За тенью тень

№35(785) 2 — 8 сентября 2016 г. 31 Августа 2016 0

В нынешнем обозрении собраны книги, между которыми нет почти ничего общего, разве что в названии первых двух присутствует слово «тень». Россиянин Сергей Беляков провел масштабное исследование начальных этапов украинской истории, которое убедительно доказывает, что Украина действительно совсем не Россия. Австралиец Грегори Дэвид Робертс выпустил сиквел нашумевшего «Шантарама»: вторая книга о благородном бомбейском жулике пользуется не меньшим спросом, чем первая. Француженка Лола Лафон написала концептуальную биографию Нади Команечи, одной из самых знаменитых гимнасток всех времен и народов. Украинка Катерина Бабкина снова обратилась к малой прозе, которая пока что удается ей гораздо лучше, чем крупная.

Не Россия

Автор: Сергей Беляков

Название: «Тень Мазепы. Украинская нация в эпоху Гоголя»

Жанр: историческая монография

Язык: русский

Издательство: М.: АСТ, 2016

Объем: 752 с.

Оценка: 6*

Где купить: grenka.ua

До 2010-х Сергей Беляков, житель Екатеринбурга, историк по образованию, заместитель главного редактора журнала «Урал» и член жюри нескольких престижных литературных премий, был известен прежде всего как критик. Писательская слава пришла к нему в 2013-м, когда 800-страничная биография «Гумилев, сын Гумилева» была отмечена второй премией «Большая книга». Нынешняя работа не менее масштабная и еще более актуальная. Парадокс в том, что «Тень Мазепы» сейчас не очень охотно прочтут и в России, и в Украине, причем по причинам одновременно схожим и разным.

Националистически настроенные украинцы, которым патриотизм заменяет здравый смысл, отнесутся к работе Белякова подозрительно уже потому, что за тему украинской истории и русско-украинских взаимоотношений взялся автор из России. Россияне с аналогичным отношением к окружающей действительности и евразийско-панславянскими взглядами увидят в «Тени Мазепы» подрыв одной из основных национальных идей. Дело в том, что главная мысль книги Белякова полностью противоречит популярной ныне в России концепции «один народ». Весь пафос этой монографии в том, что русские и украинцы — народы разные, причем буквально по всем параметрам.

«Тень Мазепы» охватывает период от начала XVI до середины XIX века, однако построена она не по хронологическому, а по тематическому принципу. Первая часть книги посвящена географии нации, вторая — названиям и самоназваниям, третья — этнографическим особенностям, с шестой по восьмую рассматриваются, мягко говоря, непростые отношения украинцев с соседями — поляками, русскими и евреями, в пятой и десятой речь идет, соответственно, о мифотворчестве нации и становлении ее элиты.

По существу Беляков последовательно разбирается со всеми критериями (территория, язык, уклад, обычаи, ментальность, самосознание), по которым один народ отличается от другого.

В этом плане особенно интересен феномен самосознания украинцев. Показательно, что почти до конца XIX века это слово ни как определение, ни как самоопределение нации практически не употреблялось. Обитателей пространства от Сяна до Дона называли множеством разных имен — и малороссами, и козаками, и русинами, и руснаками, и черкасами, и, конечно же, хохлами (это слово, известное еще с начала XVII столетия, далеко не сразу приобрело инвективный оттенок). Сами себя украинцы то называли «руськими», то не называли вообще никак. Современное украинское национальное самосознание возникает только во времена Шевченко. По существу, именно «батько Тарас» объяснил украинцам, что они отдельный народ.

Беляков подчеркивает роль Шевченко в формировании нации и посвящает ему немало страниц. Однако в качестве центральных и смыслообразующих фигур своей книги он все-таки выводит Ивана Мазепу и Николая Гоголя — первый упомянут в названии, второй в подзаголовке. И если Мазепа для Белякова символизирует краеугольный камень в стене, разделяющий русский и украинский народы, то Гоголь для него — это суть малороссийской двойственности, которая привела писателя с украинской душой к прославлению российского имперского величия. По Белякову, творческий кризис и гибель Гоголя во многом обусловлены роковым переломом в его национальном мировоззрении. «Тень Мазепы» — книга в высшей степени добросовестная. Она почти лишена идеологической тенденциозности и субъективной пристрастности, которыми часто грешат работы многих современных историков, предпочитающих убеждения научной истине. Интересно, что Беляков планирует продолжить исследование украинской истории на материале конца XIX — начала XX веков. Можно не сомневаться, что следующая книга писателя будет иметь еще больший резонанс, чем нынешняя.

То же плюс духовность

[img:94946, 300, right]

Автор: Грегори Дэвид Робертс

Название: «Тень горы»

Жанр: приключенческая драма

Язык: русский перевод с английского

Издательство: СПб.: «Азбука», 2016

Объем: 832 с.

Оценка: 5*

Где купить: yakaboo.ua

Пять лет назад дебютная книга австралийца Грегори Дэвида Робертса возглавляла отечественные списки бестселлеров, и теперь его имя снова в первых рядах. «Тень горы» стала продолжением суперпопулярного «Шантарама», и если первую книгу перевели на русский только через семь лет после выхода английского оригинала, то со второй переводчики (замечу, их было сразу трое) справились всего за полгода. Благо успех этого издания был предопределен.

Второй роман во многом похож на первый. Опять перед нами Бомбей 1980-х, причем не столько парадная его сторона (дорогие рестораны, модные вернисажи, политические дрязги), сколько теневая (наркобизнес, подпольная торговля оружием, черный рынок поддельных документов, мафиозные кланы, благородные бандиты, продажные копы, проститутки, торчки, наемные киллеры, дамы полусвета и прочие колоритные личности). Опять в центре всей этой увлекательной криминальной суеты Линдсей Форд, он же Линн, он же Шантарам. Хороший парень, по воле обстоятельств занимающийся нехорошими делами.

На всякий случай надо напомнить, что бывший грабитель, наркоман и заключенный Грегори Джон Питер Смит, взявший себе литературный псевдоним Грегори Дэвид Робертс, срисовал главного героя с самого себя. Еще в бытность налетчиком Смит проявил себя как незаурядная личность — шел на дело в костюме-тройке и всегда говорил своим жертвам «пожалуйста» и «спасибо». В качестве писателя Робертса он стократ приумножил свое обаяние. И «Шантарам», и «Тень горы» написаны небездарным пером — миллионные тиражи тому свидетельство. Во втором романе тот же бешеный экшн, что и в первом. Робертс снова живописует кошмарные передряги, отчаянные погони, кровавые разборки и чудесные спасения из безвыходных ситуаций. Впрочем, в «Тени горы» есть и кое-что новенькое — после жестоких сражений с коварными врагами герой отправляется в горы учиться жизни у отшельника-мудреца. Там же оказывается и его утраченная прежде возлюбленная, в результате чего криминально-приключенческая драма приобретает черты философской притчи и любовного романа. Вообще-то жуткая смесь, но идет на ура.

На самом деле в книгах Робертса есть все, что нужно для коммерческого успеха. Про бандитов публике всегда интересно, а уж если бандит благородный, то и подавно. В наличии также бойкий слог, восточная экзотика и сильнодействующее сочетание суровой мужественности с приверженностью к нежным чувствам. В «Тени горы» ко всему этому добавлены не слишком утомительные духовные искания и венчающая их простенькая, но убедительная мораль. Решающий бонус — юмор, порой циничный и черный, но все равно обаятельный.

«Надо грабить и убивать людей, пока они не ограбили и не убили тебя», весело заявляет один из персонажей, причем явно положительный. «Все честные копы похожи друг на друга; каждый продажный коп продажен на свой лад», перефразирует герой-рассказчик «Анну Каренину», и не понять, так было в оригинале, или порезвился кто-то из переводчиков. Начало романа тоже примечательное: «Источник всего сущего — свет — может проявляться по-разному, и проявлений этих намного больше, чем звезд во Вселенной», с серьезной миной объявляет Робертс. И то верно: человек смертен, Улхас впадает в Аравийское море, попробуй поспорь.

Политическая гимнастика

Автор: Лола Лафон

Название: «Маленькая коммунистка, которая никогда не улыбалась»

Жанр: биография

Язык: русский перевод с французского

Издательство: М.: «Фантом пресс», 2016

Объем: 352 с.

Оценка: 5*

Где купить: odissey.kiev.ua

Еще один нон-фикшн, на этот раз биографический. Лола Лафон, французская писательница с восточноевропейскими, в том числе румынскими, корнями написала документальный роман о Наде Команечи, одной из самых знаменитых девушек 1970-х годов, звезде спортивной гимнастики, которую сейчас помнят только представители старших поколений и специалисты. Это действительно не просто биография, а документальный роман. Книга Лафон основана на фактах, однако в ней нашлось место и домыслам, и приемам, свойственным сугубо художественной литературе.

Судьба Команечи и впрямь неординарная. В середине 1970-х она сенсация, чудо-девочка, пускай не выполняющая сумасшедшие трюки, как Ольга Корбут, и не обладающая зрелой грацией Людмилы Турищевой, но при этом феноменально точная, запредельно устойчивая и невероятно обаятельная. Несколько лет спустя, пройдя через муки взросления, она утрачивает детскую легкость, но сохраняет уникальный талант, и лишь предвзятость судей лишает ее «золота» московской Олимпиады. В середине 1980-х она становится любовницей Чаушеску-младшего, и ее репутация стремительно портится. В 1989-м, как раз в дни румынской революции, еще один сюрприз: Команечи бежит в Австрию и просит политического убежища в США. В 2006-м у нее родится ребенок — в то время бывшей гимнастке будет уже 45.

В этой истории Лафон более всего интересует феномен великой спортсменки как символа торжества тоталитаризма. Успех Команечи складывался из множества факторов — тут и невероятный талант, и сумасшедшее упрямство, помноженное на тренерский фанатизм, и, конечно же, государственная поддержка, без которой спорт высших достижений в полунищей стране был невозможен. К работе над книгой Лафон подходила с готовой концепцией, отображенной в названии. Но штука в том, что практика зачастую не в ладах с теорией, и «Маленькая коммунистка» именно такой случай.

Во-первых, Команечи очень даже улыбалась, и эту опровергающую тезисы писательницы улыбку можно увидеть во многих роликах выступлений гимнастки, выложенных на YouTube. Во-вторых, коммунисткой она была постольку-поскольку: явственных политических взглядов у Нади не наблюдалось, в период диктатуры Чаушеску она послушно говорила то, что требовалось, но с началом серьезной заварухи предпочла покинуть страну. В-третьих, самой Команечи концепция Лафон определенно не понравилась, и это один из самых любопытных аспектов книги.

В процессе работы Лафон общалась с Команечи по телефону и присылала ей фрагменты текста. И вот что интересно: всякий раз, когда речь шла о тяжелой жизни в Румынии 1970—1980-х, о жестоких лишениях и серой беспросветности той эпохи, Команечи начинала возмущаться. Дело тут явно не в том, что выводы писательницы шли вразрез с убеждениями бывшей гимнастки, а в том, что ей было просто-напросто «за державу обидно». Именно поэтому вполне справедливые сентенции Лафон казались ей лживыми инсинуациями. И если задаться вопросом, в чем тут причина, в неистребимых пережитках тоталитарного мышления или в подслеповатой любви к родине, то однозначный ответ, скорее всего, окажется неверным.

Хорошо, но мало

Автор: Катерина Бабкина

Название: «Щасливі голі люди»

Жанр: сборник рассказов

Язык: украинский

Издательство: Черновцы: «Книги-XXI», 2016

Объем: 80 с.

Оценка: 5*

Где купить: bukva.ua

На днях мне прислали верстку готовящейся к печати книги «Ukraine. The Best: культурний простір від А до Я», в которой собраны краткие биографии 100 наиболее выдающихся деятелей современной украинской культуры. Из 22 представленных в ней литераторов лишь один автор моложе сорока. Это 31-летний поэт, прозаик, сценарист, драматург, журналист Катерина Бабкина. С таким выбором можно поспорить, но то, что Бабкина — один из самых заметных молодых писателей Украины, сомнению не подлежит.

Основным амплуа Бабкиной была и остается поэзия, однако в последнее время она все чаще обращается к прозе. Правда, с переменным успехом. Скажем, к вышедшему в 2013-м роману «Соня» автор этих строк отнесся резко отрицательно — с крупной формой у Бабкиной пока не сложилось. Зато нынешний сборник рассказов стал приятным сюрпризом. Тонкая книжица, составленная из семи насыщенных десятистраничных текстов, в очередной раз свидетельствует о том, что доминанту творчества Бабкиной по-прежнему определяет не эпический, а лирический дар. Кстати, показательно, что книгу открывает авторское стихотворение, представляющее собой нечто среднее между предисловием и эпиграфом.

Рассказы Бабкиной достаточно нарративны, однако к жанру новеллы, для которого характерны напряженность и парадоксальность сюжета, их не отнесешь. Куда больше в этих текстах от очерка, скетча; по способу высказывания они и впрямь близки к стихотворным опытам. Здесь на первом месте не события как таковые, а особенности авторской оптики, специфические ракурсы и фокусы, позволяющие разглядеть красноречивые и не вполне очевидные детали. Таков, к примеру, финал рассказа «Коробка с ґудзиками», где несколько точных фраз причудливо соединяют прошлое с настоящим и одновременно проводят между ними непреодолимую черту.

Ближе всего к новелле рассказ «Костя» — там действительно неожиданная концовка, полностью меняющая восприятие истории о слепом деде-закройщике и слепом парне, вернувшемся с войны на Донбассе. Честно говоря, трудно вспомнить финал отечественного рассказа, который производил бы настолько эффектное впечатление. Тут же стоит отметить, что трагические события последних лет упоминаются в книге не раз, но при этом деликатные обращения к болезненным темам ни разу не выглядят спекулятивными. В отличие от той же «Сони», заставлявшей думать о конъюнктуре не раз и не два.

У «Щасливих голих людях» есть лишь один очевидный недостаток: слишком скромный объем. Будь этот сборник вдвое-втрое больше, он вполне мог бы претендовать на звание лучшей книги года. Впрочем, судить о литературных итогах 2016-го пока рано: сразу несколько многообещающих новых книг по традиции будут представлены на сентябрьском Форуме издателей во Львове.

Оценки

7* — великолепно, шедевр
6* — отлично, сильно
5* — достаточно хорошо
4* — неплохо, приемлемо
3* — довольно посредственно
2* — совсем слабо
1* — бездарно, безобразно

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Коротко о главном

Снова в книжном обозрении «2000» малая проза

Время от времени

Полноправным героем каждого романа из очередного книжного обозрения является время

Герои вопреки

В каждом из романов нынешнего обозрения есть ярко выраженный главный герой, который...

Время, вперед и назад

У всех романов первого августовского книжного обозрения непростые отношения со...

Знедолені? Нездоланні! Переселенцы, бросившие вызов...

Они оставили свои дома и любимое дело, чтобы спастись от разрывов снарядов и начать...

Пеликан всея Руси

Рассказ о каждой книге нынешнего обозрения можно начать с фразы: «А вот если бы...»

Все поправимо

Донецкий ученый создал лучший в мире украинский онлайн-корректор

День, когда все поют«върви, народе възродени»

После того,как Болгария присоединилась к Евросоюзу, кириллица стала его...

Дела семейные

Две объемные семейные саги, одна небольшая семейная драма и сборник рассказов, в...

Тролля сняли с языка

Сложностей для украинцев, изучающих французский язык, прибавится

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка