Онкология виртуальной реальности

№29–30(743) 9 — 15 октября 2015 г. 07 Октября 2015 0

«Чистая» индустрия и ее жертвы

Во многих развивающихся странах власти, считая электронную промышленность «наиболее чистой», предоставляют всяческие льготы производителям, развертывающим деятельность в данной сфере. Однако эта индустрия далеко не так чиста, как кажется некоторым.

Виртуальная реальность, отображаемая многочисленными электронными устройствами, выглядит очень привлекательно. Между тем десятки тысяч сборщиков смартфонов, планшетов, ноутбуков и других гаджетов в странах Азии испытывают существенные нарушения здоровья: страдают частыми головными болями, сталкиваются с отклонениями в репродуктивной сфере, а то и гибнут от рака. Дело в том, что при производстве IT-компонентов повсеместно используются высокотоксичные соединения. А владельцы предприятий, не желая, как правило, признавать, что проблемы действительно существуют, крайне неохотно раскошеливаются на обеспечение мер безопасности и на изучение последствий воздействия на организм вредных веществ.

В августе нынешнего года гигант мировой электроники — южнокорейский Samsung — объявил о создании фонда в размере 85,5 млн. долл., призванного заботиться об онкобольных сотрудниках и помогать семьям умерших от рака бывших работников концерна. Администрация этой группы компаний уверяет, что на их заводах обеспечивается безопасность работающих, а заболевания у последних обусловлены неблагополучным состоянием окружающей среды. Однако сотни бывших сотрудников, утративших трудоспособность из-за онкологических болезней, подали иски на Samsung, утверждая, что пострадали на производстве, где приходилось контактировать с высокотоксичными соединениями. И некоторым удалось выиграть дело в суде.

История Хан и тихие акции 

Одна из таких пострадавших — 38-летняя Хан Хе Гён (Han Hye-kyung) — пришла работать в Samsung, когда ей не было и двадцати, с большими планами и надеждами. Они с мамой собирались открыть ресторан, и Хан рассчитывала лет за пять-шесть скопить сумму, которой хватит, чтобы начать дело.

На производстве она припаивала провода и прочие части на печатной плате с использованием припойной пасты, которую изготовляют, как она узнала позже, на основе свинца. Тонкая маска, вспоминает Хан, практически не защищала от дыма. И уже через несколько месяцев у девушки появились гриппоподобные симптомы, а также нарушения менструального цикла.

Врачи не смогли ни поставить точный диагноз, ни нормализовать ее состояние, и почти через шесть лет она оставила работу. Но здоровье так и не улучшилось. В октябре 2005-го, через четыре года после увольнения из компании, томография показала опухоль головного мозга. Хан было 28 лет.

Сейчас она передвигается на инвалидной коляске, с трудом говорит и борется за выживание с помощью физиотерапии и бассейна. Ее основное желание — не зависеть от посторонней помощи в быту. Кроме того, она хочет, чтобы в компании Samsung признали ответственность за ее заболевание, которое, по описанию лечащего врача, находится на грани между доброкачественной и злокачественной опухолью.

В Корее родственники работников электронной промышленности, получивших онкологические заболевания на производстве или уже умерших от них, объединились в общественные группы, которые собирают данные о таких случаях и проводят акции возле офисов крупных компаний.

Как правило, это не шумные демонстрации, а устраиваемые прямо на улице мемориальные чаепития с музыкой и поэзией, которые любящие родители организуют в память о своих детях, умерших от лейкемии, рака молочной железы или легких. Некоторые из них ушли из жизни молодыми — в возрасте от 21 до 28 лет.

По данным одной из упомянутых групп, за последние годы в Корее от рака умерли около 300 работников электронной промышленности, среди них около 70 трудились на заводах концерна Samsung.

Но эту статистику вряд ли можно считать исчерпывающей. Ведь между работой на вредном производстве и постановкой диагноза обычно проходят годы. За это время работник, почувствовав неладное, успевает уволиться с завода и вернуться на малую родину или переехать на новое место жительства.

Токсины Кремниевой долины

Южная Корея — далеко не единственная страна, где актуальны подобные проблемы. Начиная с 70-х годов прошлого века в США, в самом сердце калифорнийской Кремниевой долины — городе Сан-Хосе — работники электронной промышленности начали жаловаться на здоровье, связывая ухудшение состояния со своей работой.

В 1982 г. адвокат Тед Смит создал в Сан-Хосе Коалицию по токсичным веществам Кремниевой долины (КТКД; англ. Silicon Valley Toxics Coalition, SVTC). Поводом послужило загрязнение более чем 100 тыс. домов химическими веществами, которые просочились из резервуара завода по производству компьютерных чипов Fairchild.

Благодаря деятельности КТКД удалось объединить работников электронной промышленности, членов местной общины, защитников окружающей среды, сотрудников правоохранительных органов и аварийных служб. Они решили сообща противостоять опасности, которую несут «чистые», как представляется многим, технологии.

По настоянию КТКД сначала в Калифорнии, а затем и на общенациональном уровне в США приняли законы, обязывающие производителей электроники раскрывать наименования химических веществ, используемых в производственном процессе. При этом, по словам Теда Смита, список химических веществ до сих пор далек от совершенства. Соединения, используемые в небольших количествах, фактически не отражаются в отчетности.

В 90-е годы XX в. производство электроники начало перемещаться в Азию. За ним последовала и коалиция. Сначала она сформировала глобальную сеть, а в 2002-м организовала Международную кампанию ответственных технологий.

Теперь последователи Теда Смита обучают работников заводов электроники, чиновников, профсоюзных деятелей и медиков, объясняя им, как определять источники токсической опасности и получать от работодателей максимум информации о применяемых в производственном процессе соединениях.

Совместно с другими группами и отдельными активистами КТКД создает базу данных химических веществ и связанных с ними последствий для здоровья. На сегодня в ней уже более 1100 веществ, и по многим из них имеются достоверные научные данные, идентифицирующие их как канцерогены, репродуктивные токсины или нейротоксины.

С помощью этого реестра активисты рассчитывают усилить давление на гигантов электронной промышленности, таких как Samsung, Intel и другие концерны, обязав их предоставлять своим сотрудникам более полную информацию о применяемых соединениях и исходящих от них опасностях.

Следующим шагом должна стать попытка добиться, чтобы производители заменили токсичные вещества менее вредными. Наиболее перспективный путь — убедить общественность, что при покупке гаджетов следует выбирать изготовленные с использованием более безопасных химсоединений.

Впрочем, пока что спрос на электронные продукты в мире растет гигантскими темпами, в их производство вовлекается все больше людей. А каждое новое устройство требует использования новых химических веществ, многие из которых не успевают пройти испытания, призванные определить воздействие хим-агента на организм человека.

Электронная промышленность «пришла слишком быстро»

Сегодня львиная доля электроники изготавливается в странах Азии, где правительства, конкурируя между собой, готовы предложить международным концернам самую дешевую землю и рабочую силу, минимальные налоги, а во многих случаях еще и слабое законодательство по охране труда и защите здоровья на производстве.

Санджив Пандита — исполнительный директор расположенного в Гонконге ресурсного центра Asia Monitor, специализирующегося на проблемах охраны труда, признает, что электронная промышленность представляет собой серьезную проблему.

Большинство работников отрасли — неискушенные молодые женщины, которые приехали в крупные города из сельских районов. Если заболевает человек на китайском заводе, например в Шэньчжэне, его немедленно отправляют домой — и этот случай никогда не попадет в официальную статистику. Аналогичная ситуация во Вьетнаме, на Филиппинах. Но отсюда не следует, что проблемы не существует. «Это означает, что мы сидим на бомбе замедленного действия», — утверждает г-н Пандита.

В последние годы в число крупнейших производителей электроники вошел Вьетнам. Здесь электронная промышленность уже обогнала текстильное и швейное производство и приносит стране около 20% доходов от экспорта.

С 2009 г. концерн Samsung вложил миллиарды долларов США в строительство поблизости от Ханоя двух заводов, на которых работает около 80 тыс. человек. Корпорация Intel также переместила свое основное производство во Вьетнам, где теперь производится до 80% процессоров фирмы. Компания Foxconn построила во Вьетнаме шесть заводов, выпускающих компьютеры, смартфоны и компоненты для них. Кроме того, в стране действуют сотни мелких поставщиков и субподрядчиков мировых корпораций.

Электронная промышленность «прибыла в страну так быстро, что у правительства не было времени наладить защиту здоровья и безопасности ее работников», сетует Дуонг Вьет Ань, управляющий директор негосударственного Центра развития и интеграции (расположенного в Ханое), который изучает последствия «бума электроники» во Вьетнаме.

Недавно центр провел первое исследование на трех заводах с общим числом работающих 200 тыс. (в основном это женщины в возрасте от 18 до 30 лет). Полученные данные показали, что работники, имея стандартный 12-часовой рабочий день, ничего не знают о типах химических веществ, с которыми им приходится контактировать на производстве. Многие жаловались на головные боли и головокружение, некоторые сообщали о проблемах в репродуктивной сфере. Бывало, что работница увольнялась, узнав, что у нескольких ее сослуживиц случились выкидыши.

Сколько?.. И насколько?.. Нет ответа

Камнем преткновения на пути к улучшению ситуации в электронной индустрии стало нераскрытие информации о химических веществах. Никто не знает наверняка, как много их используется для создания мобильного телефона, телевизора с плоским экраном, планшета или компьютера — и насколько они токсичны.

Как утверждает д-р Томас Гассерт, сотрудничавший в вопросах охраны труда и окружающей среды с медицинской школой Массачусетского университета и школой общественного здоровья при Гарварде, в электронной промышленности используются десятки тысяч химических веществ, но только часть из них проверены на токсичность.

Это создает проблему для работающих на сборке электронных гаджетов: если они заболевают, требуется потратить много времени, чтобы установить связь между нарушением здоровья и производственной деятельностью.

В концернах по производству электроники, как правило, уверяют, что для охраны здоровья работников применяются маски, респираторы и другие средства индивидуальной защиты, автоматизация, а также циркуляция воздуха. Представители администрации утверждают, что проверяют свои заводы в Азии, чтобы удостовериться в соблюдении правил техники безопасности.

Но процесс изготовления устройства не локализован в одном месте. Полупроводниковые компоненты телефонов и компьютеров производятся на одних специальных заводах, экраны — на других и т. д. Поэтому даже крупные компании не в состоянии проверить все звенья этого процесса.

По материалам
The Center for Public Integrity

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка