«Никогда» — табу для оптимиста

№18-19(771) 13 — 19 мая 2016 г. 10 Мая 2016 5

Даже перевернутый мир для оптимиста весьма хорош

Когда моя племянница была еще трехлетней девчушкой и никак не могла научиться раскачиваться на качелях самостоятельно, ее родители, опираясь на советы психологов, вовсю пытались привить ребенку оптимизм.

Как только на глаза маленькой страдалицы набегали слезы, мама-папа тут же преувеличенно бодрым тоном убеждали дочь, что нос вешать рано, навык придет позже, не все, мол, сразу, ну и прочие шаблонные фразы позитивного мышления.

На качелях она, конечно, качаться научилась, но после этого всякое ее «не могу» развивалось по одному и тому же сценарию: слезы, родительское ободрение, заговаривание зубов для повышения самооценки, в общем, сладкая пилюля, смягчающая остроту горечи.

В то время взрослые убедили себя в том, что их ребенок — пессимист, поскольку каждый ничего не значащий промах воспринимался по меньшей мере как беда вселенского масштаба и повод для рыданий.

В семье не без оптимиста

Кстати, с годами племянница чутко поняла, что увещевания взрослых звучат, как бы это сказать, неискренне, излишне лучезарно, а от того она еще ниже опускала плечи.

Насчет оптимизма — врожденное это качество или приобретенное — мнения специалистов расходятся. Хотя кажется вполне закономерным, что в семье жизнелюбов растет такой же веселый, легкий и открытый ребенок, а у людей, которые видят жизнь в черном цвете, чадо перенимает похожую модель взаимоотношений с окружающим миром.

Не нужно забывать, что оптимизм — это не способность воспринимать любые проблемы с улыбкой, а возможность человека адекватно оценить ситуацию и найти объективное решение.

Тем не менее психологи признают, что оптимисту живется значительно легче, у него больше друзей, как правило, складываются и личная жизнь, и профессиональные отношения. Оптимист чаще испытывает чувство счастья и желание поделиться им с близкими людьми.

Научить оптимизму можно, говорят эксперты, тут важна помощь родителей. Конечно, у каждого психолога своя система обучения «легкости бытия», но все же выделить доминантные моменты из множества методик не проблематично.

Операция «перешнуровка». Позвольте ребенку самому преодолевать трудности (безусловно, под вашим чутким руководством). К примеру, если малыш никак не в силах справиться с «трудной» пряжкой на туфлях или со шнурками в кроссовках, не спешите сделать все за него сами. Пусть попробует выполнить это самостоятельно. (Моя подруга, однако, пошла по другому пути, отодвинув проблему на время. Вместо пряжек и шнурков она покупала сыну обувь на липучках. Со шнуровкой мальчик столкнулся во втором классе, но завязал шнурки с первого раза.)

Возвращаясь к самостоятельности: не страшно, если попыток с завязками будет несколько. Не стоит говорить, мол, давай попробуем завтра. Наоборот, напомните ребенку, что раньше он не умел, например, делать куличики из песка, а через некоторое время у него все получилось, еще недавно не знал букву «А», а сегодня прочитал вывеску «Аптека», в прошлом месяце не мог застегнуть молнию на кофте, а теперь справляется сам.

Не зацикливайтесь на неудаче, предпочтите оптимистичный прогноз. Приведите в пример себя (папу, старшего брата — только не ровесников чада из детского сада или друзей по площадке). Ну, скажем, несколько лет назад вы набирали предложения на клавиатуре компьютера двумя пальцами, но рук не опустили, продолжали повторы и теперь умеете печатать чуть ли не вслепую.

Кстати, хорошо бы перед сном или в любое удобное время вспомнить вместе все случаи, когда ребенку удалось добиться успеха. Такая наглядность — неплохой повод для оптимизма.

Пытливый ум — хорошо, два — лучше. Малыш активно познает окружающий мир и хочет знать все. К примеру, почему в кране вода прозрачная, а в море — зеленая (голубая), и т. д. Подчас от этих почемучкиных разговоров у любого родителя голова кругом идет. Но игнорировать вопросы, даже те, на которые ответить с ходу сложно, — ни в коем случае нельзя. Не знаете, что ответить? Возьмите энциклопедию и поищите ответ вместе: не волнуйтесь, родительский авторитет не пострадает. Попутно ребенок заинтересуется еще каким-нибудь рисунком, а это повод дополнительно узнать что-то новое.

В любом случае, когда есть возможность проверить искомое опытным путем, непременно обратитесь к экспериментам. Такой подход подстегивает мышление, жажду новых открытий, интерес к будущему, а удовлетворенная любознательность приводит к ощущению, что жизнь прекрасна, ведь на свете так много непознанного.

Кстати, на пути к занимательным экспериментам родители могут взять на вооружение, скажем, канал на Ютубе «Простая наука». Здесь научат, как заставить апельсин тонуть или плавать на поверхности, как рисовать на молоке красками, заставить летать чайные пакетики, да еще много чего увлекательного.

Психологи предупреждают, что ребенок, если ему не под силу разгадать загадку самостоятельно, а родители оставили его без ответа, быстро начнет сомневаться в своих силах. А так и до пессимистического настроя недалеко.

Уйди, пассивность. Основоположник позитивной психологии, американец Мартин Селигман, имеющий авторитетное имя в науке, призывает родителей побуждать ребенка не пассивно наблюдать за всем, что происходит в его жизни, а активно владеть ситуацией. Психолог, автор бестселлера «Ребенок-оптимист. Проверенная программа формирования характера» утверждает, что для пессимистической установки характерны две особенности: принимать неудачи на свой счет («Со мной произошло что-то плохое, потому что я плохой») и обобщать («Вот так всегда»). Обе они приводят к чувству беспомощности.

Напомните детям: не бывает так, чтобы не получалось вообще ничего. Просто люди склонны больше зацикливаться на собственных неудачах, победы же обычно принимают как должное или не замечают их.

Самооценка за чужой счет . В своей книге (ее можно приобрести в украинских интернет-магазинах) Селигман критикует повсеместную систему повышения самооценки у детей. Он говорит, естественно, об американских педагогах, психологах и родителях, но точно такая же ситуация характерна и для наших отечественных школ.

«По мнению сторонников теории самооценки, все, что мы делаем, зависит от чувства уверенности в себе. Поэтому если с детского сада повышать самооценку, дети смогут принимать (более удачные) решения. В рамках этого подхода нивелируются школьные оценки, дабы отстающие не чувствовали свою ущербность; отменяется низкий IQ, чтобы ребята с плохим показателем не падали духом; завышается слабый годовой балл, дабы двоечники не унывали. Уроки выстраиваются вокруг слабейших учеников, чтобы пощадить тугодумов (теперь им вообще не ставят оценок), — и вот уже конкуренция становится ругательным словом.

Подобная тактика призвана защитить чувства детей, которые иначе бы оказались в аутсайдерах. Считается, что выгода от этого перевешивает все призы, не полученные одаренными детьми». Психолог предостерегает, что в результате такой методы дети лишаются чувства собственного достоинства, вырастают незащищенными перед депрессией.

Украинским первоклассникам также не ставят оценок, дабы не травмировать. Учителя придумывают разные «необидные» системы поощрения и нареканий. Однако, вероятно, ребенку стоит с младых ногтей знать, что если работа сделана качественно, то приложенный труд (в том числе и умственный) должен быть замечен и поощрен. В чем тут «непедагогичность»?

Похоже, прав был Маяковский, говоря «если мальчик любит труд, тычет в книжку пальчик, про такого пишут тут: он хороший мальчик...». Без экивоков, зато объективно.

Задачки для неудачника. Мартин Селигман обращает внимание на то, как дети (а потом и взрослые) трактуют житейские события. Психолог уверен, что наиболее подвержены депрессии дети, считающие причины своих неудач постоянными; те же сверстники, которые относятся к неурядицам как ко временному явлению, способны быстро взять ситуацию под контроль и не зацепляться за нее.

Задача родителей показать отпрыску, что видение любой проблемы меняется от ряда факторов (настроения, стечения обстоятельств, даже погоды и т. д.).

Селигман приводит такой пример. Ребенок-пессимист говорит: «никто никогда...», уверенный, что причина отсутствия друзей будет вечной, тогда как ребенок-оптимист настроен подождать («нужно время...»), чтобы обзавестись в конечном итоге верными товарищами.

Ситуация: мама отругала дитя. «Самая дерганая мама» — думает ребенок-пессимист, связывая причину скандала с ее характером, тогда как ребенок-оптимист — всего лишь с настроением («сегодня мама дерганая как никогда»). Настроение ведь, как известно, меняется.

Ребенок-пессимист склонен объяснять неприятности изначальными недостатками своей личности, а оптимист — переменой настроения и прочими временными, изменчивыми состояниями.

Если ребенок думает о неудачах, отказах и трудностях в категориях «всегда» и «никогда», у него пессимистичное мировоззрение. А если воспринимает неприятности через понятия «иногда» и «недавно», он оптимист. Прислушайтесь к тому, как и что говорят ваши сын или дочь. В случае чего, в наших силах просто поменять эти установки местами.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка