Карта выезда из Минска

20 Октября 2016 4.3

Главной новостью вчерашнего вечера или, если быть точным, поздней ночи стали новые переговоры «нормандской четверки», то есть лидеров Украины, России, Германии и Франции. Петр Порошенко, Владимир Путин и Европа в лице Ангелы Меркель с Франсуа Олландом должны были в очередной раз обсудить, что не так с заключенными в феврале прошлого года «Минскими соглашениями».

Тогда, как известно, соглашения были буквально выстраданы на протяжении 15-часовых переговоров, хотя, по сравнению со страданиями жителей Донбасса это все же не кажется серьезной проблемой. Куда хуже то, что соглашения оказались мертворожденными и, как и ожидали многие эксперты, способны были лишь отчасти заморозить проблему, но совсем не решить ее. При этом каждой из сторон это решение не так уж и нужно, слишком сложной оказалась ситуация.

Поэтому никаких прорывных вещей снова ждать не приходилось, хотя говорить «нормандцы» могут долго. На этот раз засиделись не так, как в Минске, но в то же время почти пять часов поговорили вчетвером, после чего Петр Порошенко покинул встречу, а Путин, Меркель и Олланд продолжили обсуждать сирийский вопрос.

Петр Алексеевич не расстроился, что ему не удалось узнать что-то интересное про Алеппо, зато поспешил к прессе, чтобы первым рассказать новости. Президент был в хорошем настроении, начав с шутки, мол, самый печальным известием на сегодня является поражение киевского «Динамо». Так сказать, начал с плохой новости. А в хорошие Порошенко зачислил, во-первых, сам факт встречи на таком уровне после всех трудностей.

Во-вторых, он заявил, что по украинскому предложению, поддержанному сначала немецкими и французскими партнерами, а потом и «нормандским форматом» (за вычетом трех четвертей можно получить, кем именно), будет разработан проект дорожной карты по имплементации всех Минских соглашений. По «всеми» украинский президент имел в виду и так называемый «Минск-1» от 5 сентября 2014, и меморандум 19 сентября и главный февральский документ, заключенный в 2015. Министры иностранных дел, по словам Порошенко, должны утвердить основу этого проекта до конца ноября. Кстати, Ангела Меркель назвала эту дорожную карту «прогрессом дня».

Далее Порошенко и вовсе рассказал о том, что «мы сейчас сделаем попытку для того, чтобы ввести вооруженную, то есть полицейскую миссию ОБСЕ, которая будет обеспечивать безопасность как во время выборов, так и на переходной период», добавив, что эту идею поддержала и российская сторона. Хотя от президента прозвучало и то, что выборы пройдут лишь «когда условия безопасности дадут нам возможность проводить их».

Владимир Путин, завершив беседу с Меркель и Олландом, дал совсем другую трактовку, в которой уже нет ноток «перемоги» Порошенко. В частности, в заявлении российского президента говорится лишь о готовности «расширить миссию ОБСЕ в зоне отвода и в пунктах хранения тяжелой техники». Путин сообщил, что «нормандская четверка» много говорила о ближайших действиях в плане разведения конфликтующих сторон, выбора соответствующих точек и мест. Российский лидер упомянул два места, в которых это разведение произошло, имея в виду, видимо, Золотое и Петровское.

Напомним, подписанное в сентябре в Минске Леонидом Кучмой, Борисом Грызловым и Мартином Сайдиком от ОБСЕ рамочное соглашение о разведении сил в Донбассе предполагало отвод войск на трех «пилотных» участках, помимо Золотого и Петровского участвовала Станица Луганская, где этот процесс сорвался.

Порошенко также упомянул эти три населенных пункта, сообщив, что после завершения разведения войск там должны быть установлены постоянно действующие круглосуточные мониторинговые посты ОБСЕ, а затем пройдут переговоры о следующих четырех местах для разведения. В их число украинский президент очень хочет включить и Дебальцево, «поскольку по меморандуму от 19 сентября до 12 февраля эта территория была под контролем украинских военных» (о полном выводе украинских войск из Дебальцево Порошенко сообщил 18 февраля). Порошенко намекнул, что это будет способствовать процессу деэскалации.

Путин с сожалением констатировал, что в гуманитарном плане «многого добиться не удалось», определились только с некоторыми вопросами, но выразили готовность их решать в будущем. «Продвижение самое минимальное, поскольку связано это было бы, прежде всего, с организацией социальных выплат, пособий. К сожалению, здесь прогресса пока никакого нет», - заявил президент РФ.

У Порошенко, в свою очередь, в гуманитарном блоке вовсе не пенсии, а доступ представителей Международного комитета Красного Креста (МККК) ко всем незаконно удерживаемым. «Позже будет отдельное заявление о том, что настаиваем на немедленном освобождены всех заложников в формате всех на всех, и я уверен, что это, наконец, должно предоставить очередной толчок, так как этот процесс — бездействием российской стороны — был остановлен на очень длительное время», - сказал президент Украины.

Из выступления Франсуа Олланда можно понять, что действительно среди проблем гуманитарной сферы обсуждались именно задержанные и доступ населения к социальным услугам. Они, по мнению французского президента, приоритетны. Но об их решении ничего не говорится.

А это не такой уж далекий от Олланда и Меркель вопрос, ведь в 8 пункте Минских соглашений, которым все привержены и никто не выполняет (многие предпочитают и не читать), говорится о полном восстановлении социально-экономических связей, включая социальные переводы, такие как выплата пенсий и иные выплаты (поступления и доходы, своевременная оплата всех коммунальных счетов, возобновление налогообложения в рамках правового поля Украины). В этих целях Украина восстановит управление сегментом своей банковской системы в районах, затронутых конфликтом, и, возможно, будет создан международный механизм для облегчения таких переводов. Франция и Германия обещали непосредственно принять в этом участие. Напомним, этот пункт идет до «начала полного восстановления контроля Украины над границей».

Интересно, поднимался ли в разговоре вопрос запрета на денежные переводы из России, вошедший в новые санкции от Петра Порошенко в контексте упрощения социально-экономических связей, в том числе, между Украиной и Донбассом?

В общем, если отнести в область фантазий введение «вооруженной миссии ОБСЕ», главным итогом переговоров стала дорожная карта (как это и подметила рационально мыслящая Меркель). При этом ее также можно считать не только средством имплементации или адаптации Минских соглашений, но и их невыполнения. Пункты этих соглашений, как в игре «пятнашки», так удобно сдвигать туда-сюда, хотя вроде бы их последовательность была четко согласована. Дорожная карта по Порошенко позволит назначить свою дату и ответственных за каждый пункт. «Каждая составляющая дорожной карты должна быть четко привязана, утверждена, обнародована, и общество будет иметь право знать ее подробности», - отметил он, добавив, что является «категорическим противником, и сегодня это было подчеркнуто, чтобы не выдергивать политический вопрос и предъявлять его Украине, что она якобы это обязательно должна выполнить».

«Продолжим совместную работу на политическом треке, в том числе в плане окончательных договорённостей о порядке имплементации и введения в действие договора об особом статусе в отдельных районах Луганской и Донецкой областей, в Луганской народной республике и Донецкой народной республике», - так это звучит уже от Владимира Путина.

Какой будет эта карта, куда по ней смогут уехать стороны, останутся ли они при этом в границах Минска-2 или попадут в какой-то другой город, пока неясно. Скорее всего, это будет карта пробок на полях Минских соглашений.

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Ошибка