Об одном, который все-таки лучше двух

12 Октября 2015 5

Предсказать итог местных выборов, которые состоятся в Украине 25 октября, довольно непросто — ведь по такой системе голосование в стране пройдет впервые.

Формально система пропорциональная. Но при изучении закона о выборах создается впечатление, что это сугубо мажоритарная система — в пропорциональной оболочке. Так, она предполагает нарезку областей и городов на территориальные округа, в которых состязаются отдельные кандидаты (в сельские и поселковые советы депутаты избираются по мажоритарке, но этих выборов мы касаться не будем).

Отличие же от сугубо мажоритарных выборов, по которым избиралась половина действующей Верховной Рады, выглядит очевидным в трех составляющих.

Во-первых, самовыдвижение невозможно (за исключением выборов мэров). Во-вторых, в бюллетене наряду с фамилиями кандидатов и названиями их политсил фигурируют и фамилии партийных лидеров (точнее, первых номеров списка), которым мандат достается автоматически. В-третьих, специфика определения депутатов такова, что даже первое место в округе не обязательно гарантирует мандат.

Прежде всего имеет значение результат партии — а это сумма голосов, поданных за ее кандидатов в каждом округе. Если набирается больше 5% числа действительных бюллетеней, партия проходит в совет, а теризбирком определяет список ее депутатов в порядке, соответствующем проценту голосов, полученных кандидатами. Т. е. чем лучше выступил кандидат в своем округе, тем больше у него шансов получить мандат.

Таким образом запрограммирована ситуация, когда не все победители в округах станут депутатами — в отличие от некоторых побежденных.

Например, в округе А первое место занял кандидат от Партии Дарта Вейдера с 30% голосов, но сама эта сила получила на выборах в горсовет 4%. В то же время кандидат от «Батькивщины» набрал в этом округе 10%, а командный результат составил лишь 5,1%. В итоге проходит не первый, а второй кандидат.

Возможен и такой вариант: отдельные округа будут представлены несколькими депутатами, а некоторые — ни одним.

Возьмем описанную выше ситуацию, только предположим, что 30% получил представитель президентской партии «Солидарность», которая в целом набрала в городе 20%. Тогда в округе проходит и он, и упомянутый кандидат от «Батькивщины».

Тем временем в округе Б хорошо выступила какая-то партия, являющаяся аутсайдером в городском масштабе. Ее представитель набрал 30%, а вот голоса за кандидатов от проходных политсил разделились так, что каждый из них получил заметно меньше среднепартийного результата по городу. В этом случае округ оказывается без депутата.

Именно из-за опасения растаскивания голосов не сработало на практике предполагаемое законом еще одно отличие этих выборов от чисто мажоритарных — партия может выставить в одном округе не одного, а двух кандидатов (что преподносилось как введение открытых списков).

Но понятно, к чему ведет реализация такого новшества. Там, где политсила выставит двух своих представителей, голоса между ними поделятся. И хоть все эти проценты пойдут в общепартийную копилку, результат каждого в отдельности наверняка будет хуже, чем у абсолютного большинства кандидатов той же партии, которые баллотировались в округах без подобной внутренней конкуренции.

Примечательный факт: судя по спискам претендентов в областные и городские советы (они размещены на сайте ЦИК, и в этом бесспорный позитив, отличающий нынешнюю кампанию), правом выдвинуть двух кандидатов по округу, похоже, не воспользовался никто. Признаюсь, все списки я не смотрел, но очевидно, что если такие случаи и имеют место, то носят они единичный характер.

Попробуем смоделировать результат выборов по образцу формирования мажоритарной части нынешней ВР — отталкиваясь от результата, который получили крупнейшие политсилы в отдельных округах. Замечу, что нынешняя система дает преимущество партиям, привлекшим побольше узнаваемых кандидатов с немалым финансовым ресурсом, т. е. по сути работает на партию власти.

Так, кандидаты от Блока Петра Порошенко в девяти округах Харьковщины получили в среднем 16,3%, тогда как в целом по области партия набрала 15,2%. В Ровенской обл. ее кандидатов поддержали 26,1% избирателей, а список — 24,2%. Неплохо выступала по мажоритарке и «Батькивщина» (хотя ее обычно относят к лидерским партиям): в Харьковской обл. ее кандидаты получили 4,8%, список — 3,9%, в Ровенской — 13,5%, а вот у списка результаты оказались практически вдвое ниже.

Противоположная картина у Радикальной партии. На Харьковщине средний показатель ее одномандатников составил 3,3%, тогда как партия получила 6,4%, на Ровенщине — соответственно 4,3% и 7,9%. И хотя «радикалы» выставили кандидатов в абсолютном большинстве округов, им нигде не удалось не только победить, но и набрать больше, чем сама партия, — даже в опорной для Ляшко Черниговской обл.

Об испытании пустым местом 

Впрочем, специфика избирательных бюллетеней вносит в предстоящие выборы куда больший пропорциональный элемент, чем может показаться на первый взгляд.

Бюллетень составлен так. Крайняя левая позиция — порядковый номер местной организации партии, который определяется по результатам жеребьевки, проведенной территориальной избирательной комиссией. Т. е. во всех округах, в которых формируется горсовет, у политсилы один номер, но при выборах облсовета он будет уже другим.

Немного правее — пустой квадрат, где галочкой, крестиком или иным значком избиратель отмечает свой выбор. Еще правее указывается название местной организации партии, напечатанное прописными буквами (а в скобках — уже строчными буквами — ФИО первого кандидата). И наконец — графа, где прописными буквами указывается лицо, которое выдвигается в данном округе.

Как видим, кандидаты стоят в списках не в алфавитном порядке, а в соответствии с жеребьевкой. Это резко уменьшает эффективность технологии двойников (если вообще не делает ее бессмысленной) — хотя об их появлении в последнее время сообщалось немало.

Что же происходит, если партия в каком-то округе не выставила кандидата? В этом случае последняя графа остается пустой, но сама сила и фамилия ее местного лидера в бюллетене все равно присутствует. Примечательно, что в такой ситуации кое-где окажутся и самые известные партии. В частности, на выборах во Львовский облсовет Оппозиционный блок представлен лишь в четырех округах.

Даже Блок Петра Порошенко «Солидарность» (так официально называется президентская партия) выставляет кандидатов не во всех округах крупных городов — например, в Харькове их не будет в шести округах из 84. У «Самопомочі» там же пустуют 16 округов, а в Киевской обл. она выставила кандидатов лишь в трети округов, хотя на прошлых выборах в этом регионе оказалась с 13% голосов на третьем месте, набрав чуть больше, чем в среднем по стране.

Получается, что слоган этой политсилы «Самопоміч відкрила списки — вирішуй, хто гідний» просто скрывает отсутствие партийных кандидатов в очень многих округах. Очевидно, расчет на то, что избиратель отдаст свой голос за бренд, и даже отсутствие кандидата по округу не станет серьезным препятствием для успеха.

Действительно, чтобы попасть в Киевский облсовет, «Самопомочі» достаточно набрать во всех округах, где она выставила кандидатов, столько же, сколько получила на парламентских выборах (13%), а в остальных — 1%. В этом случае 5%-ный барьер преодолевается — хотя и со скрипом, а фракция получается малочисленная.

Но наверняка в партиях, прибегших к подобной тактике, рассчитывают, что не будет такой уж большой разницы в голосах, полученных в «заполненных» округах и в округах пустующих. Ведь и в последних избиратели увидят в бюллетенях не только название политсилы, но и фамилию ее лидера, и немало граждан будут воспринимать выборы прежде всего как состязание местных партийных лидеров.

Тем более что закон не ограничивает число советов, в которые может баллотироваться один кандидат, — равно как и не запрещает выдвигаться одновременно и в мэры, и в депутаты. И этим широко пользуются.

Так, мэр Харькова Геннадий Кернес возглавляет списки партии «Возрождение» и в горсовет, и в облсовет — ну и на пост городского головы, естественно, баллотируется. Его основные партийные конкуренты на выборах градоначальника также возглавляют соответствующие списки в горсовет. Подобная картина — не редкость.

О столичном размахе в выборе позиций

Как бы то ни было, до подведения итогов голосования нельзя наверняка сказать, какой элемент избирательной системы — мажоритарный или пропорциональный — будет доминировать. В разных округах будет по-разному.

Там, где кандидаты будут вести активную кампанию, а избиратели живо интересоваться местными проблемами (на уровне микрорайона) — будет господствовать мажоритарный элемент. А в округах, где о выборах будут судить в основном по партийным бигбордам и телевизионным роликам, возобладает пропорциональная логика.

Отдельно отмечу, что число соискателей мандатов велико — но, как правило, не зашкаливает. На выборах в горсоветы областных центров представлены полтора-два десятка партий (т. е. немного меньше, чем было в парламентской кампании), тогда как в облсоветы, а также в советы малых городов стремятся в среднем 10—15 политсил.

Ну а рекордсменом традиционно остается Киев — в столице на выборы пойдут 40 партий. И хотя лишь девять из них выставят отдельных кандидатов во всех округах, как следует из всего сказанного, эти 40 позиций будут во всех бюллетенях.

Пример нешуточных страстей в преддверии выборов явил Херсон. Там разгорелась настоящая битва вокруг регистрации кандидатом в мэры от партии «Наш край» бывшего городского головы Владимира Сальдо.

Херсонская городская территориальная избирательная комиссия дважды отказывала ему в регистрации, поскольку — согласно запрошенным из управления юстиции документам — он является членом Партии регионов, а значит, не может быть выдвинут другой партией.

При этом сторона кандидата сообщает, что Владимир Сальдо подавал заявление о выходе из ПР (по закону это достаточное основание считать членство в партии прекращенным) — но в Суворовскую районную организацию, тогда как следовало в общегородскую.

Коллизия стала предметом многочисленных судебных разбирательств — и вот, по последней информации, Одесский апелляционный админсуд обязал избирком зарегистрировать Сальдо в качестве кандидата в мэры Херсона от партии «Наш край» и кандидатом №1 по ее списку в горсовет. Впрочем, учитывая накал, который сопровождал все эти разбирательства, я не уверен, что это уже конец.

Самое характерное в этой истории то, что оппоненты Владимира Сальдо, добивающиеся его снятия с гонки (в которой, по опросам, он является фаворитом), даже не скрывают, что исходят из сугубо политических соображений, поскольку он «неправильный» кандидат, не относящийся к «победителям майдана».

Так что ничего странного в том, что ни центральная власть, ни многочисленные правозащитные организации, ни западные наблюдатели, пристально отслеживающие ситуацию в Украине, не озаботились столь очевидной попыткой ограничить избирательные права граждан.

А ведь наивно полагать, что Херсон — один такой в Украине.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка