Кирпичики победы: «список Поповича»

№18-19 (460) 8 - 14 мая 2009 г. 03 Мая 2009 0

На Буковине, особенно в Черновцах, в отношении событий Великой Отечественной и Второй мировой войны существует своеобразный «бытовой миф». Он состоит в представлении о войне как о чем-то не слишком затронувшем регион, и прежде всего город. Вероятно, корни этого мифа в том, что серьезных разрушений и в самом деле не было — воюющие стороны щадили архитектуру. Кроме того, румыны, почитающие город как одну из национальных святынь, устраивать пепелище из Черновцов не собирались. То же самое можно сказать и о советских воинах-освободителях, ведь многие из них были уроженцами здешних мест, изгнанными, ушедшими в июне 1941 г. вместе с Красной армией. Здесь миф о «пришли-ушли» как раз и дает первую трещину, потому что огромная часть местного населения не стала ждать румын.

В конце июня 1941 г. Айнзацгруппа Д и ее многочисленные айнзацкоммандо в составе немецких и румынских войск (для последних эта была «священная война») вступили на территорию Буковины и Бессарабии. 1 января 1946 г. командующий бригадой СС, генерал-майор полиции Олендорф был допрошен Международным военным трибуналом в Нюрнберге:

«Полковник Амен: Можете ли вы указать размеры и характер территории, на которой действовала группа Д? Олендорф: Наиболее северным городом был Черновиц, на юг — Могилев-Подольский — Ямполь, на восток — Зуволье, Червинд, Мелитополь, Таганрог, Ростов и Крым. Полковник Амен: Каковы были ваши инструкции в отношении евреев и функционеров коммунистической партии? Олендорф: В инструкциях было сказано, что на русской территории, где действовали Айнзацгруппы, евреи, как и политические комиссары Советов, должны быть ликвидированы. Полковник Амен: Употребляя слово «ликвидированы», вы имеете в виду — «убиты»? Олендорф: Я имею в виду «убиты».

В общем, никаких сомнений относительно целей союзников — националистической диктатуры в Румынии и национал-социалистического режима в Германии — по поводу Буковины не оставалось. В интернете по адресу http://www.jewishgen.org /yizkor/Bukowinabook/buk2_053.html можно обнаружить на английском языке пронзительные воспоминания городских обывателей, в частности д-ра Натана Гецлера. Полностью приводить этот изобилующий деталями дневник не буду, но из него можно понять следующее.

Дневник Гецлера

23—27 июня 1941 г. эвакуировались семьи советских офицеров, затем семьи гражданских вывозились в поездах и автомашинах, при этом угроза была зримой: от границы до Черновиц немецкие самолеты летели всего пять минут. В дневнике «советских» называют «русскими», поэтому не очень понятно, что автор имеет в виду, когда говорит, что не- русскому населению не позволялось эвакуироваться вместе с войсками. Чиновники пытались успокоить население, генерал собрал людей в театре и заявил, что не надо волноваться, на фронте все нормально. Зачем это было делать, неясно — боялись, что если побегут все, то в тыл советских войск проникнет агентура врага? Не доверяли местным? Боялись экономических трудностей? Или автор что-то путает? Впрочем, время было страшное, несправедливое, и особенно оно было таким для уютных европейских закутов вроде Черновиц (будем придерживаться исторического названия). Может быть, дело действительно в инфильтрации, потому что 28 июня автор пишет: «Арестовано множество шпионов»...

Защищали город тоже не спустя рукава — «Площадь около Турецкого моста, Театральная площадь, площадь Австрии (видно, что автор жил в Черновицах еще до первой румынской оккупации и называет все старыми именами — сегодня это Соборная, бывшая Советская площадь. — М. М.), Рингплатц заполнены зенитной артиллерией». 30 июня — «каждую вторую ночь мы дежурим в поликлинике. Прошлой ночью мы узнали, что Лемберг (Львов. — Авт.) уже оккупирован немцами. Улицы забиты автомобилями и «скорыми», покидающими город, автотранспорт замаскирован. Мы узнали, что Каменец-Подольский подвергнут жестокой бомбардировке. Все парализованы страхом. На Рингплац громкоговорители каждый час передают новости московского радио. Русский штаб на Ландсхаусгассе (генерала Мирческу, затем — Щорса, сегодня — Шептицкого. — Авт. ) покинул город, и надежды на спасение от немцев больше нет». В ночь с 30 июня на 1 июля Гецлеры спрятались в подвале на Волангассе (сегодня — Буковинская), откуда наблюдали за устрашающим зрелищем — отступали фронтовые части. Мосты через Прут были взорваны. Солдаты смотрят вверх и видят бледные испуганные лица горожан в окнах больших каменных домов.

Утром город заполонили фургоны крестьян — они идут вслед за советскими войсками. Впоследствии считали, что город и окрестности покинуло около ста тысяч человек. Беженцы, попавшие в руки немцев, были убиты на месте или отправлены в лагеря в Маркулештах и Единце (ныне Молдова), где большинство из них погибло... Первого июля начались мародерство и пожары. Громят лавки и административные здания. Из глубины анархии звучит клич: «Моартя жиданилор!» — «Убивайте евреев!» Сожжены гостиницы «Готлиб» и «Дорахоф»... Сделаем паузу.

Представьте себе, что ваш город превратился в Новый Орлеан. Правда, трудно? Несколько дней в городе не было власти. Самое поразительное, что теперь (да и раньше) о том, что здесь происходило, в учебниках истории не распространялись. Румынско-немецкие войска входят в город 6 июля. Сразу начинаются расстрелы евреев. Потом евреев собрали в полиции и вымогали деньги — причем почему-то в долларах. Убивают. Расстреливают на еврейском кладбище. Трупы валяются просто на улицах. Самое кошмарное — «молодые люди — румыны и украинцы — с повязками на рукавах, приводят патрули в еврейские дома». Здесь, наверное, нужно пояснить — в первой половине XX века евреи составляли не менее половины местного населения, причем значительная часть была светской — а в габсбургские времена политика государственного антисемитизма на Черновцы не распространялась, как бы удивительно это ни было...

Цитировать этот дневник, написанный в подвале на улице Волангассе, 64, больше не буду — закончу одной фразой, режущей соединением драматизма и быта: «Вся граница вдоль Черемоша, от Вижницы до Залещиков — море крови. В Банилове ответственность за убийства несет начальник почты». Как тут не вспомнить «Ученика дьявола» Стивена Кинга, где мальчик обнаруживает скрывавшегося в Америке старика — коменданта концлагеря и, вместо того чтобы выдать его, заставляет вспоминать. Оба чувствуют жажду убийства. А вывод этой книги болезненно прост — нацистскими преступниками становились обычные люди, почувствовавшие безнаказанность за высвобождение темных, звериных инстинктов. Бухгалтера, директора почт... Но, наверное, спасение человеческой цивилизации в годы войны состояло в том, что даже в урагане нацистской вакханалии в моральных калек превращались не все.

Румынские патриоты

К этим «не всем» относился и адвокат Траян Попович. Он родился 17 октября 1892 г. в деревне Руший Мэнэстиоарей в Сучавском уезде. Очень рано стал румынским патриотом — в 16 лет незаконно перешел австро-румынскую границу и всю Первую мировую воевал в рядах румынской армии. Кстати, убежал он по романтической причине — хотел встретиться с одним из создателей румынской национальной идеи, ученым, обнаружившим первый документ на румынском языке, Николае Йоргой. Впоследствии Йорга стал известным политиком демократического направления, хотя правильнее отнести его к «национал-демократам», в 1931—32 гг. он был премьер-министром Румынии. Нетрудно предположить, что Траян Попович играл заметную роль в румынской политике довоенного периода.

В 1940 г. Николае Йорга был убит «железными гвардейцами» — румынскими нацистами. Это был акт возмездия за гибель лидера румынских нацистов Корнелиу Жели Кодряну — любимца не только румынских, но и «романских», итальянских и испанских нацистских интеллектуалов, являвшегося воплощением «белокурой бестии» латинского образца. Причем любопытно, что этот Корнелиу родился на Буковине в семье то ли поляка и немки, то ли украинца и еврейки, поскольку Иона Кодряну сначала звали Ионом (Иваном) Желинским, а мать Корнелиу звали Елизаветой Бруннер. Как говорится, лишнее подтверждение тому, что национализм — производное от комплекса национальной неполноценности, которого скорее стоит стыдиться, чем выставлять напоказ. Но времена способствовали «высвобождению зверя».

В соперничестве за власть «железные гвардейцы» проиграли Антонеску — но стороннику Йорги Траяну Поповичу не могло быть уютно ни в Румынии Кодряну, ни в Румынии Антонеску. Поэтому сначала он отверг предложение Антонеску стать мэром (примаром) Черновиц. Но потом под влиянием друзей согласился. То, что Попович переборол интеллигентскую брезгливость, спасло жизнь десяткам тысяч человек. Он стал очень неудобным мэром.

Принципы дороже

Подавляющее большинство евреев Галичины погибло, а множество буковинских — выжило, и вопрос «почему» всегда интересовал исследователей. Впоследствии история Поповича была забыта — улица Поповича в Черновцах названа в честь Омеляна, украинского деятеля Буковины 1918 г. Хотя поговаривают, что она должна была называться в честь Траяна. В советское время считалось, что мэр времен оккупации ничего хорошего сделать не мог в принципе, в украинское — румыны стали естественными конкурентами в вопросах наследия и истории. Не повезло мэру Поповичу. Праведнику мира Траяну Поповичу, которого современники-румыны считали предателем (в начале 1942 г. он был смещен с должности примара «за пособничество евреям», а депортации и репрессии возобновились), в Израиле стоит памятник, а в Черновцах не так давно установлена (за счет еврейской общины города) мемориальная доска (дом № 6 по ул. Заньковецкой).

Благодаря Поповичу Черновцы стали единственным городом в захваченной фашистами Европе, где на протяжении всего периода оккупации свободно проживало около 20 тысяч евреев. Доктор Попович отказался депортировать евреев, добился разрешения маршала Антонеску оставить столько, сколько сочтет нужным, и список из 200 человек расширился до 20 тысяч. Евреи — это экономическая безопасность города, убеждал Попович, все сантехники Черновиц — и те евреи, да и прежде всего — депортация и массовые убийства — это безнравственно. Даже в нашей «демократической» стране трудно представить такую смелость чиновника по отношению к начальству. Буковинский «Шиндлер» бросал эти обвинения в лицо людям, большинство из которых были впоследствии осуждены как военные преступники.

Попович умер в 1946 г., оставив лишь краткую «Исповедь», целью которой было показать, что свой человеческий долг он исполнил, а румынский народ не должен нести коллективной ответственности за военные преступления. И это правда — в почетные списки «Яд Вашем» внесены имена более 21 тысячи неевреев, 53 из них — румыны. Попович, конечно, был не один — в августе 2007 г. звание праведника народов мира было посмертно присвоено брашовскому юристу Теодору Кривеану, которому Антонеску поручил выполнение секретного плана по депортации евреев в Транснистрию — на смерть от голода и издевательств. Кривеану тайно освобождал множество евреев от депортации, выдавая пропуска сверх нормы, — и люди оставались в качестве «необходимой рабочей силы». Ему удавалось заниматься этим до падения фашистского режима — Теодор остался жить в Румынии, где и умер в 1988 г.

Поповичу, надо сказать, было несколько сложнее, поскольку мэр был публичной фигурой, и нацисты нападали на него в прессе — евреев называли «народ Траяна», а самого Поповича — «еврействующим». Но самих правителей Буковины терзал страх — они хорошо понимали, какое чудовищное дело совершают. При активном содействии коллаборационистов в Бессарабии и Буковине было уничтожено около 60 тыс. евреев, еще около 120 тыс. погибло в заднестровских лагерях, во всей Румынии — 289—380 тыс. (Эли Визель). А советские зенитки на Буковину вернулись — одной из зенитных батарей, освобождавших Ботошаны, где родился упоминавшийся историк Николае Йорга, командовала моя двоюродная бабушка Лариса Федоровна Васильева...

Завет на будущее

Сегодня, когда украино-румынские отношения обострены, а при власти в обеих странах находятся националисты, тайные или явные, идейные наследники националистов межвоенного периода, нужно помнить не только о черных страницах истории, но в первую очередь — о белых абзацах на этих черных страницах. Один из этих абзацев вписан в историю черновицким мэром Траяном Поповичем. «Мои действия были продиктованы не только этическими соображениями, но и надеждой, что в этой буре страстей мне удастся каким-то образом создать моральный форпост, и когда-то он станет свидетельством того, что прощения заслуживают не только некоторые — но удостоверит невиновность большинства румын». Лучший образец патриотизма — это с открытым забралом противостоять врагам человеколюбия, какими бы регалиями они ни были облечены, как ни возбуждали бы они толпу призывами к насилию против беззащитных. Такие смелые люди были искорками на карте погруженного во мрак континента, пунктиром, обозначавшим надежду на спасение и путь к 9 Мая — Великой Победе над нацистским зверем. Вечная им слава.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Кассеты возвращаются?

Ретро всегда в моде — судя по всему, в этот принцип свято уверовали представители...

100 лет рожденной в ноябре 17-го

Индира Ганди — первая избранная народом женщина-политик, которая руководила одной...

Трагедия длиной в 778 дней

6 ноября Киев отмечает День освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. 

Как жил Киев в годы оккупации?

История — вещь упрямая. Ее переписывают, но если очень уж постараться и сделать ее...

Анна Лукьянова. Из «Летописи «На нашей, не своей...

Люди, изгнанные из жилищ, разместились где попало по Жилянской, Кузнечной. Живут не...

Горящее дело мадам Селецкой

Когда-то обыкновенная маленькая спичка представляла огромную опасность: она могла...

Загрузка...

С деруном на «линии Сталина»

К этому городу вполне подходит определение «сказочный» или по крайней мере —...

Ангел-хранитель Эрнесто Че Гевара

Капиталисты делают бизнес на образе самого непримиримого борца с капитализмом и этим...

От Ленина к Путину

К 100-летию Октябрьской Революции в России

Корец — город «Лексиса», пчелиного храма и...

В начале сентября в районном центре Корец, что в Ровенской области, проходили дни...

Государственный переворот

На выборах в Госдуму по партспискам вперед вырвалась ЛДПР, что стало главной...

Путч — дело тонкое

Как вы думаете, трудно ли захватить власть в одном отдельно взятом населенном...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка