Полюбить или съесть

№27–28(779) 8 — 14 июля 2016 г. 06 Июля 2016 5

Все актеры в этом кадре непрофессиональные. Поцелуй Малюта (Брандон Лавьевиль) и Билли (Raph) запечатлен на фоне недоумения полицейских Машена (Дидье Депре) и Малфоя (Сирил Риго)

В четверг, 7 июля, в украинский прокат вышла черная комедия французского режиссера Бруно Дюмона «Моя краля», брутальный культурологический фарс о том, как гопник-каннибал полюбил аристократа-трансвестита, а потом разлюбил, но скушать не решился.

Безобразие началось два года назад. В 2014-м Бруно Дюмон, постоянный участник основного конкурса Канна, Берлина и Венеции, режиссер камерный, мрачный и бесконечно далекий от коммерческого кинематографа, снял криминальный мини-сериал «Малыш Кенкен». Наши киноманы в курсе дела: абсурдистскую комедию о загадочных убийствах на нормандском побережье, засовывании трупов людей в трупы коров и большой светлой любви десятилетнего хулигана с перебитым носом к десятилетней барышне-красавице показывали на прошлогоднем Одесском кинофестивале.

«Моя краля» (в российском прокате «В тихом омуте»; мы в отличие от россиян перевели название не с английского перевода, а с французского оригинала) наследует эстетику «Малыша Кенкена». Опять сельский северо-запад Франции с очаровательными морскими пейзажами. Снова серия убийств, хотя и без детективных загадок. Опять в центре сюжета юная пара, но теперь уже вполне половозрелая. Снова на экране сочетание изысканного пародийного юмора с нарочито примитивным — то Валерия Бруни-Тедески со стремянки навернется, то Жюльет Бинош начнет кривляться похлеще мистера Бина. Опять полицейское расследование ведут два клинических идиота, причем главный из них, комиссар Машен, — здоровенный пузан без передних зубов.

Действие фильма происходит в начале прошлого века. Антагонистами выступают два семейства — живущие в замке Тифониум промышленники ван Петегемы и обитающие в нищей лачуге собиратели мидий Брефоры. Первые невозможно высокомерны, тошнотворно манерны и все время несут жуткую умильную чепуху — ах, какой прекрасный вид, ох, какая чудесная птичка, шарман-шарман. У вторых грубые черты не испорченных интеллектом физиономий и лексикон не намного богаче, чем у Эллочки-людоедки. В общем, и те и другие — конченые деграданты, совсем как элои и морлоки в уэллсовской «Машине времени».

Людоедка тут нарисовалась не случайно. Дело в том, что Брефоры не только собиратели мидий, не только перевозчики-переносчики заезжих городских пляжников на другой берег неширокой лагуны, но еще и каннибалы. Шандарахнут клиента веслом по голове, отволокут домой и пируют. Представьте себе: сидят трое пацанов с перемазанными кровью мордами, а из дверей халупы выходит мамаша с такой же кровавой человеческой ступней в крепкой крестьянской руке. Эй, детки, говорит, добавки хотите? Может, ножку? Или пальчик? Не хотим, отвечают детки, мы уже сыты, не мешай нам, мама, играть в наши детские игры.

Среди всего этого парада уродов обнаруживается только одно иное лицо. Лицо зовут Билли ван Петегем, оно юное и прекрасное, вот только не вполне понятно: это девушка, которая иногда одевается юношей, или юноша, который порой наряжается девушкой. В дивную красоту Билли (дитяти пьяного инцеста, как позже сообщит нам Дюмон) с первого взгляда влюбляется старший сын Брефоров, лопоухий остолоп по кличке Малют, в переводе это что-то вроде «моя лапочка» или «моя фифочка»; моя краля тоже, в общем, подходит. Нежные возвышенные отношения крали и трансвестита длятся до тех пор, пока Малют, перенося Билли через лагуну, не нащупывает у своей зазнобы первичные половые признаки.

В традиционных сказках романтическая история любви свинопаса к принцессе обычно заканчивается свадьбой, подкрепленной ремаркой о том, что супруги жили долго и счастливо и умерли в один день. Однако Дюмон рассказывает совсем другую сказку: в его деревне идиотов хеппи-энд не предусмотрен. Ван Петегемы есть ван Петегемы, Брефоры есть Брефоры, и им никогда не сойтись. Элоям и морлокам надлежит вырождаться параллельно, не мешая друг другу, утонченные гендерные игры гопник оценить не в состоянии. В лучшем случае не сожрет, спасибо и на том.

«Моя краля» — изысканный тотальный стеб со множеством киношных и не только киношных аллюзий. К примеру, внешность парочки полицейских отсылает к популярному в середине ХХ века американскому комедийному дуэту Стэна Лорела и Оливера Харди. Брефоры, на руках переносящие отдыхающих через залив, напоминают святого Христофора-псоглавца, от праведнической сущности которого не осталось и следа — сохранилась только животная. Эпизод с крестным ходом в честь Девы Марии заканчивается издевательской сценой вознесения невозможно набожной героини Бруни-Тедески. Комиссар Машен и вовсе превратится в воздушный шарик; метафору «надутый дурак» режиссер прочел буквально.

Всю это гротескную, эстетскую, прекрасную чушь, которую несет нам Бруно Дюмон, можно интерпретировать вдоль, поперек и по диагонали, но мне кажется, что слишком серьезное отношение к тотальному пересмешничеству «Моей крали» будет ошибкой. В конце концов, жюри нынешнего Каннского кинофестиваля отнеслось к ленте Дюмона самым адекватным образом: они там наверняка хохотали как сумасшедшие, но ни одного приза дюмоновскому балагану так и не присудили.

Кстати, забавная деталь: роль Билли сыграло 16-летнее андрогиноподобное существо под псевдонимом Raph, чей портрет создатели картины обнаружили в Фейсбук-сообществе. Половая принадлежность Raph в реквизитах фильма не указана. Кто играет мальчика, переодевающегося в девочку, мальчик или девочка, попробуйте определить сами.

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «АРТХАУС ТРАФИК»

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

«Портал» на Армянской

«Надменные бездельники последней советской поры, циничные и образованные, нежные и...

Работа над ошибкой

На прошлой неделе в украинский прокат вышла «Неизвестная» братьев Дарденн, лента...

Какую роскошь наваляли

В этом виде ручного труда главный посыл: не поваляешь, не наденешь. И первое, что...

Сказка, раскраска, игра: три в одном

Книга для детей «Ташенька и кактус», которую написала и проиллюстрировала Слава...

Обманутые ожидания

Во второй половине ноября в украинский прокат вышли фильмы двух видных европейских...

Дизайнеры на куски

1-го и 2 декабря в Днепре намечено масштабное событие в мире моды — шестой сезон Dnipro...

Вводите санкции, графиня

Именно барон Крохбах, делец и острый на язык друг графини, по задумке режиссера и...

А впереди Жванецкий на белом коне

«Жажда перемен — как стояние в пробке, куда угодно, лишь бы отсюда»

Ленин напоказ

Публика штурмовала кассы, желая попасть на «Бал в «Савойе» и услышать...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка