение ограничиться только воздушной операцией выглядит разумно. Официальный представитель ведомства генерал-майор Игорь Конашенков рассказал, что «самолеты российских ВКС наносят удары по военной технике, узлам связи, транспортным средствам, складам оружия, боеприпасов и горюче-смазочных материалов, принадлежащим террористам ИГИЛ». Буквально через несколько часов после официального объявления о начале операции российское военное ведомство обнародовало видеокадры нанесения авиаударов по позициям ИГ. Всего, по словам Конашенкова, было совершено около 20 вылетов, самолеты ВКС нанесли удары по восьми объектам группировки. В результате были поражены перечисленные представителем Минобороны РФ объекты, а командные пункты управления формированиями боевиков в горной местности «полностью уничтожены».

В последующие дни также совершалось около 15—20 вылетов, и в Минобороны РФ рапортовали об уничтожении командных пунктов и тыловой инфраструктуры в разных районах страны. Пентагон, впрочем, не спешит разделять оптимизма. В ряде западных СМИ, в том числе в том же CNN, появились публикации, в которых неназванные чиновники из Вашингтона предполагают, что истинная цель российской операции в Сирии вовсе не борьба с ИГ, а сокрушение так называемой умеренной оппозиции в стране.

Официальные лица были корректней в формулировках, но тоже весьма недвусмысленно дали понять, что не исключают такой сценарий. «Мы должны очень тщательно проверить информацию, но похоже, что российские авиаудары начались в районах, в которых не было сил ИГ. Если это так, подобные действия неизбежно приведут к разжиганию гражданской войны в Сирии», — заявил глава Пентагона Эштон Картер.

Позднее Associated Press сообщило, что на позициях возле Хомса, о которых говорил Картер, действительно нет ИГ. Зато есть Джебхат ан-Нусра. Некоторые украинские блогеры тут же бросились записывать их в «умеренную оппозицию», но вообще-то это сирийское крыло «Аль-Каиды», которую союзником мировой демократии назвать сложно.

Кстати, реакция украинских экспертов и комментаторов в соцсетях на начало российской операции в Сирии — отдельная тема. Видимо, не все поняли, что логика «враг моего врага — мой друг» работает не всегда. Поэтому соцсети буквально взорвались возмущением по поводу подлой агрессии России против «Исламского государства». На полном серьезе некоторые пользователи и даже аналитики стали предаваться рассуждениям вроде: «Что мы вообще знаем об ИГИЛ? Может, они просто хотят жить по законам шариата? Какое право имеет Россия их бомбить?» Хочется верить, что здравый смысл восторжествует, и эти «трендсеттеры» общественного мнения все-таки не пойдут брататься с радикальными исламистами. С другой стороны, они не так далеки и от украинских политиков, включая самый высокий уровень.

Госсекретарь США Джон Керри, озвучивая позицию Вашингтона, свел ее к тому, что если Россия действительно бомбит ИГ — это хорошо, а если позиции Свободной сирийской армии или еще кого-то из условно «умеренных» — это плохо. Не исключено, что вопрос о том, кого же бомбят российские самолеты, будет решен исходя не из фактов, а из политической целесообразности для Вашингтона.

Так, после некоторых раздумий в The Wall Street Journal появилась публикация, где американские чиновники обвинили Москву в нанесении ударов по позиции ССА, которую они официально поддерживают. Якобы в результате одного из ударов погиб командир Свободной сирийской армии. В общем, теперь Россия и Запад могут обмениваться равными обвинениями. Если раньше российские политики и чиновники вплоть до главы МИД Сергея Лаврова прямо или косвенно обвиняли американцев в том, что их коалиция неэффективна, так как ставит перед собой цель не победить ИГ, а свергнуть Асада, то теперь Москве придется доказывать, что она начала операцию не для того, чтобы удержать его у власти. Они оба тут будут правы.

Лучше вместе ударим по иблисам

В любом случае в данный момент США не собираются вмешиваться в ситуацию и хотят посмотреть, как будут развиваться события. Пока что российские самолеты не входили в воздушное пространство, которое контролируется американцами. Но понятно, что если операция будет продолжаться, этого не избежать.

Вот тут и возникает важный вопрос — согласованность действий разных коалиций, намеренных стереть с лица земли ИГ. Договорились ли в Нью-Йорке Путин с Обамой вместе, так сказать, ударить (почти как это предрекал Жириновский, хотя и по другому месту) — конечно же, вряд ли. Хотя уже была информация, что в сентябре в Москве прошла встреча представителей Службы внешней разведки РФ и Центрального разведывательного управления США, посвященная как раз взаимодействию в Сирии и обмену разведданными в борьбе против «Исламского государства». Аналогичные контакты были и на уровне оборонных ведомств.

Если верить публикациям в СМИ, вопрос координации действий обсуждался и во время визита Биньямина Нетаньяху в Москву. Якобы была даже создана соответствующая контактная группа из представителей Минобороны РФ и ЦАХАЛ, которая должна предотвратить возможные инциденты в воздушном пространстве.

В то же время в первые же часы официального участия России в сирийской войне Fox News сообщил со ссылкой на некоего высокопоставленного американского чиновника, что Россия призвала США немедленно убрать военные самолеты из Сирии. Напомним, военные самолеты США, как и, например, Франции, в отличие от российских, Башар Асад не приглашал.

Позже другой высокопоставленный представитель Пентагона сообщил тому же каналу, что США не собираются использовать авиацию в небе над Сирией. Российские военные эксперты еще накануне выступления Владимира Путина в ООН указывали на то, что количество вылетов коалиции над территорией Сирии значительно снизилось, причем не только самолетов, но и беспилотников.

На уровне военных ведомств проходят консультации, которые должны помочь избежать конфликтных ситуаций. Но будут ли российские и американские самолеты, как советские и британские летчики на знаменитом рисунке Кукрыниксов, «рукопожиматься», сбрасывая бомбы на ИГ, — большой вопрос.

Похоже, что скорость, с которой Россия начала операцию, застала Запад врасплох, и его лидеры еще не сориентировались, как себя вести, поддерживать Москву или обвинять. Поэтому и делают противоречивые заявления. Например, президент Франции Франсуа Олланд 2 октября заявил, что Россия должна бомбить ИГ и только ИГ. Но уже 5 октября министр иностранных дел страны Лоран Фабиус в эфире радио Europe 1 пояснил, что это была просто краткая формулировка, и бомбить можно ИГ и «другие группировки, которые являются террористическими»1.

Возможно, врасплох были застигнуты и исламисты, и именно на это был расчет российского военного командования. Американская коалиция воюет с ИГ больше года и пока может похвастать очень скромными успехами, если вообще может. Радикалы только захватывают новые территории и уничтожают памятники культурного наследия вроде Пальмиры. Впрочем, и сама коалиция состоит из 60 стран лишь на словах. На самом деле активно в операции участвуют 5—7 стран, да и то не очень охотно. Та же Франция после инцидента с расстрелом редакции сатирического еженедельника Charlie Hebdo прекратила участие в авиаударах и возобновила их лишь недавно.

Россия же, в отличие от США, сформировала своеобразную узкую коалицию, в которую вошли, помимо нее, Иран, Ирак и Сирия. В Багдаде уже открыт координационный центр четырех стран, основной задачей которого станет сбор и анализ данных об обстановке в ближневосточном регионе и оперативное донесение командованию. Тут нельзя не заметить, что Иран и Ирак все-таки имеют большее отношение и понимание ситуации, чем, например, Австралия, входящая в американскую коалицию.

Говоря о временных рамках операции, Владимир Путин заявил, что они будут ограничены периодом наступательных действий сирийских вооруженных сил. Но сколько именно времени это займет, представитель президента РФ Дмитрий Песков ответить затруднился. Неофициально назывались сроки в 3—6 месяцев. Это оптимальный сценарий развития событий.

Точнее, в самом оптимальном варианте российские ВКС стали бы успешно бомбить ИГИЛ, западная коалиция, видя результаты, тоже решила бы присоединиться, а на земле армия Асада и курдская «Пешмерга» завершили бы дело. Но в реальности все вряд ли пойдет по такому гладкому сценарию. Не исключено, что теперь Москва и Вашингтон поменяются ролями, и Россию будут обвинять в нанесении ударов не по тем позициям и гибели мирных жителей или оппозиционеров, как это, собственно, уже происходит. Возможно также, что одними авиаударами справиться с ИГ не получится, а сил на земле окажется недостаточно.

Оптимистичные российские эксперты полагают, что авиаудары РФ окажутся эффективными, потому что, в отличие от западной коалиции, будут наноситься в сотрудничестве с сирийской разведкой. Как сказал бы мультгерой, «неправильно ты, дядя Федор, ИГИЛ бомбишь».

Например, известный бунтарь 93-го года, до этого воевавший в Афганистане в качестве командира отдельного авиационного штурмового полка Александр Руцкой рассказал «Свободной прессе», что «российская авиация однозначно будет наносить удары по тем координатам, которые будет давать сирийская сторона. Поэтому и эффективность ударов будет на достаточно высоком уровне».

По его же мнению, атаковать с воздуха будет проще, чем в Афганистане, так как «в Сирии гор нет — это в основном пустынная местность, в которой довольно легко находить цели». Кстати, 6 октября российское военное руководство предложило коллегам из американской коалиции обмениваться разведданными. Мол, у ВКС РФ и так достаточно сведений о нахождении боевиков, но любая дополнительная информация не помешает. Как на это отреагируют американцы, пока неизвестно.

Возвращение к истокам

Несомненно, в Москве при принятии решения о начале операции в Сирии руководствовались целым комплексом факторов. Как водится в большой политике, не все они сводятся к благородному желанию защитить мирных жителей от террористов. Нельзя не признать, что сирийская операция стала для российских ВКС возможностью опробовать многие виды новейших вооружений не на учениях, а на практике в суровых условиях.

На одном из видео Минобороны наблюдатели заметили новейшие комплексы радиоэлектронной борьбы «Красуха-4», предназначенные для подавления авиационных радаров и противодействия беспилотникам. Фактически «боевое крещение» в Сирии проходит и новый истребитель Су-34, оснащенный, среди прочего, корректируемыми бомбами, полет которых контролируется пилотами в режиме реального времени. В высокоточном арсенале ВКС имеется и управляемая ракета с лазерной самонаводящейся головкой, она позволяет наносить удары не только эффективно, но и аккуратно.

Несмотря на критику, которая теперь раздается в западных СМИ (и среди наших блогеров), в мировой политике нетрудно рассмотреть и заметную струю одобрения действий Путина в Сирии. Если даже глава МИД Польши Гжегож Схетына2 отметил, что западный мир рассматривает Россию в качестве «надежды на разрешение проблем, связанных с войной в Сирии».

Разумеется, понятно и без польского МИДа, что мотивацией Москвы начать операцию стало в том числе и желание вырваться из политической изоляции на Западе и снова играть первые роли на международной арене. И это уже удалось — остальные мировые державы, включая США и европейские страны, прекратили игру «игнорируем Россию» и начали снова обсуждать с Москвой вопросы, причем не только касающиеся Сирии.

Впрочем, неверно думать, что международный резонанс от российской операции в Сирии ограничивается Западом. В случае успеха, даже относительного, у Москвы будут серьезные шансы улучшить свои позиции в Центральной и Средней Азии. В таких странах, как Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан, традиционно уважают силу и потому хотят сотрудничать с тем, кого считают лидером.

До недавнего времени сильнейшими, безусловно, были США, и потому, несмотря на советское прошлое и экономическую составляющую, среднеазиатские страны ориентировались на них. Но провальные по сути кампании в Афганистане, Ираке, а теперь и в Сирии привели к ослаблению американских позиций в регионе. К примеру, в 2014 г. была закрыта американская авиабаза в кыргызском Манасе, которая использовалась с декабря 2001 г. Если действия России помогут стабилизировать ситуацию в Сирии, а потом и в Афганистане, ее шансы вернуть былое влияние в регионе серьезно вырастут.

Конечно, в СМИ не обходится и без конспирологии. Например, в авторитетном издании Foreign Policy даже вышел материал, в котором авторы предполагают, что истинная цель Владимира Путина — расколоть Европейский Союз по сирийскому вопросу. Не исключен даже вариант «размена Украины на Сирию», о котором любят говорить отечественные политологи. Хотя тот же Схетына подчеркнул, что Украина ни в коем случае не будет ценой в сирийских взаиморасчетах Запада с РФ. Не будет, потому что уже стала ею несколько лет назад, можно добавить по этому поводу.

При оценке российской операции в Сирии есть немало «но», и многое будет зависеть от того, какую же позицию в итоге займут США. Однако очевидно, что более чем за четыре года гражданской войны в сирийском кризисе благодаря вмешательству России наконец произошел перелом, и появились реальные шансы остановить угрозу, которую почти все политики ставят на первое место среди вызовов мировой безопасности.

Примечательно, что все вернулось к исходной точке — в Сирию. К этому шло все последние месяцы, а мигрантский кризис в Европе ускорил мировое понимание того, где именно по-прежнему находится корень проблем, давших обильные всходы. В том числе для России, которая еще до евромайдана не дала в обиду Сирию Башара Асада, пролоббировав соглашение об уничтожении химического оружия и помешав полномасштабной западной интервенции против Дамаска. Впрочем, и прогрессивная часть человечества получила в лице «Исламского государства» явно превзошедший ожидания урожай.

В столь любимой нашим народом геополитике сложилась очень сложная ситуация, которую отдельные аналитики уже сравнивают с Карибским кризисом. Остается надеяться, что желание победить опасного врага окажется сильнее политических амбиций и после успешной победы над ИГ в мире наступит новая «разрядка». Возможно, тогда и украинцы смогут вздохнуть спокойнее.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 3
Войдите, чтобы оставить комментарий
Аleksandr S.
09 Октября 2015, Аleksandr S.

Дурноватый украинский бомонд, прочно погрязший во внутривидовой борьбе за биологическое выживание видов - продолжает отчаянно тупить. Он, как всегда "зевнул" быструю смену трендов в мировой политике, наивно полагая, что украинскя тема еще, кому бы то ни было в принципе интересна и актуальна. И по всему видно, что от состояние - вы мне безразличны, до состояния - вы нас начинаете сильно раздражать! Украинская политическая биомасса - стоит в полушаге..

- 12 +
Вероника
04 Октября 2015, Вероника

Запад и в ситуации с Сирией занимает известную позицию: если у Москвы что-то не получится они скажут:"Даа! Москва как всегда виновата", если Москва покажет положительный результат, европейцы скажут:" Дааа! Москва помогла решить проблему, но и наш рояль стоял в кустах, а нам не дали солировать".

- 19 +
Михаил Маркович (EpsilonDelta)
01 Октября 2015, Михаил Маркович (EpsilonDelta)

У западных лидеров разрыв шаблона. Взращенный ими ИГИЛ вырвалася из под контроля и представляет сейчас реальную опасность, поэтому волей-неволей приходится прибегать к помощи России. Очень не хочется, но надо. Вот их и терзают противоречивые чувства. А у наших подопечных кэрманычив, эхспэрдив и просто поцрэотив ? Не могу сказать, что крыша поехала - это она сделала уже давно. А теперь выполняет фигуры высшего пилотажа.

- 52 +
Ошибка