ММКФ: кеды против войны и капитан «левая идея»

№27–28(779) 8 — 14 июля 2016 г. 06 Июля 2016 5

Лето, жара, жители Москвы уезжают на дачи и далекие острова, и только в центре столицы неутомимые труженики меняют дорожное полотно, и на Новом Арбате, возле кинотеатра «Октябрь», в том же желании докопаться до сути и вечной тяге к эстетическому совершенству кучкуются любители кино. Все это неспроста, ведь в конце июня прошел очередной Московский международный кинофестиваль, а значит, на протяжении недели киноманы жили в особом режиме, стараясь увидеть как можно больше.

И эти люди не зря остались в российской столице или специально в нее приехали, потому что в целом ММКФ всегда удовлетворяет зрителя. Потому что, как это и должно быть в Москве, — всего много. Одних только программ на фестивале было 22, помимо основного конкурса, короткометражных и документальных фильмов, очень интересные подборки были представлены в программах «Спектр», «Европейская эйфория: между раем и адом», «8 1/2 фильмов», «Фильмы, которых здесь не было», «Секс, еда, культура, смерть». Отдельное внимание было уделено кинематографу «бурлящего арабского Востока», также была программа «Голландия плюс», включившая в себя документальный фильм о катастрофе «Боинга» в Донбассе, были программы китайского и корейского кино, к 120-летию знаменитой французской студии «Гомон».

Наделавший шума пиджак Паулины Андреевой

В общем, как всегда было что посмотреть, а вот на кого — с этим в последние годы у ММКФ есть определенные трудности. Звезды первой величины как-то не рвутся в Москву, и на красных дорожках в основном приходится отрабатывать отечественным селебритис (главной темой стал пиджак на голое тело молодой актрисы Паулины Андреевой). При этом из-за болезни открытие пропустил даже президент фестиваля Никита Михалков. По ходу ММКФ Никита Сергеевич поправился, посетил показ документального фильма о Сергее Магнитском, ну и на закрытии тоже присутствовал и даже рассказал прессе, что очень доволен тем, что несмотря на все трудности, фестиваль продолжает жить и дарить людям кино.

Актер в образе трупа «Гарри Поттера»

Гостями фестиваля стали Наталья Орейро, представившая фильм «Наша Наташа», Карлос Саура, которому была посвящена ретроспективная программа. Приехал за призом англичанин Стивен Фрирз. Он, Саура и Сергей Соловьев получили награды за вклад в мировой кинематограф.

Но в целом можно делать определенные выводы из информации, что на церемонии закрытия гостей развлекал актер в образе трупа Дэниэла Рэдклиффа из фильма «Человек — швейцарский нож» («Гарри Поттер» там действительно сыграл мертвеца), были также двойники Джонни Деппа и Софи Лорен.

Пожалуй, помимо звезд не хватило ярких дебютов в конкурсной программе. Хороши все жанры, кроме скучного, конкурс 38-го ММКФ подтвердил это правило. На победу претендовали сразу 13 фильмов (в прошлом году 12), при этом большая их часть заставила задуматься: что же в них такого, за что они попали в основной конкурс? Хотя Павел Шведов из жюри российской кинокритики на пресс-конференции сказал, что «слабый конкурс — это один из мифов ММКФ, а сейчас все было очень интересно и насыщенно», конкурсная программа в этом году скорее подтверждала справедливость мифа.

Фильмов должно было быть 14, но украинcкая картина «Гнездо горлицы» выбыла, как и следовало ожидать. Когда внезапно стало известно о включении украинской ленты в программу, в стане создателей фильма все переполошились, думали: как быть? Использовать шанс для продвижения политических взглядов? В итоге оперативно решили отказаться.

«Ще раз дякуємо фестивалю за запрошення, але ми відмовляємось від участі в конкурсі в знак солідарності з Сенцовим, Кольчеком і з людьми, які стоять на фронті!» — написал в соцсети режиссер картины Тарас Ткаченко. Но бдительные украинские СМИ сохранили осадок. Почему вообще рассматривался такой вопрос, как фильм был отобран? — гневно вопрошали журналисты-патриоты. Он, кстати, вышел еще в 2014-м, в нем успел сыграть Виталий Линецкий, погибший в Киеве летом того же года.

Впрочем, совсем без Украины ММКФ не обошелся. Например, киевлянка Яна Друзь, которую любители советского кино могли видеть в «Вечном зове», «В небе «Ночные ведьмы», «Черной стреле», презентовала в Москве армянский фильм «28:94 местное время», снятый ее мужем Давидом Сафаряном. И сюжет этой картины весьма актуален для нынешних времен, включая и Украину. Основные события проходят в первой половине 90-х в страдающей от энергетического кризиса в результате Карабахского конфликта и блокады со стороны Турции и Азербайджана постсоветской Армении. Темные годы показаны на примере семьи творческих работников — художника и его жены, делающих куклы для театральных постановок.

Страшное время, когда люди, совсем недавно спокойно жившие в СССР, вынуждены толкаться вокруг машин с хлебом по талонам и жечь паркет в буржуйке, Сафарян осмысливал более 20 лет. Как рассказал режиссер, первая заявка на фильм была еще в 93-м году, и она страшно похожа на то, что в итоге было снято, после всех изменений. Снимать приходилось с перерывами по 2—3 года — были, видимо, финансовые трудности, но ленту удалось закончить, и даже успели озвучить свои роли уже ушедшие от нас звезды театра и кино Армении Елена Оганесян и Карен Джанибекян.

Яна Друзь стала соавтором сценария и сыграла главную роль, причем так, что очень сложно поверить, что в реальности она не делает куклы и даже не жила в Армении в те годы. После премьеры, по словам Сафаряна, люди, вполне возможно, пережившие эти события, хотели просто дотронуться до Яны, из чего режиссер сделал вывод, что не зря так долго трудился над фильмом. (Интервью с Яной Друзь читайте, пожалуйста, здесь).

«Проблемы не Франции и России, а всего мира»

В прошлом году в конкурсе было немало фильмов с молодежной проблематикой, вот и триумфовали болгарские «Лузеры» Ивайло Христова, теперь возглавившего жюри. На этот раз программа была более разнообразной по темам — здесь и подростковый гомосексуализм в австрийском «Центре моего мира», и достаточно легкие «Мари и неудачники» и «Худшая из женщин», и мутная, в соответствии с сюжетом, бразильская «Память забвения», и жесткая, к тому же построенная на реальных событиях драма «37», и очередной фильм об убийстве Пазолини «Козни», и соцлагерные байопики «Эксцентрики» о польских джазменах и «Поющие башмаки» о болгарской певице, сотрудничавшей с органами.

Мари (Вимала Понс) и неудачники (Пьер Рошфор и Дамьен Шапель)

Итак, без молодежи не обошлось, как и без лузеров-неудачников, столь любимых Христовым, но были они немного постарше. К примеру, в фильме «Мари и неудачники» Себастьена Бетбедера французские лузеры ближе к среднему и бальзаковскому возрасту, хотя и достаточно инфантильны. Если болгарские неудачники в проблемы ЕС были погружены, то для французских героев бытовые трудности служат размытым фоном. Ну да, у главного героя была работа в левацком журнале, но из-за кризиса ее не стало и он живет на пособие.

Герой знаменитого в прошлом футболиста Эрика Кантона также не слишком успешен, даже когда его первая книга получает кое-какое признание. Порхает по волнам и та самая Мари, окружаемая этими неудачниками. Незамысловат и сам фильм, хотя в нем есть смешные места и по нынешним временам это не самый плохой образец французского кино.

В дни Евро-2016, когда бывший «Король Эрик» из «Манчестер Юнайтед» развлекает народ своим видеоблогом, было любопытно ознакомиться с его очередной работой в кино. Сниматься Кантона начал, еще играя в футбол, а с 1995-го на его счету уже больше десяти ролей. И нужно сказать, что в кадре он смотрится так же хорошо, как и на поле, и в фильме Бетбедера Эрик органично воплотил типичный для французского кино образ здоровяка с тонкой душевной организацией (Депардье, Рено). Напомним, будучи футболистом, Эрик мог выбежать и пнуть болельщика прямо во время игры. То есть большим актером он был уже тогда.

Об Эрике и проблемах современного кино — как французского, так и российского — удалось перекинуться парой слов с приехавшим в Москву Дамьеном Шапелем, составившим с Кантона классический для комедий Франции дуэт. Мы общались с Дамьеном в буквальном смысле на ходу, поскольку после французской пресс-конференции всех попросили покинуть зал, который готовили к более важному мероприятию — пресс-конференции новых американских «Охотников за привидениями».

Голливудский блокбастер — это не фестивальное кино, нужно было подписывать бумагу о неразглашении увиденных до официальной премьеры кадров. На этом фоне хотелось спросить о проблемах экс-советского и французского кино, утративших многое как раз под влиянием американской киномашины, но Дамьен и сам заговорил о том, как теряются традиции и тяжело выступать против глобальной индустрии развлечений. (Пожалуйста, читайте также интервью с Дамьеном Шапелем здесь)

В этом плане у кино России, Франции и всего мира, находящегося за пределами Голливуда, одинаковые проблемы.

Убийство на глазах 37

Атомизация общества в «37»

Лучшим фильмом ММКФ стала иранская «Дочь» Резы Миркарими, кстати, уже получавшего «Золотого Георгия» 8 лет назад за «Проще простого». На этот раз Миркарими рассказал историю о дочери, которая смеет ослушаться отца, и вместо того, чтобы пойти на помолвку младшей сестры, едет провожать лучшую подругу, навсегда покидающую Иран.

Фархад Аслани, сыгравший главную роль в этой ленте, также получил «Георгия», а еще «Дочери» достался приз от Федерации киноклубов России. За лучшую женскую роль наградили Тересе Мальвар («Пелена», Филиппины).

Датско-американский фильм «37» дебютантки Пук Грастен удостоился главного приза ММКФ за режиссуру, а также основного приза Жюри российской кинокритики «за понимание человеческой психологии». Пук ранее снимала короткометражки, в том числе в 2012 г. сделала короткий вариант тех же «37». Теперь она развила тему.

Картина основана на реальных событиях — убийстве молодой американки в марте 1964-го. Девушку долгое время убивал ножом и насиловал человек прямо на стоянке возле дома. И хотя крики слышали 37 жителей многоквартирного дома, никто не вызвал полицию. Дело получило широкую огласку после статьи в «Нью-Йорк Таймс». Одним из следствий этого случая стало появление службы 911.

Пук Грастен сделала игровой фильм, основываясь на большом количестве фактического материала, показала всех этих людей, которые по разным причинам не пришли на выручку соседке. Само убийство в ленте происходит на заднем плане, зато подробно показаны жильцы.

Это негритянская семья, только переехавшая в дом к белым, — отец семейства только и делает, что пытается воспитать из совсем маленького сына Мохаммеда Али, при этом быть сильным, как учит он, нужно для выживания в жестоком мире, а вовсе не для добрых дел. Он знает, почему не обращаться в полицию, потому что негритянская семья на весь дом только одна, и понятно, на кого повесят убийство.

А вот образцовая пуританская семья, в которой дети получают письменные предупреждения за каждый проступок. Ребенок из этой семьи пытается позвонить в полицию, но высокоморальный, когда это не сулит неприятностей, отец не дает ему это сделать.

Не вызывают полицию и пенсионеры, живущие с внучкой. И лифтер-мексиканец. И слушающий пластинки безработный игрок в домино, хотя девушку насилуют прямо у его лестничного пролета. Он, правда, звонит соседям, предлагает им сделать это, мол, для него встреча с правоохранителями нежелательна. Но и те предпочитают проигнорировать случившееся.

Режиссера спросили: чего больше в действиях героев фильма, равнодушия или страха? «Здесь плотная и большая связь, нас преследует огромное количество информации из новостей и ТВ, мы видим слишком много всего этого. Я хотела выразить в фильме, что сначала это страх, но потом все больше и больше равнодушие», — рассказала Грастен, добавив, что именно взрослые не дали детям что-то предпринять.

«37» был одним из самых ярких в конкурсной программе и по содержанию, и по форме. Грастен удалось в эстетике американских 60-х показать все то, что не потеряло актуальности. Этот случай, прогремевший на весь мир в 64-м, по словам режиссера, показал, что «изоляция людей в отдельных квартирах и странах ни к чему хорошему не приведет». При этом изучившая материалы дела датчанка отмечает, что люди не то чтобы боялись убийцу, просто каждый конкретный человек хотел, чтобы мороку взвалил на себя кто-то другой, поскольку с полицией общаться придется долго, а с утра рано на работу. В общем, кому больше всех надо, тот пусть и звонит.

Разобщенность и беззащитность каждого жителя этого дома, натренируйся он хоть до уровня Мохаммеда Али, конечно, очень актуальна и для наших дней.

Невыносимая легкость Вуди Аллена

«37» получил награду заслуженно, а вот некоторые другие призы удивили, точнее — показали, что награждение происходит на относительном безрыбье. Например, приз жюри Фипресси достался корейской ленте «Худшая из женщин» — достаточно пустому, пардон, легкому фильму. Его герои ищут себя в творческих профессиях — писателя и актрисы, как и в упомянутом выше французском фильме.

Японский писатель приезжает в Южную Корею для встречи с издателем и гуляет по Сеулу. Спрашивает у девушки дорогу и знакомится с ней. Все это немного напоминает один из лучших фильмов с участием президента ММКФ «Я шагаю по Москве», жюри Фипресси происходящее напомнило картины Вуди Аллена. Только в корейском исполнении все это было куда менее динамично и смешно.

Девушка почти весь фильм разбирается со своей личной жизнью, выполняя совет преподавателя чаще ходить на свидания, раз играть не умеет. Старательная кореянка пытается совмещать приятное с полезным и отрабатывает систему Станиславского на своих бойфрендах. От этого она только еще сильнее запутывает общую картину, но получает неплохой профессиональный опыт. Писатель убеждается, что у него совсем мало читателей, но тоже не расстраивается, а принимает этот факт и, возможно, напишет об этом следующую книгу.

Фильм действительно можно сравнить в плане легкости с алленовскими. Только вот если убрать у Вуди Аллена его юмор и оставить одну легкость, то вряд ли его картины до сих пор с радостью принимали бы кинофестивали.

К примеру, его новая лента «Светская жизнь» закрывала ММКФ. Она абсолютно типична для его работ на протяжении последних десяти лет. В данном случае режиссер решил пробежаться не по Риму Феллини или туристическому Парижу, а по любимому американскими кинематографистами веку становления голливудской машины. Молодой парень (Джесси Айзенберг) приезжает из Нью-Йорка в Голливуд к дяде кинодеятелю, но только влюбляется в его секретаршу (Кристен Стюарт), которая, как выясняется, находится в сложных отношениях с дядей. Так как это не «Асса», а Америка, то девушка выбирает богатого дядю, а не непонятного племянника, который возвращается в «Большое яблоко» и там достигает успеха в ночном клубе брата-бандита.

Если в голливудских сценах Вуди Аллен отдает должное западному вектору американского кино, то в Нью-Йорке уже цитируются знаменитые гангстерские боевики, прежде всего «Однажды в Америке». Еврейского бандита, старшего брата, в итоге ловят, и он из практического интереса к загробной жизни перед электрическим стулом принимает христианство. «Сначала он оказался убийцей, а потом христианином, что хуже?» — вопрошает мать героев.

Закатывавший в цемент коллег брат находит свое место под электрическим солнцем, находят себя и другие герои. В том числе критиковавшие пафосный гламур голливудских звезд несчастные влюбленные, которые делают правильный с точки зрения американской мечты и путей ее достижения выбор. Ну а старший брат тоже все делал правильно и приносит пользу семье, да вот не повезло — попался.

Что-то от Вуди Аллена было и в сербско-хорватской ленте «Дневник машиниста», которой достался приз зрительских симпатий, определяемый голосованием после показов. Черная комедия сербского режиссера и драматурга Милоша Радовича получила 4,68 балла. Впрочем, возможно, москвичам приятно было отдать голоса именно картине из Сербии, по крайней мере за последние годы сербы получают эту награду в третий раз.

Сербский машинист

Сам фильм достаточно приятный, хотя после прочтения анонса от него можно было ожидать большего. Производственная драма из жизни работников железной дороги отталкивается от количества сбитых средним машинистом людей. Главный герой (Лазар Ристовски) за свою долгую карьеру сбил немало знакомых и незнакомых граждан и не очень хочет, чтобы приемный сын шел по его стопам. А когда тот все же становится машинистом, возникает проблема — он долго не может никого сбить, это действует на психику. В ожидании неминуемого он плохо спит и ест, медленно едет и часто останавливается. В итоге старый машинист не знает, на что пойти, чтоб помочь коллеге, но удается обойтись без крайностей. В общем, лучший способ бороться с чем-то нехорошим — вышибить его клином.

«Мы все в какой-то степени дауны»

Сергей Соловьев на церемонии открытия

Молодежным был и фильм открытия, «Ке-ды» Сергея Соловьева. В нем парень по прозвищу Джаггер решает купить кеды перед уходом в армию, затем знакомится с девушкой, и в итоге его будут ждать из армии и эти кеды, и девушка. А также ее маленький сын-аутист, которого Джаггер помог отвезти в специальный детдом, по пути многое поняв о жизни.

Это если очень кратко. Если чуть подробнее, то Сергей Соловьев снял очень типичный для себя фильм, при желании можно сказать, что он всю жизнь снимает одно и то же кино о любви молодого (иногда очень молодого) человека и девушки, которую легче всего представить в виде Татьяны Друбич, и, собственно, сам Соловьев вряд ли представляет ее как-то иначе. Г-жа Друбич, кстати, ненадолго появляется в середине фильма в рамках фирменной безумно-музыкальной паузы, ярко выраженной «соловьевщины», за которую многие и любят этого режиссера.

Аглая Шиловская из фильма «Ке-ды»

С первой же совместной сцены героев, когда они слушают в наушниках микс (I Can't Get No) Satisfaction, актриса Аглая Шиловская будто превращается в Друбич, а Николай Суслов, становится очевидно, никакой не Джаггер, а Бананан. Вместо Гребенщикова для актуальности рэпер Баста, а так все почти так же, как в «Ассе» и «Черной розе», только диалоги куда менее изящны, и той свежести, конечно, нет. Зато в них есть Путин, Порошенко и Обама.

Есть даже новая инкарнация «негра Вити», кстати, найденная режиссером в Крыму. Старший товарищ по борьбе с системой, немного странный человек Ред, который тоже сам собрал себе автомобиль. «Ред он и есть Ред, он на нашей стороне, не белый», — характеризует друга Джаггер. Добавляют красноты плакаты с коммунистическими идолами на стене и звезда на капоте машины. Как рассказал Соловьев на пресс-конференции, сначала он нашел под Севастополем нужный автомобиль, а потом собравший его механик, Илья Нагирняк, неожиданно стал его актером.

Быть новым Сергею Соловьеву уже не хочется — «не было никакого желания самого себя вштырить и наколоть, что буду совершенно новым и непредсказуемым, самое главное во вштырении — это до каких пор ты будешь интересным, до каких пор ты будешь жить». А чего хочется Сергею Александровичу? Он на этот счет процитировал Франсуа Трюффо, который просто хотел быть режиссером, снявшим два десятка картин.

Лишь бы не было войны

«Соловьевщину» смотреть приятно, но она занимает лишь небольшую часть фильма. Основные линии — это ребенок-аутист и антивоенный посыл. Съемка настоящего больного ребенка кажется весьма неоднозначным ходом. Еще больше резанули рассуждения Соловьева о том, как он искал нужных ему детей, причем предлагали ему «звездных даунов», но это было не то.

В итоге, как рассказал режиссер, в спецдоме в Крыму он с первого взгляда понял, кто ему нужен, но услышал от воспитателя: «Даня хороший мальчик, но у него совсем хреновые дела, он мама-папа не скажет. Мы вам найдем другого дауна, хорошего». Но Соловьев уже нашел своего актера.

Понятно, что автор делился профессиональными нюансами, но звучало все это примерно так же, как смотрелись долгие крупные планы Дани в самом фильме.

«Мы все в какой-то степени дауны, просто важно понять, в какой степени», — подытожил Соловьев, и сидящий в зале Станислав Говорухин в этом месте рассмеялся.

А продюсер фильма и президент Союза охраны психического здоровья Наталья Треушникова поправила режиссера, что речь идет об аутистах, а не даунах, и снимались дети-аутисты, «но неважно, аутисты или дауны, важно нарисовать живым полотном, что это просто дети, которые очень органичны в кино, неважно, какой ярлык на них навешивают взрослые».

Помимо больных детей, режиссер использовал в фильме довольно большие куски из советских картин «Дети капитана Гранта» и «Летят журавли», в начале даже отмечается, что в «Ке-дах» «как бы участвуют» Алексей Баталов и Татьяна Самойлова.

На пике антивоенной линии кадры проводов Джаггера в армию перебиваются знаменитой сценой с бегущей через толпу Самойловой. Ход, вплетающий в современный фильм «кино про птичек», как его называет Ред, и вообще сопоставление осени 2015-го с летом 1941-го оставляет примерно такое же впечатление, как и съемка аутистов.

Лишь бы не было войны, пишет большими титрами режиссер и говорит на пресс-конференции о том же. «Это антивоенная картина или провоенная? Я не знаю. Чтобы была жизнь, фестивали, что-то кому-то нравилось, изначально нам всем нужно остаться живыми. Моя концепция, чтобы как можно больше из нас, и наших детей, и детей наших детей просто остались живыми. Вот все мои мысли», — пояснил Соловьев журналистам. Потом добавил, что «главное, чтобы не было войны и все наши были живы, и все не наши тоже были живы».

Лишь бы не было, но Джаггер в конце превращается в танкиста (не летчика из ВКС РФ), и стреляет куда-то «за Родину, за Путина, но пасаран». В кого стреляет, он и его командир не очень в курсе. «Раньше были западные, потом восточные, теперь черт их разберет», — говорят Джаггеру. И он стреляет, только перед атакой его тошнит, как стошнило в начале фильма и после стрелялки в игровом клубе. Постмодерн-очарование придает благодарность Ксении Шойгу и Минобороны РФ за помощь в съемке танковых сцен в финальных титрах.

После пресс-показа фильма несколько секунд в зале было неловкое молчание. Потом сзади кто-то издал недовольный возглас, на это другой зритель ответил несколько натужным «браво». Примерно ползала похлопали.

Power to the People, stick it to the Man

Капитан Фантастик и его команда

Во внеконкурсной программе явно выделялся американский «Капитан Фантастик», который в августе-сентябре должен выйти в прокат (в том числе украинский). Молодой режиссер Мэтт Росс, известный больше как актер, до этого снял лишь один полнометражный фильм «28 спален». На этот раз с «Капитаном Фантастик» по своему же сценарию он оформляет выход в высшую лигу. В Каннах Мэтт был заслуженно признан лучшим режиссером в программе «Особый взгляд».

Мэтт Росс

Премьера ленты прошла на фестивале независимого кино «Санденс», и здесь нет ничего странного. Нужно сказать, что фильм Мэтта Росса — это отличный образец американского умного кино, словно концентрат самого этого понятия, при этом интеллектуальный продукт в традициях же кинематографистов США подан зрителю динамично и интересно.

Фильм не только сделан на весьма высоком уровне, захватывает и держит с первых же планов, смешит и трогает, но прежде всего ставит важные вопросы, причем особенно сейчас, когда кризис охватил почти все сферы бытия, экономику, политику, образование, медицину. К обычному ощущению, что на планете глобально идет что-то не так, все больше примешивается чувство, что не так живет и каждый конкретный человек, в своей квартире, офисе, перед телевизором и монитором, двигаясь по проложенной системой траектории. Что делать тому, кто хочет эту колею, уже не ту, удобную, из песни Высоцкого, покинуть?

Герои фильма Мэтта Росса дали себе по-американски деловой ответ на этот вопрос. Отец семейства Бен (Вигго Мортенсен) с женой растят шестерых детей в орегонском лесу. Судя по первым кадрам, когда старший сын убивает оленя, будто первобытный охотник, можно подумать, что они вернулись к корням чересчур глубоко, но на самом деле разум в этой семье тренируют еще сильнее, чем тело. Бен — вроде Германа Стерлигова, только, конечно, левак.

В школу детям ходить не надо (ее в лесу и нет), они учатся с утра до вечера сами под началом требовательного отца. Если брать пример из американской литературы, то эти дети напоминают вундеркиндов Сэлинджера, если более подходящий в плане левых идей — маленькие Ленины. Потому что начитавшись книг по квантовой физике и «Братьев Карамазовых», они отдают должное физкультуре. Бегают по лесу, отжимаются и делают модную планку, карабкаются по горам, отрабатывают ножевой бой — без этого левому интеллектуалу в нашем суровом мире не выжить, это хорошо понимает Бен.

Так как это еще и американский фильм, то все они прежде всего супергерои (обычных людей все реже можно встретить в фильмах производства США). Только сверхсила приходит к ним не после прикосновения к упавшему метеориту или укуса паука, а в результате тренировок и желания «учиться, учиться и еще раз учиться», как опять же завещал Тот-кого-нельзя-называть согласно правилам декоммунизации. Каждый ребенок, девушка-подросток или

8-летний малыш по сценарию готов к дискуссии практически на любую тему благодаря физподготовке и умению обращаться с оружием — аргументы становятся еще весомее.

Мир их не поймал

Дети в курсе, что окружающий залесный мир очень несовершенный, что угнетатели рабочего класса привели общество к деградации, направив всю его энергию на «одичалый шопинг», поглощение вредных для здоровья продуктов (капиталист же ради прибыли пойдет на все?) и, наконец, чтобы полностью добить, — на соцсети.

Они — совсем другое дело, вместо Рождества, например, празднуют день Ноама Хомского, ведь это известный им мыслитель, а не «сказочный эльф». Они знают, как накормить тремя хлебами себя, нужно провести операцию «Освободить еду» в супермаркете, вырвав ее из морока товарной экономики. Пусть кто-то еще не определился до конца, троцкист он, маоист или ситуационист, главное, что он уже отчужден у существующей системы, и вернуться в нее сложно, даже если сдал по почте экзамены во все престижные университеты (как старший сын). По задумке родителей, озвученной в фильме, они хотели воспитать «платоновских стражей», вот только для какого государства? Так как подходящих государств пока нет — то хотя бы для себя. Чтобы под надзором собственного неподкупного и всевидящего стража себя же развивать.

Но тут и начинается проблема, поскольку капиталистический дьявол не дремлет, и дети понемногу задумываются, насколько хорошо они живут. И вот уже Бен может почувствовать себя тем самым «эльфом», среди апостолов которого завелся Иуда. Один из сыновей бежит через железный занавес, а когда, выполняя приказ отца, одна из дочерей вместо того, чтобы его вернуть, падает с крыши и чудом избегает трагедии, Бен понимает этот знак. Power to the People, stick it to the Man — такова их любимая присказка (в переводе вторую часть фразы почему-то обозначили как «позор уродам», а не «ломай систему»). И вот страж своих детей сам стал для них этим Man, тоталитарным государством. В принципе это нормальная для стража ситуация, все по Ги Дебору, распыленный западный спектакль привлекательнее концентрированного левацкого.

Не желая спойлерить, скажу лишь, что мир, конечно, манил, но не поймал Бена и его детей, и спаянная семейными узами анархо-синдикалистская ячейка себе не изменит. Оставив зрителя с чувством глубокой к себе симпатии, т. е. разоблачения левой магии, по сути в фильме не последовало (показанные в последней ленте братьев Коэнов «Да здравствует Цезарь!» американские сценаристы по-прежнему тайно тяготеют к коммунистическим идеалам). Хотя все зависит от взглядов тех, кто будет следить за приключениями Капитана Фантастик в мире суровой реальности.

Фото предоставлены пресс-службой ММКФ

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Сто лет «хаты с краю»

Первая попытка создания аутентичного украинского сериала вызвала неоднозначную...

Алло, Смольный!

Как в Николаеве из девочек делают... девочек

«Портал» на Армянской

«Надменные бездельники последней советской поры, циничные и образованные, нежные и...

Работа над ошибкой

На прошлой неделе в украинский прокат вышла «Неизвестная» братьев Дарденн, лента...

Какую роскошь наваляли

В этом виде ручного труда главный посыл: не поваляешь, не наденешь. И первое, что...

Сказка, раскраска, игра: три в одном

Книга для детей «Ташенька и кактус», которую написала и проиллюстрировала Слава...

Обманутые ожидания

Во второй половине ноября в украинский прокат вышли фильмы двух видных европейских...

Дизайнеры на куски

1-го и 2 декабря в Днепре намечено масштабное событие в мире моды — шестой сезон Dnipro...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка