100 лет рожденной в ноябре 17-го

№46(842) 17—23 ноября 2017 г. 14 Ноября 2017 5

Спустя 12 дней после того, как в Петрограде произошло известное событие, сегодня одними по-прежнему называемое революцией, а другими — переворотом, в индийском городе Аллахабад родилась девочка, которой суждено было стать одним из самых ярких и выдающихся политиков XX столетия. Звали ее Индира Ганди.

Связь между этими двумя географически столь отдаленными событиями самая прямая: революция в России дала мощный толчок национально-освободительной борьбе угнетенных народов Азии, в т. ч. и борьбе индийцев, которой руководила партия Индийский национальный конгресс (ИНК). Отец Индиры — Джавахарлал Неру (1889—1964), признанный лидер национального движения и первый премьер-министр независимой Индии в 1947—1964 гг., — никогда не скрывал своих симпатий к социализму и Советскому Союзу. Правда, он не был последователен в своем мировоззрении. А в своей политике, на которую весьма сильно влиял непростой расклад сил в индийском обществе, Неру был непоследователен еще более.

Индира Ганди представляла уже третье поколение политиков в этой уважаемой семье. Ее дед Мотилал Неру являлся одним из старейших и авторитетных членов ИНК. Он стоял на правых, либеральных позициях, отчего порой имел острые трения с сыном, возглавившим левое крыло ИНК. Но, будучи человеком широких взглядов, Мотилал Неру в 1920 г. — единственный из «старой гвардии» ИНК — поддержал гандистский (Махатмы Ганди) курс на радикализацию и демократизацию партии.

В этой удивительной семье все были заряжены на политическую борьбу. Даже бабушка Индиры в преклонном уже возрасте была жестоко избита полицией за участие в антибританской демонстрации! Как вспоминала Индира Ганди: «Моя общественная жизнь началась в трехлетнем возрасте. Моя память не сохранила детских игр или просто общения с другими детьми. Моим любимым занятием... было произносить громовые речи перед слугами, стоя на высоком столе».

Регулярно в тюрьме оказывались то отец, то мать, а иногда оба сразу. Дж. Неру в общей сложности провел за решеткой более десяти лет. Поэтому важным средством родительского воспитания и образования Индиры стали письма ей отца из тюрьмы. Эти содержательные письма составили трехтомное изложение всемирной истории: «Взгляд на всемирную историю. Письма к дочери из тюрьмы, содержащие свободное изложение истории для юношества» (книга была издана и в СССР в 1977 г.).

Принадлежа к верхушке индийского общества, Индира получила прекрасное образование, которое увенчал Сомервильский колледж Оксфордского университета, где девушка изучала историю и государственное управление. Между прочим, И. Ганди была почетным доктором наук Киевского государственного университета им. Т. Г. Шевченко, а в 1960—1964 гг. она входила в Исполнительный совет ЮНЕСКО.

По опросу, проведенному Би-Би-Си в 1999 г., И. Ганди была признана «женщиной тысячелетия». В самом деле, она занимает особое место во всемирной политической истории: Ганди одной из первых в мире женщин заняла пост главы правительства. Нет, самой-то первой была вовсе не она, а ее ровесница и «соседка» — премьер-министр Шри-Ланки Сиримаво Бандарана'ике (1916—2000; впервые стала премьером в 1960 г.). Но Ганди, возглавлявшая Объединенный совет министров Индии в 1966—1977 и 1980—1984 гг., — первая в истории женщина — государственный деятель такого масштаба. Первая избранная народом женщина-политик, которая руководила одной из крупнейших стран мира, реально влияя на мировую политику.

Получается, что на Востоке, а не на якобы идущем в авангарде прогресса Западе, женщина раньше всего пробудилась к активной политической жизни. И, наверное, произошло это в силу общего пробуждения народов Востока в процессе их антиколониальной борьбы. В чем опять-таки просматривается влияние 17-го года.

В это трудно сегодня поверить, но на момент рождения Ганди (и революции в России тоже) даже в «светоче демократии» — в Соединенных Штатах — женщины были еще лишены избирательных прав и получили их только в 1920 г. согласно 19-й поправке к Конституции США, принятой в 1919 г. Все забыли, кроме того, что у истоков борьбы за равноправие полов стояла ныне «декоммунизированная», оплевываемая, высмеянная постсоветскими пошляками-«юмористами» и псевдоисториками Клара Цеткин.

Да, женщинам быть политиком непросто. «...В политике приходится работать вдвое больше, чтобы доказать, что ты не только дочь, но еще и личность сама по себе... Конечно, женщине приходится работать вдвое больше, чем мужчине», — говорила Ганди, унаследовавшая работоспособность от своего отца. Находясь во главе правительства, она работала по 18 часов в сутки!

Ее не щадили, ее ломали. В период пребывания в оппозиции в 1977—1979 гг. Ганди даже бросили в тюрьму по обвинению в коррупции и злоупотреблениях, но она, прошедшая еще тюрьму британскую, выстояла и вернулась во власть, получив на выборах 1980 г. 2/3 мест в Народной палате. И в итоге ее убили — Индира Ганди стала первой в истории женщиной — государственным деятелем высшего ранга, погибшим в результате теракта, что более чем красноречиво свидетельствует об исключительной остроте и жестокости политической борьбы в тогдашней Индии.

Правые называли Индиру Ганди «коммунисткой» — она ведь даже осмелилась национализировать 14 крупнейших частных коммерческих банков страны! Левые, напротив, клеймили ее как буржуазного, антинародного политика. Многие обвиняли Ганди в том, что она-де проводит просоветский курс; другие же критиковали ее за проамериканскую политику. Сама Ганди ответила так: «Я настроена проиндийски».

Сегодня мы на каждом шагу встречаемся с такого рода убогим и ущербным политическим мышлением, согласно которому все государства и правительства мира должны быть либо проамериканскими, либо пророссийскими, либо, на самый худой конец, прокитайскими. Отчего попытки тех или иных стран (Кубы, например) проводить — в интересах своей страны — самостоятельную внешнюю политику, развивая отношения со всеми, с разными центрами силы, часто встречают вовне истерические вопли про «предательство», «историческую неблагодарность» и т. п.

Дж. Неру создавал — а его дочь укрепляла — Движение неприсоединения. После 1991 г. и установления однополярного мира оно как реликт «холодной войны» и «порождение коммунизма» фактически исчезло, ушло в глубокую тень G7, G20 и тому подобных объединений. Однако сегодня, когда однополярный мир шатается и великие державы вступают в ожесточенную схватку за передел сфер влияния и доминирование на планете, втягивая в свою борьбу остальных, идеи активного неприсоединения к военным блокам и миролюбивый внешнеполитический курс Дж. Неру — И. Ганди вновь становятся чрезвычайно актуальными для дела мира.

Совместимость

В 1958 г. в беседе с французским писателем и общественным деятелем Андре Мальро на вопрос, в чем же состоит главная проблема Индии, Дж. Неру ответил: «В том, чтобы прокормить ее население». Спустя четверть века, незадолго до гибели, на аналогичный вопрос французской журналистки из Le Mond Ганди дала иной ответ: «В том, чтобы побудить население страны жить совместно».

Возможно, она немного покривила душой: под конец ее правления проблема номер один, обозначенная Неру, была еще далека от разрешения. Не решена эта проблема окончательно и по сей день. В 2015 г. в стране недоедали более 15% населения, а в абсолютных цифрах это, между прочим, без малого 200 млн. голодных душ!

Индия — одна из наиболее быстро развивающихся экономик мира. Но в этой стране примерно каждый пятый живет ниже порога бедности в 1,9 долл. дохода в день (это по официальным данным — неофициальные же оценки говорят о 80% бедняков!), водопроводом обеспечены лишь 28% жителей, канализацией — 40%. Страна вырвалась в число мировых лидеров в области IT-технологий, и в ней доля пользователей интернета с 2005-го по 2015 г. взлетела с 2,4 до 26%. Однако при этом 27% взрослых граждан Индии до сих пор остаются элементарно неграмотными.

Как раз в правление Индиры Ганди происходила т. н. зеленая революция — внедрение более современных агротехнологий, приведшее к росту продуктивности земледелия. В начале 1960-х гг. Индия производила менее 100 млн. т зерна, в конце «эры Ганди» — уже примерно 170 млн. т, а в 2014 г. сбор составил 295 млн. т. Урожайность за последние полвека выросла втрое — с 10 до 30 ц/га. Лишь за период с середины 2000-х гг. производство продовольствия выросло в 1,5 раза.

Однако плодами «зеленой революции» времен Индиры Ганди в полной мере воспользовалась только зажиточная часть крестьянства. Более того, начатая при Неру аграрная реформа — выкуп земли у помещиков с передачей ее малоземельным крестьянам — не была доведена до конца. И в настоящее время 80% крестьянских хозяйств в Индии — мелкие, менее 1 га. Зато 5% крупных хозяйств, в среднем владеющих 45 га земли, сосредоточили треть обрабатываемой пашни.

Население Индии прирастает примерно на 15 млн. человек в год, огромные массы народа выталкиваются из деревни в город, где их не может трудоустроить даже быстрорастущая промышленность. Отсюда рост «неформальной занятости» и армии побирушек. Нерешенные социальные проблемы и вопиющее неравенство в этой стране налагаются на невероятное этническое и религиозное многообразие и на де-факто сохраняющиеся кастово-сословные пережитки. А это означает постоянную угрозу как социальных взрывов, так и религиозно-националистических эксцессов.

В Индии — с полтысячи языков, не считая диалектов. Два языка, хинди и английский, являются государственными на общенациональном уровне. Еще два десятка имеют статус государственных или официальных в тех или иных штатах.

Английский язык — язык колонизаторов — сохранил государственный статус, хотя его изначально планировалось со временем отменить. Но в сохранении статуса английского языка оказались заинтересованы некоторые штаты, увидевшие в нем противовес доминированию хинди. Да и как язык бизнеса английский основательно уже утвердился, так что ниспровергать его с точки зрения идеологов экономического и культурного развития страны было бы вредно. Более того, по конституции, президент Индии вправе назначить депутатами нижней палаты парламента (Лок сабха — Народная палата) двух представителей англо-индийцев, т. е. потомков белых колонизаторов, дабы они могли отстаивать интересы своей немногочисленной этнической группы.

В некоторых штатах статус государственного либо официального имеет урду — язык враждебного Индии Пакистана. Урду и хинди — две литературные формы разговорного языка хиндустани. Отличие в том, что, во-первых, урду использует арабскую графическую основу (хинди — слоговое письмо деванагари), а во-вторых, в нем больше лексических заимствований из арабского и персидского языков. Урду и в Пакистане-то мало кто использует в быту (там наиболее распространен пенджаби). Но он является там языком всей общественно-политической и культурной жизни, и в этом качестве урду важен также и для мусульман Индии. Таким образом, языковая политика государства максимально демократична и выражает интересы его народов.

Индуизм делит своих приверженцев на 3 тысячи каст и подкаст, собранных в четыре основные варны. Семья Неру — Ганди, например, относилась к высшей варне браминов (жрецов), тогда как Махатма Ганди — к торгово-ремесленной касте банья. Большой личный вклад в непростую борьбу с религиозными предрассудками внесла и Индира Ганди, которая вышла замуж не просто за человека другой касты, но за представителя иной веры — парса (зороастрийца, огнепоклонника) Фероза Ганди.

Индуисты составляют чуть более 80% населения Индии, мусульмане — 12%, христиане различных направлений — 2,5%, сикхи — 2%, буддисты — менее 1%. У нас индуизм многим представляется такой себе миролюбивой религией, исповедующей (в духе Махатмы Ганди) непротивление насилию и т. п. Однако в действительности специфический индуистский национализм чрезвычайно нетерпим к иноверию (прежде всего к исламу и христианству) и агрессивен. Махатму, напомним, убил ультраправый националистически настроенный фанатик-индус — таким очень уж не нравились призывы Ганди к межконфессиональному миру и единству страны.

В последнее время, особенно в связи с приходом к власти в 2014 г. «Бха'ратия джаната парти» (Индийская народная партия) — индуистской правой националистической партии, тесно связанной с ультраправыми организациями, — напряженность в столь деликатной сфере межрелигиозных отношений усилилась.

Серьезный конфликт начался еще в 1990-е гг., когда в штате Уттар-Прадеш индуисты разрушили мечеть Бабура. В 2002 г. в штате Гуджарат (между прочим, это родина Махатмы Ганди) прошли погромы мусульман; в ходе столкновений погибли порядка 1000 человек.

С учетом того, что межнациональные и межконфессиональные конфликты обретают такую остроту, подогреваются социальными противоречиями и направляются олигархией, пытающейся контролировать власть, способность индийцев «жить совместно» у некоторых экспертов вызывает сегодня вопросы...

Забвение

В 2014 г. ИНК потерпел на выборах сокрушительное поражение, потеряв власть. Но к этому партия шла давно. Она всегда была неоднородна. При Неру его авторитет крепко держал организацию, но уже при Индире Ганди противоречия выступили наружу: ей пришлось вести борьбу с правоконсервативной бюрократией — с т. н. синдикатом, и это привело тогда к расколу партии. А гибель лидера ИНК совпала с крутыми изменениями в мире, и после нее партия склонилась к неолиберализму.

Разочарование масс в новой социальной политике Конгресса привело к власти оппонентов из «Бха'ратия джаната парти», которая — несмотря на то что и она на заре своего существования разделяла идеи «ведического социализма», — неолиберальный курс лишь продолжила и углубила. В свое время экономическая политика Неру—И. Ганди — всемерное развитие и укрепление государственного сектора как ядра смешанной экономики — способствовала становлению национальной буржуазии, защищала ее интересы в противоборстве с капиталом других стран. Теперь капитал Индии окреп настолько, что не нуждается в опеке государством, и он диктует иной курс: на приватизацию и либерализацию, на ликвидацию социальной защиты труда.

Индийский крупный капитал все энергичнее развивает экспансию вовне. И в сфере внешней политики республики на смену былому принципиальному антиимпериалистическому курсу пришло то, что можно назвать «субимпериализмом», т. е. империализмом (пока еще) в региональных рамках.

Ведь, скажем, давние трения с КНР уже не исчерпываются мелкими сварами по поводу территориальных споров в каких-то пустынных районах Тибета — Гималаев. Гораздо существеннее, что Индия пытается бороться с Поднебесной за передел сфер влияния в Африке, в таких, например, странах, как Кения и Эфиопия. Там давно крепко укоренились китайцы, но индусы пытаются их оттуда потеснить, используя свою территориальную близость, определенные исторические традиции и наличие в странах Восточной и Южной Африки немалых индийских общин.

Индия отказалась от участия в китайском «Новом шелковом пути» и продвигает свой интеграционный проект т. н. Азиатско-Африканского коридора, ища партнера в лице Японии. Быстрый экономический рост Индии будет и далее усиливать как ее экспансию, так и стремление Китая противоборствовать ей. В этой связи нужно отметить также, что в сферу жизненно важных интересов Китая входит Индийский океан, где усиливается индийский военный флот, регулярно проводящий маневры с ВМС США и Японии.

Рок

Многие говорят про злой рок, преследующий эту семью. Муж Ганди — Фероз, журналист, близкий к ИНК, соратник Индиры по борьбе, умер в 48 лет (в 1960-м), не дожив до того времени, когда его жена начала восхождение на властный Олимп. Из их двоих сыновей наиболее перспективным считался младший — Санджай, но в 1980 г. он при неясных обстоятельствах разбился на спортивном самолете; было ему всего 33 года. Так что преемником Индиры Ганди на посту премьер-министра (1984—1989) стал Раджив, до гибели брата политикой вообще не интересовавшийся.

В 1991 г., в возрасте 46 лет, Раджив был убит террористкой из организации «Тигры освобождения Тамил Илама», мстившей за участие индийских войск в подавлении сепаратистского движения тамилов Шри-Ланки. Политикой попыталась заняться его супруга — Соня, автор, кстати, двух книг о свекрови. Соня возглавляла ИНК, но стать премьер-министром ей не позволила националистическая оппозиция, поднявшая шум по поводу того, что Соня Ганди по происхождению — итальянка.

Сегодня политикой занято уже пятое поколение семьи Неру — Ганди. Причем если сын Раджива и Сони Рахул является одним из лидеров ИНК, то практически не заставший своего отца Санджая Варун Ганди, как и его мать Манека Ганди, вступил в... «Бха'ратия джаната парти», стал даже генсеком этой партии. Настолько, видимо, остра политическая борьба в сегодняшней Индии, что пошел уже брат на брата...

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Кассеты возвращаются?

Ретро всегда в моде — судя по всему, в этот принцип свято уверовали представители...

Трагедия длиной в 778 дней

6 ноября Киев отмечает День освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. 

Как жил Киев в годы оккупации?

История — вещь упрямая. Ее переписывают, но если очень уж постараться и сделать ее...

Анна Лукьянова. Из «Летописи «На нашей, не своей...

Люди, изгнанные из жилищ, разместились где попало по Жилянской, Кузнечной. Живут не...

Горящее дело мадам Селецкой

Когда-то обыкновенная маленькая спичка представляла огромную опасность: она могла...

С деруном на «линии Сталина»

К этому городу вполне подходит определение «сказочный» или по крайней мере —...

Загрузка...

Ангел-хранитель Эрнесто Че Гевара

Капиталисты делают бизнес на образе самого непримиримого борца с капитализмом и этим...

От Ленина к Путину

К 100-летию Октябрьской Революции в России

Корец — город «Лексиса», пчелиного храма и...

В начале сентября в районном центре Корец, что в Ровенской области, проходили дни...

Государственный переворот

На выборах в Госдуму по партспискам вперед вырвалась ЛДПР, что стало главной...

Путч — дело тонкое

Как вы думаете, трудно ли захватить власть в одном отдельно взятом населенном...

Корінні містяни в Україні

Тарас Кінько, корінний киянин, у тижневику «2000» в числі від 2.06.17 роздумує над тим,...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка