Декоммунизацией по бездорожью

20 Апреля 2016 5

На Украине проводится кампания по декоммунизации, регламентированная соответствующим законом. Состоит она, в частности, в переименовании населенных пунктов и объектов их топонимики.

На недемократический и попросту абсурдный характер многих положений указанного закона «2000» ранее приходилось обращать внимание (в частности, публикацией статьи «Апофигей законотворчества» в №16 (744), 07.05.2015).

Социально значимым процесс декоммунизации является в регионах к востоку от западных областей. В Западной же Украине, где коммунистические идеи в силу ряда обстоятельств укоренились слабее, формальная декоммунизация фактически осуществилась раньше.

Вот как это было в Житомире.

19 февраля с. г. городской голова Сергей Сухомлин подписал распоряжение о переименовании 87 житомирских объектов топонимики.

Как и в других регионах, декоммунизация частично вылилась в нацификацию, т. к. на карте города появились имена деятелей, сотрудничавших с нацистами (С. Бандеры, Р. Шухевича, А. Шептицкого, У. Самчука, Т. Бульбы-Боровца). Одновременно отменены названия в честь выдающихся советских военачальников и героев-подпольщиков (Г. Жукова, П. Рыбалко, И. Черняховского, Н. Ватутина, Г. Шелушкова, А. Бородия, И. Бугайченко и др.), внесших весомый вклад в победу над нацизмом.

Из сообщений и комментариев по поводу произошедшего (www.1.zt.ua) следует, что депутаты уклонились от выполнения этой миссии путем затягивания принятия решения, и мэр «взял на себя ответственность» выполнить закон, проявив к нему повышенное внимание.

Удивительна столь выборочная законопослушность.

Сергей Сухомлин

«Я понимаю, что опять будут разговоры о незаасфальтированных тротуарах, но есть закон о декоммунизации и мы должны его выполнять», — предвосхитил мэр вполне уместную критику. Так сказать, ударим переименованиями по бездорожью.

Надо ли понимать, что для того, дабы направить энергию городского руководства на приведение в порядок находящихся в удручающем состоянии тротуаров, нужен отдельный закон — об их асфальтировании?

Впрочем, теперь-то, после столь глобальных преобразований, руководству города можно года два не смотреть ни на какие тротуары.

Г-н Сухомлин в своих комментариях (ruporzt.com.ua) поставил себе в заслугу сие сомнительное — особенно с учетом мнения местных жителей — дело. Поскольку-де в следующей инстанции — облгосадминистрации, где решался бы вопрос с переименованиями в случае саботажа со стороны мэрии, — мнение житомирян могли проигнорировать. Они ведь там, в ОДА, дальше от народа.

Однако, зная город и его жителей не хуже мэра, берусь утверждать, что принятые решения не отображают в сколько-нибудь существенной мере мнений житомирян. Они отображают разве что кулуарную позицию и желания небольшой социально активной части горожан и сложившуюся в стране конъюнктуру. Демократией здесь и не пахнет.

Если говорить о реальных общественных настроениях, то их скорее определяют социальная апатия и растерянность, вызванная событиями последних лет, полных обмана и безумия.

Житомир — многонациональный город, испытавший сильное влияние, кроме украинской, также русской, польской, еврейской, чешской и других культур, развившийся как промышленный и культурный центр в советское время под воздействием идеологии интернационализма. Национализм здесь никогда не определял общественных настроений и насаждается искусственно. Может быть, Житомиру и не нужна, например, улица Чапаева. Но не в меньшей мере чужеродна в нем и улица Бандеры.

Расклад сил в горсовете, депутаты которого, как принято считать, презентуют горожан, тоже не в пользу утверждения мэра о демократичности преобразований.

ВО «Свобода», программа которой, собственно, данной кампанией и реализуется, представлена только 5 депутатами. А большинство составляют БПП «Солидарность» (11) и ВО «Батькивщина» (10), чьих избирателей трудно отнести к идейным националистам, восхищающимся полководческими талантами Ю. Тютюнника и П. Болбочана, публицистикой У. Самчука, теоретическими разработками сторонника идеи националистического тоталитарного государства Н. Сциборского и т. п.

Да и самого мэра к ним не отнесешь. В его биографических данных соответствующих свидетельств не наблюдается. Выпускник Харьковского танкового ордена Красной Звезды училища, служил в Житомире, занимался бизнесом, политикой на местном уровне. Не припоминается, чтобы его предвыборная программа в качестве кандидата на должность городского головы включала обещания стереть с карты города имена Жукова, Черняховского, Ватутина, Чкалова и других достойных личностей и внедрять идеи праворадикалов.

Однако, следуя конъюнктуре, он пренебрежительно отзывается о Черняховском, который-де «условно освобождал Житомир» и «командовал расстрелами в Литве «зеленых братьев» (zhzh.info). Ну да, ведь «зеленые братья» наряду с УПА хоть и не выиграли ни одной битвы, в интерпретации теперешних «историков» являются чуть ли не главнейшими действующими лицами на исторической сцене той поры.

Предполагает ли г-н Сухомлин, что и его самого с еще большей легкостью когда-нибудь вычеркнут откуда можно, назвав выполнение им обязанностей мэра «условным»?

Не последовало внятных объяснений по поводу переименования улиц, названных в честь руководителей житомирского подполья Григория Шелушкова и Алексея Бородия, расстрелянных гестаповцами, героя-подпольщика Ивана Бугайченко, который после жестоких пыток был живьем закопан в землю. Какие к ним претензии? Может, они тоже создавали подполье и боролись с гитлеровцами «условно»?..

А что не так делала подпольщица Люба Шевцова, в 17 лет добровольно ступившая на путь борьбы с нацистами и расстрелянная?.. Чем не угодила житомирским «судьям истории»? Она ведь не занимала руководящих должностей в партийных и комсомольских органах.

Судьбы упомянутых людей — Шелушкова, Бородия, Бугайченко, Шевцовой — объединяет то, что все они — жертвы предательства. В то время они были подвергнуты пыткам и казням вследствие измены малодушных соратников, а ныне символически казнены повторно — предательством неблагодарных и столь же малодушных потомков.

Скоро 9 Мая. Возможно, мэр Житомира и другие руководители города станут произносить ритуальные речи, в которых будут слова о подвиге борцов с немецко-фашистскими захватчиками, о вечной памяти и о благодарности наследников Великой Победы.

А будут ли вдохновлять житомирян новые названия на ратный труд во имя евроинтеграции и укрепления всего того, что нуждается в укреплении? Это вряд ли.

Во-первых, потому, что такого рода средства воздействия давно утратили свою вдохновляющую силу, а в данной общественно-политической системе попросту не работают. Во-вторых, потому, что масштабы большей части предложенных для увековечивания личностей и их свершения в принципе не способны вдохновлять. В-третьих, деятели, увлеченные распространением национальной идеи через таблички на домах, в реваншистском угаре несколько начудили, так что принятые ими решения могут вызвать недовольство, недоумение и споры даже в рядах сторонников их инициативы.

Например, появилась улица Бандеры. И одновременно — Бульбы-Боровца, который выступал против диктаторства Бандеры и враждовал с бандеровцами, убившими его жену.

Улица Петлюры существует наряду с переулком, названным в честь полковника армии УНР Болбочана, который заявлял, что во главе УНР стоит «правительство марксистских изменников», характеризовал командование ее армии и самого Петлюру как мелких авантюристов и интриганов. По приказу Петлюры был арестован, обвинен военно-полевым судом в антипетлюровском заговоре и расстрелян.

Нам скажут: все они боролись за независимость Украины. Но, право же, странная борьба за Украину, которая выливается в смертельную междоусобицу.

А как объяснить такие метаморфозы «юноше, обдумывающему житье, решающему, делать жизнь с кого»?

Раз уж проводить кампанию, можно было бы вспомнить и об отдельных ярких личностях, связанных с городом, несомненно достойных.

Скажем, к таким можно отнести поэта Сашу Черного (А. Гликберга). Он жил какое-то время в Житомире, здесь в 1904 г. в газете «Волынский вестник» опубликованы его первые стихи. Связанные с ним места могли бы стать изюминкой туристической привлекательности города, если б таковой озаботились, но — увы.

В биографии Саши Черного есть позитивная, с точки зрения нынешних «реформаторов», деталь — он эмигрировал из большевистской России. Но, видимо, все перечеркивает негативное с той же местечковой точки зрения обстоятельство — он представитель русской поэзии.

Такие времена, такие нравы.

Две стороны одного карабина

В общей сложности в арсенале семьи Дмитрия Яроша 15 стволов

Крадут чаще, чем грабят

С 27 ноября по 4 декабря в Николаевской области зарегистрировано 1332 чрезвычайных...

От «винтиков» до «белых хакеров»

Отправить могут в любую точку страны, ни о каком выборе места службы речь идти не может

Залоговый кредит — «вишенка на торте»

Банкам проще забыть о мелких кредитах от 1,5 до 3 тыс. грн, чем бороться за них. В 90%...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка