«Безвкусица» ценой 14 миллионов долларов

№3(756) 22 — 28 января 2016 г. 21 Января 2016 5

Антонис Ван Дейк. Автопортрет

Недавняя сенсационная новость из Стамбула взбудоражила Грузию. Все информационные агентства сообщили, что в этом турецком городе обнаружена картина выдающегося фламандского художника XVI в. Антониса Ван Дейка. Этот великолепный мастер придворного портрета и религиозных сюжетов прожил всего 43 года, но оставил в истории мировой живописи неизгладимый след.

Особую пикантность ситуации придавало то, что картина Ван Дейка попала в Стамбул из... Грузии. В материалах турецких СМИ продавцами картины назывались два грузинских бизнесмена. В одной из стамбульских гостиниц они якобы пытались выручить за полотно фламандца 14 млн. лир (1 турецкая лира — 0,33 долл. США). Картина, ясное дело, была похищена в Европе, а доставили ее в Стамбул контрабандным путем через Россию и Грузию, сообщали местные медиа.

Потом выяснилось, что продавцы холста — вовсе не грузины, а «мирные» турецкие граждане, которые сами купили его у «похитителей» в Тбилиси за $200 тыс. Доблестные же турецкие правоохранители овладели полотном Ван Дейка в результате тщательно спланированной спецоперации. Под видом покупателей они связались с продавцами и, как говорится, взяли эту публику с поличным. Что же произошло?

Вот фабула истории. Примерно пятнадцать лет назад некто Георгий Абашидзе случайно приобрел в комиссионном магазине в Тбилиси полотно неизвестного художника. Покупка обошлась в $5 тыс. В течение десяти лет это полотно в позолоченной раме украшало квартиру семьи Абашидзе. Люди, посещавшие квартиру, легко могут это подтвердить.

Разумеется, семья пыталась установить имя автора картины. С этой целью приглашали знакомых знатоков искусства, обращались к помощи экспертов. Безуспешно! Как рассказывает сестра Георгия Абашидзе Эка, ее мать даже в Голландию письмо написала — своему родственнику. Тот обещал помочь, но тоже ничего не узнал.

Потом наступили тяжелые времена. Георгия Абашидзе по какому-то поводу арестовали. Следователи предложили ему заключить с правосудием т. н. процессуальное соглашение. Что такое процессуальное соглашение в Грузии времен президента Михаила Саакашвили — хорошо известно. Его можно определить одной короткой фразой: хочешь выйти на свободу — плати деньги! И семья Георгия, естественно, бросилась деньги искать. Так возникла мысль продать картину. Вновь пригласили экспертов. Те оценили ее в $80—100 тыс. Но кто в Грузии способен заплатить за картину такую сумму? Разве что какой-нибудь олигарх — любитель живописи. Но таких олигархов в стране — кот наплакал. А деньги нужны.

Что и говорить, охотников купить полотно было немало. Но предлагали они, по словам Эки Абашидзе, «лишь копейки» — в сравнении, разумеется, с суммой, запрашиваемой владельцами.

И вот в 2010 г. в квартире Абашидзе появились «настоящие» покупатели — Малхаз Махарадзе и Захир Гусейнов. «В Тбилиси многие знали, что мы продаем картину. Наконец пришли два человека и сказали, что смогут реализовать ее в Турции. Нам срочно нужны были деньги, и мы отдали холст этим людям для продажи», — вспоминает Эка Абашидзе.

Чем заслужили Махарадзе с Гусейновым доверие владельцев картины — трудно сказать. Знатоками живописи ни один, ни другой точно не являлись. Это можно было определить даже невооруженным глазом. Но сделка, как бы то ни было, состоялась. Вначале договорились о немедленной выплате $37 тыс., но потом сошлись на том, что Махарадзе и Гусейнов сперва заплатят владельцам наличными семь тысяч, а остальную сумму отдадут позднее — после того, как вывезут картину в Турцию и там ее продадут.

Но как это сделать? Ведь вывозить за рубеж картины и другие произведения искусства, представляющие общенациональную ценность, в Грузии запрещено. Любое произведение искусства, прежде чем покинуть территорию страны, должно в обязательном порядке пройти экспертизу в министерстве культуры. Не составило исключения и полотно, позаимствованное двумя компаньонами у семьи Абашидзе.

Надо — так надо! Махарадзе и Гусейнов обращаются в министерство с просьбой вынести заключение о художественной ценности картины, там на просьбу откликаются, присылают экспертов, те картину осматривают и выносят вердикт: вывозить ее можно. «Малхаз Махарадзе пришел в сопровождении нескольких человек из министерства культуры. Они и вынесли решение», — вспоминает Эка Абашидзе. «Эксперты из министерства, осмотревшие холст в 2010 г., признали, что имеют дело с довольно старой работой, и оценили ее в 5 тыс. лари. Хотя установить автора им тоже не удалось», — вторит ей Малхаз Махарадзе.

Что и говорить, с таким авторитетным вердиктом, как разрешение министерства культуры, за рубеж из Грузии можно было бы вывезти не только полотно Ван Дейка, но и «Джоконду» Леонардо да Винчи, если бы она оказалась в руках Махарадзе с Гусейновым. Естественно, что к грузино-турецкой границе компаньоны ехали совершенно спокойно и провезли картину сквозь частокол таможенного досмотра без всяких осложнений.

А как складывалась ее судьба в дальнейшем?

«Приехав в Турцию, мы с Малхазом Махарадзе оставили полотно в Самсуне, у моего друга, — вспоминает Гусейнов. — Но, как потом выяснилось, сын друга оказался непорядочным человеком — он украл картину и тайком куда-то увез. Мы обжаловали этот факт в местной прокуратуре. К сожалению, дело до сих пор не расследовано. К нам по этому уголовному делу никто не обращался: ни следственные органы, ни другие официальные лица в Самсуне. Поэтому мы — пострадавшая сторона».

Словом, свой долг семье Абашидзе за увезенную картину компаньоны не вернули. «Клялись отдать оставшиеся $30 тыс. в течение одной-двух недель, но слова не сдержали. Гусейнов контактировал с нами по телефону, говорил, что картина в Турции, что ее вот-вот продадут, но... обманывал, — говорит Эка Абашидзе. — Когда мой брат вернулся из мест заключения, наша мама решила вытребовать у Махарадзе с Гусейновым деньги в судебном порядке. Ведь с ними был оформлен официальный договор о купле-продаже. Мы подали иск в суд и выиграли тяжбу. В отношении Гусейнова, проживавшего на тот момент в Гардабани, было вынесено решение: выплатить причитающиеся нам $30 тыс. Но вердикт суда так и не был выполнен, поскольку у этого человека не оказалось никакого имущества, которое можно было бы обратить в деньги. Словом, долг нам по сей день не возвращен».

На фоне ажиотажа, который подняла в Грузии история с картиной Ван Дейка, вызовов в финансовую полицию и многочисленных допросов ее главных персонажей весьма подозрительным и удивительным выглядит молчание турецкой стороны. Громко объявив о своей сенсационной «находке», правоохранители Турции, как только выяснилось, что упомянутая картина — не контрабанда, подлежащая конфискации в пользу родного им государства, а произведение искусства, имеющее конкретного владельца, который вправе на законных основаниях требовать его возвращения, словно воды в рот набрали.

Между тем вопросов к ним возникает множество. Кем являются граждане, продававшие картину в стамбульском отеле и задержанные местными правоохранителями? Каким образом картина, оставленная на хранение в Самсуне Малхазом Махарадзе и Захиром Гусейновым, оказалась в их руках? И как поступят турецкие власти с полотном, случайно попавшим в их руки?

Эксперт министерства культуры Дали Лебанидзе, изучавшая картину неизвестного художника в семье Абашидзе в 2010 г., утверждает, что это была безвкусная, незавершенная работа, в которой никоим образом не просматривалось мастерство Ван Дейка. «То, что мы увидели, не было похоже ни на стиль, ни на почерк великого фламандца», — твердо стоит на своем она. Ее мнение разделяют и другие члены экспертной группы.

Впрочем, ничего другого им и не остается делать. Не могут же они открыто признать, что столь позорно опростоволосились, а уникальное творение великого мастера, стоимость которого, по мнению уже международных экспертов, составляет примерно $14 млн., было вывезено из Грузии из-за их профессиональной несостоятельности. И возможно, потеряно для нее навсегда.

Справка «2000»

Антонис Ван Дейк (1599—1641 гг.) — знаменитый фламандский живописец, мастер портрета, мифологической, религиозной картины, офорта. Написал около 900 полотен, это много для человека, чья творческая деятельность длилась не более 20 лет. Такое количество картин объясняется не только тем, что Ван Дейк работал быстро и легко, но и тем, что использовал многочисленных помощников, художников из Фландрии и Англии, которые писали задние планы, драпировки, использовал манекены для написания одежды. Творчество Ван Дейка оказало огромное влияние на развитие английской и европейской портретной живописи. Он был основателем английской школы портрета, традиции которого сохраняются в искусстве на протяжении веков.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Сто лет «хаты с краю»

Первая попытка создания аутентичного украинского сериала вызвала неоднозначную...

Алло, Смольный!

Как в Николаеве из девочек делают... девочек

«Портал» на Армянской

«Надменные бездельники последней советской поры, циничные и образованные, нежные и...

Работа над ошибкой

На прошлой неделе в украинский прокат вышла «Неизвестная» братьев Дарденн, лента...

Какую роскошь наваляли

В этом виде ручного труда главный посыл: не поваляешь, не наденешь. И первое, что...

Сказка, раскраска, игра: три в одном

Книга для детей «Ташенька и кактус», которую написала и проиллюстрировала Слава...

Обманутые ожидания

Во второй половине ноября в украинский прокат вышли фильмы двух видных европейских...

Дизайнеры на куски

1-го и 2 декабря в Днепре намечено масштабное событие в мире моды — шестой сезон Dnipro...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка