Работа над ошибкой

№48(798) 2 – 8 декабря 2016 г. 30 Ноября 2016 5

Женни (Адель Энель) понимает, что ее пациент Брайан (Лука Минелли) что-то знает о трагедии, но юноша сильно напуган и не хочет говорить правду // ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «АРТХАУС ТРАФИК»

На прошлой неделе в украинский прокат вышла «Неизвестная» братьев Дарденн, лента о хорошем человеке, однажды случайно поступившем плохо и делающем все возможное для искупления вины, которая многим покажется совершенно несущественной.

Однажды вечером по окончании рабочего дня молодой врач Женни (Адель Энель) наставляет робкого практиканта, мол, нельзя быть рохлей, в медицине нужен твердый характер, уверенность в себе и все такое. Раздается звонок, недовольный поучениями практикант делает шаг к переговорному устройству, но Женни его останавливает: на часах 20.10, прием окончен.

На следующий день к Женни приходит полиция, рассказывает о найденном неподалеку трупе и просит записи с камеры слежения. Выясняется, что погибла именно та черная девушка, которая в панике, озираясь по сторонам и отчаянно прося о помощи, звонила накануне в дверь медицинского кабинета. Похоже, произошло убийство, и Женни, формально ни в чем не виновная, но не отозвавшаяся на звонок, чувствует себя его невольной соучастницей.

Жан-Пьер и Люк Дарденны всегда снимают фильмы на актуальные социальные темы и всякий раз апеллируют к нравственным проблемам, которые, несмотря на кажущуюся простоту, не так уж легко разрешить. Девять из десяти, если не девяносто девять из ста индивидуумов, на месте Женни не стали бы ничего предпринимать, а добрая половина постаралась бы как можно скорее вытравить неприятный случай из памяти. И у них бы это наверняка получилось.

Но Женни та самая одна из десяти или даже из ста, для которой муки совести не просто временное нравственное затруднение, но руководство к действию. Дарденны постоянно подчеркивают, что героиня их фильма не только талантливый семейный врач, но и порядочный человек. А если порядочный человек совершает не слишком порядочный поступок, да еще и ставший косвенной причиной трагедии, мир переворачивается с ног на голову. Женни во что бы то ни стало нужно вернуть его на место.

Понятно, что неизвестную — судя по открывшимся обстоятельствам, проститутку и незаконную иммигрантку — к жизни не вернуть, но стоит хотя бы отыскать ее родных. К тому же, если повезет, можно попробовать собственными силами разобраться, что именно произошло вечером на окраине Льежа и чья в том вина. А кому скорее всего повезет, как не Женни, семейному доктору, который знает в округе каждую вторую семью?

Искусство искупления вины требует жертв, и Женни на них идет без малейших колебаний. Чтобы продолжить расследование, отказывается от выгодного места и остается в кабинете на окраине в неблагополучном районе. Чтобы выпытать подробности у случайных свидетелей, вмешивается в чужую жизь. Чтобы довести начатое до конца, рискует собой — район-то и впрямь неблагополучный.

«Неизвестную» иногда называют триллером, и тут важно не запутаться в понятиях. От классического триллера лента бельгийских режиссеров далека приблизительно так же, как «Анна Каренина» от дамского романа или «Преступление и наказание» от детектива. Психологическое напряжение поддерживается в ней не столько разгадыванием сюжетной загадки, сколько остротой нравственных переживаний персонажей. Главный вопрос здесь не «кто убил?», а «как после этого жить?».

Ответ Дарденнов смущает все той же обескураживающей простотой. Жить следует не по лжи, а по совести. Вина требует признания, преступление — наказания, а все прочее от лукавого. В эпоху развитого постмодернизма мораль двукратных обладателей «Золотой пальмовой ветви» вопиюще несовременна. Пожалуй, оттого еще более важна: оказывается, элементарные нравственные правила до сих пор существуют.

Эстетика «Неизвестной» под стать этике: предельный минимализм, удивительная естественность. Никаких специальных приемов, кроме режиссерской и актерской точности. Никаких отступлений от темы: все только по существу. Никакой закадровой музыки и тем более, упаси господи, сентиментальных песенок; это вам не Ксавье Долан. Такой внятный и одновременно аскетичный киноязык, как у Дарденнов, еще поди поищи, тем более что Робер Брессон давно умер.

«Неизвестная» участвовала в основном конкурсе Каннского кинофестиваля, но на этот раз Дарденны остались там без наград. Вот что интересно: прокатный вариант фильма отличается от фестивального. Замечания критиков, увидевших ленту в Канне, стали для режиссеров не причиной для обид, а руководством к действию: Дарденны перемонтировали картину, внесли более тридцати исправлений и сократили ее на семь минут. Бывает, что ошибки исправляют не только персонажи, но и их авторы.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

«Портал» на Армянской

«Надменные бездельники последней советской поры, циничные и образованные, нежные и...

Какую роскошь наваляли

В этом виде ручного труда главный посыл: не поваляешь, не наденешь. И первое, что...

Сказка, раскраска, игра: три в одном

Книга для детей «Ташенька и кактус», которую написала и проиллюстрировала Слава...

Обманутые ожидания

Во второй половине ноября в украинский прокат вышли фильмы двух видных европейских...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка