Горилла для Денёв, или Схватить бога за бороду

№45–46(751) 4 — 10 декабря 2015 г. 02 Декабря 2015 5

В «Новейшем завете» у героини Катрин Денёв несколько необычный партнер

В четверг в украинский прокат вышел один из самых обаятельных фильмов года — «Новейший завет» Жако ван Дормаля. Бельгийская комедия о злом боге-затворнике из Брюсселя и его доброй взбунтовавшейся дочери обещает стать фаворитом «Оскара» за лучший иностранный фильм.

Вас берут в оборот в первые же секунды после титров. Под нежную, позвякивающую колокольчиками музыку детский голосок сообщает: «Бог есть. Он живет в Брюсселе. Это мой отец». Тут же нам демонстрируют бога, домашнего тирана и деспота. В застиранной рубашке и обвисших трениках. С глумливой физиономией и рыжей щетиной. С манерами гопника из неблагополучной подворотни.

Герой Бенуа Пульворда работает в потайной комнате с уходящей в вертикальную бесконечность ящичной картотекой. С бутылкой виски и забитой окурками пепельницей он восседает за стареньким компьютером и творит наш с вами мир. Что характерно, этот пакостник специально делает его как можно более неприятным. Это он придумал войны, авиакатастрофы и природные катаклизмы. Это из-за него бутерброд падает маслом вниз, телефонный звонок раздается, как только вы забрались в горячую ванну, а очередь, в которую вы встали, обязательно движется медленнее других.

Отношение к фильму ван Дормаля у большинства зрителей наверняка формируется в первые же минуты просмотра. Ироническое сочетание пафосного закадрового текста с гротескным видеорядом, почти что клиповая смена планов, насмешливые отсылки к библейским сюжетам и персонажам, общая атмосфера в духе культовой «Амели»... Если вы находите все это симпатичным, не являетесь религиозным догматиком, обладаете чувством хорошего, в том числе черного юмора и хотя бы отчасти согласны с тем, что наша жизнь — игра, «Новейший завет» снят специально для вас.

Всех приемов ван Дормаля в короткой рецензии не перечислишь, но один из самых забавных — визуализация и буквализация метафор. Например, кто-то произносит: «Здесь воняет, как дохлым верблюдом на винокурне!» — и нам тут же, секунд на пять, показывают тушу несчастного двугорбого, окруженную группой людей со скорбными лицами. Если бы таких штучек было много, получилось бы черт-те что, но у ван Дормаля с чувством меры полный порядок: подобных эпизодов в фильме три-четыре, не больше, и каждый на своем месте.

В «Новейшем завете» все почти как в Новом, только немного иначе. У бога есть жена-богиня, бессловесная домохозяйка. Его сына Иисуса, чья миссия оказалась не слишком удачной, тут называют Джей Си, он представлен в виде оживающей статуэтки с каминной полки. Продолжить дело старшего брата берется возмущенная божья дочь: десятилетняя Эя бежит из эдема строгого режима через камеру стиральной машины. Чтобы спасти мир от злонамеренного отцовского своеволия, ей надлежит сколотить команду апостолов. Только на площадке их должно быть не двенадцать, как в хоккее, а восемнадцать, как в бейсболе: к двенадцати старым нужно добавить шесть новых. Потому что бейсбол круче хоккея, это же ясно.

Команда выйдет что надо. Однорукая красавица, которую все хотят, но никто не любит. Стареющий клерк, забывший о простых радостях жизни. Одинокий сексуальный маньяк-теоретик с трогательными воспоминаниями о детской влюбленности. Профессиональный киллер, ненавидящий жену, сына, а заодно и всю свою жизнь. Смертельно больной мальчик, мечтающий побыть смертельно больной девочкой. На десерт — героиня Катрин Денёв, которая по ходу действия сменит старого нудного мужа на роскошного самца гориллы. В качестве единственного евангелиста выступает душевный полуграмотный клошар.

Новые апостолы — это просто какой-то парад социальной толерантности, причем драматизм в их личных историях дивным образом сочетается с пародийностью. Как только вам покажется, что в «Новейшем завете» начинают торжествовать благочестие и милосердие, ван Дормаль подпустит пару совершенно неполиткорректных шуток. Самая эффектная из них — эпизод с кротким служителем церкви, которому циничный бог-Пульворд принимается с глумливым хихиканьем рассказывать страшную правду о его жизни. Сцена избиения зарвавшегося демиурга — специальный бонус для антиклерикалов.

Упаси боже воспринимать этих церковников, этого бога, эту божью дочь и вообще всю эту, по-украински я бы сказал «божевільну», брюссельскую карусель слишком уж всерьез. Сам ван Дормаль подчеркивает, что месседж его эксцентричного фильма направлен против мужской гегемонии, против маскулиноцентричного мира, против механистичности и выхолощенности современной западной цивилизации. Вроде давайте не забывать нюхать цветочки, все, что нам нужно, это любовь, девочки нежнее и добрее мальчиков и прочее бла-бла-бла.

Но в том-то и дело, что бла-бла-бла звучат ужас как занудно, а картина-то на редкость веселая, живая и свободная от назидательности. И если в процессе просмотра насчет ее жанра еще могут возникнуть какие-то сомнения, то финал расставляет все по своим местам: это чистейшая сказка. Раз уж наш мир настолько несовершенен, то почему, как бы понарошку, не приписать его авторство какому-нибудь зловредному богу, не ухватить его за бороду и не сверзить его с небес на бестолково придуманную им грешную землю?

Главное не путать Бога с богом. Первый с большой буквы, его никто не видел и он тут ни при чем, а второй с маленькой и вылитый Бенуа Пульворд. Экий он смешной.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

«Портал» на Армянской

«Надменные бездельники последней советской поры, циничные и образованные, нежные и...

Работа над ошибкой

На прошлой неделе в украинский прокат вышла «Неизвестная» братьев Дарденн, лента...

Какую роскошь наваляли

В этом виде ручного труда главный посыл: не поваляешь, не наденешь. И первое, что...

Сказка, раскраска, игра: три в одном

Книга для детей «Ташенька и кактус», которую написала и проиллюстрировала Слава...

Обманутые ожидания

Во второй половине ноября в украинский прокат вышли фильмы двух видных европейских...

Дизайнеры на куски

1-го и 2 декабря в Днепре намечено масштабное событие в мире моды — шестой сезон Dnipro...

Вводите санкции, графиня

Именно барон Крохбах, делец и острый на язык друг графини, по задумке режиссера и...

А впереди Жванецкий на белом коне

«Жажда перемен — как стояние в пробке, куда угодно, лишь бы отсюда»

Ленин напоказ

Публика штурмовала кассы, желая попасть на «Бал в «Савойе» и услышать...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка