Брат моего брата, дон Антонио Чехонте

№15-16(736) 21—27 августа 2015 г. 19 Августа 2015 4.7

Чеховские персонажи: кто ты будешь такой?

«Вообще Хохландия милая страна. Верите ли, когда я пил у колодцев с журавлями воду, а в жидовских корчмах — поганую водку, когда в тихие вечера доносились до меня звуки хохлацкой скрипки и бубна, то меня манила обворожительная мысль — засесть у себя на хуторе и жить в нем, пока живется, подальше от этих съездов, умных разговоров, философствующих женщин, длинных обедов...» — восклицал устами своего персонажа Антон Чехов.

25 сентября эти строчки и еще многие-многие другие из наследия именитого писателя будут читать сотни декламаторов в масштабном онлайн-марафоне на YouTube «Чехов жив». Произведения эти разного периода жизни, и подписаны они не только фамилией, ставшей известной каждому школьнику. На протяжении всей литературной карьеры Чехов использовал почти полсотни псевдонимов. Некоторые — весьма броские и изобретательные, например, Брат моего брата, дон Антонио Чехонте, Вспыльчивый человек, Дяденька, Человек без селезенки.

Культурный проект «Чехов жив» организован Google, Московским художественным театром им. А. П. Чехова и Российским книжным союзом.

На могилу Шевченко, как турок в Мекку

Грандиозную читку в театральном духе (с выразительными модуляциями в голосе, а то и с подключением актерского мастерства) устроят декламаторы-любители и профессиональные актеры с именитыми фамилиями. Рассказы и повести, которые давным-давно вошли в анналы театра и составляют золотое собрание словесности, услышат люди из разных уголков мира. По прогнозам организаторов этого внушительного по человеческим возможностям и техническим затратам марафона, процесс чтения займет чуть больше суток.

В определенных сценарием моментах к чтецам на главной сценической площадке, расположенной в Москве, будут по очереди подключаться Сахалин, Мелихово, Таганрог, Германия, Гонконг. Те места, которые были связаны с творчеством и жизнью известного писателя.

И мне искренно жаль, что в этом действе, которое, в общем, призвано популяризировать литературный гений прозаика, останется неохваченным «украинский период» Чехова.

А как раз с Украйной, как называл этот край в письмах к друзьям Антон Павлович, у него связаны изумительные зарисовки, которые он щедро использовал в описаниях природы, быта и характеров, да и появлением на свет нескольких рассказов и новелл мы тоже обязаны южной полосе в его биографии.

Интересно, к примеру, такое описание из рассказа «Именины», цитату из которого я привела в начале: «Там же у меня на хуторе (на Украйне) пятнадцать десятин луга как на ладони: у какого окна ни станьте, отовсюду увидите косарей. На лугу косят, в саду косят, гостей нет, суеты тоже, так что вы поневоле видите, слышите и чувствуете один только сенокос. На дворе и в комнатах пахнет сеном, от зари до зари звенят косы...»

Да и не это самое главное. Антон Чехов был, пожалуй, вторым по цитированию и тиражированию писателем (после великого Льва Толстого), сочинения которого регулярно печатались в украинских журналах и литературных альманахах. Большинство из них — в переводе.

Первый том произведений писателя на украинском языке вышел во Львове в 1901 г. Второй — тремя годами позже. Тогда же и значительно ранее его активно издавали в Киеве, Одессе.

Естественно, один из самых узнаваемых чеховских периодов связан с Ялтой. Сюда он, уже больной писатель, переехал после смерти брата. Эти места подвигли Чехова на создание шедевров: «Три сестры» и «Вишневый сад», «В овраге» и «Дама с собачкой», «Архиерей», «На святках» и «Невеста». Центром чеховского наследия в Крыму стоит считать его дом-музей в Ялте.

Важным местом, которое отозвалось радостью и болью в сердце писателя и врача, была Лука (сегодня район Сум). Именно эта точка на карте — предшественница периода рассвета творчества.

Дом-музей Чехова в Сумах
Дом-музей Чехова в Сумах

В небольшом аккуратном поместье располагалось имение помещиков Линтваревых. К ним в дом с мезонином Чехов со своими родственниками приезжал погостить летом 1888-го и 1889 г.

Из письма писателя: «Пишу Вам из теплого и зеленого далека, где я уже водворился купно со своей фамилией. Живу я в усадьбе близ Сум на высоком берегу реки Псла (приток Днепра)... Вокруг в белых хатах живут хохлы. Народ все сытый, веселый, разговорчивый, остроумный, Нищих нет. Пьяных я еще не видел, а матерщина слышится очень редко, да и то в форме более или менее художественной. Помещики-хозяева, у которых я обитаю, люди хорошие и веселые...»

В дружеской атмосфере и на приволье Антон Павлович занимался не только писательскими экспромтами, но и своими профессиональными обязанностями. Например, лечил от тифа воспитанницу Линтваревых — 8-летнюю Катю. Впоследствии она вспоминала доброго врача, который учил ее есть помидоры сырыми, с солью и хлебом. Тогда эта столичная манера дегустации помидоров сюда еще не дошла: томат употребляли в пасте или соусе. Кстати, местных крестьян приезжий доктор принимал бесплатно.

Сумские впечатления от беззаботного дачного житья отразились в рассказах «Скучная история», «Именины», пьесах «Леший» и «Чайка» и в коротком юмористическом водевиле «Трагик поневоле».

«На днях я вспомнил, что зимою мною было дано обещание Варламову переделать один из моих рассказов в пьесу. Вспомнил, сел и переделал довольно-таки плохо. Из рассказа на старую, заезженную тему получилась старая и плоская шутка», — писал в одной из корреспонденций автор.

По свидетельствам домочадцев, общество вело в Луке довольно беззаботную жизнь: часто приезжали гости, жители особняка участвовали в веселых представлениях, которые разыгрывали для именинников, к примеру. Как и большинство других состоятельных семейств, здесь устраивали музыкальные вечера (музыку Чехов очень любил, хорошо знал и был в курсе последних сочинений композиторов).

Особое место в музыкальных симпатиях Чехов отводил Петру Чайковскому. Он, кстати, тоже любил южный край, жил и творил здесь. Будучи молодым человеком Петр Ильич гостил в Тростянце (неподалеку от Сум) в имении сокурсника Голицына. Тут он написал увертюру к первому своему симфоническому произведению по драме Островского «Гроза».

Возвращаясь к Чехову, отметим, что о семействе Линтваревых он отзывался с нежностью и в шутливом тоне, что видно из письма к Алексею Суворину (журналист, театральный критик, издатель).

«...Живу я на берегу Псла... Просторно до такой степени, что мне кажется, что за свои сто рублей я получил право жить на пространстве, которому не видно конца. Хозяева мои оказались очень милыми и гостеприимными людьми. Семья, достойная изучения... Третья дщерь, кончившая курсы в Бестужевке...— мускулистая, загорелая, горластая. Хохочет так, что за версту слышно. Страстная хохломанка. Построила у себя в усадьбе на свой счет школу и учит хохлят басням Крылова в малороссийском переводе. Ездит на могилу Шевченко, как турок в Мекку... Теперь о будущем. В конце июня или в начале июля я поеду в Киев, оттуда вниз по Днепру... до Черного моря...»

Страшный талант маленькой сцены

Однако в этих упоительных местах и пространствах Харьковской губернии писатель испытал острую горечь потерь. В июне 1889-го в Луке умер от туберкулеза родной брат писателя — художник Николай Чехов.

Антон Павлович крепко сдружился со многими украинскими деятелями культуры, особо ценил талант Марии Заньковецкой, называя ее «страшной силой». При этом признавал, что для такого яркого и самобытного дарования актрисы провинциальная сцена слишком мала.

Исследователи творчества Чехова считают, что две Марии из труппы Марка Кропивницкого — Заньковецкая и Доленко стали прототипом героини его рассказа «Огни». «Говорила она, словно пела, двигалась грациозно и красиво и напоминала мне одну знаменитую хохлацкую актрису».

В своих воспоминаниях Мария Заньковецкая замечала, что Чехов обещался написать пьесу и вывести для нее роль, чтобы непременно на украинском языке. Однако такой опус чехововедам неизвестен.

Его посадили. Теперь он памятник // CREATIVPODIYA.COMХотя насчет украинского языка — вполне возможно. В юности Чехов вместе с братом разыгрывали домашние представления и сценки, одной из постановок был «Москаль-Чарівник» по Котляревскому. С языком оригинала у молодых актеров затруднений не было.

Сегодня в бывшем доме Линтваревых открыт дом-музей Чехова. О том, как сюда добраться из Москвы, писатель подробно указывал в письме к коллеге по литературному цеху — Владимиру Короленко: «В четверг я еду, добрейший Владимир Галактионович, в Украйну. Напомню Вам о Вашем обещании побывать у меня в конце июля или в августе. Адрес такой: г. Сумы Харьковской губернии, усадьба А.В. Линтваревой». Маршрут: Москва, Курск, Ворожба, Сумы, извозчик...»

В Сумах, до последнего времени проходил театральный фестиваль «Чехов-фест», куда привозили свои постановки труппы не только из разных городов — стран.

Пару лет назад в Сумах открыли памятник писателю. Чехов сидит, облокотившись, на скамейке, а рядом на массивном камне цитата из его письма: «Аббация и Адриатическое море великолепны, но Лука и Псел лучше...»

Одна фраза, а как выразителен ее смысл.

 

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коротко о главном

Снова в книжном обозрении «2000» малая проза

Время от времени

Полноправным героем каждого романа из очередного книжного обозрения является время

Герои вопреки

В каждом из романов нынешнего обозрения есть ярко выраженный главный герой, который...

Время, вперед и назад

У всех романов первого августовского книжного обозрения непростые отношения со...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка