Равным-равно

№44(794) 4 — 10 ноября 2016 г. 02 Ноября 2016 0

Кадр из фильма «Последняя семья». Режиссер Ян П. Матушиньски стал лауреатом Гран-при «Молодости»-2016

Основная конкурсная программа «Молодости-2016», которую составили 12 дебютных полнометражных картин, получилась необычайно ровной и по содержанию, и по кинематографическому языку, и по художественному уровню.

Результаты зрительского голосования красноречивы: 11 из 12 фильмов получили среднюю оценку выше «четверки», разрыв между третьим и десятым местом составил крошечные 0,2 балла. По традиции на «Молодости» доминировало социальное кино, однако социальность режиссеры из Афганистана и Исландии, Туниса и Болгарии, Испании и Польши понимали очень по-разному. Дюжину фильмов полного метра можно разбить на три категории по региональному принципу. Он во многом определяет и тематику, и тональность конкурсных картин.

Исламский мир

«Волк и овцы», режиссер Шарбану Садат, Дания, Франция, Швеция, Афганистан. Три благополучные европейские страны помогали снимать эту картину первой афганской женщине-режиссеру, девушке из далекого села — так присутствовавшая на фестивале Садат рассказала о самой себе перед сеансом. Полчаса я терпеливо ждал, когда же в милых этнографических зарисовках с мифологической подоплекой обнаружится хоть какой-нибудь сюжет, но не дождался и ушел. Коллеги рассказали, что сюжет все-таки родился, но главной роли в этом созерцательном и настроенческом фильме не играл, а вообще как для дебюта и Афганистана кино хорошее. Я спорить не стал.

«Сутак», режиссер Мирлан Абдыкаликов, Кыргызстан. Опять Центральная Азия, горы и трудная жизнь вдали от благ цивилизации. Снова легенды, мифы и сказки, причем название фильма опять связано с одной из них. Снова несостоявшаяся любовная история, и даже опять кто-то умер. Впрочем, есть и разница: в киргизском фильме, в отличие от афганского, не селение, а одинокая юрта, доят не коз, а кобылиц, ну и местным горцам грозит не война, а всего лишь строительство железной дороги. Нарратив в «Сутаке» куда более внятный, чем в «Волке и овцах», но на впечатление зрителей это не повлияло: оценки двух фильмов разделили всего четыре сотых балла.

«Песчаная буря», режиссер Элит Зексер, Израиль. Израильская картина посвящена конфликтам в бедуинской семье. Сюжет вполне традиционный: мусульманская девушка хочет свободы, независимости и права самостоятельно решать свою судьбу, а родители выдают ее замуж, потому что «так положено». Конфликт между «хочу» и «надо» в «Песчаной буре» разрешается в пользу смирения и семейных ценностей. Зексер рассказала, что в Израиле ее фильм имеет успех и среди евреев, и среди бедуинов, однако нетрудно представить, что разные зрительские аудитории относятся к решению героини совершенно по-разному.

«Хеди», режиссер Мохамед Бен Аттиа, Тунис, Бельгия, Франция. Лента о тунисском парне, который вкалывает торговым агентом, собирается жениться, слушается маму и старшего брата, а в душе у него тем временем тихий омут и жуткие черти, сомненья и тягостные раздумья, а еще — внезапная влюбленность в совсем другую женщину из совсем другой социальной среды. Перед заглавным героем (кстати, обратите внимание, сразу четыре конкурсных фильма названы по именам героев!) встает уже знакомый нам мучительный выбор: стабильность или неизвестность, смирение или бунт, традиция или решительный с ней разрыв. Тонкий, умный, на мой взгляд, лучший в полнометражном конкурсе фильм получил самый низкий балл от зрителей — 3,9.

Западная Европа

«Вратарь», режиссер Гийом Сенез, Бельгия, Швейцария, Франция. Картина о пятнадцатилетнем парне Максиме, которому предстоит стать отцом, и он не очень понимает, как дальше жить, хотя его беременная подружка-ровесница понимает еще меньше. Старая как мир проблема вызывает старые как мир реакции и подростков, и их родителей. Некоторое разнообразие вносит тот факт, что Максим мечтает о футбольной карьере, но судя по его бестолковому поведению, к ней он готов еще меньше, чем к отцовству. Проблемы самосознания и ответственности тинейджеров произвели впечатление на фестивальных судей: «Вратарь» был назван лучшим фильмом полнометражного конкурса и получил приз Экуменического жюри.

«Вилли I», режиссеры Зоран Букерма, Людовик Букерма, Мариель Готье, Хьюго П. Томас, Франция. Веселая лента о грустном, а именно — о лысом толстячке с психическими отклонениями, который в 56 лет решил уйти от родителей и жить самостоятельно. «У меня будет своя квартира, свой скутер, свои друзья, а вы идите к чертовой матери», заявил Вилли родителям, и они пошли. Картина, соавторами которой значатся сразу четыре режиссера, вызывает чувство неловкости: похоже, жалость и сострадание в отношении к герою сочетаются с плохо скрываемой насмешкой. То, что Даниэль Ванне играет в фильме, по существу, самого себя, эту неловкость только усиливает. Тем не менее французская лента была удостоена специального упоминания жюри.

«Каменное сердце», режиссер Гудмундур Арнар Гудмундссон, Дания, Исландия. Тоже своего рода этнография, только совсем другая, североевропейская. Сходство с материалом афганской и киргизской картин исчерпывается наличием лошадей. Горы невысокие, цивилизации сколько угодно, мифологии, наоборот, ноль, отношения максимально свободные. Два часа эротических, в частности гомоэротических, томлений, страданий и рискованных игр исландских подростков приводят к выводу, что ничего ужаснее периода полового созревания в жизни человека не бывает. Удивительно, что «Каменному сердцу» достался не только приз ФИПРЕССИ, но и победа в зрительском голосовании, да еще и с заоблачным баллом 4,7.

«Алоиз», режиссер Тобиас Нёлле, Швейцария, Франция. А вот это, наоборот, самый оригинальный фильм полнометражного конкурса, лента со своеобразной, резко отличающейся от других эстетикой. Начинаясь как детективная история о частном сыщике, у которого украли камеру и кассеты с записями, картина Нёлле продолжается как притча о способности к фантазии, о контакте реальности с вымыслом, о том, как средствами кинематографа можно сделать выдуманное настоящим. Непростая для восприятия лента получила достаточно высокий зрительский балл 4,3, однако не была отмечена ни одним из фестивальных жюри.

«Открытые двери», режиссер Марина Сересески, Испания. Этакий Альмодовар-light, причем далеко не в худшем смысле. Действие происходит в доме, где живут проститутки, трансвеститы, наркоманы и другие неблагополучные элементы. Героиня фильма — семилетняя русская девочка Люба, которая после внезапной смерти матери от передозировки находит приют в семье потомственных жриц коммерческой любви — 60-летней ветеранши панели Розы и ее 80-летней вышедшей в отставку мамаши Антонии. Самый забавный эпизод этой милой остроумной картины — когда Люба с чудовищным акцентом поет избитой клиентом Розе песню «Спят усталые игрушки». «Открытые двери» с оценкой 4,62 заняли второе место в зрительском голосовании.

Восточная Европа

«Безбожница», режиссер Ралица Петрова, Болгария, Дания, Франция. Гана работает в компании «Рука в руке», которая оказывает помощь пожилым людям. Одной рукой Гана вроде бы творит добро — делает старикам массаж, меняет им одежду, приносит еду, раздает таблетки. Зато другой она похищает у своих подопечных паспорта, которые потом используются для регистрации фиктивных фирм и отмывания денег. Однажды под воздействием знакомства с пожилым хормейстером у Ганы просыпается совесть, но она, то есть совесть, оказывается несовместимой с жизнью. Мрачная депрессивная «Безбожница» снята мастерски, однако Петрова наделила свой фильм слишком уж топорной моралью — мол, Боженька все видит, Боженька плохих накажет. Тем не менее отчаянная ключевая фраза картины: «Хочу любить, но не могу» остается в памяти надолго.

«Эва Нова», режиссер Марко Шкоп, Словакия, Чехия. И здесь не слишком оригинальная тема: пожилая актриса выходит из больницы после очередного курса лечения от алкогольной зависимости и хочет начать новую жизнь, а никак не получается. Работать по специальности ее не берут — приходится расставлять товары в супермаркете, но хуже всего обстоит дело с родными, которые не могут простить Эве прошлых безобразий. Шкоп снял симпатичную, хотя и несколько прямолинейную картину о нравственной глухоте, о том, как собственная душевная черствость становится причиной патологической нетерпимости по отношению к самым близким людям. Если бы на «Молодости» давали приз за лучшую актерскую работу, его стоило бы вручить исполнительнице заглавной роли Эмилии Вашариовой, но поскольку такого приза нет, «Эва Нова» осталась без наград.

«Последняя семья», режиссер Ян П. Матушиньски, Польша. Биографическая лента о тридцати последних годах жизни польского художника-сюрреалиста Здзислава Бексиньски — о его невозмутимой циничной насмешливости, о новой квартире в спальном районе Варшавы, о привычке Бексиньски все фотографировать, а с 1980-х — снимать на камеру, о постепенном умирании его матери, тещи и жены, о многочисленных попытках его сына покончить с собой, которые в конце концов увенчались успехом, о смерти самого Бексиньски, зверски убитого соседом-подростком. Странное кино о связи таланта и психических девиаций, с неудобной повествовательной манерой, со множеством вроде бы необязательных эпизодов, но при этом с мрачноватым зловещим обаянием и неординарным киноязыком стало обладателем Гран-при.

Коротко об остальных лауреатах. Победителем Короткометражного международного конкурса стал фильм португальца Педру Перальта «Вознесение». В Студенческом международном конкурсе первенствовала лента канадского режиссера Лоика Дарсеса «Женщина и ее колесница». Лучшей картиной Национального конкурса признали «Кровянку» Аркадия Непиталюка, рассказывающую о том, как мать украинского парня с ужасом узнает, что ее сын приехал в гости в родное село с еврейской невестой.

Забавно, что прототипами героев картины, Андрея и Маши, стал сам режиссер и его первая жена. «Как ваша супруга отнеслась к этому фильму?» спросили у Непиталюка после сеанса, и ответ: «А мы развелись!» вызвал бурный смех в зале. Лауреату пришлось объяснять, что мать со временем приняла девушку как родную, а развод случился по причинам, не имевшим отношения к национальным конфликтам.

Фото предоставлено организаторами фестиваля

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Венгрия 1956-го на международных кинофестивалях

Сообщая о новых успехах отечественного кино за пределами страны, венгерская газета...

Старик и Молодость

Ходоровски не признает никаких границ приличия и делает только то, что позволяет ему...

Папа бил — не добил, мама била — не добила

Отношение к зрителям у 45-й «Молодости» было совершенно наплевательским:...

Зомби-фестиваль из ГМО-страны

Ночные мечтания полудиких индейцев о западной «халяве» крайне мало отличаются...

Люстрация археологии на пепелище майдана

Умственные и кинематографические итоги латентного сопоставления двух майданов в...

Лики (не)терпимости на фестивале с «огоньком»

На фестивальных экранах «правосеки» майдана чередовались с мерзкими для них...

«Портал» на Армянской

«Надменные бездельники последней советской поры, циничные и образованные, нежные и...

Работа над ошибкой

На прошлой неделе в украинский прокат вышла «Неизвестная» братьев Дарденн, лента...

Какую роскошь наваляли

В этом виде ручного труда главный посыл: не поваляешь, не наденешь. И первое, что...

Сказка, раскраска, игра: три в одном

Книга для детей «Ташенька и кактус», которую написала и проиллюстрировала Слава...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка