Принципы многоголосия

№33–34(745) 23 — 29 октября 2015 г. 21 Октября 2015 0

Книжное обозрение

Все книги очередного обозрения в той или иной степени полифоничны, в каждой из них сразу несколько главных героев или сюжетных линий.

Индийский писатель Ману Джозеф написал язвительный роман о рудиментах кастовой системы и особенностях национальной мистификации.

Живущий в Нью-Йорке ирландец Колум Маккэнн соединил два континента не только в своей жизни, но и в новой книге, посвященной контактам между Старым и Новым светом. Британка Элайза Грэнвилл рассказала страшную сказку о Холокосте и его исторических корнях. Нынешняя москвичка Алиса Ганиева описала нравы родного Дагестана, в котором радикальный ислам накладывается на постсоветскую ментальность.

Два обмана

Ману Джозеф «Серьезные мужчины»Автор: Ману Джозеф

Название: «Серьезные мужчины»

Язык: русский перевод с английского

Жанр: лирико-сатирическая драма

Издательство: «Фантом Пресс», 2015

Объем: 384 с.

Оценка: 6*

Где купить: grenka.ua

На некоторых сайтах пишут не Ману Джозеф, а Джозеф Ману, но это неправильно, Джозеф в данном случае не имя, а фамилия. Индийскому писателю родом из штата Керала сейчас 41, и «Серьезные мужчины», вышедшие в английском оригинале пять лет назад, — его литературный дебют. Надо сказать, на редкость удачный: первый роман принес Джозефу престижные премии The Hindu Literary Prize и PEN Open Book Award.

В книге два главных героя, во многом противоположные друг другу по свойствам натуры. Один — Арвинд Ачарья, лет шестидесяти с лишним, директор научно-исследовательского института, человек, всецело преданный науке, мечтающий доказать заветную гипотезу о внеземном происхождении жизни. Другой — Айян Мани, его личный секретарь, мужчина средних лет, одержимый стремлением во что бы то ни стало вырваться из того социального слоя, к которому он принадлежит в силу своего происхождения.

Тут вот какая штука. Представители всех индийских каст получили равные права еще в 1950 году, однако де-юре не означает де-факто. Систему, существовавшую более двух тысяч лет, полностью ликвидировать так и не удалось. Представителям низших каст крайне трудно добиться карьерных успехов, бедные по-прежнему тихо ненавидят богатых и в то же время страстно желают пробиться в их среду. Для того чтобы достичь если не благополучия, то хотя бы славы, Айян находит нечестный, но остроумный способ: он выдает своего сына за вундеркинда.

В этом романе два больших обмана. Поначалу они выглядят симметричными, кажется, что Арвинд и Айян, несмотря на разделяющую их социальную пропасть, — одного поля ягоды, что для достижения своих целей оба готовы пренебречь истиной, а первый еще и профессиональной честью. На самом деле Арвинд не субъект подлога, а его объект. Чтобы обнаружить причину грандиозного скандала в благородном научном сообществе, следует искать женщину.

Собственно, что ее искать — она у всех на виду. Доктор Опарна Гошмаулик, коллега господина директора, особа молодая, красивая, дерзкая и, к несчастью, мстительная. В начале романа читательские симпатии на ее стороне, но к финалу ситуация наверняка меняется. Вот она где, эта симметрия — вовсе не между Айяном и Арвиндом, а между Айяном и Опарной. Потому что де-юре индийские женщины имеют те же права, что и индийские мужчины, но де-факто они по-прежнему находятся в положении слабом и зависимом.

Может показаться, что Джозеф выступает как консерватор — к попыткам изменить несправедливый статус-кво он относится весьма скептически. На самом деле это скепсис совсем иного рода. «Серьезные мужчины» — роман о том, что трудные обстоятельства — социальные, материальные, любовные — не могут быть оправданием подлости. Напрямую об этом не говорится ни разу, но позиция автора по отношению к своим персонажам секретом не является.

Определение жанра романа как лирико-сатирической драмы, может быть, несколько эклектично, однако более точное найти трудно. Эта книга иронична, порой откровенно насмешлива, но не лишена душевности. Ее герои зачастую ведут себя неприглядно, однако все их глупости и мелкие злодейства вызывают скорее горечь, жалость и сочувствие, чем гнев. Не могу сказать, что в своем романе Джозеф восславил свободу, но чувства добрые он определенно пробудил и милость к падшим несомненно призвал.

Берега сближаются

Колум Маккэнн «ТрансАтлантика»Автор: Колум Маккэнн

Название: «ТрансАтлантика»

Язык: русский перевод с английского

Жанр: социальная драма

Издательство: «Фантом Пресс», 2015

Объем: 352 с.

Оценка: 6*

Где купить: booklya.com.ua

Это последний по времени, восьмой по счету и третий переведенный на русский роман Маккэнна. А еще это самая полифоничная из книг нынешнего обозрения. Три истории, рассказанные в первом разделе «ТрансАтлантики», поначалу никак между собой не связанные и отстоящие друг от друга на многие десятки лет, в дальнейшем не только получают продолжение, но и сплетаются в единый сюжет. Причем стержнем этого сюжета никто из героев первоначальных историй не является.

Год 1919: Джон Алкок и Артур Браун совершают первый беспосадочный перелет через Атлантический океан. Год 1845: в Ирландию приезжает афроамериканский борец за расовое равноправие Фредерик Дагласс. Год 1998: сенатор США Джордж Митчелл возглавляет контактную группу по урегулированию конфликта в Северной Ирландии. Во всех случаях Америка и Европа вступают в непосредственный контакт, оказываясь поочередно учителем и учеником друг друга.

В каждой из этих историй есть второстепенный женский персонаж. Замысел Маккэнна достаточно прост: впоследствии вторые станут первыми. Скромная служанка Лили под впечатлением знакомства с Даглассом решит радикально изменить свою судьбу и перебраться из неблагополучной Ирландии в манящую возможностями Америку. Судьба Лили сложится, мягко говоря, непросто, но именно она даст начало своеобразной женской династии, которая станет не только сюжетной, но и смысловой основой «ТрансАтлантики».

Тут между романами Маккэнна и Джозефа можно провести любопытную параллель. В первом речь идет о кастовом неравноправии, во втором — о расовом, но в обоих случаях в результате возникает тема гендерной эмансипации. Только если в «Серьезных мужчинах» она остается второстепенной, то в «ТрансАтлантике» становится одной из основных. Жизненный путь Лили от нищей эмигрантки до состоятельной владелицы успешного бизнеса можно считать очередным примером осуществления американской мечты, причем случившимся задолго до появления самого этого оборота.

Если в более раннем романе «Танцовщик», посвященном судьбе Рудольфа Нуриева, Маккэнн допустил в обращении с историческим материалом немало не всегда оправданных вольностей, то в «ТрансАтлантике» он ничего такого себе не позволил. Более того, ныне здравствующий Джордж Митчелл лично консультировал автора при написании текста. Вообще сенатор не только один из ключевых героев, но и настоящий символ романа. Сын ирландца и ливанки, американец, миротворец. Был бы он еще и женщиной... Впрочем нет, это уже слишком.

«ТрансАтлантика» как раз и хороша тем, что в ней ничто не слишком. Параллели аккуратны, совпадения не чрезмерны, общий мажорный строй оттеняется минорными разработками, порой трагического характера. Финал проникнут глубокой печалью, но последняя фраза: «Мир берет и не кончается; невозможно им не восхищаться». Еще одно сходство с романом Джозефа — у Маккэнна получилась книга мудрая, гармоничная и по-хорошему трогательная. Причем практически весь катарсис писатель приберег к финалу — будьте начеку.

В гостях у сказки

Элайза Грэнвилл  «Гретель и тьма»Автор: Элайза Грэнвилл

Название: «Гретель и тьма»

Язык: русский перевод с английского

Жанр: историко-мистическая драма

Издательство: «Фантом Пресс», 2015

Объем: 384 с.

Оценка: 6*

Где купить: kiev.zakupka.com

Еще один редкий по силе и оригинальности дебют. Об Элайзе Грэнвилл у нас почти ничего не известно — вроде бы живет в Великобритании, является специалистом по волшебной сказке. Последнее чувствуется на протяжении всего романа, начиная с названия, напоминающего о «Гензеле и Гретель» братьев Гримм. Когда-нибудь дотошные литературоведы подсчитают, сколько всего разнообразных сказок упоминает, цитирует и имеет в виду Грэнвилл в своем романе. Навскидку их тут многие десятки.

Уже в прологе есть отсылки к нескольким широко известным старинным сюжетам — о Мальчике-с-пальчике, о волшебных бобах, о гаммельнском дудочнике, о детях, победивших людоеда. Пролог вообще не слишком прозрачен, о том, кто его герои, от кого они бегут и куда направляются, читателю расскажут ближе к финалу. Грэнвилл не торопится с объяснениями, смысл происходящих событий в романе проявляется постепенно. Кстати, умением держать интригу может похвастаться далеко не каждый писатель, тем более новичок.

Две параллельные сюжетные линии поначалу никаких пересечений друг с другом не имеют. Первая отправляет нас в Вену 1899 года, в особняк одного из отцов-основателей психоанализа Йозефа Бройера. В дом пожилого, но еще не утратившего телесных интересов ученого приносят абсолютно голую девушку со следами побоев, и доктор Бройер задается целью ее по крайней мере вылечить, а там как повезет. Придя в себя, девушка сообщает, что она не человек, а машина, что ее специально послали в Вену из будущего с целью убить некое чудовище по имени Ади, пока этот Ади еще маленький.

Уже догадались, что за Ади? Если нет, вам поможет вторая сюжетная линия. Ее героиня — девочка с тяжелым характером, чей отец работает в «особенном зоопарке», где содержат «зверолюдей». Как только оказывается, что дело происходит в Центральной Европе начала 1940-х, почти все тайное становится явным. Однако, дав ответы на одни загадки, Грэнвилл тут же загадывает другие, не менее интригующие. А еще строит свое повествование так, что не сопереживать девочке с тяжелым, но благородным характером просто невозможно.

Когда автор допускает в свой текст нечто сверхъестественное, то, что в обыденной жизни невозможно, да еще и строит на таком допущении главную интригу, возникает вопрос, как он справится с собственными придумками и наворотами. Обычно загадка интересней разгадки, но «Гретель и тьма» — замечательное исключение. Более того, сюжетная развязка при всей ее фантастичности выглядит абсолютно оправданной. В конце концов, роман Грэнвилл тоже в какой-то мере сказка. Не менее жестокая и страшная, чем те, которые адаптировали для детей братья Гримм.

В последнее время все чаще доводится читать романы о холокосте. В европейской литературе, в отличие от украинской и русской, эта тема вроде бы разъезжена вдоль и поперек, однако все новые и новые писатели находят возможность раскрыть ее необычным способом. Грэнвилл построила свой роман на основе волшебных сказок, прибегнув, таким образом, к своеобразной мифологизации зла. Фашизм в ее книге — результат высвобождения из-под спуда темных хтонических сил. Впрочем, кроме метафизического аспекта, есть и сугубо социальный: в Вене конца XIX века предвестий грядущей катастрофы было предостаточно.

Восток во мгле

Алиса Ганиева  «Жених и невеста»Автор: Алиса Ганиева

Название: «Жених и невеста»

Язык: русский

Жанр: этнографическая драма

Издательство: М.: АСТ, 2015

Объем: 352 с.

Оценка: 5*

Где купить: grenka.ua

Ганиева начинала как литературный критик, но потом попробовала писать художественную прозу и втянулась настолько, что критику совсем оставила. Ну и правильно, зачем писать о чужих книжках, если умеешь сочинять свои собственные? Пока что весь фикшн, сочиненный Ганиевой, посвящен ее исторической родине, на которую она как москвичка по рождению и месту жительства смотрит несколько отстраненно и непредвзято. Однако непредвзято не значит равнодушно: Дагестан у Ганиевой вызывает очевидную душевную боль.

В романе две постепенно сходящиеся сюжетные линии и соответственно два центральных героя: Патима, которую все называют Патей, и Марат, которого все именно так и называют. Тут сразу нужно отметить, что Ганиева не рискнула говорить от имени мужчины, так что Патя ведет повествование от первого лица, а про Марата рассказывается в третьем, и этот ход выглядит не вполне удачным. Дело в том, что истории Марата и Пати во многом симметричны. Оба живут в Москве и, подобно автору, порядком оторвались от местных традиций. Оба приехали в отпуск, причем непонятно на сколько — у обоих не все в порядке с работой.

Наконец, главное: родители обоих героев намерены во что бы то ни стало изменить их матримониальный статус. Проще говоря, Патю хотят срочно выдать замуж, а Марата немедленно женить. По меркам дагестанского поселка Марату давно пора завести семью, а уж Пате так и вовсе — в свои 26 она считается почти безнадежной старой девой. Любопытно, что оба героя на требования старорежимных предков реагируют на удивление вяло. То есть вроде бы сопротивляются, но кажется, если на них чуть сильней надавят, то покорно свяжут свою судьбу чуть ли не с первым встречным.

Впрочем, история любви Марата и Пати (они, конечно, встретятся — как же иначе) в романе все же не на первом плане. Общественные настроения интересуют Ганиеву гораздо больше, чем нежные чувства, что неудивительно, поскольку эти настроения в современном Дагестане у просвещенного москвича вызывают резонную тревогу. С одной стороны, это типичная постсоветская территория с засильем коррупции, произволом чиновничества и криминализацией бизнеса. С другой, тут сфера интересов ислама ваххабитского толка, получающего все более широкое распространение и проявляющего характерную нетерпимость к любому инакомыслию.

«Факты идут от иблиса», — заявляет Тимур, молодой политический активист и неудачливый Патин ухажер. И продолжает: «Вспомните, чем искушал змей Адама, алейхи салам, и Хаву? Разумом. Он апеллировал к разуму. Он говорил: «Аллах не разрешает вам срывать с древа познания, потому что боится потерять власть над вами». И первые люди не вняли его речам. Не вняли и пали. Единственное, самое, спасение от искушающего, ведущего в ад разума, — вера. Если к вам подходит человек и начинает опровергать вашу веру фактами, аргументами и логикой и вера, самое, у вас начинает шататься, знайте, этот человек — пособник дьявола».

В этом пассаже суть того, что возмущает Ганиеву: догматизм, ригоризм, мракобесие, агрессия, косноязычие, невежество. Примириться со всем этим невозможно, сосуществовать — крайне трудно; по большому счету ни Пате, ни Марату в родном поселке места нет. Им бы пожениться, да в Москву, но автор решил, что хеппи-энд в таком романе неуместен, и подпустил в финале драматизма. Правда, настолько невнятного, что попереживать за попавшего в беду героя толком не получается.

Оценки:

7* — великолепно, шедевр
6* — отлично, сильно
5* — достаточно хорошо
4* — неплохо, приемлемо
3* — довольно посредственно
2* — совсем слабо
1* — бездарно, безобразно

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коротко о главном

Снова в книжном обозрении «2000» малая проза

Время от времени

Полноправным героем каждого романа из очередного книжного обозрения является время

Герои вопреки

В каждом из романов нынешнего обозрения есть ярко выраженный главный герой, который...

Время, вперед и назад

У всех романов первого августовского книжного обозрения непростые отношения со...

Пеликан всея Руси

Рассказ о каждой книге нынешнего обозрения можно начать с фразы: «А вот если бы...»

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка