Опыт нейтрализации кремлевской агентуры (2014—2015 гг.), или Энциклопедия украинской контрпропаганды

№47–48(752) 11 — 17 декабря 2015 г. 10 Декабря 2015 4.9

В октябре я рассказал «Латвийским вестям»  о «свободе слова» в современном украинском понимании. О «наводке» на Олесю Бузину связанного с МВД сайта. О роли СБУ в лишении свободы журналистов Руслана Коцабы, Артема Бузилы, Александра Бондарчука и др. О нелегких судьбах новостного издания «Вести». О позиции, занимаемой еженедельником «2000».

Но главное — о том, что даже практически «зачистив» украинское информационное пространство от «неблагонадежных» изданий, режиму не удается преодолеть раскол в обществе. Раскол, заложенный обоими майданами и вылившийся в их естественное продолжение — бойню на Донбассе, сожжение одесситов и мариупольцев, корсуньское избиение анитимайдановцев из Тавриды и Херсона, обливание на морозе сторонников федерализации в Запорожье и подобные случаи, о которых нам еще предстоит узнать.

Интервью не осталось незамеченным на Украине. Самую обстоятельную отповедь дала некая Ольга Мальчевская, корреспондент законодателя новых стандартов достоверности массовой информации — «Телевизионной службы новостей» (ТСН) «1+1». Утверждения и факты, изложенные вашим покорным слугой, она охарактеризовала в сети следующим образом: «Это бред... Какая «поляризация общества»? Когда это у нас тут «ни один телеканал не мог пикнуть против евроинтеграции»? Да тут до сих пор такая кремлевская пропаганда всяких «Вести» и т. д., что на голову не налазит, и никто их почему-то лицензии не решает за нарушение журналистских стандартов. Набор букв, даже не представляю, на кого расчитанный... Хорошо, что все знают, кто финансирует 1+1 — это называется прозрачность. А чей этот малоизвестный сайт «2000»?»

Дело в том, что в интервью латвийскому изданию достижения «свободы слова» на Украине я иллюстрировал в том числе и прошлогодними злоключениями нашего еженедельника, который вынужден был временно выходить лишь в электронной версии. После чего журналистка ТСН, очевидно, полагая себя более именитой, нежели «малоизвестные «2000», предложила автору интервью Александру Дубкову: «Если всерьез интересно про методы работы пропаганды на украинском медиа-рынке, могу рассказать подробно — я делала анализ для конференции Института Хадсона в Вашингтоне. И да, я стипендиат Гавела* от Украины на «Радио Свобода»... Просто есть люди, которые врут. Что в такой ситуации делать журналистам? Все чаще слышу ответ «не писать и не пиарить». Но, как по мне, эффективнее просто ловить на лжи, требовать ссылки на источники с цифрами, анализировать — чтобы не стать жертвой манипуляции. Отделяем факты от точки зрения. Если даем точку зрения — уточняем бекграунд, кто такой и почему именно его точка зрения заслуживает внимания в данном конкретном вопросе».

И ves.lv как объективный ресурс, конечно же, дал слово моему оппоненту. А нам с вами — возможность на столь показательном примере (классический грантополучатель, специализирующийся в области контрпропаганды, сотрудник безупречной с точки зрения современной украинской идеологии «Телевизионной службы новостей») — рассмотреть опорные точки театра информационной войны на Украине. К тому же наш оппонент «собирает свидетельства о репрессиях и преследованиях журналистов для Freedom House» (правозащитной организации, финансируемой правительством США). Так что и о «свободе слова» в ее постмайданном понимании получим полное представление.

«Ганьба» против «гідності»

Первым делом представитель ТСН приступает к опровержению тезиса о том, что на Украине нет ни одного общенационального телеканала, который бы представлял оппозиционную точку зрения. При этом почему-то сосредаточивается на вопросе коррупции и прозрачности власти (хотя о том я речь не вел. — Авт.). «Что изменилось после Майдана? — задается вопросом журналистка. — Пропала ли коррупция? Ее стало меньше? После Майдана я не видела статистики (и это ответ сотрудника информационной службы крупнейшего телеканала. — Авт.). Но власть стала прозрачнее. Теперь, как журналист, я могу расследовать абсолютно любую тему. Даже про президента и его друзей. Можно вспомнить расследование о землях Порошенко... До Майдана мы все только мечтали хотя бы глазком заглянуть в президентское поместье».

Ну, раз о поместьях, давайте о них. Ни в коей мере не обеляя Януковича (который мерзок мне уж не менее, чем идеологическим противникам), напомню, что «глазком», да не одним, вдоволь нагляделся на его поместье прямой начальник пани Ольги гендиректор «1+1» Александр Ткаченко. Как, впрочем, и его оппозиционные коллеги Савик Шустер, Евгений Киселев и Дмитрий Куликов. Более того, именно «1+1» выложил видеозапись встречи президента с журналистами в Межигорье.

Так что здесь либо зашкаливает «профессионализм» корреспондентки канала, либо делается расчет на неосведомленность зарубежной аудитории. Как и на то, что не станут читатели латышской газеты после «исчерпывающих вопрос» фактов «расследований о землях Порошенко» уточнять — а все-таки был ли кто-либо из журналистов допущен в «президентские хоромы»? Очевидно, посему певица «прозрачности нынешней власти» предпочитает не договаривать о том, что сообщения из элитной Кончи-Заспы касались надстройки забора5— ввиду «частых визитов журналистов». Не в само поместье, а всего лишь под этот самый забор — чтобы «хоть глазком заглянуть».

Теперь «уточним бэкграунд», как учит нас специалист по противодействию пропаганде.

«1+1» принадлежит Игорю Коломойскому. Тому самому, который во времена Януковича не только глазками своим вдоволь «навзглядывался» на резиденцию «сатрапа», но даже принимаем там был по особой программе6. В свой день рождения Виктор Федорович уделил Игорю Валерьевичу особое время, тогда как вся остальная «банда Януковича» (Клюев, Колесников, Табачник и пр.) была привезена на автобусах и запущена в дом скопом.

За что такие почести «борцу с режимом»? Отчего-то правдоискатели с «Плюсов» не задавались сим вопросом. Как не интересовались — уже после «революции достоинства» — и условиями проживания «губернатора» Днепропетровской области.

Я не сторонник подглядываний в замочные скважины. Но если именно замочные скважины выступают мерилом прозрачности власти, то будьте уж любезны соответствовать.

Теперь о самой прозрачности. Которая, следует понимать, с каждыми «постреволюционными» выборами все прозрачнее и прозрачнее. Отчего-то не находит «Гугл» на сайте ТСН возмущений тем, что новоизбранная, наконец-то «истинно народная и патриотическая» Рада утвердила состав нового правительства «пакетом», обманув избирателей, которым обещалось, что депутаты будут голосовать за каждого министра отдельно, с обсуждением его кандидатуры. «Еще на старте формирования коалиции обществу пообещали: каждый претендент на должность в правительстве пройдет собеседование в прямом эфире и представит свой план реформ, — напоминал читателям местного закарпатского ресурса Mukachevo.net вроде как отнюдь не агент Кремля Виктор Балога. — Пакетное голосование не имеет абсолютно ничего общего с тем, как это происходит в цивилизованных странах. Я не знаю ни одной страны ЕС, где бы одним голосованием назначали весь состав правительства. Считаю, что такой подход — обман общества».

Да и, собственно, «самые демократические парламентские выборы в Украине за всю ее историю»... Институт Гэллапа (чей американский «бэкграунд» тоже вроде как не должен вызывать сомнений) констатировал: 56% украинцев (разумеется, без учета жителей Тавриды и неподконтрольной Киеву части Донбасса) посчитали выборы нечестными и несвободными.

Ну и о нынешнем положении с коррупцией, которое, как мы уже знаем, особо продвинутой журналистке отчего-то неизвестно, хотя данными Transparency International эпохи Януковича она с легкостью оперирует.

Что ж, обратимся к данным Transparency International (международной организации по борьбе с коррупцией). По ее исследованиям, спустя год после «революции достоинста» Украина оставалась самой коррумпированной страной Европы, разумеется, так и не преодолев т. н. «межу корупційної ганьби». За счет победы «ганьби» над «гідністю» Украина получила в Индексе восприятия коррупции дополнительный балл по сравнению с 2013 г.(!), заняв 142-е место из 175 возможных — на одной ступени с Угандой и Коморскими островами. При этом средняя оценка прогресса в борьбе с коррупцией на Украине составила -0,77 (по шкале от -5 — «значительно ухудшилась», до +5). Весной 2015 г. почти 30% опрошенных службами Transparency International и GFK-Украина руководителей предприятий заявили, что ситуация с коррупцией ухудшилась, и лишь 15,1% — что улучшилась. 57,2% не ощутили изменений (данные исследования также не проводились в Крыму и самопровозглашенных донбасских республиках).

В итоге вроде как совсем не прокремлевская The New York Times вынуждена была признать: «Самым большим разочарованием для протестующих, захвативших центр Киева в прошлом году, стало то, что новое руководство во главе с Порошенко и премьер-министром Арсением Яценюком до сих пор не смогло выполнить обещания по искоренению тотальной коррупции. Взамен оно запуталось в новых обвинениях в неправомерных действиях и расходах, сводя политические счеты».

Ведущий эксперт по вопросам коррупции в Восточной Европе профессор Нью-Йоркского университета Марк Галеоти предупреждает: «Учитывая, что Украина является более коррумпированной, чем Россия, в международном сообществе присутствует четкое нежелание давать деньги стране, которые будут просто в конечном итоге на Каймановых островах или в Швейцарии». Под тем же предлогом ведущие страны ЕС отказывают Украине в безвизовом режиме.

В денежном выражении эта самая борьба постмайданной власти с коррупцией воплотилась в... 7 тыс. 865 грн. 77 коп.! Именно столько «полученных коррупционным путем» средств вернуло в бюджет Госказначейство в первом полугодии первого постмайданного года. Т. е. 375 долларов! И это не вражеский «вброс» с целью очернения обещанной на евромайдане борьбы с коррупцией, а сообщение агентства УНИАН. Самого что ни на есть своего — входящего в один с «1+1» медиахолдинга Игоря Коломойского.

Спикер фракции «УДАР» Сергей Каплин еще в 2014 г. заявил: «Правительство Яценюка побило рекорды коррупции Азарова, с которым он целовался на дне рождения». «Воруют так, что создается впечатление — Янукович был более совестливым», — вторит ему коллега из «Самопомочі» Семен Семенченко, прошедший в Раду как командир сформированного на средства Коломойского «батальона» «Донбасс». Не успевшим отметиться ранами на фронтах пришлось прокладывать путь к депутатским креслам куда более прозаическим путем. О том, что Порошенко и Яценюк продавали депутатские места в Раде бизнесменам, рассказал глава Европейской ассоциации бизнеса на Украине Томаш Фиала: «Стоимость одного «кресла» в раде составляла от 3 до 10 млн. долл.»

Впрочем, если мы увязнем в фактах, свидетельствующих о том, насколько «власть стала прозрачнее», то лишь самые вопиющие из них (и только с участием «героев революции достоинства») займут весь объем нашего ликбеза.

Так что перейдем к специализации самого титулованного медиаэксперта самой рейтинговой новостной программы Украины. В частности — к «небывалому расцвету свободы слова» по сравнению с эпохой Януковича.

«Рейгана долой!» как мера свободы

«За годы правления «семьи» для журналистов круг коррупционных тем становился все больше, а возможность их освещать — все меньше», — рассказывает доверчивым латышам украинская журналистка. Им-то вряд ли придет в голову набрать в поисковике формулу «Саша+стоматолог+Курченко» и вбить период с 2010-го по 2013 г. (годы президентства Сашиного папы), чтобы убедиться: вряд ли найдется на «тоталитарной» Украине СМИ, которое не писало бы о бизнесе «семьи». Вот пример заголовка ахметовской(!) газеты «Сегодня»: «Янукович-младший назначил сам себя главой набсовета банка». Есть и вполне заслуженные издевки от... ТСН.

Да и сама заслуженная тээсэнщица признает: «Я работала над экономической и социальной тематикой на одном из наиболее рейтинговых телеканалов Украины. Делала расследования о том, как Министерство охраны здоровья крадет деньги.., как Табачник и Ко. разворовывают сферу образования. Добывала факты того, как стремительно исчезает золотовалютный резерв. Но все это было ДО Майдана».

Оставим языковедам россыпь канцеляритов и прочих перлов вроде «работала над тематикой», «делала расследования о том», «факты того как», «разворовывают сферу», «Министерство охраны здоровья» — такова уж планка отбора на «одном из наиболее рейтинговых телеканалов Украины». Главное — признание в том, что на крупнейшем канале все это «до майдана» было возможно! Но возможно ли подобное после?

Где расследования Мальчевской и ее бесстрашных (к тому же наконец обретших полную свободу слова) коллег по столь одиозным для многих украинцев фигурам, как Коломойский, Корбан, Филатов и т. д.?

Вот, к примеру, согласно «Вестнику госзакупок», в Днепропетровской обл. бюджетные предприятия и учреждения закупали топливо исключительно у фирмы «Авiас», теснейшим образом связанной с губернатором области Коломойским. «Украинская правда» (с «бэкграундом» вроде все в порядке?) усмотрела в этом нарушение принципа конкурентности. А что же «1+1»? Вбиваем название фирмы в окошко поиска на сайте «ТСН вражає» и... действительно «вражаємося».

Не менее поражает и поиск на странице бесстрашных расследований «Гроші».

Экс-командир «Азова» Билецкий утверждает: Коломойский «зарабатывает только непроплатой налогов в госбюджет 900 млн. долл. в год. Это лишь один из его бизнесов, а у него их десятки». Просмотрев все новости ТСН, связанные с Билецким, данной цитаты мы не найдем. А ведь это как-никак заявление замглавы парламентского комитета по нацбезопасности и обороне.

На «решалово экономических вопросов» хозяина «Плюсов», правда, как-то попытался попасть корреспондент «Свободы», но по команде «губернатора Днепропетровщины» «язык в ж... засунул!», забыл о гордом названии представляемого им СМИ. И это тот самый член движения «Стоп цензуре!», который в 2010 г. героически противостоял охране Януковича, за что и получил премию «Телетриумф». И хотя унижение героя украинской журналистики происходило на глазах съемочной группы «Плюсов», ТСН этого инцидента «не заметила». Все новости о нем относятся к эпохе «кровавой диктатуры» Януковича.

Воспоминания об ужасах домайданной жизни счастливая ныне журналистка ТСН заканчивает рассказом о суммах, за которые покойный Виктор Янукович-младший «покупал и дарил своей супруге скакунов, а себе автомобили». «Этот контраст — «лакшери» жизни Януковича и его приближенных с рассказами о «мировом кризисе», которыми кормили страну — этот контраст и вывел людей на улицы», — уверена рассказчица, как бы подводя к мысли, что евромайдан с подобными контрастами покончил.

Хотелось бы верить, конечно, да только «бэкграунд» не дает. Тот самый. Безупречный. В лице заклятого врага Путина Михо Саакашвили. Последний недавно сам выявил некоторые контрасты, глядя на тяготы и лишения ближайшего круга владельца «Плюсов»: «Офіційно ця людина перебуває під арештом. Багато хто б в Україні напевно надав би перевагу умовам цього домашнього «арешту» своїй теперішній свободі».

Не правда ли, описанная ситуация напоминает известный анекдот времен застоя, когда американец хвалится: «У нас свободная страна. Я могу выйти на площадь перед Белым домом и крикнуть «Долой Рейгана!» И мне за это ничего не будет». «Так я тоже могу выйти на Красную площадь и крикнуть «Долой Рейгана!» — отвечает русский».

Из мрачного прошлого в светлое настоящее счастливую свидетельницу свободы возвращает вопрос корреспондента ves.lv: «Есть ли сейчас преследования журналистов?» «Я собирала (и продолжаю собирать) свидетельства о репрессиях и преследованиях журналистов для Freedom House, — поясняет ему украинская коллега. — И из того, что рассказывали и писали непосредственно мне — это случаи преследования на Донбассе и в Крыму».

Ну понятно — знают, кому живописать «преследования на Донбассе и в Крыму», но как хотелось бы здесь сразу увидеть демонстрацию «отделения фактов от точки зрения» — хотя бы в виде фамилий «преследуемых».

«А в самой Украине?» — приходится уточнять собеседнику. И знаете, что слышит в ответ? «А Крым и Донбасс — это Украина. Согласно Конституции Украины и международному праву». Вот вам и вся «конкретика». Потому как: «Были увольнения на некоторых телеканалах, но считаю некорректным комментировать их внутренние дела». Т. е. человек, который возложил на себя миссию сбора фактов преследований журналистов, который, с другой стороны, как бывалый контрпропагандист принимается развенчивать «крики лживых коллег о «репрессиях», вдруг находит это «некорректным». Ибо, мол, «внутренние дела».

Что ж, попытаемся напомнить «исследовательнице репрессий», насколько они «внутренние».

Не прошло и месяца после победы европейских ценностей на Украине, как представители парламентской партии избиением принудили к «увольнению по собственному желанию» гендиректора главного государственного телеканала Украины. Только за то, что тот посмел показать репортаж о процедуре «аннексии Путиным украинского Крыма» (как, собственно, и комментировал это событие «Первый Национальный»). Но даже картинка — как оказалось, сочла новая власть украинцам была противопоказана.

Нападение «свободовцев» на государственный телеканал, позвольте уточнить, «внутренние дела телеканала»? Или «внутренние дела» — увольнение по настоянию главы парламентского комитета по свободе слова(!) Николая Томенко руководителя самой рейтинговой государственной региональной телерадиокомпании на Украине — гендиректора Луганской областной ГТРК (ЛОТ). Оказывается, в новостях ЛОТ позволила себе сообщить о шествии и митинге с требованиями федерализации Украины. Излишне, наверное, упоминать, что это ко всему прочему — нарушение закона, по которому «телерадиоорганизация является независимой в определении содержания программ и передач», и «немотивированное законодательством вмешательство органов власти в сферу профессиональной деятельности телерадиоорганизаций не допускается».

Наверное, достаточно ограничиться прецедентами нарушения закона «О телевидении и радиовещании» на примерах такого уровня, чтобы представить себе масштабы увольнений «на местах».

«Что можешь сказать по случаю Руслана Коцабы?» — пытается услышать хоть что-то предметное латышский журналист. «История с Русланом Коцабой довольно неоднозначная», — поясняет ему украинская коллега. И знаете, в чем «неоднозначность?». А в том, что «многие говорили о провокациях». И это ответ специалиста, повторюсь, мониторящего ситуацию для Freedom House (не потому ли, скажем, Amnesty International однозначно признала Руслана узником совести, что имела несколько иные критерии подбора мониторщиков?). И кто эти «многие», которые «говорили о провокациях»? Или, уточним вопрос для «специалиста»: что у них за «бэкграунд»? И чьи все-таки «провокации»?

Впрочем, ответ (хотя и не по существу) уже имеется: «Поскольку я лично не была на месте событий, комментировать, думаю, некорректно». Т. е. в наш век глобальной сети и дистанционных технологий получения и проверки информации специалисту-телевизионщику, оказывается, «надо быть на месте события», чтобы составить о нем — событии — мнение. И как же только асам из ТСН удается сложить мнение о событиях в Крыму и на Донбассе (не говоря уж о Сирии и Египте), чтобы навязать его миллионам зрителей! Десятка видеороликов авторства самого Коцабы и еще большего количества видеорепортажей с заседаний суда над ним недостаточно, чтобы составить «экспертное мнение» об «истории».

«Но случаи преследования со стороны власти все-таки имеются («но», следует понимать, означает, что только что обсуждаемый случай с Коцабой к преследованиям со стороны власти не относится. — Авт.). «К сожалению и разочарованию. Недавно сотрудники СБУ грубо задержали моего коллегу Мишу Ткача, когда он делал расследование о машинах, на которых ездят сотрудники СБУ».

Ну наконец! Один-таки случай преследований украинских журналистов «не в Крыму и не на Донбассе» мониторщица от Freedom House обнаружила! Не потому ли, что не обнаружить нельзя было? Речь ведь идет о программе, выходящей на «1+1»...

Что ж, постараемся расширить кругозор нашей наблюдательнице. За счет исключительно безупречного, с ее точки зрения, «бэкграунда», разумеется.

ТСН, конечно, об этом не сообщала, но, напомним, убийц на журналиста Олеся Бузину навел информресурс, действующий под эгидой МВД. Более того, его создатель, разместивший домашний адрес журналиста в открытой базе данных сайта, за свои заслуги (Бузина оказался не первым убитым по наводке данного ресурса) был назначен главой военно-гражданской администрации прифронтовой области Украины. А куратор сайта — советник Авакова и депутат Рады — похвалился, что благодаря резко возросшей на ниве борьбы с врагами Украины популярности ресурса, им удалось выявить сотни единомышленников Бузины (когда, узнав причину убийства Олеся, антимайданно мыслящие граждане Украины стали массово вбивать свои ФИО в поисковик сайта, Геращенко заявил о собранных благодаря этому убийству данных о «сепаратистах»).

Если кто-то полагает, что речь идет о беспрецедентных случаях, то вот признание, которое вынуждена была сделать откровенно грантоедская «общественная» организация «Iнститут масової інформації»: «Почти каждый день на Украине препятствуют, бьют или угрожают какому-либо журналисту или представителю СМИ». Только за первые восемь месяцев первого постмайданного года этот институт установил 224 нарушения закона в отношении журналистов. Но самое главное — из 224 «случаев избиения, запугивания, нападений и давления на журналистов за их профессиональную деятельность» дошли до суда или хотя бы были расследованы Генпрокуратурой только три(!) дела. Кстати, к сведению собирательницы мифов и легенд о Тавриде и Донбассе — только 22 (в десять раз меньше) нарушений «зафиксировал» ИМИ в «оккупированных частях Украины».

Не случайно, наверное, в рейтинге свободы прессы Press Freedom Index — 2015 (составленном по данным «Репортеров без границ») Украина опустилась на 2 позиции по сравнению со временами Януковича! Более того — на самое низкое за всю историю Украины (включая годы «преступной власти Кучмы») 129-е место из 180 стран. И это европейская, наконец-то, страна!

При этом «Репортеры без границ» не ожидают, что ситуация со свободой слова на Украине улучшится: «Правительство испытывает соблазн контролировать СМИ в ответ на вызовы безопасности».

Однако эксперт (по меркам американских и чешских учредителей стипендии Гавела) заявляет: «Свободы слова стало несравнимо больше, чем до Майдана», — даже не задумываясь о том парадоксе, что целью программы журналистских стипендий имени Вацлава Гавела «является помощь перспективным журналистам из стран, не имеющих свободных и независимых СМИ» . Поясним для стипендиатки от Украины 2014—2015 гг. — сам факт ее награждения свидетельствует об отсутствии в постмайданной Украине свободных и независимых СМИ.

О плюрализме с хохотом

«Евроревомайдан» был назван «революцией достоинства» уже задним числом. Значит, в плане если не свободы слова, то хотя бы свободы совести что-то она поменяла. А последнее предполагает плюрализм. «Насколько в Украине безопасно быть противником Майдана?» — интересуется латышский журналист. «Нет слов, кроме смеха», — крайне обстоятельно и аргументированно поясняет мэтр контрпропаганды.

А через некоторое время обращается к воспоминаниям: «Антимайдан» мы, наоборот, ходили подкармливать... Я вообще не знаю в Киеве ни одного человека, который бы сознательно поддерживал «Антимайдан». Очевидно же, что «Антимайдан» был согнан за деньги или под угрозами. А Майдан — нет».

Но, похоже, «факты» сии интервьюера не убеждают, и он конкретизирует «задачу»: «Может ли противник Майдана выйти на улицу с плакатом?» «Мы же не в Беларуси, — с гордостью за отличие от «нецивилизованных соседей» отвечает сертифицированная европейка. — Ну пусть выйдет. И что?»

А вот что.

Конечно, никто сейчас с плакатами против майдана не ходит — по той простой причине, что он закончился. А еще потому, что противники евромайдана очень хорошо запомнили, сколькими переломами, сотрясениями и даже пытками заканчивалось хождение с подобными плакатами во время самого майдана. Свидетельством тому кадры с одного из субботников, который не терпящие майданной грязи киевляне пытались устроить на Крещатике 15 февраля 2014 г.

Вот как действительно мирная акция начиналась:

А каким зверским избиением закончилась, можно посмотреть на видео.

На другом ролике28 видно, как «мирные активисты» объясняли оппонентам их неправоту уже после победы «европейской революции» — лишь за смелость заявить: «Я не стоял на майдане!»:

А главврача винницкой областной детской больницы «увольняет с должности» «Народный трибунал» только за то, что доктор, «регионал», не выражала несогласия с политикой власти во время майдана!

Стоит ли говорить о том, что еще в феврале 2014 г. — задолго до закона о декоммунизации — по всей Украине были захвачены и/или разгромлены офисы не только «регионалов» (там, как известно, дошло и до убийств, жертвы которых были срочно записаны в ряды «Небесной сотни», но и Компартии — от ЦК до самого последнего районного. А ведь КПУ не была причастна к силовому противостоянию и даже осуждала это противостояние. Значит, громили коммунистов лишь по причине их идеологической оппозиции «идеалам майдана».

Захваченное здание ЦК КПУ в Киеве

Захваченное здание ЦК КПУ в Киеве

Местная «патриотическая» пресса не стеснялась писать, что членов Компартии, как, впрочем, и тех, кто просто выступает за сохранение цивилизационных связей с Россией, изгоняют с работы, увольняют из институтов, отчисляют из аспирантуры без права восстановления да и просто избивают.

Еще раз напомню, что в рамках поставленной задачи мы ограничиваемся свидетельствами исключительно с «пропатриотическим бэкграундом». Иначе доказательств «толерантности» сформированного «революцией достоинства» общества и его истеблишмента не хватило бы и на десяток таких статей. Так что, повторюсь, перечисляем лишь то, что вынуждены признать даже «кристально чистые источники».

Вот УНИАН сообщает об увольнении двадцати преподавателей, замеченных в «непатриотической позиции». Причем «непатриотичность» оценивал не суд, а облоно (это что касается правовой «гідності» постмайданного государства).

Летом с должности доцента Львовского университета была снята Ольга Загульская, которая возмущает бдительную общественность «нежеланием признать, что Россия ведет войну против Украины». Несмотря на то что антимайданные взгляды преподавательница на занятиях не выражала и никому не навязывала, вопреки тому, что даже идеологические оппоненты из преподавательского состава считают ее незаменимым специалистом, невзирая на признание декана, что сокращать Ольгу Богдановну не было никаких оснований, увольнение состоялось после того, как известные львовские интеллектуалы по сути подбили студентов (и то лишь первокурсников, у которых еще не читала Загульская) устроить ей «коридор позора».

Такой же «коридор ганьби» был организован учительнице географии школы №2 из Ивано-Франковска.

В Чернигове учительницу русского языка уволили поле того, как она для диктанта выбрала текст, «прославляющий» «країну-агресорку» (а именно стихотворение Алексея Суркова, покинувшего этот мир за 31 год до начала всех описываемых событий). Детки настучали родителям, а те — в СБУ и прокуратуру.

«Революционным массам» на Украине принято потакать. Разумеется, если их требования не несут угрозы бизнесу и положению власть имущих. В таких случаях закрываются глаза даже на публичные призывы к расправам с журналистами. Как, например, на обращение главкома «Правого сектора» Дмитрия Яроша: «Важнейшим заданием для бойцов «Правого сектора» сегодня является борьба с кремлевской пятой колонной, недопущение ее широкомасштабной деятельности, обезвреживание ее активных представителей, прекращение деятельности антиукраинских СМИ».

А если подобные инициативы бьют по прямым политическим противникам, тут лишь порадоваться остается!

«Они все вне закона»

Вспомним, как во время предвыборных кампаний «активисты» избивали неприкосновенного (согласно закону) нардепа Шуфрича (и как ТСН смаковала комментарии «диванной сотни» на сей счет) и дважды неприкосновенного кандидата в президенты Царева, как самолет другого кандидата — Добкина — не приняли в Херсонском аэропорту, предварительно захваченном «Правым сектором». Михаил Маркович и сегодня отгребает за отказ стать на колени перед «памятью майдана».

Кто-то — даже из «ватников» — скажет: «И поделом. Это неизбежные издержки сидения на двух стульях». Но не все среди тех, кто противостоял антиконституционному перевороту в силу своей должности, оказались приспособленцами. Глава Волынской госадминистрации Александр Башкаленко, прикованный наручниками к сцене луцкого майдана, даже будучи избитым и облитый в мороз водой41, отказался подписывать заявление об отставке, не признав власть майдана.

Ошибается тот, кто полагает, что подобное понимание свободы совести — удел одной лишь майданной общественности. Вот, к примеру, экс-советник «министерства правды» (Министерства информационной политики Украины) хвастается в своем блоге, что по сути добился увольнения таксиста за то, что тот позволил себе критиковать во время поездки майдан, его европейский выбор, а также положительно отзываться о Сталине и ДНР.

Да что там какие-то советники, если руководитель СБУ заявляет: «Путем уголовных производств в отношении лидеров, организаторов и спонсоров (пророссийски настроенных) организаций Служба безопасности организовала и сейчас борется с ними путем уголовного преследования, ареста и привлечения к ответственности... Там где нет решения судов — это уже надо спросить у министерства юстиции, но для нас они все вне закона». Т. е. даже для СБУ (не говоря уж о «Правом секторе» и подобных «мирных активистах») и без решения суда «вне закона пророссийская настроенность» как таковая, даже если это, надо понимать, «настроенность» на литературу или культуру северного соседа.

И может ли после этого «любой противник майдана выйти на улицу с плакатом»? Если кто-то спросит, какое отношение борьба с «пророссийской настроенностью» имеет к идеалам майдана, то заранее предупреждаю, что с легкостью докажу — одним из главных объединяющих факторов «революции достоинства» была именно русофобия.

Сейчас же ограничимся тем, что формально майдан вышел в поддержку евроинтеграции, не оставляющей никаких шансов дальнейшему пребыванию Украины в едином цивилизационном пространстве с РФ.

Поэтому ныне по Украине рассеяны бигборды, призывающие к борьбе с «бытовыми» сепаратистами старым проверенным способом: «увидел, услышал — звони». На номер горячей линии СБУ, разумеется. «Но на рекламных щитах не поясняется, кого следует считать «бытовым сепаратистом», — замечает Украинский Хельсинкский союз по правам человека. — При этом утверждается, что «он (т. е. бытовой сепаратист. — Д. С.) ждет прихода «русского мира» и потому за свое ожидание заслуживает от 7 до 12 лет лишения свободы по ст. 110 УК Украины».

«Излишне напоминать специалистам, — продолжают правозащитники, — что любой орган власти, его должностные лица обязаны действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренными Конституцией и законами Украины. Получение правоохранительными органами информации от граждан о готовящемся преступлении и причастных к нему лицах относится к сфере оперативно-розыскных мероприятий. Получение такой информации возможно только в установленном законом порядке. Предложенный «рекламный» порядок информирования не о тех лицах, которые готовят преступления, а о тех, кто «неправильно» думает, не предусмотрен действующим законодательством (выделено мною. — Д. С.)...

К чему приведет эта рекламируемая бдительность? К тому, что уже было в нашей недавней истории — правоохранители столкнутся с массой не просто ложной, но и злонамеренно подаваемой недостоверной информации. Всегда найдутся такие «доброжелатели», которые будут руководствоваться мотивами, далекими от интересов безопасности. При этом неизбежно будут нарушаться конституционные права граждан на невмешательство в их частную жизнь, на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Такая оперативная практика противоречит основным принципам обеспечения национальной безопасности — приоритету прав и свобод человека, верховенству права».

Подобный метод «работы с населением» трудно не ассоциировать с практикой массового доносительства эпохи тоталитаризма, — уверены в Хельсинкском союзе: «Мы рискуем получить эрозию общественной морали и «охоту на ведьм». А в условиях общей кризисной ситуации в стране подобная практика... будет провоцировать истерические страхи и создавать предпосылки для манипуляции общественным сознанием, усиления контроля власти над обществом».

Но не поздно ли спохватились правозащитники насчет «эрозии общественной морали» и «охоты на ведьм»? Этот процесс идет уже давно и набирает силу повсеместно, невзирая на лица.

Во Львове «герои майдана» во главе с главой фракции ВО «Свобода» в горсовете поджидают у подъезда пенсионера, главу антифашистского комитета, собравшегося 9 мая с Флагом Победы возложить цветы на Холм Славы, и совершают акцию возмездия победителям, облив пожилого человека кефиром.

На другом видео одесские участники майдана пытаются заставить скандировать мантру «Слава Украине!» водителя, имевшего неосторожность припарковать машину с георгиевской ленточкой на месте их «тусовки».

В число врагов майдана попала, например, певица Ани Лорак. Единственной ее «виной перед нацией» оказалось выступление перед российской публикой (заметим, не перед российским руководством и не перед российской армией). И этого оказалось достаточно для феерического — с правоохранительной точки зрения — заявления главы МВД Авакова: «Милиция впредь не станет принимать участие (sic!) в подобных «концертах». Нет — ни устава, ни закона, говорящего о необходимости охранять певиц, открыто провоцирующей общество».

Похоже, ни для кого уже не удивительно, что такую дивную правовую норму, как «провокация общества», изобретают и сразу же готовы применить на Украине не правоведы и даже не «козаки-законодавці» из Рады, а сами милиционеры. Более того, «главный милиционер» недвусмысленно предупреждает концертные организации, позволяющие иметь иной от майданных активистов взгляд на искусство: «Мы предложим этим организациям... нести ответственность по Криминальному кодексу за провокацию и организацию беспорядков».

Безусловно, куда более «антимайданным плакатом», нежели концерты Лорак, можно считать видеоролик Руслана Коцабы, где он называет бойню на Донбассе гражданской войной, а не агрессией государства, с которым киевский режим не только не разорвал дипотношения и договор о дружбе, но и — в лице своего Верховного главнокомандующего — развивает бизнес «на территории врага», платя налоги во «вражеский» бюджет (в т. ч. и военный).

Флаг Победы на Евромайдане в рамках акции

Флаг Победы на Евромайдане в рамках акции "За европейский выбор Украины". 29.11.2013 г.

Последствия выхода к общественности с таким «плакатом» известны: немолодой уже человек, имеющий на содержании двух несовершеннолетних детей и больную мать, более года сидит в тюрьме.

И последнее насчет «выйти с плакатом». Известный украинский политолог, директор фонда «Украинская политика» Кость Бондаренко признает: «Очень много тех, кто боится говорить о своих предпочтениях. Я работаю с четырьмя социологическими компаниями, и социологи отмечают, что сегодня больше половины респондентов — до 60—65% — вообще отказываются отвечать на вопросы. Чего раньше не было. Люди опасаются, что они выскажут свое мнение, а завтра к ним придут какие-то радикалы и начнут выяснять, почему у них такие предпочтения, а не другие».

Вот и получается, что соцопросы на Украине не отражают реальных настроений в обществе. «Это правда, — подтверждает Кость. — Сегодня социологические данные больше говорят о тенденциях. Если же брать абсолютные цифры, то некоторые результаты приходится умножать или делить надвое».

Значит, будем это учитывать, обращаясь к цифрам, представленным социологами, ниже.

Секреты путинской пропаганды

«А есть ли у вас так называемая путинская пропаганда?» — наконец подводит Ольгу Мальчевскую к главной теме ее специализации латвийский интервьюер. «К сожалению, до сих пор ее очень много», — тяжко вздыхает интервьюируемая. И усматривает она эту пропаганду вот в чем: «Основная суть сводится к тому, что самая страшная пропаганда — это тонкая, между строк. Механизм такой: в начале предложения тебе говорят какой-то неоспоримый факт. А потом, через запятую, вкладывают «МЭМ», который нужно «протолкнуть» в головы не особо компетентных или просто занятых людей».

Что же это за оружие пропаганды коварное такое, массово поражающее «занятых людей» на Украине? Неужели что-то из сколковских лабораторий ООО «МагнитоЭлектроМеханика» («МЭМ»)?

Есть «один трюк, — знакомит с секретами кремлевской пропаганды в «подкупленных Путиным» украинских СМИ срывательница пелен с глаз украинцев. — Газету раздают бесплатно, и проводят разные акции с раздачей призов». М-да... Получается, все бесплатно раздающиеся газеты, включая предвыборные партийные и рекламные от супермаркетов со скидками на текущий месяц, верстаются исключительно в офисах медиагруппы «Россия сегодня»?

Вот, собственно, и вся «у нас тут до сих пор такая кремлевская пропаганда, что на голову не налазит», вскрытая на территории Украины «для особо компетентных или просто занятых» латышей. Не правда ли, несколько иного ждали мы от «спеца», менторски наставлявшего: «Ловить на лжи, требовать ссылки на источники с цифрами, анализировать — чтобы не стать жертвой манипуляции, отделять факты от точки зрения».

Последние наставления мэтра были выданы, кстати, в связи с моим утверждением: «Еще до войны наше общество разделилось на сторонников и противников майдана. Раскол и пропасть между ними сейчас только усугубились... Общеукраинской точки зрения на происходящее нет... Общество поляризовалось».


* Стипендиальная программа им. Вацлава Гавела является совместной инициативой Радио Свободная Европа/Радио Свобода и МИД Чехии с целью «помощи перспективным журналистам из стран, не имеющих свободных и независимых СМИ, продолжать свою профессиональную деятельность в поддержку плюрализма».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

В Нью-Йорке cдано в эксплуатацию первое...

Многоэтажка на 55 апартаментов площадью от 24 до 34 кв. м расположена в манхэттенском...

Тепло ли тебе, девица?

Если тщательно перебрать гардероб, которым дизайнеры советуют обзавестись украинским...

Кашемир всегда в тренде

азрушительные последствия глобального потепления ощущают на себе даже овцы в...

Киев — Варшава: трагедия в коммунальной квартире

Видать, Качиньский неразборчив и дал себя окружить путинскими агентами, готовыми из...

Уличный Wi-Fi в Нью-Йорке собираются отключить

Нью-йоркские бездомные монополизировали киоски с Wi-Fi и используют их для просмотра...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка