Летопись света и тени

№27–28(742) 2 — 8 октября 2015 г. 30 Сентября 2015 1 4

Чтобы создать икону в традиции византийского, греческого, древнерусского, украинского письма, современному мастеру потребуется от месяца до полугода (в зависимости от размера образа).

Мало что изменилось в этом искусстве, где трепетно относятся к наработкам предшественников, скажем, Андрея Рублева, Гурия Никитина или Симона Ушакова. Нынешние иконописцы, чье творчество опирается на каноническую школу, используют яичную темперу, попросту говоря — краску на основе желтка и натуральных пигментов. Красящие вещества также растираются в порошок собственноручно.

На идеально высушенную и выдержанную не менее десяти лет липовую или ольховую доску мастер наклеивает ткань — паволоку, наносит меловой или алебастровый грунт, который подчас может достигать 5—10 слоев, и тщательно полирует поверхность. Любая соринка, невидимая глазу вмятина в конечном итоге может обернуться явственным дефектом. Что на иконе категорически недопустимо.

Только потом, окончив подготовительный этап, художник приступает к нанесению изображения. Как и много веков до него, нимб, сияющий на солнце, ассист — штрихи на складках одежд и крыльях ангелов современный изограф покрывает дорогим материалом — сусальным золотом.

  • Оксана Возиянова тяготеет к стилю украинского барокко. «Св. Досифея затворница», доска, левкас, авторская техника, авторское литье // LAVRA-ICON.COM

    Оксана Возиянова тяготеет к стилю украинского барокко. «Св. Досифея затворница», доска, левкас, авторская техника, авторское литье // LAVRA-ICON.COM, фото №1

    Оксана Возиянова тяготеет к стилю украинского барокко. «Св. Досифея затворница», доска, левкас, авторская техника, авторское литье // LAVRA-ICON.COM

  • Вера Лозовская. «Преображение», доска, яичная темпера, золото

    Вера Лозовская. «Преображение», доска, яичная темпера, золото, фото №2

    Вера Лозовская. «Преображение», доска, яичная темпера, золото

  • Алексей Возиянов. Образ Спасителя из мозаики

    Алексей Возиянов. Образ Спасителя из мозаики, фото №3

    Алексей Возиянов. Образ Спасителя из мозаики

  • Алена Думбадзе. «Неопалимая купина», дерево, паволока, левкас, яичная темпера, поталь

    Алена Думбадзе. «Неопалимая купина», дерево, паволока, левкас, яичная темпера, поталь, фото №4

    Алена Думбадзе. «Неопалимая купина», дерево, паволока, левкас, яичная темпера, поталь

  • «Иоанн Предтеча в пустыне» – работа Наталии Гладковской

    «Иоанн Предтеча в пустыне» – работа Наталии Гладковской, фото №5

    «Иоанн Предтеча в пустыне» – работа Наталии Гладковской

Фото 1 из 5

Сакральные квадратные метры

Иконы, которые выглядят вполне традиционно, как в храмах, а также не совсем обычно, например написанные на каменных скрижалях, можно было увидеть на недавней выставке «Сокровищница Лаврских мастерских» в столице.

Событие, где в одной экспозиции представили произведения 9 иконописцев из 11, работающих в знаменитых мастерских имени Ивана Ижакевича, можно без преувеличения назвать исключительным.

Во-первых, потому, что почти все авторы — ученики легендарного украинского мастера и педагога Николая Стороженко. А одно это имя уже свидетельствует о высоком уровне исполнения. Во-вторых, иконопись — искусство элитарное, открывается не всем. Ну не каждый художник сможет по непреложным правилам изобразить лик, повторить позу святого, узнаваемую по старинным, намоленным изображениям. Именно поэтому так интересно улавливать все те нюансы, которые оттачивались и проверялись на практике веками. Начиная от дела рук самого знаменитого печерского иконописца Алипия.

В-третьих, грустно предположить, но возможно, эта выставка последняя, так ярко презентующая творения исторического центра монументального искусства и сакральной живописи.

Больше 130 лет на территории Киево-Печерской лавры во флигеле из красного кирпича работают художественные мастерские. Изначально тут располагалась рисовальная школа маститого художника Ивана Ижакевича. Киевляне до сих пор могут любоваться его тонкой работой — изумительными храмовыми иконами в деревянной Макарьевской церкви на Татарке.

В стенах Лаврских мастерских преподавали и творили Николай Мурашко, Михаил Врубель, Мария Примаченко, Федор Коновалюк, Николай Глущенко, Георгий Якутович и многие-многие другие художники и скульпторы. Проще кого-то не упомянуть, нежели вспомнить всех, кто созидал здесь в разное время.

За все эти годы только раз в этом нарядном особняке прекращались работы — во время войны здание было разрушено. В 1954 г. мастерские отстроили на деньги Национального союза художников и при помощи государства. С тех пор поколения живописцев сменяют друг друга, продлевая непрерывный ритм биения сердца знакового места.

Сегодня в «Лаврских мастерских имени Ивана Ижакевича» трудятся профессиональные художники-иконописцы, признанные специалисты в области сакральной живописи. Дело их рук также можно увидеть в храмах.

Например, Сергей Вандаловский создал иконы к десяткам иконостасов по всему миру, расписывал церкви, украшал фресками стены соборов, как то Свято-Троицкий монастырь в Хевроне (Израиль).

Под руководством Андрея Гончара художники Алексей Возиянов, Вера Лозовская, Наталия Гладовская и группа реставраторов-монументалистов занимались росписями возрожденного собора Успения Пресвятой Богородицы в Киево-Печерской лавре. Алексей Возиянов расписывал Михайловский Златоверхий собор, вместе с супругой Оксаной работал над убранством церкви Святого Николая на Аскольдовой могиле: делали росписи и иконостас.

Нынче с мастерскими возникла патовая ситуация. В высокое искусство вмешался быт. Художникам стало не под силу оплачивать коммунальные услуги, не говоря уже про аренду здания. Даже по теперешним шокирующих многих тарифам сумма набегает неподъемная.

Плату за аренду художникам начисляют с оценочной стоимости всего здания, площадь которого 960 кв. м. По предыдущей оценке, 1 кв. м стоил 20 000 грн., таким образом, цена всего здания получается 19 200 000 грн. Мастера просят о поправке в закон «о тарифах для бюджетных организаций» и добавлении их в список организаций, которые имеют право на цену 1 грн. в год. Как это, собственно, и было раньше. Фонд госимущества отказал в поддержке, заявив, что по закону им полагается льгота 3%, а это 600 грн. за квадратный метр.

Вера Лозовская
Вера Лозовская

В прошлом году в зимний период художница Вера Лозовская, к примеру, за свою мастерскую в 21 кв. м платила 1200 грн. Цену за отопление подняли в 4,7 раза, при этом температура не поднималась выше 12 градусов. У людей с большим метражом цены получались выше. Что будет этой зимой, художники ожидают со страхом.

Свет считают по 1,71 грн. за киловатт, для сравнения — с 1 сентября житель стандартной квартиры заплатит 45,6 коп., если расход не превысит 100 кВт.ч электроэнергии в месяц. Даже если раскидать сумму на тридцать мастерских, которые функционируют в здании, то все равно на каждого приходится 5 тыс. грн. Прямо скажем, проблема не копеечная.

Несколько лет назад Лаврские мастерские передали из городского подчинения в Фонд госимущества, который и выставляет такие тарифы. Зимой, чтобы привлечь внимание чиновников и общественности к проблемам исторических мастерских, которые могут попросту опустеть, художники выходили с пикетами к фонду Госимущества, Минфину, Минкульту, администрации лавры.

Не нужно обольщаться, будто иконописцы получают баснословные деньги за проданные работы. Украинских живописцев, которые выручают за полотна суммы, исчисляемые четырьмя и больше нулями, можно пересчитать по пальцам. В большинстве своем, если автору удается покрыть затраты на труд и расходные материалы и выйти в плюс, то уже неплохо.

Конечно, можно возразить, мол, нынче всем живется несладко, так почему тарифы нужно пересматривать для мастерских, а не для неимущих пенсионеров. Да дело ведь тут не только в художниках, а в живописной школе, духовный центр которой развивался больше столетия, а теперь перед ним маячит перспектива полного упадка.

И не блага себе хотят художники сохранить. Отнюдь. По большому счету выход они найти смогут, к примеру, скооперироваться и в складчину более дешевое помещение под мастерскую снимать, писать «русалок» на заказ или на худой конец рисовать в собственной квартире.

Последнее, впрочем, в иконописном деле проблематично: мастера имеют дело с растворителями, лаками, а если в доме ребенок, то дышать такой химией категорически запрещено. Да и запах краски очень быстро въедается в стены, ковры, одежду. Для работы необходимы специальные условия: свет, пространство, отсутствие сквозняка, особенно когда работаешь с драгоценной фольгой — сусальным золотом.

«Мастерские — это как отчий дом, сохраняющий преемственность стольких поколений, — говорит художница Вера Лозовская. — Для иконописца большой плюс еще и в том, что куда ни взглянешь — церковные купола, а их близость возвышает душу, напитывает светом. Наши мастерские своего рода культурный центр, и очень важно, чтобы он был открыт для всех: прихожан, которые приходят поклониться святым стенам, туристов, осматривающих достопримечательности, родителей, гуляющих с детьми.

А еще Лаврские мастерские — единственные и самые старые в нашей стране из светских, не церковных иконописных центров. Мы воспитывались на этих традициях и хотим их во что бы то ни стало сохранить».

Дотянуться до небес

Художница подчеркивает, что модернизация, новые материалы и технологии практически не затронули вид искусства, которым она увлечена. Именно поэтому процесс написания иконы такой длительный, требующий терпения и любви.

—Доводилось слышать, что иконопись набирает популярность — отстраиваются и восстанавливаются храмы, алтари устраивают даже в больницах. Появились люди, которые могут заказать себе именную, семейную икону. Это так? — интересуюсь у Веры.

— Не могу сказать, что популярность можно соотнести с иконописью. И вправду, многие хотели бы иметь созданную по всем канонам домовую икону, однако не каждый может себе это позволить. Процесс недешев, потому и стоимость иконы достаточно велика, а если еще изготавливать ее в окладе, так цена вырастет в разы.

В процессе создания используется сусальное золото, которое очень подорожало в последние годы. Если говорить о расценках, то икона размером с книгу будет стоить от 200 долларов (в пересчете на гривни).

— Иконописец соблюдает какой-либо ритуал, прежде чем берет в руки кисть?

— К любому делу художник приступает с молитвой, просит помощи, ведь иконопись — это творчество с Богом. За работой иконописцу нужно смирение, отказ от себя, с тем чтобы Бог уподобил его написать образ. Если ты берешься писать какого-либо святого, обращаешься душой к нему. И, конечно, важно знать житие этого праведника, близко к сердцу принять его. Иначе на иконе будет просто изображено декоративное пятно, лик без энергии.

Когда художники работают над образом недавно канонизированных святых, они все равно пишут его на основе традиционного изображения предыдущих праведников, предшествующих житий. Все это должно быть как течение одной реки. В противном случае есть опасность впасть в обычную живопись или светскую культуру, которая не сможет человека настроить духовно ни на молитву, ни на обращение.

Когда икону освящают, человек приходит в храм, дабы приложиться к ней, говорит о своих бедах, встает перед ней на колени. Она — мир божественного, к которому мы лишь прикоснулись.

— Знаю, что в Лаврских мастерских открыта иконописная школа Михаила Гаевого, очень талантливого мастера, судя по работам. Там обучают желающих. Гложет меня червячок сомнения, не крамольно ли это — рисовать святые лики, черкать их карандашом и т. д.?

— Знаете, просто так никто не придет учиться сакральной живописи. Человек очень глубоко проникается этой мыслью, желает научиться писать именно иконы, потому и ищет воплощения своего порыва. Все равно есть некая предрасположенность к такой живописи, потому в школу идут верующие люди, причем разного возраста. В этом процессе как никогда важно внимание, сосредоточенность — это крайне созидательная работа.

— Когда мы говорим о византийских, древнерусских канонах, можно непосвященному с ходу определить, в какой традиции написан тот или иной образ?

— Если в общих чертах, то в пропорциях тел канон соблюдался в древнерусской живописи и в барокко. Эстетические составляющие повторяются и что касается образа Богородицы, Христа — они везде узнаваемы. Если сравнивать с барокко, то этой эпохе присуща натурализация, облики святых более реалистично выписаны, присутствует светотень. Тогда как в византийской иконе теней нет, главенствует свет.

Также в барочном изображении используются элементы орнамента, такие национальные особенности, например, встречаются в украинской иконе.

Если говорить о красках, то здесь каноническая азбука соблюдается тысячелетиями. Допустим, традиционно цвет мафория (накидки, которая спускается с головы до пят) у Богородицы — темно-красный, как напоминание о царственном происхождении Пречистой и о перенесенных Ею страданиях. Туника и чепец — голубые или синие, символизируют девство Богоматери, Ее небесную, совершенную чистоту. А вот фон может быть написан в разных оттенках, чаще в золотом (как символ Божественного света), белом или синем.

Список ЮНЕСКО как охранная грамота

Оксана ВозияноваОксане Возияновой близка стилистика украинской барочной иконы, в которой допустимо писать маслом. В 2004 г. она получила грант Президента Украины молодым деятелям культуры в области изобразительного искусства. Также Оксана использует авторскую технику и для обрамления икон, которое сперва лепится из глины, а уже после отливается из гипса. Все это соответствует духу эпохи, когда приветствовались пышность, особая нарядность, экспрессия, яркость красок.

В коллекции Оксаны есть изображение преподобного Досифея — девушки-старца. Была она из рязанских дворян, под мужской личиной пришла в монастырь, прославилась под именем старца. Известно, что Досифей благословил на подвижничество Серафима Саровского (Прохора Мошнина) и почил, стоя на коленях в молитве. Тайна открылась после смерти.

Когда Оксана трудилась над этой иконой, Досифей еще не был причислен к лику святых, потому вместо нимба над головой изгибается красная лента.

Сегодня, признается художница, время крупных заказов на святые образы, увы, прошло. А все наработки, которые уже были в творческом процессе, приостановлены. Впрочем, мастер надеется, что это временное явление, пока не стабилизируется финансовое положение людей.

«Я поняла, что самое большое, что художник может написать в жизни, кроме портрета своего ребенка, — образ Божий. Выше этой темы нет ничего, — говорит Оксана. — Очень многие люди «ломаются» и отходят от иконописи. Их можно понять, чрезвычайно трудно содержать семью на деньги, которые мы зарабатываем. Но ведь так жалко 15 лет образования, полученного у самого лучшего художника — Николая Андреевича Стороженко в его мастерской монументальной живописи и храмовой культуры в стенах Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры».

— Пользуются ли современные художники прогрессивными наработками, например, можно вывести изображение на компьютере и получившийся шаблон в полный размер расположить на куполе, стенах — так проще писать?

— Проблемы арок и куполов — округлых и изогнутых поверхностей — абсолютно одинаковы что во времена Рафаэля, что сегодня. Все равно художнику придется делать вычисления, даже нарушать перспективу, чтобы снизу росписи смотрелись пропорционально. Так что приходится на лесах стоять, запрокинув голову, и лежать, давая шее отдохнуть.

— Вы покрываете иконы кракелюрами, чтобы трещинки на лаке намекали на «дух старины»?

— Нет, я не состариваю изображение, хотя по желанию заказчика все можно сделать. Есть определенные эффекты, например пройтись наждачной бумагой, слегка притирая четкость наложения красок. Но в конечном итоге это будет произведение искусства, а не та икона, которая нужна людям для духовного общения.

— В книге «Черные доски» Владимира Солоухина показателен эпизод, где художники-коллекционеры возвращают древнюю икону к жизни. Подсолнечным маслом, нанесенным на вату, они высветляли аверс, покрытый олифой. А она обладает коварными свойствами — через 50—100 лет поверхность чернеет до непроницаемости. Вы бы порекомендовали такой метод осветления темных от времени бабушкиных икон?

— Лучше обратиться к реставраторам. Профессионал определит, что скрывается под олифой — масляная краска или яичная темпера, и от этого будет зависеть процесс восстановления. Возможно, ему потребуется удалить несколько живописных слоев, как в знаменитой «Троице» Андрея Рублева, чтобы открыть уникальное авторское письмо.

А вот отреставрировать частичную утрату изображения, обновить цвет мне будет даже интересно. С такими дефектами мы работаем.

— Возвращаясь к главной проблеме мастерских, в чем вы видите выход из ситуации, ведь понятно, что вернуть коммунальные расценки 4—5-летней давности не получится?

— Художникам совсем не хочется идти на конфронтацию, мы просим войти в наше положение. Возможно, стоит рассмотреть вопрос об арендных каникулах на год или два или обговорить льготные тарифы. Неужели государство не может выжить без наших мастерских? Какая выгода стране от того, что уйдут люди, утратятся знания, исчезнет школа?

Мы подпитываемся традициями, нам нужен покой, а начиная с января только и делаем, что пишем письма, убеждаем, просим. Дошло до того, что мы обратились к украинской диаспоре в Чикаго, они в свою очередь написали письмо в ЮНЕСКО.

Архитектурный комплекс Киево-Печерской лавры занесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, и мы ратуем за то, чтобы наши стены сохранились в ранге мастерских-музея.

Есть надежда, что представители культуры в Верховной Раде окажут помощь в этом вопросе. Откликнулась Злата Огневич, депутат от Радикальной партии, которая внесла на рассмотрение наш запрос в Кабмин.

Пока же будущее мастерских туманно.

Справка «2000»

На втором этаже Лаврских художественных мастерских (ул. Лаврская, 9, корпус №30) — действующая экспозиция здешних мастеров. Каждый день с 9.00 до 20.00 можно зайти и полюбоваться творчеством, в том числе иконописным. Вход бесплатный.

Здесь же открыта иконописная школа Михаила Гаевого, где желающих обучат азам древнерусского и византийского канонов и всем тонкостям письма.

Подробности на сайте mixail.com.ua.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

«Портал» на Армянской

«Надменные бездельники последней советской поры, циничные и образованные, нежные и...

Работа над ошибкой

На прошлой неделе в украинский прокат вышла «Неизвестная» братьев Дарденн, лента...

Какую роскошь наваляли

В этом виде ручного труда главный посыл: не поваляешь, не наденешь. И первое, что...

Сказка, раскраска, игра: три в одном

Книга для детей «Ташенька и кактус», которую написала и проиллюстрировала Слава...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Оксана Гуртова
02 Октября 2015, Оксана Гуртова

Очень профессиональная и талантливая статья.Поднимает серьезные вопросы ,касающиеся,,вечного,,искусства.Прочесть полезно всем.Спасибо талантливой журналистке Людмиле Денисенко,которая освещает вечную проблему взаимотношений государства и художника.

- 0 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка