Крылатая жизнь испытателя

№6(759) 12 — 18 февраля 2016 г. 11 Февраля 2016 1 5

Заслуженный летчик-испытатель СССР, Герой Советского Союза Валерий Валентинович Мигунов

9 февраля друзья и коллеги по работе на государственном предприятии «Антонов» поздравили с 80-летним юбилеем заслуженного летчика-испытателя СССР, Героя Советского Союза, лауреата Государственной премии СССР Валерия Валентиновича МИГУНОВА.

За несколько десятков лет летной работы он провел в небе в общей сложности около 7400 часов, пилотировал самые разные военные и гражданские самолеты более чем 60 типов и модификаций.

О яркой и увлекательной, богатой неординарными событиями жизни этого человека я узнал из бесед с ним и из написанной им книги «Подарок судьбы. Исповедь летчика-испытателя» (выпущенной в 2013 г. столичным издательским центром «Аэрохобби»). Некоторые цитаты из этой книги (выделенные курсивом и помеченные в тексте В.М.:) приводятся в сегодняшней публикации.

Валерий Мигунов родился в Харькове 9 февраля 1936 г. Рано остался без отца (тот умер, когда сыну было всего два с половиной года). Так что растить и воспитывать мальчика пришлось одной матери.

Летом 1941-го, когда немецкие войска стали приближаться к Харькову, Мигуновы, как и многие жители города, эвакуировались — сперва в Уфу, а затем в Бийск, что на Алтае. В сентябре 1943-го мать с сыном вернулись в Харьков. Тогда же запомнились первые сильные детские впечатления, связанные с авиацией: кинофильм «Небесный тихоход», вышедший в прокат в 1945-м, а примерно через четыре года — самолет-биплан По-2, приземлившийся на поле неподалеку от пионерского лагеря.

В самом начале 1952-го восьмиклассник Мигунов окончательно заболел авиацией и стал курсантом Харьковского областного аэроклуба. Азы пилотирования курсанты постигали на учебном Як-18. На таком самолете (с бортовым номером 13) Валерий 13 июня 1953 г. совершил первый в своей жизни самостоятельный полет (после этого число 13 Мигунов воспринимает без суеверий). С тех шести минут за штурвалом Яка и начался путь к крылатой профессии.

Осенью 1953 г. Валерий стал курсантом ЧВАУЛ (Чкаловского военного авиационного училища летчиков). Надев военную форму, постигал премудрости армейской жизни и авиационную технику, которую предстояло пилотировать. Это были уже не те самолеты с поршневыми моторами, на которых он летал в аэроклубе, а реактивные: вначале — учебно-тренировочный истребитель УТИ МиГ-15, а затем и боевой МиГ-15бис. Свой первый полет на реактивном истребителе Мигунов совершил 13(!) июля 1956-го.

На выпускном курсе, дабы не остаться в училище инструктором (а Валерий, как и многие его товарищи, стремился попасть в боевой авиаполк), он подал на имя начальника ЧВАУЛ рапорт с просьбой направить его в строевую часть на Дальний Восток. И рапорт сработал: лейтенант Мигунов получил предписание о направлении в военно-воздушные силы Тихоокеанского флота.

Отлучение от неба

У большого глобуса — летчик-испытатель АНТК им. О. Антонова Валерий Мигунов, которому в 90-е гг. в ходе пилотирования «Русланов» (Ан-124) в грузовых транспортных рейсах довелось побывать в самых разных уголках нашей планеты

На рубеже 50-х и 60-х годов XX в. руководство СССР сделало акцент на развитие ракетной техники и соответственно на повышение ее роли в обороне страны. При этом ряд других видов вооруженных сил, в том числе авиация, попали под серьезные сокращения. Для авиаторов это было словно гром среди ясного неба: их тысячами начали увольнять из армии.

Тем временем близился к завершению 1960-й. Мигунов, который ожидал приказа о переводе в эскадрилью перехватчиков, летавших на МиГ-17ПФ, был здоров, в отличной форме, а потому без опасений отправился на очередную медицинскую врачебно-летную комиссию.

В.М.: «Естественно, в 25 лет какие могут быть жалобы, когда только что летал без всяких проблем! Но не тут-то было. ...Точного смысла диагноза я не знаю до сих пор, но то, что он строился на песке, теперь очевидно. А звучал мой «приговор» так: «Остаточные явления энцефалита неясной этиологии». Скажу больше: дальше стояла фраза, которая не могла присниться и в страшном сне. Вывод (дословно): «Не годен к военной службе в мирное время и ограниченно ІІІ степени в военное».

Приказ об увольнении из вооруженных сил вышел 17 февраля 1961 г.

В.М.: «В том же месяце я возвратился в Харьков. А в апреле Земля рукоплескала первому космонавту планеты, нашему однокашнику по летному училищу Юре Гагарину. Мир без полетов перестал существовать для меня. Я отправился в Киев, надеясь пройти перекомиссию в окружном госпитале. Но тут оказалось, что для этого надо получить санкцию Москвы.

...Трудно вообразить, но удалось попасть к главному врачу ВВС генерал-майору медицинской службы Бородину. На направлении на перекомиссию он поставил резолюцию из одного слова «Разрешаю» и подпись. Сердечное ему спасибо и низкий поклон. Этого оказалось достаточно, чтобы по прибытии в Харьков через день лечь в госпиталь. Три недели всесторонних исследований — и в моих руках столь долгожданное заключение: «Годен к летной работе без ограничений». Мечта, казавшаяся безнадежно утраченной, была вновь обретена. Я сразу же поехал в военкомат и написал рапорт: «Прошу направить меня на летную работу в истребительскую авиацию. Готов служить в любой точке Советского Союза».

...Пока поданный Мигуновым рапорт ждал своего решения где-то на верху, Валерий весной 1961-го поступил на работу в Харьковский авиационный институт на кафедру штамповки взрывом. А затем, успешно сдав вступительные экзамены в ХАИ, стал студентом вечернего факультета этого вуза, совмещая учебу с работой слесарем-сборщиком в одном из цехов Харьковского авиазавода.

И только десять месяцев спустя Мигунов получил из военкомата повестку с приказом убыть в распоряжение начальника Харьковского высшего военного авиационного училища летчиков (ХВВАУЛ) — для восстановления техники пилотирования после перерыва.

Из училища его направили в город Чугуев, где дислоцировался 812-й учебный авиаполк, занимавшийся летной подготовкой курсантов. Там Валерий прошел программу полетов на знакомых ему МиГ-15 и МиГ-15бис, что было необходимо для ввода в строй. А в 1963-м Мигунова стали готовить к инструкторской работе.

Поскольку летная служба в Чугуеве не давала возможности совмещать ее с занятиями в ХАИ, Валерий, не желая прерывать учебу, перевелся в Московский авиационный институт (МАИ) на заочный факультет. Благо командование полка поощряло повышение уровня образования своих летчиков-инструкторов.

В 1964-м и 1965-м на смену уже привычным истребителям МиГ-15 и МиГ-17 в полк стали поступать новые для тех лет сверхзвуковые МиГ-21. Освоил эту машину и капитан Мигунов, получивший к тому времени квалификацию «летчик-инструктор 1-го класса». Он много летал — и с курсантами, и самостоятельно, совершенствуя свое мастерство. А в 1967 г. окончил МАИ, и высшее авиационное инженерное образование существенно способствовало успешной летной работе.

  • 17-летний курсант Харьковского аэроклуба на аэродроме «Коротич» в 1953 г.

    17-летний курсант Харьковского аэроклуба на аэродроме «Коротич» в 1953 г., фото №1

    17-летний курсант Харьковского аэроклуба на аэродроме «Коротич» в 1953 г.

  • Летчик одного из авиационных полков военно-воздушных сил Тихоокеанского флота у истребителя МиГ-17 в 1958 г.

    Летчик одного из авиационных полков военно-воздушных сил Тихоокеанского флота у истребителя МиГ-17 в 1958 г., фото №2

    Летчик одного из авиационных полков военно-воздушных сил Тихоокеанского флота у истребителя МиГ-17 в 1958 г.

  • 22 февраля 1984 г. министр обороны СССР Дмитрий Устинов вручил Валерию Мигунову Золотую Звезду Героя Советского Союза и орден Ленина

    22 февраля 1984 г. министр обороны СССР Дмитрий Устинов вручил Валерию Мигунову Золотую Звезду Героя Советского Союза и орден Ленина, фото №3

    22 февраля 1984 г. министр обороны СССР Дмитрий Устинов вручил Валерию Мигунову Золотую Звезду Героя Советского Союза и орден Ленина

Фото 1 из 3

Учить самолеты летать

В том же 1967-м командование полка уговорило Мигунова стать замполитом эскадрильи, пообещав при этом, что он не будет меньше летать. Но вскоре наш герой понял, что масса сугубо земных забот, появившихся у него на новой должности, мешает летному делу. Однако выбраться из системы политсостава ВВС оказалось не так-то просто.

Помогла судьба. Осенью 1968-го Мигунова направили в Монино, что в Подмосковье, на курсы политсостава при Военно-воздушной академии. Там Валерий Валентинович познакомился со многими заслуженными летчиками-испытателями. Кое с кем из них поделился мечтой — стать испытателем, а те, порасспрашивав майора об опыте его летной работы, образовании и проверив на тренажерах качество пилотирования, пообещали помочь.

На том этапе особо запомнилась ему беседа с начальником 1-го (истребительного) управления Государственного краснознаменного научно-испытательного института Военно-воздушных сил (ГК НИИ ВВС), заслуженным летчиком-испытателем СССР генерал-майором Андреем Арсеновичем Манучаровым. Он и заслуженный летчик-испытатель СССР, Герой Советского Союза полковник Юрий Александрович Антипов стали своего рода крестными отцами Мигунова в его переходе на испытательную стезю.

Потянулось нервное ожидание, наконец-то в мае 1969-го пришел приказ — отбыть для дальнейшего прохождения службы в Ахтубинск Астраханской обл., где находится штаб ГК НИИ ВВС.

Однако прежде чем получить «добро» на самостоятельную работу в небе на машинах разных типов, которые были Мигунову незнакомы, ему пришлось основательно изучать методики летных испытаний и сдавать по ним зачеты. И только потом начались самые разные по заданиям полеты на различных модификациях истребителей, начиная с Су-7.

В первом таком полете партнерами Мигунова по выполнению задания стали легендарные летчики-испытатели — Герои Советского Союза Василий Сергеевич Котлов и Степан Анастасович Микоян.

В.М.: «Так через три месяца после приезда в Ахтубинск я стал карабкаться по негладким ступенькам испытательной лестницы, стараясь меньше спотыкаться. Летали по шесть дней в неделю, от зари до зари, что давало полное ощущение твоей нужности и приносило колоссальное удовлетворение».

Затем один за другим Мигунов освоил Су-9, Су-11, Як-25РВ, Як-28, Су-15, МиГ-19С, МиГ-21ПФ. Подключили его и к испытательным полетам на перехватчике Су-15ТМ и на опытном истребителе с изменяемой геометрией крыла МиГ-23.

В 70-х гг. Валерий Валентинович проводил испытания нового высокоэффективного прицельного комплекса «Волк» и в 1979-м в составе группы разработчиков стал лауреатом Госпремии СССР.

Важным этапом в деятельности ГК НИИ ВВС стал большой комплекс летных испытаний поступившего от «микояновской фирмы» нового истребителя четвертого поколения МиГ-29, в которых в конце 70-х — начале 80-х участвовал Мигунов. А в 1981 г. за эти работы ему было присвоено почетное звание заслуженного летчика-испытателя СССР.

В январе 1983 г. полковник Валерий Мигунов возглавил в ГК НИИ ВВС 1-е научно-испытательное управление. Таким образом, продолжавшуюся летную работу испытателя в дальнейшем — в течение почти семи лет — он сочетал с организаторской деятельностью.

Одновременно он участвовал в испытаниях истребителей и штурмовиков (Су-25, Су-27), летал на дальнем бомбардировщике Ту-22М3 и на других машинах. А февраль 1984-го ознаменовался для Валерия Валентиновича присвоением ему звания Героя Советского Союза — за успешное выполнение заданий по испытанию новой авиационной техники и проявленные при этом мужество и героизм.

Во время испытательных полетов Мигунов неоднократно оказывался в сложных ситуациях, но всякий раз ему удавалось выкручиваться, спасая ту или иную опытную машину, а тем самым — и себя.

В.М.: «Проанализировав свою летную жизнь за 50 с лишним лет, я нашел 5 случаев, когда только седьмое чувство помогло остаться в живых и сделать выводы на будущее».

Кстати, когда я поинтересовался у Мигунова, доводилось ли ему прибегать к помощи катапульты, выстреливающей летчика из кабины гибнущего самолета, Валерий Валентинович ответил, что за все годы ему ни разу не пришлось вынужденно катапультироваться.

Пилотируя «антоновские» транспортники

Летом 1994 г. Мигунов участвовал в транспортировке из Ташкента в Украину закрепленной сверху на фюзеляже самолета Ан-22 («Антей») консоли крыла для второго (увы, так и не достроенного) экземпляра супертяжеловоза Ан-225 («Мрія»)

В декабре 1989-го завершился «ахтубинский» этап жизни Валерия Валентиновича: командование Военно-воздушных сил перевело его в Киев, назначив уполномоченным 615-го военного представительства Министерства обороны, дислоцировавшегося в Авиационном научно-техническом комплексе им. О. Антонова.

В столице УССР полковник Мигунов приступил к новой для него «военпредовской» сфере, постепенно привыкая к переходу от истребительной авиации к транспортной, которая составляла основу широкого спектра самолетов, создаваемых антоновцами.

Освоение пилотирования транспортных самолетов начал с Ан-72. Затем были довольно частые полеты на «семьдесят втором» в Ташкент: на тамошнем авиазаводе строились крылья для «Русланов» (Ан-124) и центроплан для второго (увы, так и не достроенного) экземпляра Ан-225 («Мрія»), перевозить которые планировалось на специально для этого доработанном «Антее» (Ан-22).

А в конце 1991-го Валерий Валентинович уволился из армии и стал полноценным членом коллектива АНТК, заняв должность начальника летно-испытательной службы (ЛИС) и заместителя начальника летно-испытательной и доводочной базы (ЛИиДБ).

В.М.: «Мое становление в АНТК им. О.К.Антонова пришлось на период распада Советского Союза. В условиях почти полного сворачивания государственного финансирования, в том числе авиационной промышленности, многие заводы вообще перестали существовать. Однако антоновская фирма выжила».

За штурвалом транспортных «Русланов», осуществлявших перевозки всевозможных сверхтяжелых, крупногабаритных и нестандартных грузов, Валерий Валентинович побывал в самых разных уголках нашей планеты.

В своей книге Мигунов не обошел молчанием и произошедшие в первой половине 1990-х годов в АНТК тяжелые летные ЧП.

13 октября 1992-го во время полета по программе сертификационных испытаний потерпел катастрофу Ан-124, в которой погиб экипаж, возглавлявшийся Сергеем Горбиком (из девяти человек спасся лишь один, покинувший борт с парашютом). А 10 февраля 1995-го опытный экземпляр нового военно-транспортного Ан-70, пилотируемый экипажем Сергея Максимова, во время четвертого испытательного полета столкнулся в небе с самолетом сопровождения Ан-72 — в той катастрофе погибли все семь человек, находившихся в «семидесятке».

В.М.: «После гибели экипажа Ан-70 я пришел к П.С. Балабуеву и попросил освободить от должности начальника ЛИС, так как не считал возможным больше исполнять эти обязанности. Просьба была удовлетворена. Я остался в летной службе в должности летчика-испытателя, а также возглавил методический совет и благодарен судьбе за возможность продолжать работу в летном коллективе».

В августе 1996-го Мигунову довелось участвовать в неординарной экспедиции. Ее целью была эвакуация с Чукотки транспортного самолета Ан-74, на котором за два года до этого пилоты одной из авиакомпаний совершили довольно жесткую посадку в находящемся за Северным полярным кругом аэропорту Кепервеем. При этом были повреждены стойки шасси и носовой обтекатель, а также нарушилась герметичность фюзеляжа. «Красноярские авиалинии», приобретшие этот самолет у его прежних хозяев, обратились в АНТК с просьбой определить возможность восстановления машины и ее перегона в Омск для ремонта.

Изрядно поврежденный Ан-74 все же сохранял способность к полету, хотя и в условиях, далеких от нормальных. Лететь пришлось с неубирающимся шасси, негерметичной кабиной и массой других неисправностей. Но тем не менее экипаж Мигунова успешно осуществил на этой машине перелет по маршруту общей протяженностью в несколько тысяч километров.

Оставаясь на высоте

В 1998-м — на 63-м году жизни — Мигунову по возрасту пришлось расстаться с работой испытателя. Чтобы, как он выразился, «плавно перейти к нелетной жизни», поехал на аэродром Бузовая, расположенный к западу от Киева, где базировалось планерное звено Центрального аэроклуба Украины, и попросил разрешить ему полеты на планерах.

В. М.: «Так я продержался в небе до 2005 года, шесть безмоторных лет, которые оставили самые добрые воспоминания».

В марте 2005-го после сдачи анализа крови для очередной медкомиссии обнаружилось, что при норме РОЭ до 12 этот показатель у Валерия Валентиновича достиг зловещих цифр 48—50.

В. М.: «Понимая, что с таким результатом подходить к комиссии ближе километра нельзя, я стал ждать, когда кровь войдет в норму. Если бы не проницательность жены, вероятнее всего, счет жизни пошел бы на месяцы. Она твердой рукой привела меня в онкоцентр, расположенный буквально в двух шагах от дома, и, предъявив все анализы, настойчиво попросила определить причину столь плохих показателей».

Удручающие выводы медики сделали на основании биопсии, взятой с непростым хирургическим вмешательством. Был поставлен диагноз: лимфогранулиматоз — одна из разновидностей рака крови.

В. М.: «Начался долгий процесс выкарабкивания практически с того света. ...10 химиотерапий с вливанием 15 литров препаратов самого жесткого уровня, 19 облучений, не считая сопутствующих лекарств».

Страшный недуг удалось хоть и нескоро, но побороть. И за это свое сложное и длительное излечение Мигунов благодарен не только медикам, жене и детям (у него с Любовью Владимировной — трое сыновей, есть внуки и правнуки), но и коллегам-летчикам, и руководству АНТК, поспособствовавшим в доставании дефицитных лекарств.

В 2007 г. в АНТК создали современный комплексный тренажер КТС-148, предназначенный для обучения летчиков, которым предстояло осваивать новый лайнер Ан-148.

Прежде чем приступить к работе летчика-инструктора на КТС-148, Мигунов совершил несколько реальных полетов на Ан-148, чтобы прочувствовать особенности машины, и в 2008-м начал обучать в тренажерном комплексе отечественных и зарубежных пилотов. Работает ветеран в этом подразделении «Антонова» и доныне.

...А в заключение рассказа о летчике — еще одна цитата из книги Валерия Мигунова.

В. М.: «Воспитанный в сороковые годы на волне всенародной любви к авиации, я остался однолюбом и счастлив до сих пор быть причастным к авиационному братству. ...Выбор профессии, сделанный в 15 лет, оказался удачным. ...В стране «Авиация» плохое надолго не задерживается, и в этом счастье жить в ней».

ФОТО ИЗ КНИГИ «ПОДАРОК СУДЬБЫ. ИСПОВЕДЬ ЛЕТЧИКА-ИСПЫТАТЕЛЯ»

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Игорь Панасов: «Я влюбился в литературу после...

Игорь Панасов рассказал «2000», что читает для тренировки умственной мышцы, любит...

Тетяна Гаврилюк: «Книжки в мене на поличках, на столі,...

Тетяна Гаврилюк розповіла «2000», що в коло її читання входить будь-яка література,...

Максим Никулин: «Все встречаются в цирке»

На Цветном бульваре в Москве можно наблюдать интересную картину. Поток людей спешит по...

Дареный ген

Та деятельность, которую мама одобряет и которой дает позитивное подкрепление, и...

Дмитрий Высоцкий: «Книга — это всегда уединение»

Дмитрий Высоцкий рассказал «2000», что научился читать, не учась, что любому...

Анна Музычук — и умнее, и быстрее!

Шахматистка из Стрыя Анна Музычук еще раз доказала, что в быстрых шахматах равных ей...

Загрузка...

Каринэ Арутюнова: «Я люблю скучные книги»

Каринэ Арутюнова рассказала «2000», что главной эротической книгой ее юности была...

Алексей Коган: «Я отдал музыке всю свою жизнь»

Я на радио пошел, потому что там тебя никто не видит. Голос и музыка для меня всегда были...

Владимир Аренев: «Хорошие книги спасали меня от...

Владимир Аренев рассказал «2000», что пристрастился к чтению после «Волшебника...

Адреналин на кончике пера

О поэзии журналиста «2000» в социальных сетях высказались и другие читатели. Один...

Виктория Трофименко: «В девятом классе я написала...

Виктория Трофименко рассказала «2000», что начала читать, чтобы не выглядеть...

Комментарии 1
Войдите, чтобы оставить комментарий
Владимир Долгопятов
20 Февраля 2016, Владимир Долгопятов

Крепкого здоровья, личного счастья и успехов на долгие годы настоящему Герою В.В.Мигунову!

- 1 +

Получить ссылку для клиента
Авторские колонки

Блоги

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка