Скажите, пан, а погромы будут?

№42(792) 21 — 27 октября 2016 г. 19 Октября 2016 4.6

«Волынь» — это про боль, про страдания и про ненависть // NEWSWEEK.PL

Украинцам в Польше угрожает серьезная опасность. Местные фанатики-националисты, науськанные российской агентурой, могут в ближайшее время перейти к реализации «черного сценария». Кто сказал?! Один из советников президента соседней страны, пожелавший остаться неназванным. Своей тревогой польский политик поделился после просмотра фильма «Волынь». 7 октября эта лента вышла в широкий прокат.

В чем будет заключаться «черный сценарий», инкогнито не уточнил, но, похоже, ничего хорошего в нем нет — не зря же для его обозначения использован такой мрачный цвет. Плюс усугубляющий фактор в лице агентов Кремля (а они, понятное дело, везде и не гнушаются ничем).

О страхах советника президента Польши поведал варшавский корреспондент агентства «Укринформ» Юрий Банахевич. Свой репортаж о предпремьерном показе картины он назвал пафосно — «Волинь»: фільм, який убиває» (ukrinform.ua, 27 сентября). Г-н Банахевич не единственный, кто высказался по данной теме. О том, как приняли польскую киноновинку на Украине, я расскажу чуть ниже, а пока о самой картине и целях, которые преследовали ее создатели.

Да пребудет с вами буря

Итак, «Волынь». Посвящена она событиям 1943 г., которые в соседней стране чаще всего именуют «резней», а по эту сторону границы предпочитают более обтекаемое определение — «трагедия».

Действие ленты начинается в довоенное время, и перед зрителем предстает село, где украинцы мирно уживаются с поляками и евреями. Зося безумно любит Петра и требует от него поклясться, что он всегда будет с ней. Важная деталь: она — полька, он — украинец. Однако отец девушки отдает ее замуж за богатого вдовца Мацея, а семья невесты получает за нее корову и земельный надел. Зосе приходится выполнить волю родителя, пойти за нелюбимого и заняться воспитанием его детей от первого брака.

Это драма, но пока еще не кошмар. Наступает 1939-й, и в село вступает Красная армия. Вслед за ней появляется НКВД, и Мацея отправляют в Сибирь, поскольку он кулак и контрреволюционный элемент. Потом приходит 1941-й, немцы прогоняют «советов» и идут дальше на восток. Это по-прежнему драма. Подлинный ужас начинается только в 1943 г., когда волынские украинцы берутся за топоры и ножи и бегут зверски убивать поляков, с которыми раньше вполне себе уживались. В резне участвуют отряды УПА.

Позднее волынские поляки приходят в себя и с не меньшей жестокостью уничтожают своих палачей, а также всех, кто попался под горячую руку. В этом аду и пытается уцелеть Зося.

«Волынь» оказалась очень кровавым фильмом. Говорят, что снимавший ее режиссер Войцех Смажовский имеет прозвище «польского Тарантино» и всегда не прочь поиграть на экране со сценами насилия. И в этот раз у него все получилось. Во время демонстрации ленты на кинофестивале в Гдыне кто-то выбегал из зала, а кто-то падал в обморок. Хронометраж «Волыни» даже сократили на 40 минут, чтобы хоть как-то смягчить негативный эффект. Но все равно — после начала широкого проката польские газеты рассказывали о зрителях, нервно куривших после сеанса сигарету за сигаретой.

Спрашивается, зачем понадобился фильм о Волынской резне 1943-го? Во-первых, потому что художественную ленту о тех событиях еще не снимали. Во-вторых, продюсер «Волыни» Анджей Полец считает, что сначала поднимется буря, потом все успокоится, начнется диалог, и, возможно, дело дойдет до примирения украинцев и поляков. Такими мыслями г-н Полец поделился с изданием Gazeta Polska Codziennie.

Рассуждения продюсера выглядят довольно-таки наивными, но в съемочной группе он такой не один. Вот слова режиссера: «...Я верю в зрителя и в то, что многие извлекут из фильма урок. В то, что зритель посмотрит этот фильм и поймет его посыл, который направлен против крайнего национализма. И не подумает после просмотра картины, что «все украинцы плохие». Это фильм не против украинцев» (culture.pl, 27 сентября).

И что же — был ли понят Войцех Смажовский?

А село-то не то!

Посмотрев фильм, посол Украины в Польше Андрей Дещица заявил, что «Волынь» — это не документальное кино, не учебник истории и она «не відображає всю картину процесів» (ukrinform.ua, 3 октября). Кстати, посол Польши Ян Пекло также сказал, что лента не документальная и не является историческим документом (они с Дещицей сговорились, что ли?).

Но если дипломаты были сдержанны и почти холодны, то общественность, наоборот, испытала по поводу «Волыни» бурные эмоции.

Писатель Юрий Андрухович отругал всех — и поляков, и украинские власти. Последние, мол, прячут голову в песок, а режиссер фильма почему-то не обратился к Андруховичу и не сказал: «Юрко, давай поїздимо Волинню, поговоримо з людьми, подивимося ці місця? Це найпростіший шлях для порозуміння. Але його це не цікавило» (ukrinform.ua, «Волинь» уповільненої дії», 3 октября).

Украинский режиссер Мирослав Слабошпицкий признался, что «Волынь» смотреть не будет, и вообще: «Неможливо передати історію в кіно насправді, бо люди, які жили навіть декілька поколінь назад, — з іншої планети. Вони жили без інтернету чи пеніциліну, а все це формує людину, межі прийнятного. З позиції сьогоднішнього дня історичні фільми — це якась нецікава неправда».

В свою очередь писатель Юрий Винничук призывает к сдержанности, ибо «у польській владі є люди, які отримують від росіян гроші», а потому «немає сенсу їм щось доводити» (ukrinform.ua, «Волинь» уповільненої дії», 3 октября).

Хорошо Винничуку — он-то галичанин, а вот волынянам горько и обидно. Проректор Национального университета «Острожская академия» Петр Кралюк написал о ленте: «Сказати, що фільм відверто антиукраїнський і антиісторичний, — це сказати дуже мало. Маємо типовий зразок націоналістичної міфології, де свої переважно представлені добрими і нещасними, а чужі — як злі й кровожерливі» (радио «Свобода», 9 октября). Более того, г-н Кралюк считает, что после ленты Смажовского его соотечественники, находящиеся в Польше, начнут скрывать свое происхождение, поскольку после «Волыни» никто не захочет быть украинцем.

Есть и другие мнения. В начале октября генконсульство Польши в Луцке собрало группу волынян и свозило их на премьеру. По возвращении в региональных СМИ появились комментарии, что, дескать, фильм односторонний и село в кадре не волынское, а галичанское. Последний аргумент просто феерический: раз село не то, то все остальное ложь, и поэтому можно облегченно вздохнуть.

Впрочем, так думают не все. Общественные организации города Нововолынска (а именно — Союз украинок, братство ОУН—УПА и др.) написали письмо Петру Порошенко и «Волынь» осудили. Также они обратились в Минкульт, Минобразования, МИД и к депутатам Верховной Рады.

Теперь дадим слово молодежи. Есть в соцсети «Вконтакте» группа «Український Наступ». Настроены ее участники весьма радикально. К примеру, символика «Наступа» очень похожа на нацистские эмблемы. И махнуть бы на них рукой, но подписчиков у группы более 30 000. Значит, речь о кучке фантазеров-радикалов уже не идет.

Так вот, «Волынь» участники «Наступа» обсуждали активно. Приведу только некоторые высказывания. В частности, те, где нет матерных слов. Стилистику и орфографию оригинала при этом сохраняю.

«Аж гордість розпирає за рідний край! Вирізали ляхів, виріжемо й кацапів».

«Що собі думають ці польські лярви».

«А вообще ребята, я все таки гляну этот фильм. Хочу посмотреть как терминатор Батька Шухевич ходит и отстреливает ляхов».

«Спасибо за Волынскую резню!»

«ну подумаешь вырезали немного пшеков, как будто что то плохое»

«Ну подумаешь, геноцид устроили, с кем не бывает»

«Цей фільм — це просто методичка як боротися із сепаратизмом на Донбасі. Побороли на Волині — поборемо і на Донбасі».

Мудро, но больно

Как мы видим, информация о выходе «Волыни» на экран для многих стала неприятной новостью, и реакция была соответствующей. В принципе понять эту публику можно. Два года ей объясняли, что Украина борется с нашествием врагов с востока, которые не хотят пускать нас в Европу. Но зато в этой самой Европе все за нас, а особенно братья-поляки. При этом мысль о том, что героизация Бандеры у соседей может вызвать отторжение, почему-то в голову никому не приходила.

Конечно, кое-какие искры проскакивали. То кто-то в Польше начинал требовать вернуть дедовские особняки в Галичине и на Волыни, то свой национальный праздник собирались отмечать под плакатом с картой довоенной Речи Посполитой, куда входили и украинские земли. Но нам объясняли, что дураки есть всюду, поэтому обращать на них внимания не стоит.

Однако пришел июль 2016-го, и сейм в Варшаве признал Волынскую резню геноцидом. В Киеве стали злиться и грозить в свою очередь признать выселение украинцев из Польши преступлением против человечества. И тут — «Волынь». За первые пару дней проката ее посмотрели свыше 200 000 человек. Для современного польского кино это очень неплохая цифра, и вполне возможно, что лента Смажовского в итоге станет премьерой общенационального масштаба.

И опять-таки — газеты. Польские СМИ фильм преимущественно хвалят. Вот один из заголовков: «Волынь»: кино болезненное, мудрое и справедливое». Это пишет Gazeta Wyborcza, весьма популярное в своей стране издание. Кое-кто, правда, рассуждает, что теперь все, конец — диалога и примирения с украинцами не будет. Но такие голоса достаточно редки.

Очевидно, в польском обществе сегодня отсутствует запрос на излечение от исторических ран. А был ли он вообще? Допустим, Варшава не стремится к примирению с Москвой в вопросе Катыни. Имеются в соседней стране и претензии к Литве. И пусть на государственном уровне подобного рода настроения отражаются не всегда, но это совсем не значит, что их нет вовсе. Тема утраченных земель и преступлений против поляков присутствует всегда.

И она постоянно находит отражение в кинематографе. В 2007-м состоялась премьера «Катыни» Анджея Вайды. Фильм получился добротным и тенденциозным. В 2011 г. к зрителю пришла «Варшавская битва. 1920» Ежи Гофмана. Лента оказалась слабой и вопиюще тенденциозной. Теперь настал черед «Волыни»...

Картину Войцеха Смажовского нам вряд ли покажут. Создатели ленты рассказывали, что некие прокатчики с Украины к ним обращались, но потом передумали. И, пожалуй, правильно сделали. Демонстрация фильма о Волынской резне почти гарантирует нашествие людей в балаклавах и прочих «активистов». А с их приходом начнется совершенно другое кино. По-своему не менее страшное, чем «Волынь».

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка