Актуальный Кулиш

№42 (434) 17 - 23 октября 2008 г. 17 Октября 2008 0

В сентябре тиражом 200 экземпляров в ровенском издательстве «Волинські обереги» вышла книга стихотворений Ивана Кулиша «Золотые поля».

Правда, еще на заре независимости стенд, посвященный жизни и деятельности поэта Кулиша, в местном краеведческом музее был ликвидирован по настоянию человека по имени Гурий Бухало. Этот недавно ушедший из жизни краевед интересен тем, что в советские времена писал идеологически выверенные просоветские статьи, а после смены режима стал писать столь же идеологически выверенные статьи антисоветские.

В вышедшей в 2005 г. «Литературно-краеведческой энциклопедии Ровенщины» (автор-составитель Иван Пащук), к примеру, о советском писателе Владимире Беляеве — уроженце Каменец-Подольского и авторе романа для детей и юношества «Старая крепость» — говорится: «його творчість відзначалася ідеологічною зашореністю». То же — о знаменитом Николае Островском: «його життя і творчість були дуже заідеологізовані комуністично-радянським режимом». В то время как ни упомянутый Бухало, ни кто-либо из его когорты подобными характеристиками не отмечены.

К сфере культурной жизни Ровенщины относится и открытие в Ровенском доме ученых литературного музея Уласа Самчука. Возвеличивание этого писателя идет нынче полным ходом: в Ровно перед зданием драмтеатра ему установлен массивный памятник; романы и повести Самчука прочно вошли в курс школьной программы; в многочисленных посвященных ему статьях и монографиях усиленно муссируется тезис о его якобы выдвижении на Нобелевскую премию; и даже из газеты «2000» можно узнать, что Самчук «претендует на то, чтобы считаться крупнейшим украинским прозаиком прошлого века» (Александр Юрченко. «Возвращение через сто лет». «2000» от 11.III.2005).

Но когда я прочитал ряд произведений этого автора, включая наиболее известные «Волинь», «Марія», «Гори говорять», меня поразил прежде всего их крайне низкий художественный уровень. При наличии упомянутой «ідеологічної зашореності», которой Иван Пащук честит других советских писателей. Получив столь скверное впечатление, я задумался: в чем здесь дело? То ли я чего-то не понимаю, то ли чего-то не понимают почитатели Самчука, то ли мы по-разному смотрим на вещи? Сопоставив отдельные моменты культурологической жизни края, проанализировав их содержание, я сделал вывод о существовании мировоззрения, которое назвал «рогулизмом», и о происходящем ныне процессе глобальной «рогулизации» в культурной сфере как отдельной Ровенщины, так и всей Украины.

Три источника и три составные части «рогулизма»

Первой составляющей «рогулизма» является тоталитарность мышления его носителей. Ими признается единственно правильная идеология, отрицается всякая возможность усомниться в ее истинности. Также отрицается возможность сосуществования различных точек зрения. Представитель «рогулизма» с изначальной враждебностью и агрессивностью настроен ко всем, кто не разделяет его мнений, тем более если подвергает оные критике. Кроме того, «рогулизму» присуще создание в своем сознании незыблемых кумиров. И всякий, кто поставит эту «незыблемость» под сомнение, будет тут же подвергнут остракизму.

В свое время Юрий Лотман писал: «Сущность интеллигентности — желание понять другого человека, желание понять, что он имеет право быть другим, что он не должен быть таким, как я, что он мне интересен, потому что он другой, и что я не хочу его растоптать, одеть в мундир и сделать таким, как я, чтобы мне было легко им командовать... А как воспринимает другого человек неинтеллигентный? Прежде всего он убежден, что думает правильно. То, что неизбежно присутствует в самом понятии интеллигентности, — сомнение...»

Данные размышления, подвергающие критике главенствующую ныне в Украине идеологию «рогулизма», вызовут взрыв «праведного» возмущения его носителей и дружный поток брани в адрес «отщепенца» и «безродного космополита». По этому поводу как нельзя кстати слова Михаила Драгоманова, озвученные им еще в 1891 г. в работе «Чудацькі думки про українську національну справу»: «Іноді мені траплялось почувати від земляків такий закид: «...Ми, українці, тепер мусимо боронити свою національну волю, мов ханаанці від жидів, а самі ми нікому не грозимо, то й нема страху, щоб наше національство стало подібне до старозаконного жидівського, котре довелось розбивати апостолам Павлам. Лишіть нас з нашим самооборонним національством, то ми колись, скінчивши оборону нашої нації, пристанемо й до космополітизму». На це мушу відповісти так: перш усього наше національство зовсім уже не таке мирне. Послухайте, з якою ненавистю говорять іноді наші люди про москалів, поляків, жидів, і подумайте, що б сталось з тими сусідами нашими на Україні, коли б удалось нашим національникам узяти уряд на Україні в свої руки. Яке б вони їм «обукраїнення» приписали!»

В плане тоталитарности «рогулизм» сродни большевизму. Его же ненависть к последнему очень просто объясняется тем, что тоталитарные идеологии взаимно исключаемы. И вполне понятной становится та легкость, с которой носители тоталитарной большевистской идеологии в одночасье оказались ярыми хулителями большевизма.

Но, в отличие от «рогулизма», большевистская идеология в отношении искусства все же была способна устанавливать достаточно высокие планки. Потому на ее ниве оказалось возможным прорастание весьма мастерских произведений. В качестве примеров приведем творчество Виля Липатова в изящной словесности («Серая мышь», «Деревенский детектив», «И это все о нем») или Леонида Быкова в кинематографе. В этой связи укажем на вторую составляющую «рогулизма» — опрощение.

Речь идет об отсутствии стремления к освоению более сложных уровней познания, к расширению сознания, к восприятию парадоксальности мира, его многогранности. Нельзя, конечно, забывать и об извечном дуализме — противоборстве темного и светлого, добра и зла. Но дело в том, что добро и зло никогда не проявляются в чистом виде, непосредственно, но опосредованно — путем сложных комбинаций. И нередко бывает, что кажущееся добро оказывается злом, и наоборот. Потому что каждая вещь имеет обратную сторону, каждое явление содержит в себе собственное отрицание, каждое «да» содержит в себе «нет». Все это требует от искусства избегать всякой однозначности, не говоря уж об одномерности, схематизме, ходульности. В свою очередь смысловая многозначность воплощается в изощренность формы — композиционной, стилистической и т. д.

Но что говорить о Самчуке или Марии Матиос, если однозначностью и поверхностным дуализмом грешат произведения таких национальных кумиров, как Тарас Шевченко и Леся Украинка (в ее безнадежно канонизированной «Лесной песне» все персонажи или настолько хороши, что хоть к ране прикладывай, или же так плохи, что в пору караул кричать). А ведь насколько тонко и ненавязчиво сюжет с аналогичным любовным треугольником обыграл Василий Жуковский в поэме «Ундина» (переработка повести Ф. де ла Мотт Фуке)! Настоящими же вершинами классики украинской, по моему убеждению, являются поэмы Ивана Франко «Моисей» и «Иван Вишенский», а также «Тени забытых предков» Коцюбинского, где жизнь представлена не в черно-белых тонах, но в высшей степени интегрально.

«Рогулизм» же предполагает опрощение, что объясняется как недостатком общего уровня образования, отсутствием систематических знаний, так и тем моральным качеством, которое вырабатывается в результате перехода «з хамів у пани». По этой причине не представляется возможным разъяснить носителям «рогулизма» вещи, которые находятся за пределами их сознания. К примеру, объяснить, почему композиции группы Atomic Rooster принадлежат к классике рок-музыки, а творения «лучшей украинской рок-группы» «ВВ» не только не принадлежат к классике жанра, но и к самому рок-жанру имеют сомнительное отношение.

Третья составляющая мировоззрения «рогулизма» — его псевдонародность. При этом опрощение формы и содержания, разжиженность сознания подаются как простота, альтернативная элитарности, вычурности, зауми. На самом деле ни к народности, ни к искусству это не имеет никакого отношения, потому что «просто» совсем не значит «тупо», «примитивно» или «плоско». Есть простота, которая гениальна, а есть простота, которая «хуже воровства».

Носители «рогулизма», как правило, являются представителями сельского народонаселения — того пласта, который чаще всего и называется простым народом. Но этого совсем недостаточно, чтобы автоматически считать таких людей творцами народного искусства, народной культуры. Поскольку там, где налицо признаки бескультурья, ни о какой культуре — народной или какой-то другой — говорить не приходится. И там, где налицо отсутствие мастерства, искусности, искусство не представляется возможным. Здесь весьма уместно вспомнить формулировку Миколы Хвылевого (с поправкой на пролетарскую его идеологию): «Для пролетарської художньої літератури, без всякого сумніву, корисніш — гіперболічно — в мільйон разів радянський інтелігент Зеров, озброєний вищою математикою мистецтва, ніж сотні «просвітян», що розуміються на цьому мистецтві, як «свиня в апельсині»...»

Но эти истины не принимаются во внимание теми, кто сегодня проводит процесс «рогулизации» украинской культуры. Теми, о ком в свое время говорил Хвылевой: «Ми гадаємо, що в зв'язку з прискоренням так званої українізації пролетарське мистецтво (а сегодня — українське мистецтво. — Авт.) попадає в тимчасову небезпеку: — «Сатана в бочці» з гопаківсько-шароваристої «просвіти» вилазить зі свого традиційного кубла і хмарою суне на город. Буде великою помилкою гадати, що це «підвівся чорнозем» — той митець, до якого Тичина «посилав свої нерви». Безграмотне міщанство — от хто. Це саме та рідненька «Просвіта» в вишиваній сорочці і з задрипанським світоглядом, що в свій час була ідеологом куркульні. Тепер, в силу своєї безпринципності, загубивши до того під собою грунт та намацавши несподівані для себе можливості (прискорена українізація), вона робиться «червоною» (сегодня — «жовто-блакитною». — Авт.) і йде «селозувати» (певніш — профанувати) міську пролетарську культуру (сегодня — українську культуру. — Авт.)».

Характерным признаком псевдонародности является также обожествление понятия «народ». Почему это признак псевдонародности, а не народности? Да потому, что народ как понятие интегральное содержит в себе как светлую, так и темную стороны, как добро, так и зло. И поклоняться народу вообще — значит, одновременно поклоняться добру и злу, молиться и Богу, и черту.

И назовется храм «Славянская Земля»

На этом фоне весьма актуальным будет всякое событие, в той или иной мере способное составить альтернативу процессу «рогулизации». Думаю, что к таковым относится издание книги стихов ровенского поэта Ивана Кулиша, чье творчество, равно как и сама жизнь, характеризуют автора как человека, воспринимающего мир в цельности и многообразии. Иными словами, способного интегрировать и дифференцировать, то есть, по выражению Хвылевого, владеющего «высшей математикой искусства».

Родившийся в 1873 г. на Слобожанщине в семье кантониста (освобожденного из крепостной неволи участника Севастопольской обороны), в 7-летнем возрасте Иван Кулиш был взят на воспитание местным благотворителем князем Неплюевым, в 1892 г. сдал экзамены на право педагогической деятельности и всю последующую жизнь посвятил обучению и воспитанию детей.

В 1902 г., откликнувшись на предложение барона Федора Штейнгеля возглавить основанное им двухгодичное училище, Иван Фомич переезжает на Волынь — в село Городок близ Ровно. Ранняя смерть горячо любимой жены совпала с трагедией глобальной — смутным временем Русской революции и гражданской войны, в результате которой Волынь вошла в состав Польши. Но нет худа без добра: трагические события обернулись для Ивана Кулиша тем, что он стал поэтом. В его стихах отразились чувства человека, утратившего жену и Родину, но приобретшего понимание высшего небесного смысла.

В храме

Над зеленеющим простором

Сверкает праздничный восход;

Я вижу там за косогором

Зеленых кленов темный свод:

Там сельский храм, под этим сводом,

Как скит смиренный скрылся в тень...

И я в тот скит в воскресный день

Вошел с молящимся народом...

Мерцанье восковых свечей...

Молитву сбоку шепчет кто-то...

И блеском солнечных лучей

Сверкает скромно позолота.

Здесь от людей ушла забота,

— Молитву тихую творя,

Они так верили, что кто-то

Услышит их из алтаря...

А у меня в груди тревога

И дума горькая росла:

«Ах, если все во власти Бога,

Зачем же в мире столько зла?

Зачем весь мир не создан храмом,

Где можно, злобы не тая,

Цветов душистых фимиамом

Дышать от счастья бытия?»

И я поник невольно взором,

Скрывая в тайне свой вопрос...

А на меня смотрел с укором

За всех страдающий Христос...

Скорее всего, именно это понимание и хранило Ивана Кулиша на протяжении всей его последующей жизни (умер в 1963 г. в возрасте 90 лет).

Педагогические заслуги Ивана Фомича были по достоинству оценены еще при жизни — одним из первых на Ровенщине он получил звание заслуженного учителя и был награжден орденом Ленина. А вот время для его стихов, похоже, настало только сейчас. Во всяком случае, в нынешнее смутное время все больше украинцев начинают понимать необходимость того единения, о котором Иван Кулиш писал во времена иные, но тоже смутные.

«Великий храм»

В огнях сверкает храм — святая литургия...

Молитвам вторит хор созвучною волной...

А я молчу один — в душе слова другие,

Душа моя полна молитвою иной.

Мне хочется скорей раздвинуть эти своды

На запад и восток, без меры и границ,

Чтоб в этот храм пришли славянские народы

И здесь перед Тобой, как дети, пали ниц;

И чтоб вершины гор — Кавказа и Алтая,

И снежные хребты седых Карпатских гор

Держали на себе, в туманах утопая,

Весь звездный небосвод и голубой простор...

И ляжет этот свод, как вечный купол храма,

На нерушимые вершины колоннад,

И всем откроется святая панорама,

Горящая в лучах негаснущих лампад...

И будет этот храм собором кафедральным:

Один его престол у белых стен Кремля,

А множество других по всем пределам дальним,

— И назовется храм «Славянская Земля».

И вознесется в высь в великий день престольный

Едиными усты единая хвала,

И бросит Кремль для всех сигнал свой колокольный,

И зазвенят в ответ везде колокола...

А в небе высоко, под голубым простором,

Господь благословит всех праведной рукой,

— И будет на земле и в небесах покой,

Как под священным омофором...

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Однофазные стабилизаторы являются выгодным решением...

В большинстве случаев однофазные стабилизаторы напряжения обходятся дешевле...

От Вернадского до НАСА

Новая страсть технически развитой молодежи — хакатоны и конкурсы стартапов —...

Ворьё

Защита интеллектуальной собственности явно не входит в число приоритетов украинских...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка