Диагностика разложения

№32(782) 12 — 18 августа 2016 г. 10 Августа 2016 3

Нам пишут

Сегодня много говорится о борьбе с коррупцией. Мол, громкие аресты — это и есть победа. Но обыватели посмеиваются, т. к. все коррупционеры через некоторое время снова оказываются на свободе.

Интересно, какие существуют реальные общепринятые критерии, по которым можно было бы оценить эффективность борьбы с коррупцией?

Виталий КУРОЛЕСОВ, Миргород


Коррупция очень похожа на счастье: ее невозможно точно измерить. Поэтому, как и уровень счастья, планку коррупции очень неточно определяют по тому, как субъективно и эмоционально ее ощущают люди.

У коррупции имеется несколько десятков определений, ни одно из которых не является полным. Пожалуй, точнее и проще всего суть этого явления отражают два постулата. Коррупция заключается в злоупотреблении властью с целью получения выгоды в той или иной форме. И главной ее причиной является конфликт интересов — сообщества, делегировавшего властные, должностные полномочия своим представителям, и личных (а также корпоративных) интересов этих самых представителей.

Коррупция даже гипотетически не сводится лишь к финансовым показателям — выражать ее размерами взяток или экономических потерь будет не совсем корректно. Дело в том, что данное явление представляет собой деформацию самой системы управления и ведет к перераспределению национальных финансовых потоков, к изменению и деградации поведенческих установок даже тех людей, которые не вовлечены в систему власти.

Еще больше затрудняет оценку уровня коррупции тот очевидный факт, что это противозаконная деятельность — значит, она последовательно скрывается. Не отражает ее уровень и криминальная статистика — ведь чаще всего даже сам факт коррупционных действий остается тайной, пострадавший (в целом — общество) не всегда узнает о случившемся эпизоде.

В лучшем случае цифры уголовной хроники говорят не об уровне коррупции, а о качестве работы правоохранительных органов, гражданских активистов и журналистов, вытащивших на свет те или иные факты.

Одна из самых известных международных общественных организаций, занимающихся борьбой с коррупцией, — Transparency International — измеряет эту противоправную деятельность с помощью «Индекса восприятия коррупции» (CPI) — комплексного и самого цитируемого показателя в данной сфере.

Но как формируется и что означает этот мировой индекс, согласно которому Украина по данным 2015 г. находится на 130-й позиции из 168 участвовавших в оценке стран, с показателем 27 баллов из 100?

Если очень кратко, то активисты опрашивают экспертов, которые и дают оценку восприятия уровня коррупции в госсекторе. Ключевое слово здесь — «восприятие», то есть измеряется не столько коррупция, сколько степень раздражения, которое данное явление вызывает в обществе.

Как правило, оценку дают общественные организации. Например, для составления мирового рейтинга 2015 г. использовалось 12 источников, среди которых такие организации, как Freedom House, Африканский банк развития, Фонд Бертельсмана, Мировой банк, подразделение газеты Economist, бизнес-школа IMD и т. д.

Само собой, не все эти организации могут судить об уровне коррупции во всех странах — просто потому, что не везде они представлены. Поэтому минимальным считается наличие трех источников для одного государства.

Экспертам задают разные вопросы в границах их компетентности, например, «в какой мере государственные служащие, которые злоупотребляют своими должностями, преследуются законом», «сообщает ли правительство о вакансиях и контрактах», «как бы вы оценили наличие корпоративной этики у компаний при взаимодействии с представителями государства» и т. д. Затем ответы обобщаются и по открытой методике переводятся в баллы.

Стоит еще раз подчеркнуть, что Transparency International признает: их индекс не способен раскрыть полную картину в конкретной стране, он ограничен субъективным восприятием уровня коррупции в государственном секторе с точки зрения предпринимателей и экспертов.

Интересно, что сам индекс и его интенсивное цитирование в СМИ может влиять на показатели следующего года! В социологии это называется самоисполняющимся пророчеством — если долго убеждать людей в чем-то, они в конце концов в это поверят.

Можно ли использовать CPI как мерило эффективности борьбы с коррупцией? Судите сами — по сравнению с 2014-м Украина смогла улучшить свой показатель лишь на 1 балл. Соответствует ли это вашей оценке успешности борьбы с коррупцией в стране? Пишите нам — обсудим!

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка