Дмитрий Казаков: «Моя библиотека так упорядочена, что надо мной смеются»

№15(815) 14 -- 20 апреля 2017 г. 12 Апреля 2017 3

Дмитрий Казаков

Поэт, издатель и литературный организатор Дмитрий Казаков честно признался «2000», что работает в постели, скачивает книги с пиратских ресурсов, иногда читает всякий мусор и бесстыдно ворует идеи из монографии об истории перформанса.

Кто он: поэт, куратор фестиваля актуальных поэтических практик Kyiv Poetry Week, соучредитель поэтического издательства «Лоция».

— Почему и для чего вы читаете книги?

— Обычно я отвечаю, что книги это единственное конструктивное изобретение человечества, которое является одновременно и средством, и целью. Хотя, по большому счету, это просто такая зависимость. Я общался с человеком, который длительное время находится в завязке, он теперь стал много читать и утверждает, что испытывает состояние, близкое к наркотическому трансу.

— Где вы обычно читаете?

— Наверное, проще сказать, где я не читаю — я даже в ванной это делаю. Дело в том, что я принадлежу к тому типу людей, которые читают несколько книг одновременно. Одна лежит на стиральной машине возле входа в уборную. Другая на кухне, я читаю ее перед сном, выпивая чай. На журнальном столике лежит несколько книг, которые я читаю в кровати. Я и работаю тоже в кровати, потому что жена занимает стол, и мне с ноутбуком приходится работать в постели. Еще я, конечно же, читаю в транспорте. Да и на работе — в Plivka Art Center, в книжном магазине «Кафептах» — тоже постоянно читаю. Такая у меня работа.

— Предпочитаете бумажные книги или электронные?

— Как издателя меня больше интересуют бумажные. Сейчас многие говорят о том, что электронные книги постепенно вытесняют бумажные, но я считаю, что это не так, что это поддерживающие друг друга проекты. Я не верю в «популяризацию чтения» при помощи электронных книг, по-моему, это просто слоган. На самом деле книги читает приблизительно одна и та же доля грамотного населения. А вообще я читаю с чего угодно. С телефона, с ноутбука, бумажные книги, распечатки рукописей и текстов, добытых пиратским способом. Да, я периодически «пирачу». Наверное, как все.

— Что входит в круг вашего чтения?

— Конечно, я читаю очень много поэзии, это важнейший круг моих профессиональных интересов и моей профессиональной деятельности. Читаю о театре — по образованию я режиссер, так что и пытаюсь держаться в курсе. Читаю всякий нон-фикшн, и его доля постоянно растет. Отдельный интерес у меня вызывает киберкультура — как подразделение и фантастики, и современной философской, культурологической мысли. Еще, признаюсь честно, я читаю всякий мусор. В частности, меня интересует зомби-субкультура и супергерои. То есть я читаю книги о зомби и комиксы.

— Какая книга больше всего повлияла на вас в юности?

— Книга, которая меня в свое время по-настоящему потрясла, причем по не известным мне причинам — это повесть Достоевского «Село Степанчиково и его обитатели». Она повергла меня в состояние, близкое к тому, когда пишешь стихи. Было даже ощущение соавторства.

— Что вы читаете сейчас?

— Последнюю книгу Уильяма Гибсона о дополненной реальности — это как раз та киберкультура, о которой я говорил. Читаю сразу два поэтических многотомника — Ольги Седаковой и Геннадия Айги. Читаю The Irony Tower Эндрю Соломона. Это американский журналист, который приехал в Москву на первый аукцион «Сотбис» вскоре после Олимпиады-80 и познакомился с московскими концептуалистами. Они его почему-то приняли в свой круг — наверное, как такую западную диковинку — перестали обращать на него внимание, а он все время ходил и за ними записывал и снабжал свои заметки занимательными комментариями. Ну и еще я читаю пять книг, которые скоро выйдут в «Лоции» — как раз работаю над их составлением.

— Как выглядит ваша домашняя библиотека?

— Поскольку я занимаюсь книготорговлей, она у меня очень упорядочена, настолько, что жена и друзья надо мной смеются. Есть две большие категории — поэзия и проза. Каждая делится на подкатегории: русская, украинская, зарубежная переводная, зарубежная на языках оригиналов. И все это расставлено еще и по алфавиту или по сериям.

— Топ-5 главных книг вашей жизни?

— На этот вопрос невозможно ответить — у меня каждый год есть какой-то топ. Могу перечислить за последнее время. Это «Возможно Эстер» Кати Петровской. Наконец-то я добрался до «Банальности зла» Ханны Арендт, и она меня действительно перевернула. Сборник стихов Dead Dad Лиды Юсуповой, которая выступала у нас на Kyiv Poetry Week. Ну и еще «Искусство перформанса» Роузли Голдберг, она сейчас очень популярна.

Эта книга случайно попала ко мне в виде подарка и оказалась очень грамотно составленной по эпохам и по группам: от начала ХХ века — футуристы, дадаисты, венский акционизм, русский акционизм и т. д. — до наших дней. Я так понимаю, что она постоянно дополняется и переиздается по мере развития перформанса. Поскольку мы презентуем наши книжки в основном перформансами, могу честно сказать, что многие идеи я с большим удовольствием слямзил из этой книги и ничуть этого не стыжусь.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Вариации на тему

В нынешнем обозрении собраны книги, написанные на основе других книг. Израильтянин...

Сredo незаблудшего поколения

Сбившийся с правильного жизненного пути («заблудший») украинский народ, вот уже...

Мотивируем школьника

Чего никогда не следует делать, так это критиковать ученика, сравнивая его успехи с...

Каждый пятый готовится к худшему

Немцы очень уважают Гете, англичане благоговеют перед именем Шекспира. Но почему-то...

Сыновья укрепляют браки?

Шансы семейных пар, воспитывающих сыновей, на долгий счастливый брак выше, чем у...

Спящих дипломатов просят не беспокоиться

Не оставляет подозрение, что если бы не возмутился официальный Вильнюс, то и в Киеве бы...

Загрузка...

Нелогичный Трамп

Трамп признался в том, что он сознательно совершил антиконституционный поступок

Вблизи войны

Романы, о которых пойдет речь в нынешнем обозрении, так или иначе связаны с ужасами...

Про долю сина, чоловіка та батька взнали через три...

Три роки тому тридцятирічний будівельник Сергій Колотун пішов добровольцем захищати...

Иногда они оживают...

Может ли «навести порядок в стране» человек, неоднократно менявший свою...

Очень гуманная война

На фронте не слишком любят убивать

«А тепер я выпью чаю и в барак спать иду...»

Такой бесхитростный и печальный стих под названием «Пісня українських робочих»...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка