Дела семейные

№20(772) 20 — 26 мая 2016 г. 18 Мая 2016 0

Две объемные семейные саги, одна небольшая семейная драма и сборник рассказов, в которых не раз возникает тема семейных отношений — так выглядит подборка очередного книжного обозрения. Открывает его громкий дебют Мэтью Томаса о разрушении личности болезнью Альцгеймера, признанный одной из лучших книг США 2014 года. Тринадцатый роман британца Иэна Макьюэна начинается супружеским разладом, продолжается юридическим казусом и заканчивается оптимистической трагедией. Новая книга популярной писательницы Энн Тайлер посвящена самой обыкновенной американской семье, в шкафах которой полным-полно разнообразных скелетов. Украинка Людмила Таран выпустила очередной сборник короткой прозы, на сей раз довольно мрачный: большинство его героев болеют или умирают.

Пока смерть не разлучит

Мэтью Томас «Мы над собой не властны»

Автор: Мэтью Томас

Название: «Мы над собой не властны»

Жанр: семейная драма

Язык: русский перевод с английского

Издательство: М.: «Иностранка», 2015

Объем: 608 с.

Оценка: 5*

Где купить: www.yakaboo.ua

До выхода «Мы над собой не властны» Мэтью Томас преподавал в средней школе в Бронксе и ютился с женой и двумя детьми в квартирке с одной спальней. После шумного успеха своего первого романа писатель переехал на Манхэттен. Ничего себе получился дебют — романище из 600 страниц, номинации на ряд престижных литературных премий, сравнения с Джонатаном Франзеном, первые места в книжных хит-парадах 2014 года по версиям Esquire, New York Times и Washington Post.

Томас начинает издалека. Он описывает жизнь Эйлин Лири с раннего подросткового возраста, достаточно подробно останавливаясь на свойствах характера ее родителей, особенностях взросления девушки, ее отношениях с матерью и отцом, выборе профессии, встрече с будущим мужем Эдом. Первая половина книги охватывает эпоху от 1950-х до 1990-х, период, за который Америка изменилась до неузнаваемости. В начале первой части семейство Лири считает каждый цент и экономит на необходимом, в ее конце Эд и Эйлин покупают дом за 400 тысяч долларов. В частной истории семейной жизни преподавателя колледжа и медсестры отражается общая история страны.

Первая часть могла бы стать самостоятельным романом, но в «Мы над собой не властны» она выполняет роль всего лишь развернутого пролога. Главные события книги начинаются после того, как напуганная странной невнимательностью, забывчивостью и переменами в характере 50-летнего мужа, Эйлин настаивает на том, чтобы Эд прошел медицинское обследование. На 322-й странице врач выносит чете Лири результаты анализов и с характерными интонациями в голосе произносит: «Мне очень жаль, но с большой вероятностью у вашего мужа болезнь Альцгеймера». Эта фраза проводит черту, за которой жизнь героев романа становится совершенно иной.

До этого момента Эда, Эйлин и их сына-подростка Коннелла можно было назвать самым обыкновенным, вполне заурядным американским семейством. Эд — ученый-биолог, в меру талантливый, трудолюбивый, компетентный, но не слишком выдающийся. Эйлин дослужилась до звания старшей медсестры больницы — карьера нестыдная, но и не самая впечатляющая. Коннелл — подросток как подросток, комплексы, изгойство, амбиции и своенравие в стандартных пропорциях. Но после постановки диагноза жизнь Эда, а значит, и его родных, медленно, но неуклонно превращается в ад.

Особенности данного ада в том, что болезнь Альцгеймера поражает не только и поначалу не столько тело, сколько разум, сознание. Потеря сперва долгосрочной, а потом и краткосрочной памяти превращает взрослого человека с некогда мощным интеллектом в беспомощного ребенка. Вторая часть романа — это страшная хроника постепенной деградации, с которой невозможно свыкнуться и от которой никуда нельзя деться. При этом в центре внимания Томаса не столько Эд, сколько Эйлин, а потом и Коннелл. Болезнь становится для них тяжелым испытанием главных человеческих качеств. И Лири-младший выходит из этого испытания победителем только через полтора десятка лет после смерти отца.

«Мы над собой не властны» — книга тяжелая, страшная и одновременно светлая, оптимистическая. Она о преданности, о самоотверженности, о торжестве семейных ценностей. И, конечно же, о любви, без которой все вышеперечисленное просто не может существовать.

Судья на распутье

Иэн Макьюэн «Закон о детях»

Автор: Иэн Макьюэн

Название: «Закон о детях»

Жанр: драма

Язык: русский перевод с английского

Издательство: М.: «Эксмо», 2016

Объем: 288 с.

Оценка: 5*

Где купить: grenka.ua

А вот у Иэна Макьюэна романов на 600 страниц я что-то не припомню, хотя прочитал все тринадцать. Более того, вопреки моде на эпические сочинения непомерных размеров, один из ведущих британских писателей в последнее время иногда выпускает романы, по объему больше похожие на повести — таким, к примеру, был вышедший в 2007-м «На берегу». «Закон о детях» тоже книга небольшая, тоже о семейной паре и тоже легко прочитывается за день.

В ней все просто и очень непросто — так часто бывает у хороших писателей. До банальности обычная житейская ситуация: немолодые муж с женой давно перестали заниматься сексом, но если 59-летней Фионе Мей от этого ни холодно, ни жарко, то ее ровесник-супруг Джек чувствует себя еще о-го-го и не собирается отказываться от маленьких удовольствий. Девять мужиков из десяти в такой ситуации преспокойно завели бы себе тайную любовницу, но Джек — человек порядочный, а это всегда чревато проблемами. Выслушав сообщение мужа о том, что он, видите ли, не хочет обманывать свою дорогую жену, так что пусть любовница будет не тайная, а явная, Фиона практически без раздумий предлагает Джеку убраться вон из дома. Что он, порядочный, и делает.

И ей, и ему есть от чего упасть духом, но о переживаниях мужа Макьюэн почти не рассказывает, он писателя интересует постольку-поскольку. Жене, понятно, довольно кисло, но рефлексировать ей попросту некогда. Фиона Мей не кто-нибудь, а член Высшего суда, специалист по семейному законодательству, и как раз после ухода Джека ей приходится разбирать очень непростое дело. У 17-летнего Адама Генри острый лейкоз, он нуждается в срочном переливании крови, но штука в том, что семья Генри принадлежит к секте «Свидетелей Иеговы», у адептов которой подобные манипуляции строго запрещены. Родители Адама отказываются от переливания, сам он полностью с ними согласен, администрация больницы обращается с иском о принудительном лечении.

Следует ли спасать подростка вопреки его воле? Мучительно сложный вопрос с точки зрения этики, но куда более простой, если руководствоваться нормами британского законодательства. Будь Адаму 18, ему бы преспокойно дали умереть, но до совершеннолетия еще три месяца, а значит, судья Мей имеет все основания руководствоваться тем самым «Законом о детях», который в названии. А он гласит: (эта фраза вынесена в эпиграф) «При рассмотрении любого вопроса, касающегося ...воспитания ребенка... первостепенной заботой суда должно быть благополучие ребенка». Решение вынесено, точки над «і» расставлены, справедливость торжествует. Самое время перевернуть историю с ног на голову, как обычно и поступает Макьюэн в своих романах, что в больших, что в маленьких.

Что делать пожилой женщине, которую преследует переполненный чувствами юнец, еще вчера стоявший на пороге смерти и благодарный ей не только своим спасением, но и радикальными переменами в мировоззрении? Как вести себя в идиотской ситуации, в которой — чистый цугцванг! — нет ни одного хорошего хода, а есть лишь один другого хуже? Девять женщин из десяти, даже не будучи членами Высшего суда, поступили бы так, как поступила Фиона. Наверное, это тот гамлетовский случай, когда трагедия неминуема: она произойдет потому, что не произойти не может. Парадокс в том, что именно эта трагедия становится спасением для брака Фионы и Джека Мей.

В «Законе о детях» хватает парадоксов, но финальный вывод вполне однозначен и даже несколько дидактичен. Да, милосердие порой важнее буквы закона, кто бы спорил. Вот только проявить его, когда оно создает угрозу репутации, карьере и личному благополучию способны немногие. Ну, допустим, один человек из десяти.

Спокойные и мягкие

Энн Тайлер «Катушка синих ниток»

Автор: Энн Тайлер

Название: «Катушка синих ниток»

Жанр: семейная драма

Язык: русский перевод с английского

Издательство: М.: «Фантом Пресс», 2016

Объем: 288 с.

Оценка: 4*

Где купить: www.booklya.ua

Если практически все, написанное Макьюэном, на русский переведено, то Энн Тайлер, автор двадцати романов и пулитцеровский лауреат 1989 года, у нас почти не известна: одну ее книгу на русском выпустили в 2006-м, а другую и вовсе в советские времена. «Катушка синих ниток», последний роман писательницы, вышел в оригинале в прошлом году. Не исключено, что он действительно станет последним в ее творчестве: 74-летняя Тайлер, затворница, крайне редко появляющаяся на публике, недавно обмолвилась об этом в одном из своих немногочисленных интервью.

В центре повествования «Катушки» семья Уитшенков, заурядных обитателей заурядного американского города, которые невесть почему считают себя какими-то особенными. В принципе, кое-какая особость имеется. Например, в самом начале романа Денни Уитшенк звонит родителям, заявляет, что он гей и вешает трубку к полному недоумению Уитшенка-старшего. Впрочем, верить Денни на слово не стоит, он парень странный и безответственный: то уезжает из родного дома и годами не дает о себе знать, то заявляется с беременной невестой, то оказывается обладателем невесть где полученного преподавательского диплома, то привозит дочь, ничуть на него не похожую.

Вообще, если присмотреться, то окажется, что в семействе Уитшенков все не очень-то слава богу. Денни, тот еще фрукт, терпеть не может младшего брата Стема, поскольку тот не родной сын Реда и Эбби, а усыновленный сирота. Родители стремительно стареют, причем у Эбби старение сопровождается провалами в памяти и выпадениями из реальности, которые в конце концов приводят к катастрофе. Ко всему прочему семейное древо Уитшенков выросло на сомнительной почве: роман отца Реда Джуниора с его матерью Линни начался, когда последней было 13, и вполне мог закончиться для 26-летнего первого не только скандалом, но и тюрьмой.

Тайлер разматывает свою катушку в обратном хронологическом порядке. Первая часть посвящена современности, вторая переносит читателей на полвека назад, во времена молодости Реда и Эбби, в третьей рассказана история Джуниора и Линни. И главный тут не он, Уитшенк-старейший, а она, удивительная упрямица, не только окрутившая парня, почти не имея на это шансов, но и устроившая их совместную жизнь по своим незатейливым обывательским понятиям. Как ни странно, если не считать смерти, жизнь получилась вполне счастливой.

По существу, роман Тейлор как раз об обывательском счастье — угловатом, но простом, не безоблачном, но вполне душевном, омрачаемом неизбежными бедами, но никогда не теряющем перспективы. И стиль этой книги под стать ее настроению: забавные, но довольно однообразные диалоги, многочисленные, но вовсе не обязательные подробности, трогательные, но слегка скучноватые житейские истории. Любопытно, что Тейлор когда-то с неприязнью отзывалась о творчестве все того же Макьюэна, у него мол, герои, какие-то неприятные, и вообще, в современных романах должно быть больше «спокойных, мягких и просто хороших людей».

В «Катушке синих ниток» спокойных, мягких, белых и пушистых полным полно. Собственно, таковы все Уитшенки. Даже диковатый Денни к финалу окажется таким милым зайчиком, каким в начале романа его невозможно было вообразить.

Переход в минор

Людмила Таран «Остання жінка, останній чоловік»

Автор: Людмила Таран

Название: «Остання жінка, останній чоловік»

Жанр: короткая психологическая проза

Язык: украинский

Издательство: Львов: «Видавництво Старого Лева», 2016

Объем: 272 с.

Оценка: 4*

Где купить: www.booklya.ua

Предыдущий сборник Людмилы Таран «Прозорі жінки» в прошлом году вошел в лонг-лист «Книги года Би-би-си» и — открою как член жюри премии маленький секрет — недобрал лишь один голос для попадания в финал. Год спустя Таран снова издала книгу короткой прозы, снова в названии сборника присутствует слово «женщина» и большинство основных персонажей снова относится к прекрасному полу. Однако тональность нынешней книги гораздо более минорная. А если без обиняков, то прямо-таки трагическая.

Когда в пятом рассказе сборника ни одна из трех героинь не погибла и не заболела какой-нибудь ужасной болезнью, я даже немного удивился. В первых четырех смерть была и неотъемлемым элементом сюжета, и одной из центральных тем. В наибольшей степени это касается как раз четвертого, «Заковтування вогню». Таран завершает его почти проповедническим пассажем: «Ми забуваємо, що смерть — ключ до вічності, брама у вічне буття, де душа опиняється наодинці з Богом». Последняя фраза этого текста — «Прийми мене, Господи» — рифмуется со столь же христианским (и таким же летальным) финалом рассказа «Фавн»: «В твої руки віддаю я духа мого». Вообще в этом сборнике немало обращений ко Всевышнему — содержание определяет модальность.

Пожалуй, заглавный рассказ, самый показательный — собственно, как и должно быть в правильно составленном сборнике. Виктор и Инна, в далеком школьном прошлом учитель и ученица, встречаются много лет спустя. Он — вдовец, у нее муж — давно уже нелюбимый пропойца, вроде бы серьезных угроз общественной морали не имеется. Тем не менее трехдневный праздник запоздалой любви героев ощущается как запретный, почти что грешный и определенно гибельный. Переполненные новыми чувствами персонажи не подозревают, что давшая им жизнь писательница, не найдет перспективы для их дальнейших отношений и решит эту жизнь у них отобрать. Финальная автокатастрофа тут продиктована не событийной логикой, а своеволием автора.

Проза Таран щедра на контрасты. Рядом с истовой религиозностью обнаруживается бесстыдный и даже слегка вызывающий эротизм, барочная пышность слога соседствует с просторечиями, возвышенная философичность чередуется с язвительной сатирой. При очевидной плотности и даже некоторой вычурности ее речевой манеры слишком уж эффектные сюжетные ходы выглядят искусственными. Характерный пример — рассказ «Вітряна брама». В его финале известный поэт, которому молодая женщина-колясочница посылает свои стихи, и сам оказывается инвалидом: слишком красиво, слишком предсказуемо.

«Последняя женщина» в сравнении с «Прозрачными» выигрывает: нынешний сборник производит впечатление более цельного, более содержательного и, в конце концов, более качественно подготовленного, чем предыдущий — все-таки редактура и дизайн в ВСЛ одни из лучших в стране. Впрочем, и к этой ложке меда придется добавить щепотку дегтя. От последнего рассказа сборника всегда ждешь чего-то этакого, но «Там, де небо» для завершающего аккорда не годится — небо в нем всего лишь с овчинку. В правильно составленном сборнике так быть не должно.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...
Загрузка...

Вариации на тему

В нынешнем обозрении собраны книги, написанные на основе других книг. Израильтянин...

Сredo незаблудшего поколения

Сбившийся с правильного жизненного пути («заблудший») украинский народ, вот уже...

Мотивируем школьника

Чего никогда не следует делать, так это критиковать ученика, сравнивая его успехи с...

Каждый пятый готовится к худшему

Немцы очень уважают Гете, англичане благоговеют перед именем Шекспира. Но почему-то...

Сыновья укрепляют браки?

Шансы семейных пар, воспитывающих сыновей, на долгий счастливый брак выше, чем у...

Спящих дипломатов просят не беспокоиться

Не оставляет подозрение, что если бы не возмутился официальный Вильнюс, то и в Киеве бы...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка