Вводите санкции, графиня

№46(796) 18 — 24 ноября 2016 г. 16 Ноября 2016 3.3

Графу Эрдеди цыганка любовь нагадает, тоску разгоняет // FB, Киевская оперета

Наверное это традиция такая у творческих людей, когда каждый режиссер, что берется за постановку знаменитой оперетты венгерского композитора Имре Кальмана «Графиня Марица», пересматривает ее поэтический текст.

Как правило, останавливаются на русском либретто, переведенном с изначально венгерского оригинала. Потом уже осуществляется художественный перевод на украинский язык (если мы говорим об украиноязычном репертуаре).

А вот режиссер-постановщик, художественный руководитель Национальной оперетты Богдан Струтинский, изучив восемь(!) вариантов текстов, в итоге решил оттолкнуться от аутентичного венгерского, который сочинили либреттисты Кальмана Юлиус Браммер и Альфред Грюнвальд еще в 1923 г.

Именно он был взят за основу, но тщательно переработан. И даже осовременен. Так что достопочтенной публике не стоит удивляться, когда со сцены услышит реплики вроде: «графиня, пора вводить санкции» или «скоро буду праздновать свой первый миллиард» (за абсолютную точность цитат впрочем, не ручаюсь).

Если одним словом, то — блестяще Национальная оперетта в Киеве представила 11 ноября неувядаемый шедевр — «Графиня Марица» Имре Кальмана.

Bсе по парам

Эффектная Марица исполняет вступительную арию про родной край // FB, Киевская оперетта

На этой сцене «Марица» представала в четырех обличьях — именно столько постановок существовало до этой, пятой по счету, инсценировки. Интересно и то, что театр получил официальное разрешение на постановку от дочери композитора — Ивонн Кальман, ответственно подойдя к вопросам авторского права. К слову, Ивонн очень хотела посмотреть этот спектакль и даже планировала поездку в Киев, однако, будучи в почтенном возрасте, а может и по ряду других причин на премьере не присутствовала.

Но думаю, что, увидев спектакль, ей бы не пришлось сожалеть, что доверилась и поверила театру.

Открывается действо увертюрой. Сквозь полупрозрачный занавес виднеются богатые интерьеры зала с парадными лестницами. У их подножья маленькая, нарядно одетая девочка сидит на деревянной лошадке-качалке. А вот юная девушка, взбегающая по лестнице, — все это образы-воспоминания нынешней хозяйки замка, молодой красавицы-вдовы Марицы Самоши.

Образ девочки и девушки мне почему-то напомнил о Джульетте Сергея Прокофьева, который охарактеризовал музыкальными темами разные грани характера героини (шаловливой девочки, задумчивого и мечтательного подростка, влюбленной девушки).

В случае с Марицей таких тем, конечно, нет, но тот факт, что красавица вспоминает разные эпизоды своей юности (счастливые для большинства людей), помогает раскрыть характер героини. А он у нее, надо сказать, совсем не сахар. Но все это наносное.

Именно с приезда Марицы и шумной компании гостей в поместье, чтобы отпраздновать обручение (которого не должно быть), все усложняется окончательно. Но вся эта путаница чувств, действий, персонажей и придает неповторимый опереточный флер.

Марица с сопровождающими поднимается на сцену по центральному проходу зрительного зала, так что публика успевает вблизи оценить покрой ее белого пальто, кружевного в пол платья и кокетливой шляпки с пером, а также костюмы ее «свиты» (работа замечательного художника Ирины Давиденко).

На сцене, окруженная местными крестьянами и цыганами — все как один в колоритных национальных нарядах, «столичная штучка» исполняет свою вводную арию. Конечно, вспоминая о красе родного края и любимом чардаше. В первый день премьеры образ графини убедительно воплотила сопрано Валерия Тулис (очень эффектная актриса — как внешне, так и по вокальным данным).

С женственной Марицей контрастирует Лиза — сестра графа Тассило Эрдеди, который, будучи прижат кредиторами, продал графине этот замок в окрестностях Колошвара. Сам же устроился сюда управляющим в надежде поправить финансовые дела и собрать сестре приданое.

Лиза (Галина Грегорчак-Одринская) — юна, порывиста. На голове шляпка с цветами, одета в пышное, чуть укороченное (как носят девушки) платье. Парой ей под стать будет точно такой же наивный и немного неуклюжий торговец Коломан Зупан, который занимается разведением свиней.

Вообще-то именно так зовут несуществующего жениха Марицы, чье имя и профессию она позаимствовала у героя оперетты «Цыганский барон» (знаменитое сочинение Иоганна Штрауса-сына). Конечно, узнав из прессы, что графиня объявила помолвку со знатным торговцем по имени Коломан Зупан (то есть с ним), потенциальный муж поспешил в замок представиться дражайшей супруге.

Но, как и полагается по законам жанра, тут же влюбляется в Лизу. То, как г-н Зупан (Арсен Курбанов) к месту и не к месту поминает маму и папу, а также говорит, подсчитав в уме стадо свиней у потенциальной жены и свое, что это будет самое большое свинство в Европе, у зрителей вызывало смех.

Но больше всего улыбок и хохота досталось барону Морицу-Дагомиру Популеску Теодорусу Крохбаху (Николай Бутковский) — именно этот делец, острый на язык друг графини, по задумке режиссера и является настоящим «ходячим цитатником», который изрекает всем нам понятные фразы. Надо сказать, что его текст (отчасти придуманный) настолько гармонично вплелся в оригинальный текст либретто, что где вставка, на слух определить трудно. Ну разве что по упоминанию реалий последних лет, они, конечно, узнаваемы.

Позвольте представиться, я ваш будущий муж

Чардаш с перчиком

Если тексты претерпели определенные изменения, то музыкальный материал остался тем же, что и 28 февраля 1924 г., когда премьера оперетты была впервые представлена в Вене. Недаром Кальмана считают одним из столпов венской оперетты наряду со Штраусом и Легаром.

Его музыка предельно выверена и точна, изобилует ремарками, которые ни дирижеру, ни режиссеру нельзя упустить. Иначе провиснут очень важные моменты, специально предусмотренные и прописанные автором.

Перу Кальмана принадлежит много оперетт, самая популярная из которых, по крайней мере у нашего зрителя, — «Королева чардаша» («Сильва»). Но именно «Графиню Марицу» композитор насытил таким крепким вкусом своей родины, что ее часто называют самой венгерской из всех его сочинений.

Национальный колорит придают зажигательные танцы: от цыганских плясок до крестьянского чардаша (балетмейстер-постановщик Вадим Прокопенко). Кстати, о чардаше в своих вокальных номерах вспоминают и ностальгируют влюбленные Марица и Тассило Эрдеди (Сергей Авдеев), а также хор. Этот коллектив умудряется на сцене не только петь, но и весьма замысловато танцевать.

Щедрая деревянная резьба, которой славятся карпатские мастера, использована в виде декораций (художник-постановщик Александр Белозуб). Интересно, что в антураже уже хозяйского замка присутствует элементы, напоминающие кружево, цветы и красные перчики (знаменитая паприка).

Говоря о спектакле «Графиня Марица», нельзя не упомянуть о посольстве Венгрии в Украине, которое поддержало этот проект.

К слову, Чрезвычайный и Полномочный Посол Венгерской Республики Эрно Кешкень очень любит оперетту, хорошо чувствует этот жанр (возможно, это национальная черта). Впрочем, точно так же с любовью относится к музыке разных жанров: от хард-рока и блюза до классики.

«Тема оперетты, конечно, любовь. Обратите внимание, что много мелодий, которые прозвучат со сцены, будут знакомы. Мы их иногда напеваем, но можем и не знать, что это мотивы из «Графини Марицы». Я ценю хорошую оперетту, — подытоживает г-н посол, добавляя: — Но самая любимая из них все же «Королева чардаша».

Я поинтересовалась у худрука Богдана Струтинского насчет языка, на котором исполняют оперетты на этой сцене. Например, в Национальной опере ратуют за язык оригинала, а здесь — только украинский.

«Проблема в том, — объясняет собеседник, — что в оперетте много драматических текстов. И если мы исполняем музыкальный хит, то музыка как раз людям ясна, а вот текст, который иногда занимает до 60% действия, произнесенный на языке оригинала — французском или немецком, зрителю будет попросту непонятен.

Мы должны строить в стране украинский театр. Когда я еду на премьеру, скажем, в Польшу и смотрю там сочинение известного итальянского драматурга, актеры играют на польском языке, потому как это наследие уже мировой культуры. И я очень хочу, чтобы украинский автор игрался на украинском языке в Будапеште».

Подытоживая рассказ о премьере, скажу, что Имре Кальман когда-то опасался, что после моментально ставшей популярной «Графини Марицы» не сможет больше повторить такой результат. Тем не менее позже им были написаны любимые нашим зрителем «Принцесса цирка» и «Фиалка Монмартра».

Поэтому начинаешь немного опасаться за Национальную оперетту. Цельной, яркой, динамичной вышла «Графиня Марица». Повторим ли успех?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

«Портал» на Армянской

«Надменные бездельники последней советской поры, циничные и образованные, нежные и...

Работа над ошибкой

На прошлой неделе в украинский прокат вышла «Неизвестная» братьев Дарденн, лента...

Какую роскошь наваляли

В этом виде ручного труда главный посыл: не поваляешь, не наденешь. И первое, что...

Сказка, раскраска, игра: три в одном

Книга для детей «Ташенька и кактус», которую написала и проиллюстрировала Слава...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка