Яна Друзь: эту трагедию нужно расхлебывать быстро

№27–28(779) 8 — 14 июля 2016 г. 06 Июля 2016 5

Кадр из фильма «28:94 местное время»

В рамках 38-го Московского международного кинофестиваля показали армянский фильм «28:94 местное время», окончательно вышедший на экраны в 2016 г., но находившийся в работе около 20 лет. Ленту создали супруги Давид Сафарян и Яна Друзь, которые и презентовали ее на ММКФ. Яна Друзь стала сценаристом картины и исполнила в ней главную роль. Родившаяся и начинавшая карьеру в Киеве актриса, которую можно увидеть в таких фильмах, как «Вечный зов», «В небе «Ночные ведьмы», «Черная стрела», рассказала корреспонденту «2000» о своей ленте и связи с Украиной.

В «28:94 местное время», основные события проходят в первой половине 90-х в страдающей от энергетического кризиса в результате Карабахского конфликта и блокады со стороны Турции и Азербайджана постсоветской Армении. Темные годы показаны на примере семьи творческих работников — художника и его жены, делающих куклы для театральных постановок.

Учитывая актуальность энергетических проблем для Украины, первый вопрос Яне Друзь был не совсем о кино.

Супруги Давид Сафарян и Яна Друзь

— Ощущаете ли вы связь между тем, что происходило в Армении в 90-е, и тем, что переживает сейчас в частности Украина?

— Мы все связаны. Нынешние события я считаю трагическими для людей и в России, и в Украине. И эту трагедию нам расхлебывать, причем делать это быстро.

— Все годы после развала Союза взрывается в разных частях. Тогда был Карабахский конфликт, Приднестровье, сейчас дошло и до Донбасса.

— Это все-таки одна огромная страна, кто-то называет ее постсоветским пространством, кто-то — империей, кто-то — империей зла. Можно называть как угодно, названия не могут повлиять на смысл, который нам достался. Каждый из нас живет на своей земле,

— Можно сказать, что в фильме жизнеутверждающее женское начало, которое выводит из трудных обстоятельств.

— Там действительно дуэт. Когда говорят «женское начало», оно должно где-то себя проявить. Если женщина одна, нет никакого женского начала — только выживание. А когда существует такой партнер, как Ашот Адамян, выходит великолепно. Все это основано на его личном опыте. Он оставался в Армении, прожил все это и рассказывал, что было на самом деле. А то, что фильм светлый, это благодаря режиссеру. Все его творчество пронизано только положительным взглядом на жизнь, даже если случаются трагические ситуации.

— Опыт Адамяна, а ваш?

— Свой опыт я приобрела в профессии Я начала сниматься, когда мне было 14 лет, в Киеве на киностудии Довженко. Там работала с режиссерами, которые еще знали Александра Петровича. Опыт от них и партнеров, с которыми работала, очень помог мне представить все то, что я не пережила.

— То есть вы не жили в Армении в те годы?

— Нет. Все думают, что это моя жизнь, но она не имеет ко мне никакого отношения, кроме того, что в целом это затронуло всех нас. Вы упомянули Украину в первом вопросе, где сейчас живут моя сестра, ее дети, и я понимаю, что происходящее совершенно не такое, но очень похоже. Люди должны выживать в ситуациях, к которым они не готовились, когда были молодыми.

За свободу нужно платить, это правда, и мы не знали, какая будет цена. В принципе это нормально. Считаю, что человек должен все попробовать в жизни. Это трагично, но я вспоминаю рассказы родителей о войне, 42-й год, Киев. Это страшно. Сейчас это представить невозможно. Когда разговариваешь с молодыми людьми, они просто не понимают.

Когда будете рассказывать детям, что сидели без света, они вас спросят: «А как же вы заряжали свой телефон?»

— Может быть, это будет мир типа «Безумного Макса», со светом тоже будут проблемы. Вы упомянули о сестре, а какая связь у вас сейчас с Украиной и, может быть, ее кино?

— То, что получено, никогда не исчезнет. Моя старшая сестра — фольклорная певица, удивительный человек, который несмотря ни на что учит детей петь и играть на потрясающем инструменте под названием бандура. Она и меня научила на ней играть. Когда она поет, я всегда плачу. Когда была ребенком, тоже плакала. Она знала это и пела: «Ой сонечко ясне, невже ти втомилось, Чи ти розгнівилось? Iще не лягай!»

В этот момент я не могла понять, почему же мы все должны остаться в ночи. Но солнце встает на следующий день и, надеюсь, оно встанет. Как это будет решаться политически, что произойдет, в каких странах? Птицы не думают о границах, которые перелетают. Иногда они бывают там убиты. Ну что ж... Это страшно. Дай Бог, чтобы этого никогда не происходило, но пока без этого не обходится. Надеюсь, человечество когда-нибудь все же решит этот вопрос.

Фото предоставлены пресс-службой ММКФ

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

«Портал» на Армянской

«Надменные бездельники последней советской поры, циничные и образованные, нежные и...

Работа над ошибкой

На прошлой неделе в украинский прокат вышла «Неизвестная» братьев Дарденн, лента...

Какую роскошь наваляли

В этом виде ручного труда главный посыл: не поваляешь, не наденешь. И первое, что...

Сказка, раскраска, игра: три в одном

Книга для детей «Ташенька и кактус», которую написала и проиллюстрировала Слава...

Обманутые ожидания

Во второй половине ноября в украинский прокат вышли фильмы двух видных европейских...

Дизайнеры на куски

1-го и 2 декабря в Днепре намечено масштабное событие в мире моды — шестой сезон Dnipro...

Вводите санкции, графиня

Именно барон Крохбах, делец и острый на язык друг графини, по задумке режиссера и...

А впереди Жванецкий на белом коне

«Жажда перемен — как стояние в пробке, куда угодно, лишь бы отсюда»

Ленин напоказ

Публика штурмовала кассы, желая попасть на «Бал в «Савойе» и услышать...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка