Бессилие добропорядочности

№31(781) 5 — 11 августа 2016 г. 03 Августа 2016 3.5

В конце июля на сайте ГПУ были опубликованы анкеты добропорядочности всех прокуроров нашей страны. Заполнил документ и глава ведомства Юрий Луценко.

Он подтвердил, что не учинял действий, порочащих звание прокурора, своевременно и объективно задекларировал свое имущество и доходы, его уровень жизни соответствует полученной им прибыли, коррупционных действий не совершал, в служебную деятельность своих подчиненных и чиновников других госслужб не вмешивался и верен присяге сотрудника прокуратуры. Запреты, предусмотренные законом «Об очищении власти», его не касаются.

Стандартная анкета и порядок проведения тайной проверки утверждены приказом главы ГПУ от 16 июня 2016 г. Заполненные документы направляются в Службу внутренней безопасности (СВБ), возглавляет которую Петр Шкутяк. Именно эта структура должна проверять честность и правдивость прокуроров.

Свои анкеты прокуроры обязаны подавать в течение 30 дней после вступления в силу приказа (он был зарегистрирован в Минюсте 17 июня), а в дальнейшем не позднее 1 февраля каждого следующего года.

Основанием для приказа послужила ч. 5 ст. 19 закона «О прокуратуре», в которой сказано, что «тайную проверку добропорядочности прокуроров Генеральной прокуратуры Украины, региональных и местных прокуратур проводят подразделения внутренней безопасности в порядке, утвержденном Генеральным прокурором Украины».

В Порядке проведения тайной проверки указано, что если прокурор без уважительных причин не представит вообще или подаст анкету не вовремя, это будет основанием для привлечения его к ответственности в соответствии с законодательством. Правда, непонятно, к какой именно: то ли выговор объявят, то ли уволят с должности?

Удивительно другое. О какой тайной проверке может идти речь, если руководитель органа прокуратуры соответствующего уровня обязан сообщать о ней тем подчиненным, которых собираются проверить? Мало того. Если в Службе внутренней безопасности придут к выводу, что изложенная в анкете информация недостоверна, СВБ должна сообщить об этом соответствующему руководителю прокуратуры и указать о необходимости назначения служебного расследования. То есть сами же местные прокуроры будут расследовать деятельность своих подчиненных. Нетрудно догадаться, что это может привести к сведению счетов. Недаром же в конце анкеты имеется такой пункт: «Сообщите любые другие сведения, которые считаете необходимыми указать в связи с тайной проверкой добропорядочности».

Нет никакой ясности и с процедурой проверки анкет. Каким образом, например, СВБ будет выяснять, объективно ли прокурор задекларировал свое имущество и доходы и насколько его уровень жизни соответствует полученным им деньгам? Не будут же сотрудники внутренней безопасности ходить по всем квартирам, коттеджам и дачам, для этого у них нет ни достаточных сил, ни времени.

Тот же г-н Луценко, например, в налоговой декларации за 2015 г. указал, что получил 76,4 тыс. грн. доходов (75,6 тыс. грн. — зарплата, 844 грн. — дивиденды и проценты). Зато его семья получила за год 3 млн. грн. При 167,8 тыс. грн. на банковских счетах Луценко имеет две квартиры (21,7 кв. м и 181 кв. м). У семьи еще два апартамента (181 кв. м и 92,2 кв. м). Родне Луценко принадлежат участки в 0,08 га земли и дом (203,9 кв. м), в аренде участок площадью 0,25 га и еще один дом (859 кв. м).

Следует обратить внимание и на такой факт. Г-н Луценко написал в анкете, что в служебную деятельность своих подчиненных и чиновников других госслужб не вмешивался. Как в таком случае расценить вмешательство генпрокурора в судебный процесс над бойцом батальона «Айдар» Валентином Лихолитом (позывной «Батя»), которого следствие подозревает в совершении грабежей и разбойных нападениях? Ведь Луценко не только лично явился в суд, но и заявил, что не согласен с мерой пресечения в виде ареста Лихолиту.

— Неполнота следствия, с моей точки зрения, заключается в том, что бойцы «Айдара» на тот момент не были обеспечены необходимыми транспортными средствами для защиты государства, поэтому были вынуждены эти средства добывать, — объяснил генпрокурор.

После этого Апелляционный суд Киева отпустил Лихолита на поруки депутатов ВР.

Означает ли это, что глава СВБ Петр Шкутяк лично проверит своего начальника?

Член правления международной общественной организации по борьбе с коррупцией «Transparency International Украина» Ярослав Юрчишин в эфире одной из отечественных радиостанций заявил, что тайные проверки добропорядочности прокуроров не будут результативными, поскольку только благодаря серьезной общественной огласке можно выяснить, живет ли прокурор по тем средствам, которые он декларирует. Или что его родственники не имеют связей, например, на Волыни с янтарной мафией, а на Полтавщине — с газовой.

По его словам, система даже с привлечением новых кадров, назначенных с приходом Луценко, сама себя очистить не в состоянии.

Получается, что пресловутые анкеты — пыль в глаза общественности. Неужели инициаторы акции всерьез полагали, что найдется прокурор, который хотя бы в одном пункте анкеты напишет «не подтверждаю»? Тогда в чем смысл нововведения? Его результат нетрудно предсказать. Уволенные прокуроры, будучи подкованными в юриспруденции, завалят суды исками о восстановлении на работе. Многие из исковых заявлений, скорее всего, будут удовлетворены, поскольку объявить человека виновным может лишь суд, а поводом для увольнения могут служить только веские доказательства.

В итоге в органах прокуратуры начнется такая кадровая чехарда, что прокурорам будет не до выполнения своих служебных обязанностей. Вспомним хотя бы реформу в МВД, когда полицию покинули сотни профессионалов, а на их места пришли люди, слабо знакомые со спецификой оперативной работы и непосредственно следствия. Это во-первых. А во-вторых, прокуроры, прошедшие проверку, априори будут признаны неприкасаемыми, какие бы проступки они ни совершили. Так сказать, амнистия от Луценко.

Не следует забывать и о том, что существует присяга работника прокуратуры следующего содержания: «Я (фамилия, имя, отчество), вступая на службу в прокуратуру, посвящаю свою деятельность служению украинскому народу и украинскому государству и торжественно клянусь:

неуклонно соблюдать Конституцию, законы и международные обязательства Украины;

добросовестно выполнять свои служебные обязанности, содействовать утверждению верховенства права, законности и правопорядка;

защищать права и свободы человека и гражданина, интересы общества и государства;

постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство, быть принципиальным, честно, добросовестно и беспристрастно выполнять свои обязанности, с достоинством нести высокое звание работника прокуратуры.

Осознаю, что нарушение присяги несовместимо с дальнейшим пребыванием в органах прокуратуры».

Разве этого документа недостаточно для того, чтобы навести порядок в ведомстве?

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Полонина в огне

С начала 2016 г. в Ивано-Франковской области возникло шесть чрезвычайных ситуаций...

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Страх способен подвигнуть политиков к готовности задействовать порой даже самые...

Швейцарская тюрьма установит защиту от дронов

Тюрьма швейцарского города Ленцбург (кантон Аргау) намерена потратить 200 000 франков на...

Прощай, забой! Гуд бай, мореходка!

Проблема не профессии, а в том, обеспечит ли государство свежевыпущенных специалистов...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка