Человек и оружие: сложности взаимоотношений

№20(772) 20 — 26 мая 2016 г. 19 Мая 2016 4.7

Бронзовая скульптура «Нет насилию» (Non Violence) шведского художника Карла Фредерика Рейтерсварда создана после убийства Джона Леннона в 1980 г. Три первые отливки скульптуры были установлены в Мальме (Швеция), на площади перед зданием штаб-квартиры ООН (на фото) в Нью-Йорке (США) и в Люксембурге. Сегодня в мире насчитывается более 16 копий произведения (их количество постоянно увеличивается). В Украине, второй год задыхающейся от насилия, такой скульптуры нет

В 2007 г. авторам ежегодного швейцарского аналитического проекта «Обзор стрелкового оружия» (Small Arms Survey) удалось добиться того, на что никто ранее не решался. Швейцарцы сумели подсчитать, сколько единиц стрелкового оружия в мире находится в частном владении: оказалось, что 75% от 875 млн. единиц огнестрельного оружия, составляющих весь глобальный арсенал.

_______________________________
*Данная статья — перевод материала, опубликованного в журнале Foreign Affairs 24 апреля 2016 г.

Естественно, упомянутое оружие гражданских лиц распределено по странам крайне неравномерно. В некоторых местах, к примеру в Йемене, оружие есть у каждого. В других государствах, например в Гане и Южной Корее, на 100 граждан приходится менее 1 ствола. Тем не менее составители обзора доказали, что численность частного арсенала радикально превышает количество оружия, принадлежащего армиям и правоохранительным структурам. Так, в Индии почти 46 млн. частных стволов, в КНР — 40 млн., а в Германии — 25 млн.

Пальму первенства удерживают Соединенные Штаты: почти по одному огнестрельному оружию на каждого гражданина. Более того, если не учитывать Китай, Германию и Индию, то США, где частные лица владеют 270 млн. единиц стрелкового вооружения, по этому показателю опережают все остальные страны мира вместе взятые. И вряд ли стоит удивляться тому, что сторонники права на свободное владение оружием гордо именуют себя армией.

Конечно, приведенные цифры можно и нужно воспринимать с определенной долей сомнения. Миллионы стволов в мире нигде и никогда официально не регистрировались, а миллионы зарегистрированных единиц так и заржавели без использования или были похищены. Кроме того, учет огнестрельного оружия в разных странах ведется по-разному, что усложняет подсчет. Так, к примеру, охолощенное оружие, используемое для киносъемок, в некоторых государствах ЕС регистрируется как боевое, если оно вывозится в другую страну. Дополнительно осложняет ситуацию и то, что в ряде стран (допустим, в Великобритании) отдельные виды пневматического оружия регистрируются как огнестрельные вооружения.

Однако каким бы ни было количество частных стволов, ясно одно. Подавляющее большинство владельцев оружия приобретают и хранят его, вообще не имея намерения применять его против других людей или причинять вред себе. Спортивная стрельба и охота — вот основные факторы роста численности частного арсенала оружия в развитых странах мира. Исключением можно считать США, где оружие чаще всего приобретают для самозащиты.

Все очень просто и объяснимо: если оружие использовать корректно и только в допустимых условиях, оно способно приносить огромное удовольствие и удовлетворение. Если оружием пользуются с соблюдением всех правил безопасности, если оно никому не угрожает, в нем нет ничего страшного. При этом почти все владельцы огне-стрельного оружия уверены в том, что их могут лишить этой привилегии: оружие может в любой момент отобрать некое деспотическое правительство, чтобы оставить людей без средств защиты от произвола властей. Именно поэтому, ради защиты личной свободы от потенциальной угрозы тирании, они и нуждаются в оружии, говорят эти граждане.

В свое время мне довелось попасть в состав съемочной группы, снимавшей приключенческое реалити-шоу в странах Азии, и первой локацией стала Камбоджа. Один из наших героев — репортер журнала FHM — уже отведал пауков, жаренных во фритюре, побывал на «массаже» у местного костоправа и принял участие в родео. Теперь ему предстояло состязание в стрельбе, а его противником стала «мисс Камбоджа». И мы отправились на полигон 70-й бригады королевских вооруженных сил Камбоджи — единственный в стране, открытый для посещения состоятельными туристами.

«Мисс Камбоджа» вышла на огневой рубеж в свадебном платье и изготовилась к стрельбе. Девушке выдали заряженный АК-47, она опустила щеку к прикладу, подалась вперед и нажала на спусковой крючок. В дальнем конце стрельбища пуля с противным звуком оставила отметину на крае мишени — контурной ростовой фигуры идущего в атаку противника. Судя по всему, он был «ранен», возможно, даже смертельно. «Мисс Камбоджа» преподала всем присутствующим урок: не стоит связываться с красавицей, вооруженной автоматом.

На полигоне присутствовали туристы из Австралии, Германии, Великобритании и США. Вообще поездки на стрельбище стали тут чрезвычайно популярным дополнением к туру по музею геноцида в тюрьме службы безопасности S-21, функционировавшей в эпоху красных кхмеров. Упомянутые туристы уже успели прогуляться по бывшему центру пыток и допросов Пол Пота — совершенно безобидному на вид трехэтажному зданию бывшей школы, обрамленному балконами и окруженному пальмами. Диву даешься, как такую красоту можно было использовать в качестве тюрьмы. Зеваки рассматривали снимки людей, умерщвленных здесь во время камбоджийского геноцида, и активно фотографировали уродливые деревянные сооружения, служившие узникам койками.

Туристам демонстрировали Чоенг Эк — расстрельные поля бывшего сада орхидей, расположенного в пригороде столицы страны. Всего полвека назад здесь систематически уничтожали камбоджийских педагогов, медиков, журналистов и представителей интеллектуальной элиты. Гиды рассказывали посетителям о том, что жертв, как правило, убивали выстрелом в затылок из автомата АК-47.

После ознакомления с этими ужасами туристов организованно везут на полигон — пострелять.

30 выстрелов из «Калашникова» — $40, стрельба из М-60, излюбленного пулемета американцев времен вьетнамской войны, — $70. Для истинных «гурманов» существуют и более экстремальные предложения. Заплатите $350, и солдаты вывезут вас примерно за 19 миль на восток на одно из полей: тут вам предложат гранатомет РПГ-2 и покажут, куда стрелять. А еще за $200 турист получит живую мишень — корову...

Нашу группу интересовало только легкое стрелковое оружие, и потому мы расплатились и приступили к стрельбе. И тут за свой автомат вновь взялась «мисс Камбоджа», принявшись поливать мишени огнем. Эмблема камбоджийских десантников над ее головой гласила: «Пойдешь против лучших — умрешь со всеми». Местный инструктор по стрельбе посоветовал сменить стойку, чтобы избежать отдачи, но девушка стреляла явно не в первый раз. Наши камеры фиксировали, как пули выбивают миниатюрные фонтанчики земли из красноватой почвы стрельбища. Девушка лишь улыбалась.

Мы снимали эту красавицу в процессе стрельбы вовсе не ради развлечения. Наблюдение за ней наводило нас на мысли о чудовищной сущности гражданской войны. Очень сложно снять и в развлекательной манере подать зрителю гору черепков, вот мы и снимали то, что, на наш взгляд, могло заставить людей задуматься.

С 1975-го по 1979 г. красные кхмеры, как правило, вооруженные китайскими и российскими автоматами, уничтожили почти 2 млн. своих сограждан. Их боевики, взращенные на коммунистической идеологии, вначале вырвались из джунглей на рисовые поля, а потом оккупировали и пригороды прекрасных городов, наступая до тех пор, пока вся страна не пала к их ногам.

Но красных кхмеров манила не только власть. Их лидеры мечтали о том, что превращает людей с оружием в руках в особо опасных существ, — о построении нового типа общества. И потому они начали крушить и разрушать все, что существовало до них, во имя своих извращенных идеалов.

В погоне за этой утопией страна просто утонула в оружии. А в 1979 г., после падения режима красных кхмеров, новому правительству пришлось мириться с горькой правдой: столь массовое владение оружием стало в итоге стимулом вовсе не революции, а уголовного насилия. Власть постепенно начала борьбу против этого явления, но уголовное наказание за владение мощным стрелковым оружием было введено только в 1998 г. А к тому времени каждая третья камбоджийская семья была вооружена до зубов.

В стремлении покончить с возникшей проблемой правительство приняло жесткие законы, регулирующие оборот оружия, а в 1999 г. запустило масштабную схему выкупа стволов у населения. За 16 лет государству удалось избавиться более чем от 180 000 единиц оружия. По данным The Phnom Penh Post, в 1994 г. огнестрельное оружие использовалось в 80% совершенных тяжких преступлений, а через десять лет этот показатель снизился до 30%.

И сегодня, к счастью, посещение полигона стало лишь одним из аттракционов для прибывающих в страну туристов — на уровне с посещением различных достопримечательностей. Вот почему мы и оказались на стрельбище. А присутствие там «мисс Камбоджи» доказывает, насколько стремительно оружие (даже то, что использовалось во время геноцида) способно превращаться в забавную игрушку. И эта поездка продемонстрировала нам, как быстро автомат из страшного предмета может трансформироваться в вожделенное развлечение.

По правде говоря, я понимаю вожделение туристов. Когда-то я и сам получал искреннее наслаждение от оружия и стрельбы: я много тренировался, а в молодости даже покупал такие специализированные журналы, как Guns Ammo.

Но затем я начал ездить в охваченные войнами страны. Я своими глазами видел разрушения, причиненные оружием, и что-то во мне перевернулось. Я проходил мимо выбеленных временем скелетов малышей, погибших от выстрелов в затылок. Я наблюдал за тем, как на выжженную огнем землю укладывают распухшие тела боевиков, погибших в миниатюрном аду, устроенном им пулеметчиком. И оружие утрачивало в моем представлении ореол притягательности — медленно, постепенно, неотвратимо. Понимание того, что пули могут сотворить с телом человека, заставило полностью забыть об удовольствии от обращения с оружием.

Со временем я стал видеть вовсе не то удовольствие, которое лично мне приносит обладание оружием, а те несчастья, которые оно несет людям в глобальном масштабе. В проходящих по всему миру выставках вооружений я вижу не демонстрацию красоты оружия, а стремление к прибыли за счет его сбыта. А контуры фигур, нарисованные на фанерных мишенях, теперь навевают лишь воспоминания о реальной плоти и крови. Жестокая истина начала разрушать мои идеалистические представления о благе обладания оружием.

Все чаще статистика говорит о том, что наличие оружия в доме повышает вероятность самоубийства. Уродливая реальность, в которой именно оружие часто становится причиной гибели во время бытовых преступлений и случайной стрельбы, камня на камне не оставляет от довода о том, что наличие оружия — форма самозащиты. Чем больше я наблюдаю, чем больше читаю и анализирую, тем сильнее укрепляюсь во мнении, что обладание оружием повышает вероятность гибели человека именно от собственного ружья.

«Убивает не оружие, убивает человек», — этот лозунг популярен среди сторонников легализации огнестрельного оружия. Нет никаких сомнений в том, что людей, приобретающих стволы для причинения вреда окружающим, следует карать, но когда речь заходит о множестве мирных граждан — владельцев оружия, мы заходим в глобальный тупик.

Оправдывает ли риск, связанный с наличием в частном доме оружия (речь о вероятности непроизвольного ранения человека или возможности попадания легально приобретенного оружия в руки преступников), практику удовлетворения нами личных желаний? В деле глобальной борьбы за совершенствование законодательства, регулирующего оборот оружия, важен поиск ответа именно на этот этический вопрос. Тем не менее дебаты в обществе главным образом ведутся представителями лишь радикально противоположных точек зрения на проблему.

И если мы действительно хотим прийти к разумному решению, нам следует отказаться от полемики и заняться реальным делом: нам нужен компромисс, одновременно защищающий нашу безопасность и признающий права личности на владение оружием.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Полонина в огне

С начала 2016 г. в Ивано-Франковской области возникло шесть чрезвычайных ситуаций...

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Страх способен подвигнуть политиков к готовности задействовать порой даже самые...

Швейцарская тюрьма установит защиту от дронов

Тюрьма швейцарского города Ленцбург (кантон Аргау) намерена потратить 200 000 франков на...

Прощай, забой! Гуд бай, мореходка!

Проблема не профессии, а в том, обеспечит ли государство свежевыпущенных специалистов...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка