Одесский юмор не опустит флаг

№13-14(735) 14-20 августа 2015 г. 12 Августа 2015 2 4.8

Некоторые любят говорить, что одесский юмор после известных событий майского дня 2014 года, как говорится, всё, закончился. И не бывать теперь новым москво-киевским сериалам «за Одессу» с крикообразными бандитами и их веселыми ликвидаторами, не восстанет из небытия «одесская коммунальная квартира», не достанут джентльмены с верхней полки шкафа свои белые шарфы, и даже на Привозе тетя, сидящая на бочке с квашеной капустой, уже не скажет вам что-нибудь экстравагантное.

Журчать с Саакашвили

Все будет в Одессе: фестивали писателей и рестораторов, красная ковровая дорожка ОМКФ (надо сказать, по своей силе превосходящая целый табун одесских юмористов), даже съезд геев состоится («приедут красавцы из Новой Зеландии»). В общем, будет все, кроме шуток. Вот и «Юморина» не проводится уже два года, и горожане, наверное, ужасно скучают по подвыпившей молодежи, вооруженной надувными молотками.

И все же одесский юмор жив — просто он меняется в соответствии с задаваемыми формами и системой координат. И носители его живы и вовсе не собираются перестать торговать тем, чего, по мнению кого-то несознательного, больше нет.

И они шутят. Поплохели с лица, как сказала бы вышеупомянутая тетя, но шутят. Даже тогда, когда, казалось бы, вершина их юмора навсегда зафиксирована на посте о шашлыке из колорадов.

Взять, к примеру, бывшего телеведущего и кавээнщика Олега Филимонова. Как он здорово юморил недавно в телепередаче Савика Шустера на тему Михаила Саакашвили. Смело, остро, бескомпромиссно, Михаил Николозович должен был сразу почувствовать, в какой особенный город он попал. Здесь вам не тут, в Одессе нужно доказать, что ты действительно что-то из себя представляешь. Ведь в Одессе, как заявил Филимонов, к власти принято относиться скептически.

Но смотря к какой. Лучше все-таки к прошлой или в данный момент отсутствующей в помещении — такой вывод можно сделать по итогам его выступления. В общем-то, это логично, ведь именно в Одессе было обнаружено существование двух больших разниц. Поэтому нынешние «негаразды» были отнесены на счет мэра и «упырей из его окружения», а в адрес Саакашвили проливался елей.

«Потому что в Грузии он сделал это, и это дас ист фантастиш, как говорят в немецких фильмах», — говорил Филимонов.

«У одесситов есть надежда, потому что он приехал не сам, он привез с собой таких людей, как Саша Боровик, а Саша — это вообще что-то такое за пределами», — продолжал одесский комик, легко и непринужденно перешагивая в жанр кича, ведь Боровика не только уже привозили, но даже не успели увезти, после чего его и занесло в команду реформаторов Саакашвили.

Все как у классиков. Боровик — это голова. И Саакашвили — это голова. Они две головы. «Они приехали к нам из США, и из Франции, я был там, там неплохо, но они же приехали к нам, где война», — восхищался артист разговорного жанра. Можно было бы и Грузию добавить к тем неплохим странам, которые Саакашвили оставил ради военной Украины, но ведь там его пытаются посадить, то есть пример был бы неудачным.

Ну и концовочка, которая даже попала в еженедельные аналитические программы «кремлевской пропаганды», так что, можно сказать, «Джентльмен-шоу» возвращается на российское ТВ! А вы говорите, что с одесским юмором плохи дела!

«Я был в Вашингтоне на Арлингтонском кладбище на могиле Роберта Кеннеди, и там эпитафия, я по-английски хорошо, но я переведу. Мы все ручейки одной огромной реки, которая называется американская нация. Так давайте журчать в унисон, чтобы не портить журчание всей реки. Вот и я хочу, чтобы мы все журчали в унисон Саакашвили, чтобы не портить то, что он может сделать», — так закончил выступление «веселый и находчивый» Филимонов. Даже лучше так, Олег — Журчимвунисон Филимонов.

Ох уж этот проклятый «совок», как ты далек от нас, скоро не останется ни одной улицы, напоминающей о тебе, ни одного ненавистного памятника. В почти забытом прошлом остался «одобрямс» и прочее коллективное мышление — теперь мы журчим. И не надейтесь приличия ради отойти пожурчать в сторонку, журчать следует только вместе с предводителем и всем прогрессивным обществом.

«...и вдруг их начали жечь!»

Но все же Олег Филимонов может шутить еще смешнее. Например, по поводу событий 2 мая (интервью газете «Факты»).

Для начала все те же «две большие разницы». Филимонов проникновенно рассказывает, как у него «слезы комом стояли в горле от расстрела ребят на Институтской», а потом его спрашивают о трагических днях Одессы в начале мая, и ком со слезами исчезают, уступая место типично одесскому юмору.

«Я был в это время в городе. Мы с женой следили за происходящим по каналу, который показывал все в режиме реального времени. Мне тут же стали звонить и писать знакомые со всего мира, в том числе из России, пытаясь узнать, что происходит на самом деле. Всем отвечал: это однозначно проплаченная акция», — рассказывает Филимонов.

Итак, что же лучше всех увидел по телевизору и рассказал всем знакомым юморист. «Я видел накануне футбольных фанатов, которые собирались на Черноморке. Они были с флагами Украины и совершенно миролюбиво настроены. Все они в прекрасном настроении двинулись по кварталу, вдоль улицы Жуковского, и вдруг на них налетела «черная сотня» с арматурой в руках. Тут же с крыши торгового центра стал стрелять снайпер. Я служил в армии и прекрасно понимаю: нужно время, чтобы оборудовать позицию для открытия огня. Значит, история была продумана», — говорит он, демонстрируя уже не только остроумие, но и задатки писателя-фантаста.

Или умелого компилятора, ведь в его рассказе смешиваются такие разные места, как расположенная за городом Черноморка (где, например, находится база ФК «Черноморец» и где Филимонов мог видеть мирных болельщиков на матче дубля одесситов с харьковским «Металлистом») и улица Жуковского в центре Одессы. Ну а откуда взялся снайпер — не иначе как с той же Институтской?

Но мы же имеем дело не с серьезным исследованием (которые, к слову, не слишком занимают работников правоохранительных органов Украины), а с юмористическим монологом, выступлением в жанре стендап-комеди. Он допускает определенную парадоксальность и даже может на ней и строиться.

Так, Филимонов говорит, что на мирных людей в прекрасном настроении налетела «черная сотня» с арматурой, хотя на самом деле две толпы людей бросали друг в друга камни, которые выковыривались из мостовой. И определить, какая из толп миролюбивее, в тот момент было весьма затруднительно. А если исходить из результатов противостояния, то у «черной сотни» арматуры и оружия явно не было больше.

Но самое интересное в этом рассказе шоумэна то, что он спустя несколько месяцев (интервью «Фактам» датировано августом 2014 г.) продолжал считать, что никаких одесситов в Доме профсоюзов не было. Это, наверное, потому что он, как положено одесситу старого стиля, не доверяет никакой информации, кроме полученной от соседа по коммунальной квартире.

Поэтому, хотя милиция на следующий же день и сообщила о гражданстве погибших людей, Филимонов продолжает доверять знаменитому посту художника Ройтбурда, в котором говорилось о сгоревших приднестровцах. Одессит должен верить только одесситу, если, конечно, оба они правильные, true одесситы.

Одесситов там быть не могло, потому что Филимонов знает о них все. Они не такие. Одесситы — это сам Филимонов, это тот же Ройтбурд, поэт Херсонский, юморист Хаит и т. д. «Одесситы вообще специфический народ. Здесь любят договариваться, торговать, шутить», — выводит он дальше формулу «одессизма». И журчать в унисон, стоит тут добавить.

«Я ходил по Куликовому полю (правописание оставляем на совести тех, кто работал над интервью. — Авт.) до того, как там произошла трагедия, видел людей, так сказать, антимайдана. Говорят, каждому платили по 500 гривен, ну почему не постоять. Одесситы со свойственным им юмором, проходя мимо, спрашивали: «А что ты тут сидишь?» Им отвечали: «А что ты ходишь тут?» В общем, шли приятные одесские разговоры, не более. Два месяца все было нормально, и вдруг их начали жечь!», — говорит Олег Филимонов.

«Послушайте, если бы это были одесситы, то когда их погнали к Куликовому полю, они уж точно не пошли бы внутрь Дома профсоюзов, а разбежались по многочисленным дворикам», — делает он еще одну важную ремарку.

Да, вполне возможно, что одесситы — в филимоновском понимании их — разбежались бы. Да и вообще, пока не получили бы свои 500 гривен, никуда бы не пришли. Но там, к сожалению, оказались какие-то совсем другие одесситы. Вовсе не из унылых и пошлых анекдотов «Джентльмен-шоу». И они не ушли, когда еще одна разновидность одесситов, отличающаяся особенной миролюбивостью и съехавшаяся в те дни в больших количествах из разных частей Украины, начала их жечь.

Что ж, сами виноваты, кивает плечами комик: «Моя позиция, как и многих одесситов: не надо было там находиться. Пока нас не трогают, мы очень хорошие, всех любим, приглашаем по ресторанам, на море. Но когда наступают нам на мозоль и щемят хвост, Одесса может сильно дать по зубам. Для тех, кто сильно хочет в Россию, могу сказать, что недалеко от центра у нас вокзал, поезда ходят хорошо, и до Москвы доехать ничего не стоит. А там — на Дальний Восток, осваивайте прекрасные свободные земли».

Без «чемодан—вокзал—Россия», конечно же, не может обойтись разговор о судьбах Украины, поэтому неудивительно, что всплыл он и тут.

Пришлые построили для местных

Немного о сценическом амплуа — старый одессит. Именно в этом качестве Олег Филимонов был необходим на том эфире с Саакашвили. Губернатор обильно цитирует одесских писателей, особенно Бабеля, вот и Филимонов был эдакий Фроим Грач от одесской интеллигенции, только вывернутый наизнанку.

Грач-Филимонов не ставит новому хозяину сложных вопросов, он заранее восхищен и держит хлеб-соль для приглашенного княжить.

«Я и мои друзья, и это видно по опросам, с восторгом приняли приход Михаила в Одесскую область», — говорит Филимонов и поясняет на исторических примерах, что город строили варяги, разные там французы и испанцы, и даже Михаил Воронцов не был одесситом.

Кстати, немного непонятно, почему такая напряженка с настоящими одесситами, вроде Филимонова, была 200 лет назад. Ведь, как известно, в этом году Верховная Рада включила в перечень памятных дат и юбилеев и «600 лет со времени первого письменного упоминания об Одессе (1415)». Что же с ними всеми стало к рубежу XVII—XIX веков, что приходилось в таких количествах завозить чужестранных Ришелье, Де Рибаса и даже Воронцова?

Но все это Филимонов вел, конечно, к тому, что «строили Одессу пришлые люди и тем не менее она получилась замечательная». А вот одесситы ее привели туда, где она сейчас, — можно было бы логически продолжить.

Одесситы, одесский — почему вообще так много этих слов? На самом деле, в большинстве городов есть деление на коренных и понаехавших, но в Одессе в это всегда вкладывалось нечто метафизическое. Встречать и провожать по уму или одежке для жителей Южной Пальмиры было не очень интересно, гораздо важнее был сам факт места рождения. Как говорил еще Леонид Утесов, многие пытаются родиться в Одессе, но не всем везет. Сейчас, конечно, одесситы, как и харьковчане и жители других городов страны поделились не на местных и приезжих, а на другие категории, куда более настороженно настроенные по отношению друг к другу.

И поэтому для представителей старой школы, в полной мере обладающих навыками самоуважения, приехавший из Николаева на учебу в одесском вузе Филимонов, скажем так, еле-еле... одессит. Как говорил мой дядя еще в 90-е годы: «Филимонов? Так он же из Винницы». Это «из Винницы», как, впрочем, и из любого другого города, может быть, за исключением двух-трех мировых столиц, служило всеобъемлющей характеристикой.

Но «как бы пафосно это ни звучало.... я патриот Одессы и Украины, — говорил Олег Филимонов во все том же прошлогоднем интервью. — Признаюсь, если бы еще год назад меня кто-то об этом спросил, не уверен, что вот так сразу ответил бы на этот вопрос. За последние полгода события, которые происходили в Украине, стали своеобразным катализатором внутреннего состояния. Не так давно мы с женой вышли на демонстрацию в Одессе с огромным украинским флагом.

Мои друзья из Америки, увидев снимок, на котором я несу флаг, написали: «Филимон, мы потрясены! Поверь, находясь в Одессе, были бы рядом с тобой». Слава Богу, все мои друзья разделяют патриотические убеждения».

А вот шутка из выпуска «Джентльмен-шоу» 90-х, которую люди с хорошей памятью вспомнили в связи с событиями в Крыму. Там ведущий обращается к эксперту в области государственного строительства дяде Сене с вопросом, как тот относится к возможному отделению Крыма от Украины. «А как я могу к этому относиться? Резко отрицательно! Только после Одессы», — со счастливой улыбкой отвечает дядя Сеня.*

Вспоминая это, а также читая все эти замечательные и переходящие из интервью в интервью фразы об особенных одесситах, которые умеют договариваться, почему-то кажется, что в августовском интервью Олега Филимонова (при определенном стечении обстоятельств) фигурировали бы другой флаг, демонстрация и друзья. И все это было бы так же искренне.

Мсье Грач, как известно, говорил: «Хозяин, кого ты бьешь?.. Ты бьешь орлов. С кем ты останешься, хозяин, со смитьем?..» И был совершенно прав в этом своем предположении.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

В Нью-Йорке cдано в эксплуатацию первое...

Многоэтажка на 55 апартаментов площадью от 24 до 34 кв. м расположена в манхэттенском...

Тепло ли тебе, девица?

Если тщательно перебрать гардероб, которым дизайнеры советуют обзавестись украинским...

Кашемир всегда в тренде

азрушительные последствия глобального потепления ощущают на себе даже овцы в...

Киев — Варшава: трагедия в коммунальной квартире

Видать, Качиньский неразборчив и дал себя окружить путинскими агентами, готовыми из...

Уличный Wi-Fi в Нью-Йорке собираются отключить

Нью-йоркские бездомные монополизировали киоски с Wi-Fi и используют их для просмотра...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
ого

Спасибо огромное, Андрей Крикунов, за Ваши статьи. Чрезвычайно интересное чтение.

- 3 +
Толян

Если всё описанное в статье правда, то Филимонов лишился права называться ОДЕССИТОМ.

- 15 +
Блоги

Авторские колонки

Ошибка