Привет из Тольятти

№22(774) 3 — 9 июня 2016 г. 01 Июня 2016 5

, УНИАН

Если российские компании не будут допущены к участию в приватизации Одесского припортового завода, это может обойтись будущему инвестору более чем в $60 млн., а неурегулированный монопольный статус ОПЗ ставит под сомнение само проведение приватизационного конкурса

В конце июля Фонд госимущества намерен провести аукцион по продаже 96% акций ПАО «Одесский припортовый завод» (ОПЗ). По мнению многих наблюдателей, это станет для нынешней власти лакмусовой бумажкой на прозрачность приватизации и будет учитываться крупными иностранными инвесторами, решающими, покупать или не покупать украинские промышленные активы, а значит, вкладывать или не вкладывать деньги в экономику нашей страны.

Предварительно можно говорить о том, что торги будут объявлены на 20-е числа июля.

18 мая Кабмин согласовал условия продажи госпакета акций ОПЗ. После чего глава ФГИ Игорь Билоус сообщил, что объявление об аукционе будет опубликовано в конце мая или в начале июня.

Процедуру оформят постановлением правительства. Покупатель должен оплатить акции завода не позднее чем через 7 дней после проведения аукциона, и в течение месяца будет проходить окончательное оформление сделки.

Инвестиционные условия, которые должен выполнить покупатель ОПЗ, служившие в прежние годы барьером для потенциальных инвесторов и облегчавшие процесс приватизации для избранных, еще не опубликованы. По словам г-на Билоуса, они будут обнародованы после подписания распоряжения КМ об утверждении условий продажи ОПЗ.

Но уже известна стартовая цена. За госпакет в 96% акций ОПЗ украинские власти рассчитывают выручить не менее 13 млрд. 175 млн. грн. (в пересчете — $527 млн. долл.).

Кроме того, конкурсной комиссией, в состав которой входят представители ОПЗ, Минэкономразвития, Минфина, специальной контрольной комиссии Верховной Рады по вопросам приватизации, СБУ, Нацполиции, Одесской облгосадминистрации, Южненского горсовета, где находится предприятие, а также профсоюзного комитета Одесского припортового, были определены еще несколько условий приватизации.

В частности, к участию в аукционе не допускаются юридические лица, владельцем более чем 25% акций которых являются государство Украина или украинские госкомпании. Что само по себе говорит о желании продать предприятие в руки иностранцев и привлечь инвестиции.

Исключается участие в приватизации компаний, зарегистрированных в офшорных зонах или странах, включенных FATF в черный список.

Подавая заявление об участии в конкурсе, потенциальный инвестор должен предоставить ФГИ документ о распределении уставного капитала среди участников, информацию о финансово-имущественном состоянии и справку из органа доходов и сборов о представленной налоговой декларации, а также указать конечных приобретателей акций ОПЗ — бенефициарных владельцев участника аукциона, его контролеров.

Как и следовало ожидать, приватизация пройдет без российских компаний и бизнесменов. К конкурсу не допускаются юридические и физические лица, которые находятся под санкциями или зарегистрированы в государстве, признанном ВР государством-агрессором, а также связанные с ними лица.

Сам же аукцион будет признан состоявшимся лишь при наличии не менее чем двух участников, один из которых должен быть нерезидентом. По логике конкурсной комиссии, это должно обезопасить процесс приватизации от «договорняков», которые нивелируют усилия властей по прозрачности конкурса и снижают цену, вырученную за предприятие.

Игорь Билоус уже заявил о 5 потенциальных покупателях. Судя по всему, к ним относятся компании, запросившие в ФГИ данные о приватизируемом объекте — его финансово-хозяйственной деятельности и имуществе, находящемся на балансе. Назвать их глава ФГИ отказался из соображений конфиденциальности.

Кроме того, по его словам, есть еще столько же компаний, изучающих возможность участия в конкурсе.

Среди потенциальных участников есть и те, что уже работали с ОПЗ, и те, которым завод незнаком. В частности, арабская компания, «имеющая свой газ, свои заводы и миллиарды для инвестиций».

По некоторым данным, интерес к ОПЗ проявляют норвежская Yara International, четыре американские компании, а также компании из ЕС, Китая, Турции и Индонезии.

Как известно, ОПЗ служит конечной точкой аммиакопровода Тольятти—Горловка—Одесса, обеспечивающего наиболее экономичный способ экспорта химической продукции по сравнению с латвийским Вентспилсом и эстонском Силламаэ.

В отличие от прибалтийских портов, куда аммиак поступает в железнодорожных цистернах, значительная часть продукции в порт Южный идет именно по аммиакопроводу.

Мощности же по перевалке более чем в 5 раз превышают мощности самого ОПЗ по производству химической продукции.

Однако со стороны главы ФГИ было бы бессмысленно скрывать, что будущего покупателя ОПЗ ожидает не только контроль над стратегическим предприятием, располагающим мощностями по производству аммиака и карбамида, их перевалке в морские суда, перегрузке на экспорт метанола и жидких химических удобрений.

Вместе с уникальными конкурентными возможностями инвестора ОПЗ ожидают крупные долги и несколько неприятных судебных разбирательств, ставших результатом борьбы за ОПЗ между украинскими финансово-промышленными группами и следствием непрозрачного управления предприятием.

При заявленной стартовой цене припортового завода его долги, по самым скромным подсчетам, приближаются к половине начальной стоимости, а скорее всего, и превышают ее.

В конце марта Стокгольмский арбитражный суд удовлетворил ходатайство компании Ostchem Holding Limited, принадлежащей Дмитрию Фирташу, к ОПЗ о запрете предприятию отчуждать или отягощать необоротные активы.

В заявлении Group DF (управляющей компании Фирташа, куда входит и Ostchem Holding) говорится, что Ostchem обратилась в Стокгольмский арбитраж для защиты своих прав в отношении долгов, сформированных ОПЗ перед предприятиями группы, учитывая значительный объем требований, готовящуюся приватизацию ОПЗ и растущие риски невозврата долга. В частности, Ostchem Holding Limited обеспокоена увеличением кредиторской задолженности ОПЗ за счет привлечения кредитов от государственных банков.

Речь идет об открытой в феврале 2016 г. в «Укрэксимбанке» бивалютной кредитной линии на 600 млн. грн., действующей в период с марта по ноябрь т. г. Кредит брался под 22% годовых в гривнях и 12% в долларах на закупку природного газа, электроэнергии и выплату зарплаты.

Единственной целью Ostchem Holding Limited при обращении в арбитраж является возврат задолженности ОПЗ за поставленный газ. Сумма долга, сформированного три года назад, без учета штрафов, пени и других потерь составляет $193 млн. C учетом последних можно говорить об общей задолженности в $246 млн.

Формулировка же о требовании долга как о «единственной цели» обращения Group DF в суд можно рассматривать в качестве намека Дмитрия Фирташа украинским властям на то, что он не будет участвовать в приватизации ОПЗ.

Однако, долги — далеко не единственная проблема крупнейшей в СНГ морской перевалки азотной продукции.

ОПЗ имеет до сих пор не урегулированный спор относительно проведенной в 2009 г. приватизации. Напомним, что тогда правительство Юлии Тимошенко провело аукцион по продаже ОПЗ, в котором участвовали ООО «Азот-сервис», связанное с российской группой «Сибур», подконтрольной «Газпрому», ООО «Фрунзе-Флора»,— ее связывают с российским бизнесменом украинского происхождения Константином Григоришиным, и ООО «Нортима», представлявшее интересы Игоря Коломойского. По некоторым данным, в состав акционеров последней вошло 6 игроков, в том числе структуры, связанные с харьковским бизнесменом Александром Ярославским. Хотя тот и отрицал свое участие в приватизации.

Предложив за ОПЗ начальную стоимость 4—4,1 млрд. грн., участники торгов довели их до 5 млрд. грн. Именно столько предложило за контрольный пакет ОПЗ ООО «Нортима».

Но этот аукцион был признан несостоявшимся якобы из-за сговора участников. Тогдашний глава ФГИ Дмитрий Парфененко сообщил, что в правительстве рассчитывали выручить за ОПЗ порядка 8—9 млрд. грн.

В настоящее время «Нортима» пытается опротестовать решение о признании торгов недействительными, таким образом признав право на приватизацию завода.

В мае Игорь Билоус сообщил о том, что сейчас спор между ФГИ и «Нортимой» перешел в «письменную форму», позиции фонда в этом споре выглядят очень сильными, и наличие тяжбы, как и долга Дмитрию Фирташу, не заблокирует процесс приватизации.

Хотя легко можно прогнозировать, что при негативном для «Нортимы» исходе тяжбы в Украине компания подаст иск в международные инстанции.

Вместе с тем едва ли не главным препятствием для прозрачной приватизации ОПЗ является его неурегулированный монопольный статус. В 2012 г. ВР приняла изменения в антимонопольное законодательство, в том числе в закон «О природных монополиях», предусматривавшие новые правила составления перечня естественных монополистов.

Вследствие этого из него были выведены ОПЗ и госпредприятие «Укрхимтрансаммиак», осуществляющее управление украинской частью аммиакопровода Тольятти—Одесса.

Это дало ОПЗ возможность самостоятельно устанавливать размер тарифа на перевалку аммиака, который в 2014—2015 гг. несколько раз повышался с 79 грн. до 380 грн. за тонну. В американской валюте услуги ОПЗ выросли на 65% — с $9,7 до $16.

Предварительное уведомление об этом госпредприятия «Укрхимтрансаммиак», равно как ПАО «Тольяттиазот» — основного поставщика аммиака по аммиакопроводу, не делалось.

Антимонопольный комитет реагировал на эти факты вяло, ограничившись рекомендациями ОПЗ снизить цены на услуги по приемке, охлаждению, хранению и отгрузке на морские суда аммиака до экономически обоснованного уровня, который существовал бы в условиях значительной конкуренции. Это привело к снижению стоимости перевалки до $13/т.

В настоящее время украинскими судами ведется разбирательство между ОПЗ и ГП «Укрхимтрансаммиак», предметом которого являются как сами тарифы, действовавшие в 2014—2015 гг., так и злоупотребление ОПЗ монопольным положением.

Признание последнего факта по украинскому законодательству может обернуться для предприятия наказанием в виде штрафа в размере до 10% выручки от реализации продукции.

Если принять во внимание, что в 2014—2015 гг. ОПЗ получил суммарный доход в размере 16,6 млрд. грн., максимальное наказание может достигать $64 млн., что делает покупку предприятия еще более непривлекательной.

Активным участником спора между ОПЗ и «Укрхимтрансаммиаком» является российское ПАО «Тольяттиазот». Предприятие настаивает на предоставлении ему статуса третьего лица, что при определенных обстоятельствах позволяет самостоятельно участвовать в деле и гарантирует, что АМКУ не сможет в одностороннем порядке прекратить разбирательство о злоупотреблении ОПЗ монопольным статусом.

Свидетельством тому стала подача в апреле ПАО «Тольяттиазот» заявления в Хозяйственный суд Киева о запрете АМКУ закрыть дело против ОПЗ до того, как российское предприятие будет признано третьей стороной по этому делу.

При неблагосклонности украинской Фемиды, дело, естественно, может быть вынесено в международную плоскость.

Перспектива выплаты еще одного крупного штрафа при наличии существующих многомиллионных задолженностей вряд ли обрадует потенциальных инвесторов.

Но еще больший негативный потенциал имеют признание монопольного статуса ОПЗ уже после проведения конкурса по приватизации, ограничения, введенные государством на тариф по перевалке аммиака, и необходимость возвращать переплату ни много ни мало за два года хозяйственной деятельности.

Если так и случится, нетрудно предугадать подачу иска инвестором к государству Украина и гневные публикации в мировых деловых изданиях об украинских властях, которые вопреки обещаниям так и не сумели обеспечить прозрачную приватизацию самого привлекательного отечественного предприятия.

Вот что сказал вице-президент Центра исследований корпоративных отношений Вячеслав Бутко об опасности продажи Одесского припортового завода с неурегулированным монопольным статусом:

— Залогом эффективного функционирования рыночной экономики является ненавидимая украинской бюрократией и олигархией конкуренция. В системе советской плановой экономики, в условиях которой сформировались большинство наших чиновников, бизнесменов и политиков, конкуренция считалась вредным явлением, с которым необходимо было бороться. Неудивительно, что Антимонопольный комитет не справляется с выполнением функций госоргана, призванного обеспечивать рыночность экономики.

В результате украинская экономика представляет собой комплекс противоестественных монополий с редкими вкраплениями секторов, в которых действует изуродованный до неузнаваемости принцип рыночной конкуренции. Независимо от того, что написано в соответствующих законах, эффективная работа АМКУ зависит от наличия политической воли, от желания запустить соответствующие механизмы.

Но этого как раз нет. Что можно продемонстрировать в т. ч. на приведенном вами примере. АМКУ ведет себя в «лучших» традициях украинского чиновничества. Поясню — 15 октября 2015 г. пресс-служба ведомства распространила сообщение, где говорилось, что АМКУ рекомендовал ОПЗ пересмотреть тарифы на перевалку аммиака и «привести их к экономически обоснованному уровню, который существовал бы при условии значительной конкуренции на рынке».

Однако рекомендация пересмотреть тарифы не предусматривает ее обязательного исполнения. Т. е. можно сделать вывод, что в данном вопросе АМКУ имеет целью имитацию исполнения своих прямых обязанностей. Центр исследований корпоративных отношений неоднократно обращался в АМКУ относительно признания ОПЗ монополистом в транспортировке жидкого аммиака, однако полученные ответы не свидетельствуют о намерении АМКУ должным образом выполнять возложенные на него функции.

Между тем имеются все признаки, указывающие на то, что ОПЗ является монополистом в данной сфере деятельности: конкуренты — отсутствуют; доля продаж в рыночном спросе и доля производства в рыночном предложении — 100 %; близкие по качеству и полезности заменители продукции/услуг — отсутствуют; рыночная власть — абсолютная; контроль над ценой на продукцию/услуги — полный.

О первой попытке приватизации ОПЗ в 2009 г. и ее последствиях:

— Напомню обстоятельства возникновения наиболее громкого скандала в истории украинской приватизации. 29 сентября 2009 г. состоялся конкурс с открытым предложением цены по принципу аукциона по продаже госпакета акций ОПЗ. Стартовая цена составляла 4 млрд. грн. Участники торгов совершили 18 аукционных шагов с размером шага в 50 млн. грн. Конкурс был остановлен на сумме в 5 млрд. грн., предложенных компанией «Нортима».

Произошедшее после этого напоминало смесь триллеров Хичкока и сюрреалистических картин Бунюэля. Через 15 минут после удара молотка лицетатора, возвестившего об установлении победителя, конкурсная комиссия ФГИУ объявила о признании результатов торгов недействительными. Объяснив это тем, что члены комиссии узрели заговор участников конкурса. «Нортима» подала иск в суд, требуя отменить решение конкурсной комиссии и признать компанию победителем торгов. Судебные тяжбы длятся до сих пор.

Думаю, что у компании «Нортима» сильная юридическая позиция. Но прогнозировать содержание решений украинских судов не возьмусь — ненамного сложнее спрогнозировать цену фьючерсов на какао-бобы через 30 лет. Потому что коррумпированность судебной системы Украины, выносящей «заказные» решения, противоречащие закону и здравому смыслу, является общеизвестным фактом, не требующим доказательств.

Кстати, в случае принятия украинскими судами благоприятного для ФГИУ решения по данному делу остается возможность подачи компанией «Нортима» иска в Стокгольмский арбитраж или в Высокий суд Лондона. Не исключаю, что до тех пор, пока нет решений всех инстанций, проведение нового конкурса по продаже ОПЗ может трактоваться как нарушение прав истца (т. е. компании «Нортима»).

О безудержном оптимизме украинских чиновников, анонсировавших по меньшей мере 10 крупных иностранных компаний, желающих принять участие в приватизации ОПЗ, обложенного судами и долгами:

— Мне кажется, этому может быть два объяснения. Первое — уподобившись шаманам, вызывающим дождь при помощи неких действий, непонятных для людей, не посвященных в тайны «дождевого шаманизма», руководители ФГИУ обильными заявлениями о якобы большом количестве претендентов на ОПЗ пытаются «нашептать» сколь-нибудь приличное количество желающих принять участие в приватизационном конкурсе.

Второе — анализ истории украинской приватизации не может не наталкивать на предположение: стратегические инвесторы, потенциально заинтересованные в приватизации ОПЗ, полагают, что приватизация может быть либо сорвана, либо проведена «адресно». Такова карма украинской приватизации! Поэтому не исключено, что разговоры о десятке претендентов — часть операции прикрытия. Хотелось бы верить, что ближе к правде первое мое предположение.

Кстати, вспомним попытку приватизации завода в 2009 г. Тогда тоже много говорилось о почти двух десятках иностранных претендентах, но при этом некоторые из них (норвежская Yara, несколько российских компаний) подтверждали свою заинтересованность в участии в приватизации. В частности, сообщалось о получении ими в ФГИУ пакета предприватизационных материалов, ознакомлении с условиями конкурса и т. д., включая официальные заявления об отказе от участия в приватизации ОПЗ.

Теперь же ничего подобного нет. В тайну реального наличия заинтересованных в приватизации ОПЗ компаний проникнуть не легче, чем в тайну северокорейской ядерной программы. И это настораживает...

, УНИАН

Справка «2000»

Строительство ПАО «Одесский припортовый завод» началось в 1975 г., свою продукцию предприятие выпускает с 1978 г. Основное назначение ОПЗ — производство аммиака, карбамида и другой химической продукции. Завод также принимает и перегружает в морские суда на экспорт продукцию других предприятий Украины и России: аммиак, карбамид, метанол и жидкие комплексные азотные удобрения.

Химическая продукция от других предприятий на перегрузочные комплексы завода поступает по железной дороге и по аммиакопроводу Тольятти—Горловка—Одесса общей протяженностью 2417 км, из которых 1018 км пролегает по территории Украины.

В состав ОПЗ входят:

— два агрегата по производству аммиака начальной проектной мощностью 450 тыс. т в год каждый;

— два агрегата по производству карбамида начальной проектной мощностью 330 тыс. т в год каждый;

— комплекс по перегрузке аммиака мощностью 4,3 млн. т в год, со складом на 120 тыс. т;

— комплекс по перегрузке карбамида мощностью до 5 млн. т в год, со складом на 80 тыс. т;

— комплекс по перегрузке метанола мощностью 1 млн. т в год, со складом на 48 тыс. т;

— комплекс по перегрузке жидких азотных удобрений мощностью 500 тыс. т в год, со складом на 36 тыс. т;

— другие подразделения.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Знамение третьего транша

Перевод событий из рациональной плоскости в область сверхъестественного невольно...

Тернистый путь на европейский рынок

Это здорово, что премьер-министр хочет, чтобы больше украинских товаров попадало на...

Лотерейные кирпичи

Приобретение жилья на первичном рынке — все еще азартная, высокорискованная...

Белорусский со словарем

Измена родине — не только уголовно наказуемое преступление, но и прекрасный...

Шоковый оптимизм

Ни один из трех сценариев развития экономикипо версии НБУ не предполагает...

О нас за нас «позаботились»

Практические советы по оформлению субсидий для возмещения затрат на оплату...

Бюджетные хотелки Гройсмана. Экономический рост и...

Нынешняя стабилизация в экономике не в последнюю очередь связана с улучшением...

О нас за нас «позаботились»

Фактические данные о добыче газа в Украине свидетельствуют об огромных масштабах...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка