Вернем доступность инсулину!

№32(829) 11—17 августа 2017 г. 08 Августа 2017 5

«Инсулин, препарат, изобретенный людьми, движимыми одной целью — обеспечить его доступность для всех, сегодня стал однозначно недоступным для многих из нас, и это трагедия. Люди гибнут, и никто не имеет права выступать в защиту и поддержку сложившейся ситуации», — уверен Джеймс Эллиот.

Джеймс Эллиот убежден в недостоверности статистических данных о распространенности диабета первого типа. «Говорят, в бедных странах нет (или практически нет) этой болезни. Но это только потому, что все пациенты с таким диагнозом уже ушли из жизни», — считает Эллиот, медик-исследователь, сотрудничающий с «Врачами без границ» и другими подобными организациями.

Проблема знакома ему не понаслышке: у него тоже диабет 1-го типа. Волонтер-правозащитник совместно с коллегами стремится предотвратить зачастую фатальные последствия, спровоцированные высокой стоимостью инсулина.

Недавно Эллиот побывал в Камеруне, и там местный врач рассказал ему, как отец юной пациентки делился с ним «радостной» новостью. «Вы слышали?» — с улыбкой поинтересовался у медика мужчина. — «Изабелла умерла». Он говорил о собственной дочери, страдавшей от диабета: семья выбивалась из сил в попытках оплачивать инсулин, шприцы и тестовые полоски для глюкометра. Отсутствие полноценного доступа к системе медицинского обслуживания провоцировало у ребенка частые обострения заболевания, а семья, оплачивавшая лечение, постепенно погружалась в долговую яму. «Теперь мы наконец-то можем нормально питаться, а остальные дети получат образование», — пояснил отец умершей девочки.

Кениец Молонзи Мбалука прекрасно понимает чувства этого человека. У него диабет 1-го типа, и ему приходится часто обходиться без инъекций: временами из-за нехватки денег на лекарство, временами из-за отсутствия инсулина в местных клиниках. Недавно скончался его товарищ по несчастью — мужчина на протяжении двух месяцев не мог позволить себе приобретение инсулина.

Дело в том, что во многих странах стоимость месячного запаса этого препарата достигает почти 50% среднемесячного дохода гражданина. В Бразилии, к примеру, на инсулин, шприцы и тест-системы необходимо тратить до 80% среднего заработка. Иными словами, лечение недоступно для большинства простых людей.

Инсулин — это гормон, вырабатываемый поджелудочной железой и позволяющий организму абсорбировать и перерабатывать сахар, содержащийся в продуктах. При 2-м типе диабета поджелудочная железа старательно пытается удовлетворить запросы организма в инсулине, но ей это не удается — либо железа не вырабатывает его в достаточном количестве, либо у человека уже развилась резистентность к инсулину.

Иммунная система пациентов с диабетом 1-го типа повреждает или уничтожает вырабатывающие инсулин клетки поджелудочной железы. Дефицит инсулина провоцирует всплески концентрации глюкозы в крови, что приводит к сбоям в работе сердца, почек, органов зрения и нервной системы.

От диабета страдают свыше 400 млн. жителей планеты. Из-за отсутствия развитой повсеместной системы диагностики этого недуга очень сложно подсчитать точное количество случаев 1-го и 2-го типа диабета. Тем не менее у большинства людей диагностируется 2-й тип. По некоторым оценкам, почти 50% пациентов, нуждающихся в инсулине, не имеют постоянного доступа к препарату. Людям со 2-м типом диабета часто требуется принимать инсулин — временно или постоянно. А вот при диабете 1-го типа ситуация выглядит совершенно однозначной и мрачной: человек просто обязан получать инсулин ради выживания.

Открытие инсулина в 20-е годы минувшего столетия группой исследователей Университета Торонто стало одним из величайших достижений мировой фармации, а его создателям принесло Нобелевскую премию. Смертоносный недуг в одночасье стал обычным хроническим заболеванием, не угрожающим жизни человека — естественно, при постоянном наличии инсулина.

Авторы изобретения изначально резко выступали против патентной монополии на биомедицинские открытия, но при этом мечтали о максимально скором поступлении препарата в широкую продажу. Исследователи получили патент на инсулин, а затем каждый из авторов открытия продал патентные права университету за $1. Ученые предполагали, что университет наладит партнерские отношения с фармацевтическими компаниями, готовыми производить и распространять доступный инсулин.

Какое-то время этот план действительно работал: инсулин оставался доступным и дешевым препаратом. При этом его свойства даже постоянно улучшались: в частности, инновации позволили сократить частоту инъекций инсулина.

Однако научно-технический прогресс породил немало проблем. Каждое улучшение обеспечивало корпорацию правом получать собственные патенты на все новые аналоги инсулина, и стоимость лекарства начала возрастать. При этом самые дешевые «старые» версии инсулина (по общему согласию экспертов, они лишь незначительно уступали новинкам в эффективности) без следа исчезали из продажи.

Несмотря на то что многолетнее совершенствование формулы инсулина действительно принесло определенную пользу пациентам, некоторые эксперты уверены, что тактика производителей инсулина совершенно не соответствует благим замыслам создавших препарат медиков.

«Я не думаю, что лишь подобные мне циники понимают, что большинство новых разновидностей инсулина разрабатывается исключительно ради патентной защиты прав производителей на препарат. Правда в том, что все эти разновидности практически ничем не отличаются друг от друга, а по клинической эффективности вообще ни в чем не превосходят давно созданные препараты», — пояснил профессор медицинского факультета Гарвардского университета Дэвид Натан в интервью Washington Post.

Но тройка мировых лидеров в производстве инсулина — Eli Lilly, Sanofi Aventis и Novo Nordisk — продолжает радикально повышать стоимость его новых версий. Результаты исследования, опубликованного в 2016 г. изданием Journal of the American Medical Association, свидетельствуют о том, что стоимость инсулина в период с 2002-го по 2013 г. возросла почти в 3 раза, и цены продолжают повышаться. Сегодня американскому пациенту месячный запас Humalog от Eli Lilly обходится более чем в $400.

Инсулин для фармацевтических компаний — продукт с невероятно высокой рентабельностью. И хотя производители тщательно хранят в тайне себестоимость производства инсулина, розничная стоимость препарата, скорее всего, в сотни раз превышает затраты на его производство. Объем продаж инсулина на мировом рынке составляет $31 млрд. в год, и эта цифра постоянно растет. В итоге препарат остается одним из самых прибыльных.

А вот пациентам, полностью зависимосимым от инсулина, рост стоимости лекарства смерти подобен — и это справедливо не только для стран с малым уровнем дохода, но и для зажиточных Соединенных Штатов. В итоге пациенты сообщают о пропусках инъекций и о введении давно просроченного инсулина. Некоторые люди в попытке контролировать уровень глюкозы в крови доводят себя до голодных обмороков. Ряд пациентов преднамеренно впадают в состояние диабетического кето-ацидоза только ради получения бесплатной дозы инсулина в реанимации.

Неравнодушные организации, например T1International, ведущие борьбу за права диабетиков, собирают данные о стоимости инсулина, шприцов и тест-систем, публикуют отчеты о судьбах пациентов в самых разных уголках земного шара, а в США даже сводят пострадавших с юристами, готовыми подавать коллективные иски против производителей инсулина. Авторы одного из таких исков, поданного в окружной суд США в Массачусетсе, обвиняют трех ведущих производителей в ценовом сговоре, а в качестве обоснования приводят данные о поразительной синхронности повышения цен на инсулин компаниями Eli Lilly, Sanofi и Novo Nordisk.

При этом многие объединения пациентов регулярно становятся объектом критики за то, что не поднимают вопрос постоянного повышения стоимости препаратов. Многие из них старательно воздерживаются от любых комментариев несмотря на многократный рост цен.

Более того, ассоциации пациентов нередко яростно защищают интересы фармацевтической индустрии, получая за это весьма солидное финансирование от производителей лекарственных препаратов. Судя по подготовленному в 2016 г. отчету правозащитной группы Public Citizen, не менее 75% ассоциаций пациентов, активно выступавших против предложения администрации Обамы о сокращении расходов на закупку медикаментов в рамках программы медицинского страхования, получали солидную финансовую помощь от фармацевтической индустрии. Как недавно выяснилось, подавляющее число организаций, представляющих интересы пациентов и выступавших против принятия Калифорнией закона о регулировании стоимости медицинских препаратов, закупаемых государством, получали щедрое финансирование от фармацевтических корпораций.

Вряд ли стоит удивляться тому, что представители ассоциаций пациентов в частных беседах признают нежелание высказываться против ценовой политики фармацевтов из опасения потерять источники финансирования. Их страхи вполне обоснованны. Так, недавно Национальное общество рассеянного склероза США лишилось спонсоров-фармацевтов только за то, что осмелилось озвучить тревогу по поводу роста стоимости лечения рассеянного склероза. Цена этой терапии сегодня в среднем составляет $78 000 в год — это на 400% выше, чем десятилетие назад.

В итоге для многих ассоциаций пациентов фармацевтическая индустрия остается единственным источником финансирования и поставщиком бесплатных препаратов, которые можно разделить между отчаявшимися больными. Именно поэтому большинство объединений предпочитают не критиковать фармацевтов, а молча получать от них необходимые средства.

Статья опубликована на сайте журнала Foreign Affairs 13 марта 2017 г. © Council on Foreign Relations. // Tribune News Services.*Фрэн Куигли, профессор, правовед, директор Клиники здравоохранения и прав человека при университете Индианы, правозащитник, ведущий борьбу против любых системных барьеров, которые препятствуют свободе доступа человека к системе здравоохранения. Координатор организации T1 International, защищающей права диабетиков на доступный инсулин.

Фрэн КУИГЛИ, профессор, правовед, директор Клиники здравоохранения и прав человека при университете Индианы

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

В Израиле создали первую в мире инсулиновую таблетку

Израильские фармацевты сообщают о первых успешных результатах

Инсулин станет домашним

Итоговый рецепт инсулина домашнего приготовления выложат в свободный доступ, чтобы им...

Вкалывать надоело

Инсулиновый пластырь — детище исследователей университета Северной Каролины...

Загрузка...

Победить лишний вес помогут целебные растения

Натурпродукты, цельные злаки, изобилие воды и активный стиль жизни — вот ключевые...

Весы — друг или враг?

Нередко обычные напольные весы становятся злейшим врагом человека, ведущего борьбу с...

Биолоджики: дорогой сок из бактерий-мутантов

$27 000 за одну инъекцию — новый класс препаратов бьет рекорды стоимости

Новый крем на основе ДНК — невероятная эффективность

Исследователи Бингемтонского университета (Нью-Йорк) разработали без преувеличения...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка