Интернационал из Парижа

№5(805) 3 — 9 февраля 2017 г. 01 Февраля 2017 5

Любовно-литературное томление юной Габриэль (Марион Котийяр) в фильме Николь Гарсиа «Иллюзия любви»

Традиционный фестиваль «Вечера французского кино» на прошлой неделе открылся в столице и отправился в путешествие по крупнейшим городам страны. На этот раз в его программе масса громких имен: Одри Тоту, Марион Котийяр, Вим Вендерс, Беренис Бежо, Луи Гаррель, Асгар Фархади. Фильмом-открытием фестиваля стала лента Николь Гарсиа «Иллюзия любви», которую режиссер представила в Киеве лично.

Один из пяти фильмов фестиваля заслуживает более подробного разговора. Не потому, что он лучше остальных четырех, а потому, что через неделю, 9 февраля, эта картина выходит в украинский прокат. Массовый отечественный зритель имеет возможность посмотреть, на первый взгляд, традиционную мелодраму, которая, тем не менее, обладает рядом свойств, выводящих ее за рамки жанрового кино. Восемь номинаций на «Сезар» тому подтверждение.

Трюк с переворотом

Героиня фильма «Иллюзия любви» Николь Гарсиа, в оригинале имеющего название Mal di Pietre, «Каменная болезнь», и снятого по одноименному роману итальянской писательницы Милены Агус, — девушка с повышенным эротизмом и трудным характером. В Париже 2010-х она была бы как рыба в Сене, но в глухом французском селе начала 1950-х Габриэль — ворона исключительной белизны. Сыграла ее Марион Котийяр, актриса с идеально подходящими для этой роли нежными глазами, чувственным ртом и твердым подбородком.

Негласный девиз героини — all I need is love, но Beatles споют соответствующую песню лет эдак через пятнадцать, а пока устремления юной Габриэль, страстно влюбленной в своего женатого школьного учителя, явно идут вразрез с деревенской моралью. Родители решают выдать строптивую девицу замуж за простого дядьку Жозе, каталонского гастарбайтера в кепке-аэродроме, и Габриэль, не видя для себя никаких перспектив, соглашается.

Согласиться-то соглашается, но натуру не обманешь. Молодая жена (Габриэль в исполнении 41-летней Котийяр и в 18, и в 35 выглядит где-то на 27) объявляет своему немолодому мужу (Жозе, которого сыграл 44-летний Алекс Брендемюль, в любом своем возрасте кажется 44-летним), что она его не любит и спать с ним не собирается. Жозе отвечает, мол, не больно-то и хотелось, и принимается каждую субботу наезжать в тулонский бордель. Что-то пошло не так, поэтому взбалмошная, но законопослушная Габриэль решает отдаться супругу в образе проститутки. Мол, это как бы не я и не считается, а деньги лучше оставить в семье.

Кульминация действия происходит в альпийском санатории, где Габриэль лечат от каменной болезни, из-за которой она якобы не может (а на самом деле и не хочет) забеременеть. Встреча с тяжело больным ветераном Индокитайской войны Андре Саважем (Луи Гаррель) радикально меняет ее отношение к жизни, но что и как там происходит, рассказывать категорически нельзя. Если для иных фильмов спойлеры не страшны, то для «Иллюзии любви» они убийственны. Одно из главных достоинств картины — финальный сюжетный трюк, как говорят критики, twist, переворачивающий историю Габриэль с ног на голову. Хотя скорее наоборот, возвращающий ее с головы на ноги.

Лента Гарсиа участвовала в основном конкурсе Каннского кинофестиваля, но осталась там без наград. Ничего удивительного — «Иллюзия любви» к шедеврам мирового кинематографа никак не относится, и все же в ней есть свое особое обаяние, которое можно расписать по пунктам. Первым из них станет тот самый twist, о котором мы предпочли благоразумно умолчать, поэтому сразу же начнем со второго. Пункт два восходит к фразе из старого анекдота: «Во-первых, это красиво». Причем «Иллюзия любви» не просто визуально изысканна, но исключительно внимательна к нюансам, в ней отличная работа со светом, с колоритом, с костюмами, с характерными деталями разных эпох — то есть со всеми аспектами изобразительного ряда. Если тексты растаскивают на цитаты, то кадры фильма Гарсиа можно было бы растащить на живописные полотна, где нашлось бы место и портретам, и пейзажам, и натюрмортам, и драматическим сценам.

Пункт три — идеология картины, которую можно свести к цитате из Бродского: «Не в том суть жизни, что в ней есть, но в вере в то, что в ней должно быть». Если в действительности с любовью не складывается, то можно заменить действительность иллюзией, и тогда жить становится значительно легче. Другое дело, какого рода эта иллюзия, и не станет ли она вместо созидательного фактора разрушительным. В ленте Гарсиа героиня ухитряется пройти по лезвию бритвы между отчаянием и безумием, но, как пишут в экстремальных рекламных роликах, повторять увиденное в реальной жизни не рекомендуется.

Наконец, пункт четыре — это Марион Котийяр во всех ее проявлениях. Тут слова не обязательны, достаточно кадра из фильма, взятого в качестве иллюстрации к этой статье.

Спасение от новаций

Нынешние «Вечера французского кино» — яркий пример глобализации и кооперации в области культуры. Остальные фильмы фестиваля сняли именитые режиссеры из Нидерландов, Ирана, Германии и переехавший во Францию вьетнамец. В конце концов, не будем забывать, что Николь Гарсиа тоже не вполне француженка и родилась в Алжире. Впрочем, к художественным достоинствам и особенностям фестивальных картин все это отношения не имеет.

«Красная черепаха» Михаэля Дюдок де Вита — результат работы нидерландского режиссера и японского продюсера, того самого Исао Такахаты, который вместе с Хаяо Миадзаки создал студию «Гибли». Первая полнометражная анимация Дюдок де Вита, местами напоминающая «Голубую лагуну», рассказывает о спасшемся после кораблекрушения парне, который пытается уплыть с необитаемого острова, но загадочная красная черепаха сначала ему этого не позволяет, а потом превращается в прекрасную девушку.

«Красная черепаха» — это оригинальная и трогательная притча об извечном предназначении мужчины и женщины, о том, что человек конечен, а жизнь бесконечна. Дюдок де Вит уже обращался к похожей теме в гениальной короткометражке «Отец и дочь» (2000) — заклинаю вас, посмотрите этот восьмиминутный шедевр, если еще не видели, его легко найти в интернете. Что до «Красной черепахи», то ее можно трактовать и в сниженном, ироническом ключе: супружеская жизнь, что ни говори, нередко напоминает необитаемый остров.

«Вечность» Чан Ань Хунга — кино, скажем так, чтобы сильно не ругаться, экспериментальное. Картинка в нем красивая, но она служит всего лишь иллюстрацией к закадровому голосу, принадлежащему жене режиссера. Голос в течение мучительно долгих двух часов читает семейную сагу, которая представлена сплошной чередой смертей и рождений. На экране то пасторальные сцены с десятками детей от младенцев до подростков (персонажи Одри Тоту, Беренис Бежо и Мелани Лоран все как на подбор матери-героини), то истовые рыдания по очередному покойнику, сменяющиеся непременным преодолением горя и возвращением к вечному счастью.

Забавно, что идеализацией уходящей корнями в позапрошлый век французской буржуазной семьи занимается, пусть и давно живущий во Франции, но вьетнамец по происхождению, человек совершенно другой культуры. Получается черт-те что: лента Чан Ань Хунга, между прочим, обладателя венецианского «Золотого льва», слащава до тошноты, целомудренна до омерзения и скучна до зубовного скрежета. Умильности, сентиментальности, банальных сентенций и нуднейшего католического благочестия в ней столько, что хватило бы на десяток картин попроще.

Впрочем, по сравнению с лентой «Прекрасные дни в Аранхуэсе» Вима Вендерса «Вечность» — просто бешеный экшн. Классик мирового кино за десять дней снял картину, которой наверняка аплодировали бы Робер Брессон, Ален Рене и Жан-Люк Годар, но только не зритель попроще, вроде автора этих строк. В фильме Вендерса три основных персонажа: драматург за столом с олдскульной печатной машинкой, сочиняющий текст, и мужчина с женщиной на террасе в летнем саду, его произносящие. Еще в кадре появляются Петер Хандке, по пьесе которого поставлен фильм (в роли садовника, со стремянкой и ножницами) и Ник Кейв, допевающий песню за музыкальным автоматом (в роли самого себя, за роялем).

«Прекрасные дни в Аранхуэсе» и построением, и названием отчасти напоминают другой знаменитый фильм ни о чем — «В прошлом году в Мариенбаде» вышеупомянутого Рене. Однако у Рене время от времени все-таки возникала какая-то интрига, а вот у Вендреса она полностью отсутствует. Полтора часа поэтичных, выморочных и довольно бессвязных разговоров способен выдержать не каждый, поэтому честь и хвала киевским синефилам, в большинстве своем досидевшим до конца сеанса. На редкость самоотверженные люди.

Хорошо, что «Коммивояжер» Асгара Фархади в программе «Вечеров французского кино» шел последним. С его помощью я забыл пытки Чан Ань Хунгом и Вендерсом и в очередной раз убедился в том, что внятное повествовательное кино лично мне гораздо интересней заковыристого новаторского. «Коммивояжер» получил два приза на Каннском кинофестивале и вошел в оскаровский шорт-лист в категории «Лучший иностранный фильм». Фархади, признанный мастер психологической драмы, рассказал простую историю, порождающую головоломные нравственные проблемы, у которых нет однозначных решений.

Герой фильма, жена которого становится жертвой насилия, дабы уберечь ее от унизительной огласки (Иран есть Иран), решает не обращаться в полицию и найти преступника самостоятельно. Вроде бы благое дело, но очень уж тонка грань, за которой правосудие превращается в месть, а справедливое наказание — в фатальную жестокость. «Коммивояжер» и сюжетно, и тематически перекликается с недавним фильмом братьев Дарденн «Неизвестная», выходившим в отечественный прокат. Но если бельгийские режиссеры расставляют все точки над і, то иранский предпочитает итоговое многоточие.

Открывшись на прошлой неделе в Киеве, Одессе и Харькове, фестиваль отправится в Винницу (кинотеатр «Родина», с 3 февраля), Черновцы («Кинопалац «Черновцы», с 9 февраля) и Днепр («Правда-Кино», с 15 февраля). 23 февраля он приедет во Львов («Планета-кино»), Сумы («Планета-кино»), Мариуполь («Победа») и Запорожье (им. Довженко).

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Юбилей с «Богемой»

8 ноября Национальная опера отмечает свой 150-летний юбилей

Россия слушает Харьков и «Грибы»

За бронь столика на концерт «Грибов» платили до 4000 долларов

Если б я был султан Украины

Перед долгожданным вторым сезоном «Слуги народа» вспоминаем один из самых...

Хиджаб как модный тренд — на пути к размыванию сути?

Неужели мусульманскому головному платку действительно суждено стать новым,...

Ирина Озаринская: «Благодаря книге я из хулиганки...

Ирина Озаринская рассказала «2000», что с отрочества всей прочей литературе...

Не пропустите автобус Яноша Араня!

Если вам еще нет 45 лет и вы пишете стихи и новеллы на венгерском языке, то можете...

Загрузка...

Шаг вперед и три назад

Из претендентов на «Золотого Дюка» зрители высоко оценили комедии, а ленты с...

ШЕ не вмер

Тут отбрасывают клише, коими успели наградить поэта предыдущие поколения критиков и...

Как это сделали в Одессе

В середине лета Одесса стала не только кинематографической, но и литературной...

Женский взгляд

Героини всех романов нынешнего обозрения женщины, а вот среди авторов затесался один...

Как оценивает музыку Макс Фадеев

Не все знают, что популярный продюсер начал терять слух

Митя Герасимов: «Я переехал в Украину благодаря любви...

Митя Герасимов рассказал «2000», что его отец поступал с ним в детстве, как...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка