Фаринелли на одном дыхании

№29–30(743) 9 — 15 октября 2015 г. 07 Октября 2015 4.8

Константин Дерри: «Уже несколько лет я полностью нахожусь в звучании классики»

В конце августа в австрийском Инсбруке прошел признанный фестиваль старинной музыки (Innsbrucker Festwochen der Alten Musik) — без преувеличения, пиршество слуха для ценителей этого стиля. Он проводится с 1976 г., славится по всей Европе, сюда приезжают известнейшие популяризаторы барочной культуры. Здесь ставятся оперы, уже сотню лет, а то и больше не появлявшиеся на сценах, звучит музыка, которую услышишь разве что в редких фонотеках.

В рамках фестиваля проводится конкурс певцов барочной оперы Пьетро Антонио Чести (1623—1669), итальянца, творившего при дворе графа Фердинанда Карла в Инсбруке. В этом году среди почти 70 вокалистов из 26 стран, которые устремились сюда помериться силами, вторую премию получил наш земляк — украинский контртенор Константин ЗБАНЫЧУК.

Диплом конкурса певцов барочной оперы им. Антонио Чести в Инсбруке

Именно с этим исполнителем была связана главная интрига. Диплом фестиваля вручали певцу Константину Дерри (на слух звучало музыкально — Konstantin Derri), и в этом сочетании я не узнала исполнителя. А ведь семь лет назад с ним, тогда еще подающим надежды студентом консерватории, я делала интервью («Геракл до третьей октавы», «2000» №38(430), 19—25 сентября 2008 г.).

Сегодня 28-летний Константин живет в Испании, в Валенсии, выступает на европейских оперных сценах, выпустил диск с музыкой барокко. Его контртенор (высокий и редкий мужской голос) приобрел уверенную подвижность и гибкость, радует очень красивыми верхами, тембр окрасился сочностью, а все это базируется на крепкой технике.

Конечно, я не могла упустить возможности снова пообщаться с певцом и узнать о его успехах. Неудивительно, что первым делом спросила про имя. Зачем нужно было его менять?

Визави объяснил просто: «Я фамилию не сменил. Derri — мой запатентованный в Испании артистический псевдоним. Он не имеет никакого перевода и придуман мною для испанцев, которым очень тяжело произносить — Константин Збанычук».

В Валенсии — классика, в Киеве — романтика

— Конкурс им. Пьетро Антонио Чести считается авторитетным не просто априори, а из-за состава жюри, шутка ли —семь представителей европейских театров и фестивалей! Поговаривают, что здесь побеждают не только финалисты, но и многие яркие певцы, которым не удалось войти даже в десятку лучших голосов. Всех их возьмут на карандаш, возможно, предложат контракт. В вашем случае просматриваются далеко идущие связи? Возможно, уже поступили ангажементы?

— Я действительно уже получил несколько предложений, которые скоро будут опубликованы на моем официальном сайте. Для читателей «2000» могу сейчас сказать, что в августе 2016-го я буду петь две партии в опере Антонио Чести «Свадьба во сне» в Инcбруке и Зальцбурге в рамках Инcбрукского барочного фестиваля.

Еще до конкурса Антонио Чести меня пригласили два мадридских театра: Королевский оперный, на его сцене состоится мой дебют в опере «Дидона и Эней», и Teatros del Canal с очень интересным проектом, который называется «Фаринелли — певец короля Филиппа». Там буду петь партию Фаринелли (настоящее имя Карло Броски, знаменитый итальянский певец-кастрат. — Авт.). Также приму участие в престижном барочном фестивале в Севилье.

— Семь лет назад в интервью с вами я задала вопрос о перспективах певцов-контртеноров в нашей стране. В те годы в репертуарах оперных театров не было спектаклей с контртеноровыми партиями, подобный расклад и сегодня. Тогда вы сказали, что за границей такие голоса «с руками и ногами отрывают». Сегодня вы живете в Валенсии, выступаете на европейских сценах. Изменилось ли ваше мнение на этот счет?

— За эти годы, конечно, многое изменилось. Интерес к контртенорам в Европе не только не пропал, а наоборот, повысился, вследствие чего и количество желающих петь контртенором возросло, появилось больше конкуренции. Но весь этот процесс не пугает, а стимулирует самосовершенствоваться и далее. Поскольку пение контртенором для Украины нетрадиционно, неудивительно, что большинство певцов с этим голосом строили свою творческую карьеру за ее пределами.

Что касается выступлений в Украине, надеюсь, что в скором будущем выпадет такая возможность, и я с большим удовольствием спою для нашей публики.

— После учебы в Киевской консерватории вы окончили консерваторию Валенсии, где занимались под руководством профессора Анны Луизы Чобы, получили степень магистра «оперной интерпретации», брали уроки барочного вокала. Почему выбрали именно это учебное заведение? Давайте на вашем примере расскажем, как украинский певец может совершенствоваться за границей.

— В Киеве я проучился всего два года, был доволен учебой и совершенно не собирался переводиться. В сентябре 2009 г. поучаствовал в конкурсе оперных певцов им. Монсеррат Кабалье в Испании, и после этого мне предложила поступить в свой класс Валенсийской консерватории прекрасный вокальный педагог Анна Луиза Чоба.

Выпускниками ее класса были известные певцы, в том числе и дочь Монсеррат Кабалье. Я сдал вступительный экзамен и сразу же поступил. Там проучился 5 лет, жил возле оперного театра, вид которого меня вдохновлял все эти годы. К слову, очень много моих украинских друзей окончили консерватории в Италии и Германии. Я бы посоветовал желающим поступить в европейские консерватории учить как можно больше языков и уделять огромное внимание содержанию произведений и их стилю.

Орфей готов спуститься за любимой в ад. Опера Глюка «Орфей и Эвридика»

— Могут ли студенты-вокалисты в Валенсии подрабатывать в хоре, на оперных постановках, еще как-то?

— Да, конечно, набор в хор оперного театра проходит постоянно. Уже на первом курсе консерватории я начал работать профессионально, выступая в концертах, оперных постановках в рамках различных фестивалей и в оперных театрах Испании как солист.

— Вы можете сравнить обучение у нас и там. В чем основное отличие? Что дают за границей и не дают у нас и наоборот? Хочу понять, почему все чаще молодые певцы, уже «слепленные» для сцены, уезжают, чтобы снова учиться.

— Наша оперная школа, пусть это не прозвучит патетично, — прекрасна. И в мире огромное количество украинских певцов, которые находятся на вершине оперного олимпа. Уезжают, потому что на Западе больше возможностей пройти прослушивания, найти агента и работу.

Сравнения я могу провести лишь на примере Киевской и Валенсийской консерваторий, и самое большое отличие между ними — подготовка репертуара. В Валенсии делают акцент на классический и барочный, в Киеве — на русский и романтический.

Меня, например, поразила высокая квалифицированность концертмейстеров в Валенсии. Они в работе над произведением, помимо аккомпаниаторства, могут весьма профессионально помочь в технических вокальных трудностях, в произношении слов, предложений как минимум на пяти языках, в точной стилистике и т. п.

За пять лет учебы в Валенсии я выучил четыре иностранных языка: итальянский, испанский, немецкий, совершенствовал английский — эти знания важны для коммуникаций и работы в европейских странах.

В Киеве же преподают для вокалистов один только итальянский. Очень важно вокалисту иметь хорошее произношение также на французском и немецком языках. В свою очередь в Валенсии не хватает стабильного ритма в учебе из-за огромного количества праздников.

29 Птолемеев

— Какие три жизненных события вы назвали бы поворотными в карьере?

— Поездка на конкурс Монсеррат Кабалье и встреча с моим педагогом Анной Луизой Чобой стали ключевым поворотом судьбы. Также немаловажную роль сыграло прослушивание для Королевского оперного театра в Мадриде, которое открыло двери для моего дебюта на этой исторической сцене. И из последних достижений — победа на оперном конкурсе в Инсбруке.

— В 2010-м вы выиграли Международный конкурс оперных певцов им. Ферруччо Тальявини в Австрии, до этого были лауреатом и победителем других престижных вокальных соревнований. Что дает молодому исполнителю участие в таких конкурсах, кроме уверенности, опыта, некоторого количества призовых денег? На каком из конкурсов вы чувствовали себя наиболее комфортно?

— Информация о конкурсе оперных певцов им. Ферруччо Тальявини не совсем точна — там я был удостоен не главного, а специального приза. Вообще конкурсы дают молодому певцу возможность знакомства с оперными агентами и директорами оперных театров. Любое состязание — это прежде всего испытание, в котором комфортность трудно сыскать. Они обычно длятся неделю, и после трех туров я теряю около 3 кг веса.

— В последнее время все активней в каждой стране начинает выдвигаться на сцену национальная музыка: забытые шедевры обретают новую жизнь. Как с этим обстоит дело в Испании, в Валенсии? Популяризируется музыка испанских титанов барокко, скажем, Хуана Идальго де Поланко, Хуана Франсеса де Ирибаррена, др.? Приходилось ли вам исполнять музыку этих композиторов, и кого из авторов вы бы непременно записали, исполнили в концерте?

— Обращение к национальному достоянию и вправду обретает все большую популярность. Я записал в Валенсии CD «Хуан Кабанильес и музыка его времени» — это очень красивая испанская барочная музыка, которая сейчас возрождается. Презентовал этот CD (записан вместе с валенсийским барочным ансамблем Muўsica Trobada. —Авт.) на множестве концертов, а также исполнял произведения других испанских авторов. И надо признать, что публика воспринимает эту музыку с воодушевлением.

— Певцы, специализирующиеся на барочных шедеврах, утверждают, что именно в них можно показать особенные качества голоса и техники, которые в другом репертуаре не всегда важны: колоратуры, вокальные украшения. На конкурсе Антонио Чести вы покорили зал арией Ринальдо из одноименной оперы Генделя, в вашем репертуаре партия Птолемея из оперы «Юлий Цезарь» — что наиболее сложное в исполнении таких барочных образцов?

— Наверное, самая большая трудность — длительность оперы. Нужно преподнести музыку слушателю так, чтобы ему она не наскучила за 4 часа. И «Ринальдо», и «Юлий Цезарь» — очень большие оперы, и они требуют от певца огромного ежедневного труда. Каждую партию приходится учить как минимум 2 месяца. С партией Птолемея в «Юлии Цезаре» я поставил свой личный рекорд, спев ее 29 раз за 3 месяца в Гамбурге.

Птолемей скоро будет повержен. Опера Генделя «Юлий Цезарь в Египте»

А вот, например, в «Ринальдо» главный персонаж, которого я исполнил в прошлом году, поет семь арий, два дуэта, огромнейшее число речитативов. Очень важно в этом случае владение легато (плавный, связный переход от одного звука к другому. — Авт.), исполнение больших длинных фраз на одном дыхании.

Скажем, знаменитая ария «Кара споза» (Cara sposa, amante cara) длится 10 минут, и помимо фраз, которые нуждаются в совершенном дыхании, голосоведении, она требует от исполнителя колоссальной экспрессии.

Спрятаться не за что, оркестр звучит прозрачно, так и голос должен звучать одновременно насыщенно и нежно. В той же опере написана резкая противоположность — арии с большим количеством колоратуры (всевозможные изысканные вокальные украшения, благодаря которым исполнитель демонстрирует свою технику, красоту голоса), где наглядно прослушивается соперничество с природными стихиями — ветром, или инструментальное — с трубой.

Зрелость для Тита

Концертное исполнение кантаты Карла Орфа «Кармина Бурана»

— Есть актуальные авторы, которые пишут сочинения для контртенорового диапазона. Правда, говорят, что они же подчас грешат музыкой антивокальной, на которую не хочется тратить ни время, ни голос. Кто-нибудь из сегодняшних сочинителей вам интересен?

— Несколько современных испанских композиторов предлагали мне исполнить их музыку, но пришлось отказаться, так как она была написана в диапазоне почти колоратурного сопрано.

— Еще один воспитанник Киевской консерватории, обладатель голоса «мужское сопрано» Олег Рябец нынче много поет в разного рода постановках, фестивалях, камерно. Вы знакомы с ним, может, общаетесь, все-таки из одной альма-матер вышли?

— Конечно, я знаю этого певца, и когда начал заниматься вокалом, слушал его записи в интернете, но персонально с ним не знаком.

— Много украинцев работают в оперных театрах, ансамблях Испании? Выступаете ли с совместными концертами, проектами?

— Я с большим удовольствием не раз пел в различных проектах с нашими земляками.

— Как ни крути, у каждого исполнителя есть кумир, которому он если не подражает, то присматривается, изучает манеру исполнения и т. д. Кто в числе ваших фаворитов?

— Я начал петь после того, как открыл для себя голос американского контртенора Дэвида Дэниэлса (David Daniels). Он по-прежнему мой кумир.

— Знаю, что многие музыканты чуть ли не спят с плеером, качают и прослушивают записи любимых композиторов, певцов. Какой репертуар в вашем девайсе?

— Мне очень нравятся записи бельгийского барочного дирижера и певца Рене Якобса и моего любимого контртенора Дэниэлса. Уже несколько лет я полностью нахожусь в «звучании» классической музыки, поэтому все чаще стараюсь переключаться и проводить больше времени на природе, слушая медитативную музыку, например Марка Энфроя.

— Вы уже состоявшийся певец, хотя и находитесь в начале большой карьеры. Нужен ли вам наставник или вы полагаетесь на самостоятельную оценку собственного исполнения, правильного разучивания партии и т. д.?

— Мне очень помогает то, что я окончил музыкальное училище по классу фортепиано, поэтому все партии разучиваю самостоятельно, делаю записи. После все прослушиваю и сам себя корректирую. А вот на финальном этапе работы обязательно консультируюсь у вокального педагога и пианиста.

— Как считаете, контртенор ограничен только классической сценой или есть альтернатива, где можно органично презентовать такой тембр?

— Некоторые обладатели этого голоса поют и в других стилях — джаз, эстрада, даже рок. Для меня же самые комфортные пока барочный и классический стили. И в ближайшем будущем я себя не вижу в другом амплуа.

— Каждый певец только с возрастом дозревает до определенных партий. К какой взращиваете себя вы?

— Я понемногу готовлю себя к партиям Секстуса в опере «Милосердие Тита» Моцарта и Ариоданта (итал. Ariodante) из одноименной оперы Генделя. К этим партиям мой голос постепенно созревает.

Справка «2000»

Константин Derri (Збанычук) родился в Кривом Роге, обучался в Киевской консерватории (НМАУ им. Чайковского) под руководством народных артистов Украины — Владимира Гришко и Зои Христич, окончил Conservatorio Superior de Musica в Валенсии, класс профессора Анны Луизы Чобы.

Финалист V Международного вокального конкурса Villa de Colmenar Viejo (Мадрид, Испания); финалист, дипломант и призер XVI Международного вокального конкурса им. Ферруччо Тальявини (Дойчландсберг, Австрия); полуфиналист XLVIII Международного вокального конкурса им. Франсиско Виньяса (Барселона, Испания).

Участвовал в мировой премьере оперы Мануэля Феррейры «Великая победа в большой войне» (XV Международный фестиваль старинной и барочной музыки, Пенискула, Испания), оперы Глюка «Орфей и Эвридика» (Рибарроха, Испания), в концертном исполнении «Кармина Бурана» Орфа (Альдайя, Испания).

Официальный сайт певца:

konstantinderri.com, страница в Фейсбуке — Konstantin Derri — countertenor

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Сто лет «хаты с краю»

Первая попытка создания аутентичного украинского сериала вызвала неоднозначную...

Алло, Смольный!

Как в Николаеве из девочек делают... девочек

«Портал» на Армянской

«Надменные бездельники последней советской поры, циничные и образованные, нежные и...

Работа над ошибкой

На прошлой неделе в украинский прокат вышла «Неизвестная» братьев Дарденн, лента...

Какую роскошь наваляли

В этом виде ручного труда главный посыл: не поваляешь, не наденешь. И первое, что...

Сказка, раскраска, игра: три в одном

Книга для детей «Ташенька и кактус», которую написала и проиллюстрировала Слава...

Обманутые ожидания

Во второй половине ноября в украинский прокат вышли фильмы двух видных европейских...

Дизайнеры на куски

1-го и 2 декабря в Днепре намечено масштабное событие в мире моды — шестой сезон Dnipro...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка