Нам приснилось небо Лондона

№33–34(745) 23 — 29 октября 2015 г. 21 Октября 2015 0

Для большинства жителей туманного Альбиона Украина — terra incognita. О такой стране слышали лишь в связи с перманентным экономическим кризисом, политическими скандалами и военными конфликтами. Тем не менее еще задолго до начала проекта Ukrainian Culture Today (8—19 сентября), презентовавшего англичанам лучшие образцы украинского театрального и киноискусства, из Британии пришли хорошие вести: на открытые показы украинских фильмов подано более двухсот заявок, на спектаклях вообще sold out — аншлаг по-нашему.

Чем вызван такой интерес англичан — прямо скажем, избалованных зрителей? Ведь Лондон неспроста называют театральной столицей мира. В этом городе ежевечерне публику принимают 177(!) театров. Кроме того, украинский проект совпал с началом театрального сезона. А это 35 премьер, стартующих одновременно. Раскручивать постановки здесь принимаются за год вперед, а театральных обозревателей ведущих изданий «бронируют» с начала весны. На фоне всего этого великолепия гастролеры из далекой и весьма туманной Украины запросто могли потеряться.

«Лондон действительно театральная столица. Даже если к нам перестанут ездить гастролеры, все равно будет что посмотреть. Такого понятия, как «театральный голод», здесь нет в принципе. Поэтому странно видеть сугубо коммерческие проекты, работающие по принципу «два актера, три табуретки», плюс медийное лицо.

Я как-то попала на «Скамейку» с Гошей Куценко... Слушайте, это же ужас... Ни света, ни звука, я уж не говорю о художественной ценности самой постановки. Англичане на такое просто не ходят — это ниже их достоинства. И вот когда после этого непонятно чего, после русских антреприз приезжает настоящий театр — это бесценно. Когда привозят тонны декораций, сотни костюмов, когда прилетает команда из 90 человек — это уровень. Это гарантия того, что в зале будет соответствующая атмосфера, магия театра», — считает Маргарита Багрова, театральный менеджер, основательница одного из лондонских ивент-агентств.

Национальный академический театр русской драмы им. Леси Украинки, в рамках проекта представляющий театральное искусство страны, действительно поразил англичан размахом. В гастрольной афише — четыре спектакля: «Нахлебник» по Ивану Тургеневу, «Насмешливое мое счастье» по письмам Антона Чехова, «Мелочи жизни» по его рассказам и «В плену страстей. Каменный властелин» Леси Украинки.

Все постановки — широкомасш-табные, густонаселенные и не «урезанные» под гастрольный вариант. Тем более странной театральной общественности показалась слишком гуманная ценовая политика театра. Билеты на спектакли такого уровня в Лондоне продают в разы дороже. «Мы выезжали со спектаклями в Австрию, Германию, Израиль, ряд других стран, и я не раз убеждался: зарубежные гастроли проходят, только когда театр уважительно относится к зрителю. Уважительность эта заключается и в том, что привозят декорации, костюмы, приезжает состав, который хочет заразить зрителей тем главным, что есть в театре. Как только возникает мера пренебрежения, гастроли эмоционально проваливаются. Здесь мелочи, подробности играют огромную роль. Зрители отмечают их подсознательно, — заметил художественный руководитель Театра им. Леси Украинки Михаил Резникович на пресс-конференции. — Что же касается цен на билеты, то в театре (да и не только) действует правило: сначала ты работаешь на репутацию, а потом репутация работает на тебя. Мы для Лондона — серая лошадка, нас здесь никто не знает. Поэтому устанавливать заоблачные цены — самоубийственно, мы это трезво понимали. Мы пытались сделать так, чтобы зритель пошел. Но если этот проект состоится, если звезды так станут, что когда-нибудь мы приедем сюда снова, цены можно будет варьировать».

Вероятно, произнося фразу «если звезды так станут», Михаил Юрьевич еще не подозревал, что слова эти окажутся пророческими...

Михаил Резникович, главный режиссер и директор театра им. Леси Украинки, убежден, что уровень сотрудничества с Европой напрямую зависит от того, что будут знать европейцы о современной украинской культуре
Михаил Резникович, главный режиссер и директор театра им. Леси Украинки, убежден, что уровень сотрудничества с Европой напрямую зависит от того, что будут знать европейцы о современной украинской культуре

Юмор, перетекающий в безысходность

Дело в том, что в Англии судьбу театров решают именно звезды. И вовсе не звезды кино, сериалов, как подчас бывает это у нас, в Украине. В выборе постановок британские зрители руководствуются мнением специалистов — критиков. По традиции театральные обозреватели в ночь после спектакля выставляют увиденному оценку. Высшей из них — пяти звезд удостаиваются единицы. «Четверками» театры гордятся как знаком качества, щедро увешивая ими баннеры, афиши и буклеты. И это вовсе не хвастовство, а посыл зрителям: нас рекомендуют — не пропустите.

Стоит отметить, что система эта работает, так как критикам там доверяют. Театральные обозреватели судят независимо и непредвзято, дорожат своей репутацией. Даже громкое имя и былые заслуги актера в счет не идут. Так, лондонская критика разнесла в пух и прах «Гамлета» с самим Бенедиктом Камбербэтчем в главной роли. Звезде побившего все рейтинговые рекорды «Шерлока» понаставили «двоек» и «троек». Режиссер спектакля Линдси Тернер даже несколько изменила спектакль, учтя замечания критиков, но, как говаривал истинный англичанин Бернард Шоу, «у вас никогда не будет второго шанса произвести первое впечатление».

Словом, театральному люду Лондона в ночь после премьеры не до сна. Все с нетерпением дожидаются утренних газет. Украинцы же, полагая, что «раздача слонов» касается исключительно местных трупп, после открытия проекта «Нахлебником» спали спокойно, звездный час застал наш театр врасплох: четыре звезды, характеристика спектакля как «таинственного» и «мощного», рекомендация не пропустить потрясла гастролеров и взорвала социальные сети на родине. Из Украины посыпались поздравления, а рецензии растащили на цитаты.

«Это незабываемый спектакль, — пишет Мариам Филпот на страницах The Public Reviews. — Он создает довольно мрачную и тяжелую атмосферу, демонстрируя жестокое обращение с Василием Кузовкиным. Эпизод, в котором нахлебник рассказывает о своих мытарствах, начинается как развеселая хмельная пирушка, но очень скоро перетекает в грубые насмешки и издевательства, объектом которых становится приживала. Сцена поставлена настолько реалистично, что становится физически тяжело наблюдать за тем, как юмор перетекает в безысходность... Этот спектакль фокусируется на эмоциях и взаимоотношениях главных героев». Также критик отмечает, что спектакль не отпускает зрителя и после финала, признается, что, возвращаясь домой, все еще продолжала размышлять над философскими мыслями Тургенева, прозвучавшими со сцены.

Кстати, приезд украинцев с «Нахлебником» британские критики посчитали весьма своевременным, учитывая недавнюю премьеру лондонского Национального театра по пьесе «Месяц в деревне» (тоже, кстати, оцененную в четыре звезды). Это совпадение журналисты назвали тенденцией и даже окрестили начало нынешней осени в Лондоне «тургеневским сезоном». Ну и, конечно же, не удержались от соблазна сравнить эти спектакли, определить общее и отличное во взгляде на Тургенева представителей двух разных театральных школ.

«Наряду с эффектной, но нетипично легкой и беззаботной постановкой пьесы «Месяц в деревне» лондонского Национального театра, сфокусированной скорее на трогательности, эмоциональности, нежели на давящей атмосфере, британские театралы увидели русскую драму в ином свете», — пишет обозреватель The Public Reviews, а его коллега из London Theatre продолжает: «Это так приятно — увидеть спектакль, опрокидывающий устоявшиеся традиции британской драмы. Спектакль, в котором комедия и драма сливаются в неразделимое целое, в котором актеры наполняют пространство сцены густым и очень подробным проживанием».

«Passion!»

Споры о том, чем разнятся британский и украинский театры, в холле St James не прекращались все время гастролей. Впрочем, спорами это назвать сложно, учитывая, что и зрители, и критики, как правило, говорили об одном и том же. Правда, англоязычные театралы долго подбирали нужное слово, ища то единственно подходящее, и в конце концов выдыхали: «Passion!» — «страсти».

«На спектакле «Каменный властелин» я как будто впала в транс! Сидела, как завороженная. Я часто посещаю лондонские постановки, так что могу с уверенностью сказать: украинский театр совершенно иной.

Во-первых, он очень масштабный — в плане декораций, шикарных костюмов, звуковых и световых эффектов, и это действует на зрителей магнетически. А во-вторых, наши актеры стараются быть на сцене максимально простыми, «натуральными», пытаются вести себя на площадке, как в жизни: говорить как бы между прочим, подавлять в себе эмоции. Но сегодня, посмотрев спектакль, я подумала: может быть, проявлять эмоции, сумасшедшие страсти, не стесняясь — лучше?» — считает зрительница Тереза Хауэрд.

Элизабет Кхан, посмотревшая весь гастрольный репертуар, в принципе говорит о том же: «Изюминка этого театра в том, что на сцене — настоящие эмоции, настоящая страсть. Это завораживает. Ты просто не можешь оторваться. Два часа пролетают в одно мгновение. Судя по отзывам зрителей, все в восторге именно от настоящего. В Англии главный критерий актерского мастерства в том, чтобы выглядеть на сцене настоящим. А здесь складывается впечатление, что никакого «актерства» нет, что это и есть сама жизнь. Все проживается через себя, и это так здорово!»

Мнение театрального обозревателя Дарии Канурбаевой не так эмоционально, зато в нем чувствуется и многолетний опыт (то, что на профессиональном сленге именуют «насмотренностью»), и привычка аргументировать, и желание не столько критиковать, сколько попытаться понять иное, непривычное.

«Знаете, сегодня я поняла, что совсем отвыкла от славянского театра. Он очень отличается от британского, прежде всего — своей масштабностью, основательностью. Художественный руководитель театра Михаил Резникович говорил, что их родная, киевская, сцена в три раза больше, чем сцена St James, и это чувствуется! В Британии, как правило, не очень большие залы, каменные площадки, и, может быть, потому артисты сдержанны в проявлении чувств на сцене — все в стиле минимализма.

А здесь — эмоции через край, артисты играют с надрывом, заламывая руки, катаясь по сцене... Благо в спектаклях классического репертуара (а киевский театр привез исключительно классику) это не выглядит чрезмерным, утрированным. Все довольно гармонично в контексте этой театральной школы. А вот как эти же артисты справились бы с современной пьесой — хотелось бы посмотреть.

Еще здесь непривычно большие драматические паузы. Возможно, опять-таки, они вполне уместны в классике, где эмоциональное напряжение очень велико. Что же касается технической оснащенности артистов, я не вижу какой-то космической разницы в уровне. Украинский театр ни в чем не уступает британскому. Он просто другой. Во всяком случае, после спектаклей зрители выходят с очень приятным ощущением. В зале много англоговорящей публики, тех, кто смотрит постановки с синхронным переводом через наушники, и по их реакции можно сделать вывод, что все понравилось», — рассказала Дария после одного из спектаклей.

То, что публика гастролеров приняла, стало очевидным уже после первого спектакля. Как только Кузовкин (Виктор Алдошин) допел финальную песню и свет в зале погас, зрители встали в едином порыве, что по словам организаторов, британцам несвойственно в принципе. Гром аплодисментов и крики «Браво!» в адрес исполнителя главной роли вызвали взрыв эмоций за кулисами. Гримеры и костюмеры, звуковики и осветители, рабочие сцены и помощники режиссера, прожившие месяцы подготовки в жутком напряжении и волнении, бросались друг к другу в объятия, плача от радости, и только художественный руководитель театра сохранял завидное самообладание: «Для меня реакция зрителей не стала неожиданной, и, может быть, это главный положительный момент этих гастролей. Человеческая история, лежащая в основе каждого из привезенных нами спектаклей, воспринимается людьми разных стран, разных народов одинаково сердечно и сочувственно», — отметил Михаил Резникович.

Спектакли по пьесам «Нахлебник» и «Насмешливое мое счастье» доказали британскому зрителю, что Украина, несмотря на внешнеполитические конфликты, дорожит наследием русской классики
Спектакли по пьесам «Нахлебник» и «Насмешливое мое счастье» доказали британскому зрителю, что Украина, несмотря на внешнеполитические конфликты, дорожит наследием русской классики

Мюзик-холл в сочетании с Чеховым

Но как бы тепло ни воспринимали британцы трижды сыгранный спектакль по Тургеневу, Чехова ждали с еще большим нетерпением. Между прочим, Антон Павлович в Британии никогда не был, а англичан откровенно недолюбливал, утверждая, что те произошли от мороженой рыбы. Чего стоит один только рассказ «Дочь Альбиона», вошедший в спектакль «Мелочи жизни».

И тем не менее Чехова в Британии обожают! По количеству постановок его здесь опережает лишь «народное достояние» — Шекспир. Театралы шутят: «Едва устав от Шекспира, англичане принимаются ставить Чехова».

Феномен этот известнейший биограф Антона Павловича, профессор Лондонского университета Дональд Рейфилд объясняет просто. Природа юмора англичан (а согласитесь, он весьма своеобразен!) близка к природе юмора Чехова — двусмысленного и неуловимого. Ведь только он мог назвать комедией «Вишневый сад» или «Чайку», в финале которой стреляется Треплев... «Такой юмор в трагической ситуации — типично английская черта», — утверждает профессор.

Спектакль «Насмешливое мое счастье», целиком построенный на чеховских парадоксах, тронул Веру Либер — театрального обозревателя British Theatre Guide: «Письма Чехова — ироничные и глубокие размышления о жизни, людях, искусстве, адресованные брату, жене, сестре, Горькому и исполненной жизни Лике Мизиновой (в исполнении молодой украинской актрисы Натальи Доли) — переплетаются с цитатами из его пьес. Здесь жизнь наследует искусство, а искусство — жизнь...»

Отзыв на спектакль щедро пересыпан чеховскими цитатами, очевидно, автор и сама является поклонником Антона Павловича. «Просто закройте глаза и слушайте этих «призраков» из прошлых столетий», — советует она.

А для зрителей, принявших на веру правила игры, пространственно-временные рамки, границы между искусством и жизнью и вовсе стерлись: «Такое ощущение, что эти полтора часа я просто беседовала с Антоном Павловичем. Не видела больше никого и ничего — полностью была поглощена этим диалогом. Слушала, иногда мысленно ему отвечала... Думаю, британцы любят Чехова за его порядочность. Черта, очень редкая во все времена», — делится впечатлениями зрительница Натали Дей.

«Мелочи жизни» — спектакль по ранним рассказам Чехова — обозреватель знаменитого The Guardian Майкл Биллингтон нашел «легким и эффектным». Несмотря на то что постановка полна актерского хулиганства, критик подмечает в ней намеки на более позднего — зрелого Чехова и также ставит четыре звезды.

Коллеге вторит и журналист British Theatre Guide. Спектакль назван «комедийным водевилем из нескольких очаровательных легкомысленных сценок», отражающим «избыток юношеского озорства», но вместе с тем автор подмечает: «Едва уловимое мерцание выдает позднего Чехова».

Обозреватель The Reviews Hub связывает спектакль с сугубо английским жанром: «Традиционно мюзик-холл ассоциируется с поздней викторианской или эдвардианской Британией; фактически это английская форма развлечения, в основном присущая исполнителям лондонского Ист-Энда (театральное сообщество восточной части Лондона). Собственно, было весьма странным увидеть русский водевиль, поставленный по коротким рассказам Чехова, но еще более странен тот факт, что сочетание Чехова с традицией мюзик-холла сработало», — пишет автор. И далее: «Удачно позаимствованная режиссером спектакля Кириллом Кашликовым английская традиция мюзик-холла в сочетании с Чеховым дает свежий подход в подаче идей автора новой аудитории».

Лондонский успех спектакля по «Нахлебнику» И.С. Тургенева вновь подтвердил умение театра имени Леси Украинки донести ценности классической культуры до современного зрителя
Лондонский успех спектакля по «Нахлебнику» И.С. Тургенева вновь подтвердил умение театра имени Леси Украинки донести ценности классической культуры до современного зрителя

Киев зовет

Спектакль «В плену страстей. Каменный властелин» закрывал лондонский фестиваль, и это неспроста. Выделить имя Леси Украинки стоило для обеих категорий зрителей. Нашим соотечественникам, эмигрировавшим в Британию, оно ласкает слух по вполне понятным причинам. Что же касается европейцев, то открыть для них украинского драматурга мирового уровня было давней мечтой Михаила Резниковича и, выражаясь театральным языком, сверхзадачей гастролей. Удалось ли по факту реализовать оба направления?

Прежде всего нужно отметить, что украинскую диаспору никто целенаправленно не разыскивал и не собирал. О проекте они каким-то образом узнали сами. Кто-то прочел анонс в газете, кого-то проинформировали социальные сети. Показательным стал открытый киносеанс — фильм «Тени забытых предков». Зал запестрел вышиванками. Аналогичная ситуация повторилась во время показа «Земли» Александра Довженко.

О том, что «наши в городе», свидетельствовало и скандирование «Слава Україні!» по завершении спектакля по Лесе Украинке. А к финалу гастролей представитель общественной организации «Лондонский евромайдан» Оксана Проць вышла на сцену, чтобы вручить труппе благодарственное письмо. В нем британские украинцы поблагодарили участников проекта за «настоящий украинский патриотизм и ярко выраженную гражданскую позицию», а также не без гордости отметили: «Как приятно было видеть англоязычных зрителей, их увлеченность нашим — украинским стилем и особенным качеством украинского театра и кино!»

«Вы не представляете себе, насколько важна для человека, живущего вдали от Украины, встреча с украинской культурой. Я в восторге! — рассказала нам Оксана Проць уже после того, как вручила благодарность. — Меня переполняет чувство гордости за наших, за Украину, за родных актеров, за родной театр! И главное: я видела реакцию британцев. Многие из них приходили смотреть наши фильмы и спектакли, хотя ни к искусству, ни к Украине не имеют ни малейшего отношения. Их заинтересованность, их восторг дорогого стоят!»

На самом деле интерес англичан граничил с удивлением. Никто из них о существовании украинской версии легенды о Дон Жуане, написанной Лесей Украинкой, не подозревал. Большинство на вопрос «Кто написал пьесу о Дон Жуане?» отвечали: «Моцарт». Реже звучало имя Пушкина, еще реже — Мольера. Ну а «первооткрывателя», первым использовавшего знаменитый сюжет в своей драме, упомянули всего раз.

«До разговора с вами я был уверен, что спектакль поставлен по «Дон Жуану» Тирсо де Молины, — признался один из зрителей — писатель, композитор Джон Фарандон. — Просто он настолько пронизан духом Испании! Я не знал, что это версия Леси Украинки. Да, честно говоря, я и не знал, кто такая Леся Украинка.

Чем примечательна ее версия? Насколько я помню, у Моцарта главное действующее лицо — Дон Жуан. А здесь в центре — Донна Анна. Это, кстати, примета испанского театра. Ведь именно там с началом эпохи Ренессанса женщины стали играть главные роли. Украинская постановка буквально отталкивается от этого.

К сожалению, я не владею языком, поэтому был вынужден довольствоваться переводом через наушники, но, тем не менее, могу отметить стремительный ритм спектакля. Кроме того, постановка очень поэтическая, романтическая, очевидно, потому что автор — женщина. Но главное мое впечатление — актриса, игравшая главную роль. Наталья Доля очень харизматична, страстна и эмоциональна, особенно когда читает поэтический текст. Конечно, она — центр спектакля.

В целом очень амбициозная с интеллектуальной точки зрения постановка. В Англии, как мне кажется, режиссеры не так высоколобы. Но дело даже не в этом. Главное — в спектакле есть сердце. Здесь этого часто не хватает. Как правило, режиссеры, претендующие на звание интеллектуалов, демонстрируют «высоколобость» без сердца. Я мог бы сравнить эту постановку с испанскими спектаклями, с постановками Лопе де Веги Королевской шекспировской труппой, Бристольским театром Олд Вик, и, поверьте, украинский спектакль ничуть не проигрывает по уровню. Я бы очень хотел увидеть его на родной сцене».

Примечательно, что именно этот спектакль вдохновил лондонских журналистов написать отзывы не в традиционном для Запада формате «ревью» (жанр скорее информационный, нежели аналитический), а в привычном нам жанре рецензии — с внимательным разбором, критикой и выводами.

«Спектакль стоит внимания как минимум благодаря серьезности и глубине проделанной работы, отличному актерскому ансамблю и обращению к легендарной фигуре — Лесе Украинке, — пишет Дэвид Найс из The Arts Desk и сравнивает его с постановками недавно гастролировавших в Лондоне русских театров. — По стилю эта постановка — нечто среднее между туманным маньеризмом «Онегина» Театра им. Вахтангова и чрезмерным реализмом «Дяди Вани» Андрея Кончаловского в Государственном академическом театре Моссовета».

Вера Либер (British Theatre Guide) увидела в спектакле «призыв к личным и национальным правам и свободам» и заявила, что «Каменный властелин» «пусть опосредованно, но продвигает идею украинской независимости». Критик называет спектакль интертекстуальным, находит в нем влияние самых разных художников, от Шекспира и Бергмана — до Мейерхольда и Сокурова, и подытоживает: «Успех этой постановки обусловлен пронзительным символизмом и напряженно-нервным, драматическим исполнением».

Ну а вопрос, чем обусловлен успех украинских гастролей в целом, мы задали критикам. «В последнее время британский театр увлекся экспериментами со светом и звуком. А здесь все построено на эмоциях и проживании. Этот театр другой, и, видимо, этим он интересен британскому зрителю, — рассказала театральный обозреватель Дария Канурбаева. — Тем более что украинцы привезли классику. В Лондоне классические постановки очень востребованны, потому что здесь этого не так много. На фоне заполонивших британские театры современных трактовок и экспериментов такой театр — отдушина».

Классика действительно востребованна во всех странах, на всех континентах. И не только потому, что отвечает на вечные вопросы человечества. Искусство, проверенное временем, — своеобразный язык эсперанто. И этот поддержанный Министерством культуры Украины проект в очередной раз доказал, что Леся Украинка британцам понятна и близка точно так же, как нам понятен и близок Чехов или, скажем, русским — Шекспир.

Во времена тотальной разобщенности, когда люди перестали слышать друг друга, а политики разучились договариваться, наступает время диалогов межкультурных. Очевидно, сегодня лишь так, минуя разность менталитетов и трудности перевода, можно добиться взаимопонимания.

А понять нас, поверьте, хотят. Вчитайтесь внимательно хотя бы в эти финальные строки рецензии Дэвида Найса на спектакль «В плену страстей»: «Простите, что агитирую за этот замечательный коллектив, но давайте вдохновим их на то, чтобы они вернулись. Чем больше мы будем узнавать об украинской культуре, тем больше появится шансов понять, в чем корень проблем этой неспокойной, но отважной юной демократии. Киев зовет».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

«Портал» на Армянской

«Надменные бездельники последней советской поры, циничные и образованные, нежные и...

Работа над ошибкой

На прошлой неделе в украинский прокат вышла «Неизвестная» братьев Дарденн, лента...

Какую роскошь наваляли

В этом виде ручного труда главный посыл: не поваляешь, не наденешь. И первое, что...

Сказка, раскраска, игра: три в одном

Книга для детей «Ташенька и кактус», которую написала и проиллюстрировала Слава...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка