Бег уже даже не снится

№43 (435) 24 - 29 октября 2008 г. 24 Октября 2008 0

«Борзов перевернул все наши представления о таланте, который совершенствуется с помощью тренинга», — восхищались немецкие ученые блестящей и сенсационной победой Валерия Борзова в беге на 100 м и 200 м на играх ХХ Олимпиады в Мюнхене.

Фотографы получали наслаждение, фиксируя легкий и эстетичный бег спринтера. А спортивные ученые отмечали, что если бег может быть умным, то только в исполнении украинского атлета. Поэтому неудивительно, что триумф Борзова признали ярчайшей победой той Олимпиады.

— Спортсмены бывают разные. Одни рассчитывают не столько на свои ум и силу, как на помощь со стороны — тренеров, медиков, фармакологов. Такие атлеты напоминают роботов, бездумно выполняющих волю тренера, — строго, как и подобает умудренному опытом человеку, рассуждает о спорте Валерий Борзов. Лишь искорки из-под ресниц свидетельствуют о задоре и тонком чувстве юмора моего титулованного собеседника. — Другие — к ним отношусь и я — являются натуралистами, то есть используют свои возможности, выметая по сусекам все резервы организма. Такие атлеты больше предрасположены к научному подходу, к использованию тактических, психологических приемов.

Спринт — это ювелирная работа, здесь все должно быть сделано максимально точно и вовремя. Для этого соревнования по бегу на 100 м мы разложили на этапы: подготовка и настрой на старт — за пять минут до начала состязаний; настройка на сигнал — для этого мы разработали отдельную программу; стартовый разгон — данному этапу свойственно самое большое физическое напряжение. Свой характер имеет и бег по дистанции, где очень важно сохранить технику движения. Ведь любое отклонение в этом компоненте тут же приводит к потере скорости.

Тактически интересной является и финишная часть. Мы всегда задавались вопросом «куда бежать?» — на финишную ленту или сквозь нее к условной точке. Разных тактических вариантов в одном лишь беге на 100 м существует около десятка.

Побеждать в Мюнхене не планировал

— У каждого спортсмена есть рецепт настроя перед стартом. Каким был ваш секрет?

— Считаю, главное — завести организм, набрать обороты. Для меня лучшим настроем было вспоминать старые обиды. Оказывается, обида может быть конструктивной — она очень похожа на то состояние, которое необходимо спринтеру перед стартом. Не злость, не радость, не печаль, а именно обида. На кого я обижался, не скажу — это глубоко личное.

— Вспомните, пожалуйста, самые яркие впечатления об Олимпиаде-1972.

— Прежде всего моя победа. Она формировалась на протяжении десяти лет — начиная с 1962 г. и до дня, когда случилось это событие. Я не планировал этого «золота». У меня не было никакого основания, подтвержденного статистикой, считать себя самым быстрым в мире. Мы с тренером не ставили задачи побеждать. Думали лишь о том, как бы «пощипать» американцев — моих главных соперников. Поэтому первая мысль, которая пришла мне в голову после финиша, была «Неужели это все так просто?» Я настраивался на сложности, а далась мне победа довольно легко.

— В прессе писали о том, что американцы испугались вас и отказались выходить на старт...

— Неправда. На самом деле нас обманули — меня и американцев. Перед четвертьфиналом нам сказали, что программа соревнований задерживается на 40 минут. В итоге американцы ушли, а я подошел к месту возле входа на стадион. Там лежал на матах и уже кимарил, когда тренер увидел, что объявили мой забег. Я сорвался и начал на английском и немецком просить полицейского, который стоял у входа, чтобы меня пропустил. Но он упорно не понимал. Тогда я его отодвинул и нагло выскочил на дорожку. У стартера, когда он меня увидел, сделались квадратные глаза. Он показал мне жестом — у тебя одна минута. Волею случая я успел, а американцы не пришли — они ведь не знали. Расчет понятен: если не будет лидеров, кто-то поднимется на их место. Кому это было выгодно? Не исключаю, что немецкому атлету.

Этот инцидент помешал мне, сбил весь настрой, нарушил мой план. Поэтому в четвертьфинале я пробежал быстрее всех, хотя изначально не планировал форсировать форму, должен был выложиться ровно настолько, чтобы попасть в следующий круг. Впрочем, это не выбило меня из колеи: все последующие забеги прошли четко по плану.

А двухсотметровку я вообще не собирался бежать. Меня уговорил главный тренер сборной Союза: «Мы не ставим перед тобой задачу побеждать. Пробеги для очков». Я не очень рвался, ведь впереди была эстафета, где меня ждали трое ребят. А бежать одиннадцать раз в течение десяти дней с такой скоростью — мышцы могли просто не выдержать. И они действительно начали меня «щипать» — в финале эстафеты, когда я пробежал 70 метров и уже догонял американца, ноги устали, начались спазмы. Мы проиграли. Но «серебро» не считали поражением. Все понимали, что если бы я травмировался, не было бы вообще никакой медали.

Шипы и розы славы

— А все-таки один человек верил, что вы станете олимпийским чемпионом, — ваш первый тренер Борис Войтас.

— Мне кажется, что тогда я стал свидетелем чуда. Нам, детям, юным атлетам, тренеры подписывали книжки, открытки. И он мне написал — «Будущему олимпийскому чемпиону».

А ведь у меня есть еще одна «пророческая» открытка — красивая такая, с птицей Феникс. Один из моих коллег-студентов во время нашей учебы на этой открытке написал результат, с которым я выиграю Игры на 100 м и 200 м. Под цифрами стоит дата — за год до моей победы.

— А другой ваш тренер — Валентин Петровский — прославился на весь мир как новатор, который в расчеты тренировочного процесса подключал даже кибернетику.

— Он действительно создал уникальную технологию подготовки спринтера с использованием научных данных биологии и кибернетики. Главный его конек — чередование в тренировочном занятии нагрузки и отдыха. Это основа подготовки спринтеров и сегодня.

Раньше спринтеры выполняли те же объемы работы, что и стайеры. А после создания методики Петровского, когда спортсменам перед новым забегом по плану нужно было отдыхать, спринтеров в шутку стали называть халявщиками... Но это не соответствует истине. Просто нужно помнить одну вещь: для того, чтобы научиться быстро бегать на соревнованиях, нужно быстро бегать и на тренировочных занятиях тоже. А бегать быстро и долго не получается. Поэтому и создается такое впечатление, что спринтеры мало тренируются. Да, недолго, но зато очень интенсивно.

— У каждой пары тренер-спортсмен существуют свои отношения...

— Вначале у нас с Петровским все было, как положено. А потом, когда у меня начались проблемы, связанные с травмами, тренер уже подустал, не проявлял былой активности. А может, и не рассчитывал, что я второй раз захочу готовиться к Олимпиаде. В общем, он стал отходить от тренировок и сказал, что будет исполнять роль не тренера, а консультанта. А я считал его если и не вторым отцом, то в любом случае очень близким человеком... Это его решение несколько изменило мое представление о его роли в моей спортивной карьере. Впрочем, и в период подготовки ко второй Олимпиаде его работа помогла мне. Я давал ему информацию, и он помогал ее анализировать и делать выводы. Но тренировался я сам.

— Вы общались с Петровским по окончании спортивной карьеры?

— Да, шапочно.

— Чья еще победа запомнилась вам на этих мюнхенских Играх?

— А вы знаете... моя победа была самой помпезной. Все остальное было несколько проще.

— Что изменилось в вашей жизни после того успеха?

— Все. Утром следующего дня я проснулся знаменитым человеком. Пришло время, когда победа начала работать на меня. Где бы я ни появился, меня все узнавали. Сначала это было даже ничего, нравилось. А потом наступило так называемое отравление людьми: слишком уж пристальное и частое внимание мне оказывали. А очень хотелось побыть одному, оказаться в ситуации, где можешь быть самим собой. Когда внимание напрягает, раздражает, приходится его подавлять внутри себя. Вот и получалось: ты ходишь и постоянно сам себя давишь. Вот они — шипы и розы славы, как сказал кто-то из великих.


Террористы в Мюнхене, снайпер в Монреале

— Не боялись ли вы дальнейшей жизни? Не думали ли о том, что все, что бы вы ни делали после, никогда не будет таким ярким, как олимпийская победа?

— Я прекрасно понимал это. Быть первым человеком в мире — это нельзя сравнить ни с чем! Даже с постом министра. Ни в одной другой деятельности быть первым в мире невозможно. Разве можно определить самого сильного политика? Никогда! А в спорте — это реальность. В спорте в твою честь играют гимн так, как не играют ни одному президенту. Олимпийская победа — это внутреннее, искреннее признание, которое рождается в человеческих сердцах, а не созданная кем-то пиар-кампания.

— Мюнхен-1972 вошел в историю Игр и как Олимпиада теракта.

— Сейчас я уже понимаю, что тогда началась эксплуатация олимпийского движения в политических целях — со всей грязью, которая всегда сопутствует политике. Потом тоже случались террористические акты — в Атланте был взрыв, в Афинах угрожали сорвать Игры, и организаторы вовремя провели меры по предотвращению. Еще не начавшись, Игры в Пекине негативно прославились в эстафете Олимпийского огня. До этого — в Монреале — были провокации по отношению ко мне. Это продукт процесса глобализации, ведь Игры смотрят 3,5 миллиарда телезрителей. И в эту аудиторию хотят попасть политические, реакционные и прочие деятели. А еще коммерческие воротилы, которые думают: «А почему это движение не под нами? Как мы можем его использовать с выгодой?»

В Мюнхене многие спортсмены были свидетелями всего происходившего. Ночью после победы на стометровке я вышел на улицу подышать — не спалось. Я увидел, как через забор прыгают ребята с автоматами — это было в 60 метрах от меня. У них была одна задача: ворваться в израильский корпус и взять заложников, чтобы потребовать свободу для сидящих в тюрьмах Израиля палестинцев. Но их план был нарушен: то ли израильские спортсмены заблокировали дверь, или еще что, но двоих спортсменов сразу убили. Потом террористы взяли заложников и с ними совершенно открыто ходили по балкону.

Тогда мы себе не представляли и в полном объеме не могли оценить всей трагедии этого события. Мы были в шоке, и все вокруг воспринимали как кино. Так устроен человек: наблюдая самую невероятную опасность, не веришь, что все может закончиться смертью. Среди нас начали распространяться слухи, что палестинцы убили одного из заложников. При этом поражало вот что: нападавшие выглядывали из окон с колготками на голове, вели переговоры с полицейскими на людях — и вокруг всегда стояла толпа зевак.

— А уже через четыре года все только о том и говорили, что наемный убийца будет целиться в вас...

— Когда я шел на регистрацию, ко мне подошел человек и сказал, что на стадионе снайпер, и он в меня будет стрелять. Как-то он весело это говорил... Сразу же пошли гулять мысли: что делать? Правда ли это? Провокация или нет? Для себя я принял решение выступать.

Когда пробежал стометровку, меня сразу же окружили шесть-семь человек с оружием наизготовку, вывели к автобусу с военными, отвезли в олимпийскую деревню и сдали нашей службе безопасности. После этого меня до конца Олимпиады повсюду сопровождали представители КГБ.

— Повлиял ли этот случай на результат?

— Нет. В этом плане я был крепким парнем, ведь родился под знаком Весов и в год Быка — это тот еще сплав. Тем более что все делал на автомате — выполнял то, что было «запрограммировано». Почему же тогда «бронза»? За месяц до Игр я травмировался и не знал, смогу бежать на полную катушку или нет. В олимпийском забеге на 100 м я в первый раз побежал на полную силу. При этом утверждаю, что к Олимпиаде в Монреале я был готов лучше, чем к Мюнхену. Но, видимо, прав был тот, кто сказал, что ворота удачи открываются один раз. Удачу эксплуатировать нельзя: один раз побывал на вершине, уступай место другим.

Лучше не могу, а хуже — не хочу

— Когда вы поняли, что пора завершать карьеру?

— Когда не попал в финал на Спартакиаде народов СССР в 1978 году. Я специально довел себя до такого состояния, чтобы таким вот результатом «получить по морде», чтобы потом не жалеть, что оставил спорт не вовремя. Я сознательно пытался отсечь тот хвост, который бы ныл, напоминая, что слишком рано ушел.

Много мелких травм было всегда, но после хорошей разминки болячки проходили. А вот операция обоих ахиллов резко поменяла ситуацию. Стопа стала совсем другая — появились необратимые изменения опорно-двигательного аппарата. Но если тело еще было способно на что-то, то голова говорила: «Ты уже другой». Я довел себя до серии поражений. Хотя мне хватило и одного поражения, чтобы сказать самому себе: «Лучше я не могу, а хуже не хочу». В общем, пришло время заканчивать.

Завершение карьеры всегда болезненно. Все, что было приятного, отошло в прошлое, что само по себе болезненно. И волнительно, ведь нужно было думать, чем же заниматься в будущем.

— Вы знали, куда уходить?

— Когда уходил, не знал. Но потом поступили предложения, и я пошел по тому пути, на который меня завели. Сразу после завершения карьеры спортсмена занимался общественной работой, понемножку тренировал.

— Один из основателей НОК Украины Мирослав Герцик как-то сказал, что после Борзова благородство в спорте утратило цену...

— Каждый человек в своей жизни принимает какую-то форму, которая соответствует его внутреннему содержанию, характеру и потребностям. То, как я позиционировал себя, резонирует с моим характером, представлением о своей роли в этой жизни. Я не болел звездной болезнью. Кроме того, я получил хорошую школу, занимаясь международными делами в ЦК комсомола Украины. Это позволило мне стать членом Международного олимпийского комитета. Интеллигентность, контактность, доброжелательность на фоне «звезданутости», которая была повсюду, располагали и способствовали тому, что на разных уровнях мне всегда давали положительные характеристики.

— Какие ценности сегодня в почете в спорте вообще и украинском в частности?

— В системе рыночных взаимоотношений ценности несколько деформированы. В прошлой, как сейчас говорят, партийной системе было больше патриотизма, меньше коммерции. Сейчас же спорт — это коммерция и немножко патриотизма. Причем патриотизм не всегда искренний, временами напоминает желание попиариться. Почему-то о спорте всегда вспоминают лишь в моменты побед. А когда случаются поражения, патриотизм куда-то быстро исчезает.

Спринтеры стали монстрами

— Какие чувства у вас возникают, когда смотрите забеги спринтеров?

— Я стал с большей прохладцей наблюдать за соревнованиями. Смотрю не как участник процесса, болельщик, а как эксперт. Спринтеры стали монстрами и менее техничными, чем были мы. Не все, но большинство. Самым техничным, как по мне, атлетом современности был Карл Льюис.

— Ностальгия не одолевает?

— Как таковой ее нет. Но вот что заметил: люди, переступая 50-летний порог жизни, испытывают некое раздвоение личности. У меня случилось то же. Во-первых, неверие в то, что когда-то тебе удалось это сделать, а во-вторых, удивление — как быстро все прошло. Вот такое ностальгическое возрастное брюзжание имеет место.

— Часто ли снится, что вы бежите?

— Сейчас уже не снится. Снилось еще лет десять назад — бег в совершенно разных ситуациях. Последние сны о беге были одинаковы. Снилось, что ты участвуешь в каких-то ответственных соревнованиях (мышечные, эмоциональные ощущения бега ведь остались), а форму не взял. Тебе выходить на старт, а формы нет. Потом сквозь сон приходит новая мысль: а ведь вес у тебя намного больше, как же ты побежишь?

— А сейчас возникает желание вдруг сорваться и побежать?

— Да нет, не бывает. Я свое уже отбегал. Теперь хожу степенно, ровненько, как и полагается чиновнику (улыбается), чтобы не расплескаться.

История Олимпиад

Лидеры медальных зачетов летних Игр

«Золото» «Серебро» «Бронза» Всего

Афины-1896
1. США 11 7 2 20
2. Греция 10 17 19 46
3. Германия 6 5 2 13

Париж-1900
1. Франция 26 41 34 101
2. США 19 14 14 47
3. Великобритания 15 6 9 30

Сент-Луис-1904
1. США 78 82 79 239
2. Германия 4 4 5 13
3. Куба 4 2 3 9

Лондон-1908
1. Великобритания 56 51 39 146
2. США 23 12 12 47
3. Швеция 8 6 11 25

Стокгольм-1912
1. США 25 19 19 63
2. Швеция 24 24 17 65
3. Великобритания 10 15 16 41

Антверпен-1920
1. США 41 27 27 95
2. Швеция 19 20 25 64
3. Великобритания 16 15 13 44

Париж-1924
1. США 45 27 27 99
2. Финляндия 14 13 10 37
3. Франция 13 15 10 38

Амстердам-1928
1. США 22 18 16 56
2. Германия 10 7 14 31
3. Финляндия 8 8 9 25

Лос-Анджелес-1932
1. США 41 32 30 103
2. Италия 12 12 12 36
3. Франция 10 5 4 19

Берлин-1936
1. Германия 33 26 30 89
2. США 24 20 12 56
3. Венгрия 10 1 5 16

Лондон-1948
1. США 38 27 19 84
2. Швеция 16 11 17 44
3. Франция 10 6 13 29

Хельсинки-1952
1. США 40 19 17 76
2. СССР 22 30 19 71
3. Венгрия 16 10 16 42

Мельбурн-1956
1. СССР 37 29 32 98
2. США 32 25 14 74
3. Австралия 13 8 14 35

Рим-1960
1. СССР 43 29 31 103
2. США 34 21 16 71
3. Италия 13 10 13 36

Токио-1964
1. США 36 26 28 90
2. СССР 30 31 35 96
3. Япония 16 5 8 29

Мехико-1968
1. США 45 28 34 107
2. СССР 29 32 30 91
3. Япония 11 7 7 25

Мюнхен-1972
1. СССР 50 27 22 99
2. США 33 31 30 94
3. ГДР 20 23 23 66

Монреаль-1976
1. СССР 49 41 35 125
2. ГДР 40 25 25 90
3. США 34 35 25 94

Москва-1980
1. СССР 80 69 46 195
2. ГДР 47 37 42 126
3. Болгария 8 16 17 41

Лос-Анджелес-1984
1. США 83 61 30 174
2. Румыния 20 16 17 53
3. ФРГ 17 19 23 59

Сеул-1988
1. СССР 55 31 46 132
2. ГДР 37 35 30 102
3. США 36 31 27 94

Барселона-1992
1. ОК (СНГ) 45 38 29 112
2. США 37 34 37 108
3. Германия 33 21 28 82

Атланта-1996
1. США 44 32 25 101
2. Россия 26 21 16 63
3. Германия 20 18 27 65

Сидней-2000
1. США 37 24 31 92
2. Россия 32 28 28 88
3. Китай 28 16 15 59

Афины-2004
1. США 36 39 27 102
2. Китай 32 17 14 63
3. Россия 27 27 38 92

Пекин-2008
1. Китай 51 21 28 100
2. США 36 38 36 110
3. Россия 23 21 28 72

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Взлет Левченко! Падение Болта

Из 46 украинских атлетов лишь четверо пробились в топ-10. Что делали в Лондоне остальные?

Заробітчани екстра-класу

Українська трудова міграція у Польщу — це не лише заробітчани в класичному...

Бышовец и «пивзавод»

Скромная «Александрия» рассматривается белорусами как хороший шанс хоть...

Дайте Ломаченко чемпионов!

Победив техническим нокаутом в седьмом раунде колумбийца Мигеля Марриагу, украинский...

Десятый выход Ломаченко

Совсем не так представлял себе юбилейный выход на ринг чемпион мира по версии WBO во...

Неолимпийский рекорд Украины

Всемирные игры — самое крупное и массовое соревнование лета-2017

Загрузка...

ВРЕМЯ заняться собой!

Набраться мужества и записаться в спортзал — это только полдела. По словам опытных...

EXITGAMES: оторвись по полной программе

Одно из самых крупных заведений Европы, не имеющее аналогов в Украине, которое...

Чемпионов заманили в Лигу

Ближайший большой поединок — 5 августа. Свой титул будет отстаивать Василий...

5 трансферных загадок межсезонья

Сериал «Уедет ли Ярмоленко в Европу?» продолжается!

Левый фланг большого футбола

Во Франции намеревались популяризировать коммунистические идеи с помощью Олега...

Европа в нокауте!

Убедительной победой сборной Украины завершился в Харькове 42-й чемпионат Европы по...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка