Агент или странный диверсант?

№10(763) 11 — 17 марта 2016 г. 09 Марта 2016 2

Силовое задержание главы гражданского корпуса «Азов-Крым» Станислава Краснова и последующий суд над ним больше напоминают плохо срежиссированный детектив, нежели спецоперацию.

Судите сами. В общей сложности Краснову вменяют в вину преступления, подпадающие под ст. 263 (незаконное обращение с оружием, боеприпасами или взрывчатыми веществами), ст. 258 (террористический акт) и ст. 111 (государственная измена) УК.

А началось все с того, что сотрудники СБУ в ночь на 28 февраля задержали Краснова и его девушку —Оксану Шелест на заправке якобы после закладки тайника на трассе Киев—Харьков возле села Счастливое. Краснов, как сообщается, пытался сбежать и оказал сопротивление.

Свою версию о подробностях задержания он рассказал 2 марта во время пресс-конференции. Когда его схватили, то начали бить прикладами и ногами по ребрам. Замотали голову скотчем и отвезли в лес, где снова избивали, не задавая никаких вопросов. Он несколько раз терял сознание. В СБУ, куда его позднее доставили, избиение продолжилось. В больницу Краснова так и не отвезли, он вышел из СИЗО в 2 часа ночи по решению суда. Краснов считает, что сотрудники СБУ ему мстили за позицию по Крыму.

— Когда эсбэушники меня пытали, так и говорили: это тебе за Севастополь, за Крым. То есть там были люди, которые перевелись из Крыма сюда, — отметил Краснов.

Трудно сказать, насколько его слова соответствуют действительности, поскольку Краснов — не самостоятельная фигура и делает то, что ему советуют. Сотрудники спецслужбы, скорее всего, действительно слишком жестко с ним обошлись (врачи констатировали гипертонический криз, сотрясение мозга и закрытую черепно-мозговую травму), и ссылки СБУ на сопротивление при задержании выглядят неубедительно. Адвокат Иван Либерман заявил по этому поводу, что если у правоохранителей и есть какие-то доказательства вины человека, это не дает им права издеваться над ним.

— Как может один человек оказывать сопротивление целой группе задержания? Мы с вами взрослые люди и понимаем, что это как минимум звучит смешно, — отметил эксперт, и с ним трудно не согласиться.

Между тем в тайнике обнаружили 42 кг пластида в тротиловом эквиваленте, гранаты и т. п. По данным СБУ, Краснов предварительно удалил взрывчатку из другого схрона. Ему тут же объявили подозрение в преступлении по ст. 263.

Вызывает удивление тот факт, что пока Краснов пребывал под стражей, сотрудники СБУ рассказывали общественности, насколько он опасный преступник. 29 февраля руководитель аппарата председателя СБУ Александр Ткачук во время брифинга заявил, что Краснов готовил убийство одного из активистов на административной границе с Крымом. Это привело бы к дестабилизации обстановки в регионе и способствовало вторжению российских войск в Херсонскую область. Мало того, Краснов, по словам Ткачука, с 2014 г. находился на связи с ФСБ, во время последней встречи в Беларуси с российским куратором обсуждал вопросы использования взрывчатки, а также передал россиянам списки полка «Азов».

Странные обвинения, не находите? О каком активисте идет речь и зачем Краснову понадобилось его убивать? Если бы «террорист» и достиг своей цели, то это была бы чистая уголовщина, на которую в Крыму никак бы не отреагировали — мало ли за Перекопом совершается преступлений. Да и ссылка на списки «Азова» свидетельствует либо о непрофессионализме спецслужбы (они уже год гуляют в интернете), либо о заказном характере обвинения.

В связи с этим нельзя не задаться вопросом, почему СБУ сразу же не предъявила Краснову обвинения по 258-й и 111-й статьям. Не менее странным выглядит и поведение ГПУ, которая 1 марта попросила взять подозреваемого под стражу с возможностью внесения залога в 20 млн. грн. Согласитесь, если человек подозревается в терроризме и госизмене, то о каком залоге может идти речь? Кто же будет дожидаться суда, зная, что ему грозит 15-летний тюремный срок?

Между тем сам Краснов обвинения в сотрудничестве с ФСБ отверг, заявив на пресс-конференции, что в интересах родной страны имел контакты с иностранными агентами, но сразу сообщал об этом соответствующим украинским спецслужбам. О каких службах идет речь, Краснов не пояснил, заметив, что не имеет права об этом говорить. Это еще одна странность в его деле. Если он был внештатным сотрудником СБУ, то почему она на него ополчилась?

Только 3 марта СБУ наконец-то прозрела и на заседании Шевченковского райсуда Киева попыталась вручить Краснову подозрение в причастности к терроризму, но неудачно — тот потерял сознание и был отправлен в реанимацию столичной горбольницы №3. Через некоторое время его перевели в неврологическое отделение, где он проходит лечение под наблюдением врачей. Сколько времени понадобится, чтобы пациент выздоровел, медики не прогнозируют.

Политолог Максим Андрущенко в эфире одной из радиостанций назвал дело Краснова политической игрой и дымовой завесой, за которой пытаются скрыть проблему либерализации визового режима от информационного освещения. По его словам, это еще и атака на Арсения Авакова, поскольку полк «Азов» подотчетен Нацгвардии, входящей в состав МВД.

На пресс-конференции в РИА «Новости Украина» политолог Михаил Павлив заявил, что это попытка расшатывания ситуации, выбивания силовых инструментов из-под премьера и министра внутренних дел. И только это — основная подоплека происходящего.

Бывший первый заместитель секретаря СНБО Степан Гавриш, в свою очередь, считает, что попытка связать Краснова с полком «Азов» не имеет никакой перспективы. Он был добровольным активистом во время гражданской операции. Этот человек либо в самом деле странный диверсант, который готовился что-то взорвать, либо это какая-то игра спецслужб, вышедшая из-под контроля, потому что его тяжело избили.

В заключение остается отметить, что странностей в деле Краснова хоть отбавляй, и не исключено, что в дальнейшем их будет только больше.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка