Миланский затворник

№8(761) 26 февраля — 3 марта 2016 г. 24 Февраля 2016 5

Нина Ивановна Королюк (урожденная Андрос; псевдонимы Ника Андерс, Ника Андрос) — писатель, искусствовед, педагог; профессор по кафедре хорового дирижирования; действительный член Академии российской словесности.

Никогда еще я так не робела перед рабочей встречей. Но как не робеть, когда тебе предстоит беседовать с человеком, знающим самого выдающегося мыслителя современности! С тем, кто бывал в доме великого философа, с тем, кого знаменитый затворник допустил к своей тайне.

В прихожей со множеством дверей меня гостеприимно встречает элегантная стройная женщина — Нина Королюк. Ее квартира в самом сердце Киева. В окнах просторной комнаты с высокими потолками виднеется силуэт Золотых ворот. На полках, журнальном столике — всюду книги. У окна на столе, накрытом бордовой скатертью, сервированы закуски.

— Вот примерно так нас и встретил Умберто, — рассказывает Нина Ивановна.

— Дима, ты же предложишь нам кофе? — обращается она к сыну. — Вы знаете, у нас чудесный итальянский кофе.

Отпиваю обжигающе горячий ароматный напиток из тонкой фарфоровой чашечки. Кофе действительно хорош!

— В Академии российской словесности мне поручили передать Умберто Эко диплом почетного академика. Это было в ноябре 2012-го. Он жил довольно уединенно в своем доме в Милане и почти никого не принимал. Попасть к Умберто казалось недостижимой мечтой. Без помощи мужа и его авторитета у итальянской профессуры это, наверное, не удалось бы (супруг Нины Ивановны Владимир Королюк — выдающийся математик, академик НАН Украины. — Авт.).

Мне передали контакты, я написала сообщение по электронной почте. Он откликнулся и назначил дату встречи. Мы заранее договорились, что мой сын Дмитрий будет меня сопровождать — он много лет прожил в Италии и блестяще владеет итальянским. К тому же нам необходимо было сделать фотографии.

Я, конечно, готовилась к встрече — приобрела приличный вид, — Нина Ивановна усмехается и с неуловимым женским кокетством легко касается волос. — Надела такое длинное белое пальто, мы зарядили фотоаппарат.

Дом Умберто — в элитном районе города, поэтому мы оставили автомобиль на парковке гостиницы и поехали в гости на трамвае. Когда подъехали, на улице шел проливной дождь. Под подъездом стояла роскошная машина Умберто, мы поняли: он здесь.

Я слышала, что он затворник, человек довольно закрытый. И меня потрясло то тепло и гостеприимство, с каким он нас встретил. Как он нас обнимал, помогал снять пальто, обсушиться, вытереться!

Потом пригласил нас к себе в кабинет. И тут выяснилось, что фотоаппарат мы забыли в гостинице! Что же делать? Я попросила разрешения, чтобы мой сын снял нас на камеру мобильного телефона. Умберто не возражал, отнесся к этой ситуации с юмором.

Как описать вам его кабинет? Вот если мою комнату (просторное светлое помещение с большими окнами. — Авт.) поделить пополам, мебель покрыть белыми чехлами, а стол поставить побольше этого — будет похоже на кабинет Умберто Эко.

Горничная сервировала стол — вот примерно как сейчас у меня. Ах да, еще были вино и орешки. Сразу завязался оживленный разговор. Причем начали со здоровья, опасностей лишнего веса, методов похудения. В кабинете стоял массажный стол, он сказал, что у него все чаще болит спина.

Потом спросил, а кто из нас, собственно, профессор, кто приехал к нему с поручением. Я рассказала об академии, в ответ услышала, как он любит Чехова, Толстого, как обожает Пушкина. Довольно быстро мы по его инициативе перешли на «ты».

Он рассказывал мне, как учился. Конечно, разговор зашел о музыке — во времена юности Умберто Эко музыкальное образование было обязательным. Он играл на флейте.

Я подарила ему свои книги. Вы, наверное, видели на фотографиях его дом — у него такой громадный коридор, лестница, потолок метров шесть. И все это — в книгах!

— Вы подарили ему украинские книги?

— Да, и украинские в том числе.

— Он вообще что-то знал об Украине?

— Я представила ему наших писателей — Бориса Олийныка, говорила о Сосюре. Он знает о Тычине, Короленко, Шевченко, Рыльском. Он, конечно, знает Котляревского! — сейчас, как и на протяжении всего разговора, Нина Ивановна не употребляет прошедшего времени, будто пытаясь таким образом сохранить, удержать Умберто Эко среди нас, живых. В нашей беседе, в ее воспоминаниях он где-то далеко — но тут, в настоящем.

— А еще у него есть тайная комната. Я смеялась: как у Синей Бороды! И он меня туда повел, ключ от комнаты был у него при себе, лежал в кармане брюк. Там он показал мне книги XV столетия и рассказал, каким важным считает сохранение старинных рукописей. Вы не представляете, как он любил эти книги, как дрожал над ними, каким сокровищем их считал!

Мы говорили на английском, иногда беседа становилась невероятно экспрессивной, тогда Умберто переходил на итальянский, а я просила помощи Дмитрия.

— Эко чувствовал, что он — человек-эпоха? Осознавал, что гений?

— Думаю, он это прекрасно понимал. Но в нем нет ни грамма снобизма, абсолютно открытый, простой в общении.

Почему мы говорили с Умберто о детской литературе, о воспитании, роли учителя, о семейных ценностях? Эта тема мне близка, ведь я пишу сказки.

Издавать их в Украине довольно сложно, приходилось делать это за свои деньги, заработанные за границей, прибегать к помощи мужа. Гораздо проще было с российскими издательствами — они сразу предложили мне договор на выпуск нескольких книг. По моей сказке поставил спектакль Роман Виктюк, есть у меня совместный с Никасом Сафроновым проект — мои сказки и его картины-иллюстрации.

— Ты, наверное, богатая женщина, Нина, — говорил мне Умберто, — смотри, сколько у тебя изданных книг!

И очень удивился, когда я сказала, что он ошибается:

— Во-первых, не тот калибр, во-вторых, не та страна, — ответила я ему.

— Вот у меня есть прекрасно изданная детская книга, — показывает она. — А тут неподалеку у нас находится замечательная «Книгарня «Є» (книжный магазин в центре Киева. — Авт.). И по совету своего издателя я предложила туда свою книгу. Через пару дней зашла узнать результаты.

Мне сказали: «Ми не приймаємо книжок російською мовою». Я удивилась: «Чому не приймаєте? Ось у вас, наприклад, книга Познера стоїть».

— Дитячої літератури російською мовою ми не приймаємо, — ответили мне.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коротко о главном

Снова в книжном обозрении «2000» малая проза

Время от времени

Полноправным героем каждого романа из очередного книжного обозрения является время

Герои вопреки

В каждом из романов нынешнего обозрения есть ярко выраженный главный герой, который...

Время, вперед и назад

У всех романов первого августовского книжного обозрения непростые отношения со...

Знедолені? Нездоланні! Переселенцы, бросившие вызов...

Они оставили свои дома и любимое дело, чтобы спастись от разрывов снарядов и начать...

Пеликан всея Руси

Рассказ о каждой книге нынешнего обозрения можно начать с фразы: «А вот если бы...»

Все поправимо

Донецкий ученый создал лучший в мире украинский онлайн-корректор

День, когда все поют«върви, народе възродени»

После того,как Болгария присоединилась к Евросоюзу, кириллица стала его...

Дела семейные

Две объемные семейные саги, одна небольшая семейная драма и сборник рассказов, в...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка