Смех не до слез

03 Февраля 2016 0

Когда за рулем вдрызг пьяная дамочка, двум фальшивым румынам становится не до веселья. Джина — Ирина Скрыпникова, Женщина — Ирина Ткаченко, Парха — Влад Писаренко // СЕРГЕй МОСКВИН

В столичном театре «Золотые ворота» поставили спектакль «Як двоє бідних румунів польською розмовляли». Его первая половина получилась такой же головоломной и залихватской, как название, а вторая, к сожалению, не получилась.

Говорят, театральные новации появляются не на больших солидных сценах, а в маленьких студиях, где творческую свободу молодых режиссеров не стесняют никакие внешние ограничения. «Золотые ворота» — театр того самого формата: подвальное помещение обычного киевского дома, зал на полсотни мест, художественному руководителю Стасу Жиркову нет и тридцати, а большинство актеров — вчерашние выпускники. Да и пьеса, о которой пойдет речь, как раз под стать театру.

Написала ее десять лет назад ныне 32-летняя звезда польской литературы Дорота Масловская. «Двое бедных румын, говорящих по-польски» — именно так звучит название пьесы в уже сложившейся русской традиции — быстро приобрели статус мирового хита. Ее ставили в десятках стран мира, в том числе в Лондоне и Нью-Йорке, в нескольких театрах России, а также у нас в Украине — в харьковском «Котелке». В «Золотых воротах» за постановку взялась 33-летняя Тамара Трунова, зарекомендовавшая себя неординарными работами в Театре на левом берегу Днепра.

По сюжету двое странных молодых людей забираются на бензозаправке в чужую машину и принуждают ошарашенного водителя взять их с собой. С немытыми физиономиями, с черными гнилыми зубами, одетые в жуткие обноски, они представляются румынами, которым срочно нужно добраться до парома, чтобы попасть на родину. Парень Парха (Влад Писаренко) несет несусветную чушь, девица Джина со здоровенным животом (Ирина Скрыпникова) то ему подыгрывает, то безбожно его материт, Водитель (Сергей Кияшко) дрожит от страха и мечтает избавиться от безумных пассажиров.

Первая половина спектакля совершенно феерическая. Актеры дают сумасшедшую эксцентрику, реплики убийственно смешны, выразительно-саркастическое музыкальное сопровождение подобрано идеально, на сцене находится место и довольно грубому, и весьма тонкому, и причудливому абсурдистскому юмору. Кстати, надо сразу же предупредить, что в украинском переводе, сделанном Андреем Бондарем, как и в польском оригинале, свободно используется ненормативная лексика. Тем, кто считает, что в искусстве ей не место, смотреть «Двух румын» категорически не рекомендуется.

Вот какая любопытная штука. Комедий на столичных подмостках полным-полно, но самые удачные из них обязательно содержат элементы абсурда. В этом можно усмотреть и некий эскапизм, стремление вырваться за пределы нашей мрачноватой реальности, и, ровно наоборот, вольную или невольную попытку ее отразить. В лучших случаях получается именно что смешно до слез, и вообще трагикомедия нынче жанр номер один. Беда в том, что переход от смеха к слезам дается немногим.

Вот и у Труновой первое пока получается на порядок лучше, чем второе. В 2013-м со спектаклем «Две дамочки в сторону севера», поставленном в Театре на левом берегу, у нее случилась похожая история. Михаил Кукуюк и Виталий Салий устраивали там такой же бешеный темп, неистовый гротеск и безудержное театральное хулиганство. Первая часть вышла ура-ура, зал хохотал, как заведенный. Но ближе к финалу, когда наступало время драмы, постановка срывалась на холостой ход.

По замыслу драматурга, в «Двух румынах» дурацкое веселье постепенно должно переходить в экзистенциальное отчаяние. На самом-то деле никаких румын нет, просто двое балбесов, наглотавшись и нанюхавшись на костюмной вечеринке всякой дряни, решили продолжить маскарад за ее пределами. Протрезвев, они понимают, что их реальная жизнь ничуть не лучше выдуманной ими жизни двух бедных румын. Чтобы выразить перебивающие балаган тоску и отчаяние, нужна негромкая, но высокая нота, которую не взять ничем, кроме точной актерской игры, причем чисто по Станиславскому. Но с заветами Константина Сергеевича у молодых актеров «Золотых ворот» пока не складывается.

Впрочем, замечания есть не только к актерской игре. Скетч-соло Барменши (симпатичный дебют Инны Калабы) с нарочитым многократным повторением названий еврейских блюд выбивается из общей канвы. Перевоплотившийся в отшельника-Деда Сергей Кияшко изображает старческий тремор старательно, но как-то уж очень ненатурально, словно в школьной самодеятельности. «Кони привередливые» Высоцкого в исполнении Марыли Радович (для пущей польскости, да?) пробивают не на желанную эмпатию, а на надрывный пафос. И если драматург, предлагая два варианта концовки, трагический и шутовской, намеренно этот пафос сбивает, то режиссер оставляет зрителя без выбора.

Как бы то ни было, за творчеством Труновой следить интересно. Достижений у нее предостаточно, а два не слишком удачных финала — еще не трагедия. Если поиграть словами, то можно выразить надежду, что умение делать подлинную трагедию на сцене еще придет.

Сто лет «хаты с краю»

Первая попытка создания аутентичного украинского сериала вызвала неоднозначную...

Алло, Смольный!

Как в Николаеве из девочек делают... девочек

«Портал» на Армянской

«Надменные бездельники последней советской поры, циничные и образованные, нежные и...

Работа над ошибкой

На прошлой неделе в украинский прокат вышла «Неизвестная» братьев Дарденн, лента...

Какую роскошь наваляли

В этом виде ручного труда главный посыл: не поваляешь, не наденешь. И первое, что...

Сказка, раскраска, игра: три в одном

Книга для детей «Ташенька и кактус», которую написала и проиллюстрировала Слава...

Обманутые ожидания

Во второй половине ноября в украинский прокат вышли фильмы двух видных европейских...

Дизайнеры на куски

1-го и 2 декабря в Днепре намечено масштабное событие в мире моды — шестой сезон Dnipro...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка