Улисс нашего времени

№36(832) 8—15 сентября 2017 г. 05 Сентября 2017 5

Зимой прошлого года в Киеве появился Дикий театр. Летом нынешнего года в Диком театре режиссер Максим Голенко поставил по автобиографической пьесе Виталия Ченского «Улисс» спектакль «Виталик». Порекомендовать его можно далеко не всем.

Алексей Доричевский и Андрей Кронглевский сообразили Виталика на двоих

Во-первых, смотреть, а точнее, слушать «Виталика» не стоит тем, кто не выносит ненормативную лексику. Заглавный герой матерится обильно, со смаком, не понижая голоса — ну а что вы хотите от простого парня из Мариуполя, приехавшего покорять столицу? Вообще-то Виталик не такой уж простой — ничуть не гопник, работает журналистом, читал Гомера. Просто со сцены он говорит так, как в обычной жизни, а у нас к этому не привыкли.

Во-вторых, «Виталик» явно не понравится записным патриотам, чья жизненная позиция определяется лозунгами «Смерть ворогам!» и «Україна понад усе!». Для Виталика понад усе разве что сам Виталик. Не то чтобы он такой самовлюбленный — скорее, самоироничный и нарочито циничный, просто на любую идеологию ему, как бы так выразиться поприличней, глубоко плевать. К майданам у Виталика отношение скептическое.

В-третьих, спектакль вряд ли удовлетворит капризы перфекционистов вроде автора этих строк. 30 августа «Виталика» показывали в здании Малой оперы — помоста в зале нет, с задних рядов видно плохо, звук в динамиках часто заглушает реплики актеров, реквизит нехитрый, да и тот иногда подводит. Понятно, что театр своего помещения не имеет и живет как может за собственный счет, но привередливому зрителю от этого не легче.

Дикий действительно играет где получится. Летом отметился в шести локациях, от Центра Курбаса до, представьте себе, зоопарка — в репертуаре театра есть экзотический «спектакль-променад» Zoo. Директор Дикого Ярослава Кравченко говорит, что на 23 государственных театра в столице приходится 86 независимых. Большинство из них известны только в узких кругах, но Дикий можно считать исключением. Свидетельство тому — «Киевская пектораль», врученная детищу Кравченко в марте нынешнего года с формулировкой «За энергичность творческих поисков».

Поиски в «Виталике» матом, конечно же, не ограничиваются. Перед Голенко стояла непростая задача превратить местами вполне остроумный, но несколько монотонный, да еще и более чем двухчасовой монолог в увлекательное сценическое действо. Еще требовалось усилить в тексте драматургическое начало — на обсуждении читки пьесы Ченского на прошлогоднем фестивале «Любимовка» многие отмечали, что это не столько пьеса, сколько рассказ.

Что-то у Голенко получилось, что-то не очень. Из одного Виталика режиссер сделал двух. Идея хорошая, но предположение о том, что Алексей Доричевский и Андрей Кронглевский изображают две разные ипостаси героя, которые постепенно сливаются воедино, не слишком оправданно. Да, Кронглевский в семейных трусах и в майке с олимпийским Мишкой брутален и колоритен, а Доричевский в девичьем платьице жеманен и мягкотел, но первый настолько перетягивает внимание на себя, что кажется, будто на сцене не два Виталика, а Виталик и его тень.

Постановку Голенко минималистской не назовешь. В ней имеется не только аудиальное оформление, но и транслирующийся на задник видеоряд — кстати, довольно симпатичный. Но вот актерам разгуляться негде — в их распоряжении только крошечное пространство и кровать-трансформер, которая периодически превращается в дверь с открывающейся половиной. Когда функции предмета полностью соответствуют действию, прием работает на все сто. Но иногда перемещения кровати-двери самодостаточны и с текстом практически не связаны.

Пьесу Ченского Голенко сократил чуть ли не вдвое. Наверное, это правильно: сценический «Виталик» получился гораздо динамичнее текстового «Улисса». В то же время режиссеру пришлось пожертвовать рядом важных реплик, в том числе тех, в которых проявляется гражданская позиция героя, вернее, почти полное ее отсутствие. В результате переход от комических эпизодов к единственной сугубо серьезной сцене, где речь идет о февральском расстреле на Институтской, вышел скомканным.

У древнегреческого Улисса была стратегическая задача: он возвращался на родную Итаку к любимой Пенелопе. У мариупольского Улисса никаких задач нет в принципе — есть только сиюминутные проблемы, связанные в основном со съемными квартирами и стремными девицами. Упоминается, правда, некая Пенелопа по имени Катя, но существенных отличий между Катей и всеми прочими людами-сашами не наблюдается. Характерно, что череду баб венчает мужик, врач-проктолог, который делает герою массаж воспаленной простаты. Нет-нет, это устная история, на сцене нам ее не показывают. Все-таки Дикий театр не настолько дикий.

Главное достоинство «Виталика»-«Улисса» в том, что Голенко и Ченский демонстрируют публике героя нашего времени. Не парадного, со знаменем в руках и слоганами, отскакивающими от зубов, а того маргинального, который на самом деле мейнстримовый. Виталик — представитель пассивного филистерского большинства, из таких вот Виталиков Украина в основном и состоит. Другое дело, что судьбу страны определяют не они. Наверное, это справедливо: молчаливое большинство должно оставаться в проигрыше.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Расизм в нагрузку

Однажды Джордж Клуни решил притвориться братьями Коэн

Таланты без драмы

Талант-шоу всех мастей давно стали постоянными гостями на нашем телевидении, и даже...

Вай мэ, Ханума!

Атмосферу бань, описанных еще Пушкиным и даже Дюма-отцом, передали за...

Велосипедистка-чемпионка покорила Замок Любарта

Чемпионка Европы и победительница Кубка мира по кросс-кантри Яна Беломоина взобралась...

Культ личности

Трудно сказать, станут ли эти молодые чешские поэты героями своего времени, однако их...

Загрузка...

500 лет «лютерволюции»

500 лет назад, 31 октября 1517 г., в городе Виттенберг монах-августинец и доктор богословия...

Левой, левой

Может ли один пианист заменить собой целый оркестр, причем играя только левой рукой?...

Три Софии

Одинаковый набор красок и холсты одного размера, 12 художников, три недели и три...

Воспрянет арт людской

«Впредь неизменно поставлять нежинские огурцы к царскому столу в Петербург»,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка