Ядерная дипломатия России: как на это реагировать Вашингтону

№14(814) 7 -- 13 апреля 2017 г. 05 Апреля 2017 2 3.7

За признаками геополитического возрождения России далеко ходить не надо: достаточно обратить внимание на Венгрию. Визит российского президента Владимира Путина в Будапешт в 2015 г. прошел без лишней помпы. В то время президент РФ уже испытывал мощное давление со стороны международной общественности в связи с аннексией Крыма.

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан первым среди европейских лидеров принял Путина после вторжения в Украину. В стремлении расширить рамки сотрудничества в энергетической сфере Москва выделила Будапешту кредит на 10 млрд. евро ($10,7 млрд.) для финансирования проекта расширения расположенной в самом сердце Венгрии атомной электростанции Пакш, покрывающей 40% потребностей страны в электроэнергии.

В феврале этого года Путин вновь посетил Венгрию, но уже при более триумфальных обстоятельствах. Стоя рядом с российским коллегой, Виктор Орбан говорил о мире, «переживающем процесс значительной реорганизации». А Путин — еще до отъезда — дал добро на полное финансирование Россией всего проекта АЭС Пакш.

Щедрость Москвы в отношении Будапешта вовсе не разовая рекламная акция, а внушительная демонстрация потенциала зарождающейся ядерной дипломатии России. Складывается впечатление, что Кремль использует солидный авторитет на мировом рынке атомной энергии ради оказания влияния, чтобы привязать к себе самые разные страны для достижения собственных реваншистских целей и практической реализации идеи ирредентизма, или собирательства земель. И если Соединенным Штатам не удастся вернуть утраченное лидерство в глобальной ядерной экономике, в ближайшие десятилетия мы будем регулярно наблюдать за дальнейшим развертыванием российского проекта.

Развивающийся мир голосует за мирный атом

Несмотря на стабильное снижение интереса к атомной энергетике в ЕС, США, Японии и других развитых государствах, эта отрасль просто обречена на процветание в развивающихся экономиках мира. В стремлении остановить климатические изменения 10 стран (на их долю приходится свыше трети потребности планеты в энергоносителях), в том числе 3 государства без собственных ядерных программ, уже внесли планы по строительству АЭС в обещания, взятые на себя в рамках Парижских климатических соглашений. В числе упомянутых стран Китай, Турция и Объединенные Арабские Эмираты.

По прогнозам аналитиков, только страны Азии к 2040 г. нарастят выработку электроэнергии на атомных станциях в 6 раз. Даже Индия, базирующая национальную климатическую стратегию главным образом на переходе на солнечную энергетику, намерена нарастить существующие мощности АЭС страны в 8 раз. И хотя в краткосрочной перспективе подобные планы могут показаться излишне амбициозными, они позволяют составить четкое представление о том, как крупнейшие государства мира планируют удовлетворять рост потребностей в электроэнергии.

Возрождение активного спроса на атомную энергию — отличная новость. Не стоит забывать, что согласно текущим прогнозам глобальная мощность атомных электростанций должна возрасти в 2 раза к 2050 г.: это необходимо для снижения темпов глобального потепления на 2°С. А поскольку страны пересматривают свои климатические обязательства каждые 5 лет (по условиям Парижских соглашений), скорее всего, число государств, включающих строительство новых АЭС в свои климатические планы, возрастет.

Более того, непрерывный поток инвестиций в разработку реакторов нового поколения открывает перед атомной энергетикой новые бескрайние горизонты. Многим странам с развивающейся экономикой атомные станции сегодня просто не по карману, поскольку существующие технологии предусматривают наличие недопустимо дорогостоящих и сложных систем защиты.

Тем не менее в среднесрочной перспективе можно ожидать коммерциализации одной новинки — малого модульного реактора (ММР), — способной гарантировать жизнеспособность ядерных программ для любой страны. Этот принципиально новый тип реактора (компактный и полностью подготовленный к установке заводом-производителем) позволяет успешно обходить многие барьеры, лишающие слаборазвитые государства возможности перехода на атомную энергетику прямо сегодня.

ММР требует невысоких изначальных капиталовложений, обеспечивает гибкость в выборе места для постройки АЭС, позволяет наращивать мощность станций постепенно. Кроме того, такие реакторы можно перевозить автомобильным или железнодорожным транспортом. Проще говоря, ММР станут спасением для стран, столкнувшихся с финансовыми и географическими барьерами на пути к переходу на энергию атома.

В дальнейшей перспективе малые модульные реакторы послужат своеобразным трамплином к коммерциализации новых инновационных моделей — реакторов IV поколения. И хотя о массовом производстве этих реакторов говорить пока рано, они уже отличаются повышенной эффективностью, стоят существенно дешевле и при этом потребляют ядерные отходы, а не создают их.

Применение ММР и реакторов IV поколения наиболее целесообразно в экономике будущего с доминированием возобновляемых источников энергии: изначально по модели они рассчитаны на модульное наращивание мощности. Энергетика на возобновляемых источниках не отличается постоянством и неизменностью: чем больше таких источников подключено к сетям, тем выше риск перегрузок и аварийных отключений. Вот почему так важно повышать динамичность объектов генерации, обеспечивающих базовую постоянную и неизменную мощность, необходимую для удовлетворения минимального спроса, способных оперативно включаться в работу и отключаться во избежание веерных отключений.

Большая атомная игра

Максимальную выгоду от роста спроса на ядерную энергию в развивающемся мире получит Россия. В настоящее время объем экспортных заказов «Росатома» оценивается более чем в $300 млрд. (60% всего глобального рынка атомной энергетики): это 34 АЭС из 13 стран. Доля России на мировом рынке экспорта ядерных технологий будет возрастать до тех пор, пока в Кремле эту сферу считают приоритетом государственной политики.

Визит Путина в Венгрию — лишь один из этапов мирового турне по подписанию соглашений в области атомной энергетики: в целом речь идет о всеобъемлющих контрактах на поставки ядерных технологий в 13 стран, представляющих практически все континенты.

Доминирование «Росатома» отчасти объясняется моделью ведения бизнеса этой компанией. Предприятие взяло на вооружение схему «строим, владеем, эксплуатируем». Иными словами, «Росатом» строит реактор, сохраняет за собой право собственности на него и предлагает клиентам полный спектр услуг — от финансирования проекта на начальном этапе до утилизации отработанного ядерного топлива.

Кроме того, «Росатом» имеет все возможности (в том числе за счет щедрого госфинансирования) предлагать дешевые кредиты и продавать реакторы существенно дешевле, чем иностранные конкуренты российской компании.

К примеру, в 2010 г. расходы по разработке технического проекта и строительству атомной электростанции в России были на 20% — 50% ниже, чем на Западе. В то же время Россия стремительно реализует проект установки первых в мире двух реакторов IV поколения еще до 2025 г. Благодаря отсутствию серьезных конкурентов-поставщиков такое сочетание льготного финансирования с продвинутыми технологиями обеспечивает сохранение конкурентных преимуществ России на несколько грядущих десятилетий.

Но доминирование Москвы в этой сфере чревато немалыми издержками для системы глобальной безопасности. Россия в статусе ведущего мирового поставщика ядерных технологий вряд ли планирует реагировать на угрозы, возникающие в связи с ростом популярности атомной энергетики (в частности, речь идет о поставках расщепляемых материалов в явно не самые безопасные уголки планеты).

Отсутствие в России жестких требований к соблюдению стандартов — хорошо известный факт, и вряд ли Москва будет принуждать потенциальных клиентов из числа государств-клиентов обеспечивать полное соблюдение правил безопасности. На сегодняшний день в результате работы гражданских реакторов в мире накоплено такое количество высокообогащенного урана, что его хватит для производства 5000 атомных бомб. И этот объем будет лишь возрастать.

Соединенные Штаты вполне могут оказаться в роли напрочь проигравшей стороны. Если США попытаются приступить к пересмотру существующего режима нераспространения ЯО в сторону его ужесточения, эти усилия легко могут быть сорваны Россией и ее компанией стран-сателлитов. Государства, получающие ядерные материалы из России и пользующиеся благами в виде смягченных стандартов безопасности, по требованию Москвы могут в будущем отказаться от участия в работе международных многосторонних встреч. В самом ближайшем будущем число союзников России вполне может возрасти, а у Соединенных Штатов —лишь убавиться.

Новая повестка дня в атомной индустрии

Однако картина будущего, в котором Россия обладает непомерным влиянием в ущерб Вашингтону, — это еще не предопределенный исход. Чтобы избежать подобного сценария, Соединенным Штатам следует масштабно инвестировать средства в реанимацию собственной атомной индустрии. И для этого есть все необходимые условия.

До начала 90-х США доминировали на мировом рынке, играя роль ведущего поставщика ядерных технологий. Коммерческое лидерство обеспечивало Вашингтон возможностью разрабатывать международные стандарты безопасности индустрии, развивать по всему миру долговременные стратегические партнерства и определять правила работы атомной энергетики. Соединенные Штаты разработали и утвердили закрепляющие жесткие критерии 123 соглашения, ставшие юридической основой обязательного обеспечения физической безопасности ядерных объектов и надзора МАГАТЭ за процессами передачи ядерных материалов и технологий. Возвращение к этой тактике позволило бы Вашингтону уверенно вести весь остальной мир в будущее с неизбежным доминированием атомной энергетики.

Чтобы добиться этого, Белому дому следует радикально упорядочить запутанную систему федеральной бюрократии надзора за коммерческой торговлей ядерными материалами. На текущий момент управление системой осуществляется многочисленными службами и ведомствами: в их числе госдепартамент, министерство торговли, министерство финансов, министерство энергетики, Совет национальной безопасности и Национальная администрация ядерной безопасности.

Именно поэтому процесс заключения элементарного соглашения о сотрудничестве с Вашингтоном в сфере атомной энергетики растягивается на несколько лет. Ради ликвидации бюрократических проволочек президентской администрации необходимо учредить должность помощника торгового представителя США по атомной энергетике. Эта служба должна унаследовать всю полноту ответственности за ведение переговоров о сотрудничестве в ядерной сфере, за лицензирование и выдачу разрешений. Новой службе следует агрессивно контролировать жесткое соблюдение упомянутых выше 123 соглашений странами, стремящимися получить доступ к атомной энергии.

Данные соглашения считаются мощными инструментами обеспечения режима нераспространения ядерных вооружений. Тем не менее прописанные в них жесткие стандарты будут бессмысленны, если большинство стран откажутся приобретать американские технологии.

Еще один вариант решения проблемы состоит в снижении стоимости заемных средств. Экспортно-импортный банк США, учрежденный для того, чтобы нести неподъемные для частных компаний риски, мог бы предложить льготное кредитование. Это позволило бы сформировать равные стартовые условия для американских компаний, конкурирующих с иностранными предприятиями, которые финансируются правительствами своих стран.

Обеспечить это в состоянии Overseas Private Investment Corporation (Корпорация зарубежных частных инвестиций США), оказывающая поддержку американским компаниям, которые работают на рынках развивающихся государств. Для этого достаточно отменить решение корпорации об исключении объектов атомной энергетики из перечня проектов, не финансируемых корпорацией по экологическим соображениям. Очень важно понять, что атомная генерация — источник чистой энергии.

При этом министерство энергетики могло бы включить в действие программы кредитных гарантий американские проекты по строительству АЭС за рубежом. Даже незначительные перемены, направленные на предоставление льготного финансирования, способны резко повысить конкурентоспособность американских производителей. Учитывая, что средняя стоимость атомной электростанции составляет $7 млрд. (а это кредитные средства), снижение процентной ставки по займу всего на 1% позволит экономить по $45 млн. в год.

И последний, самый важный момент. США необходимо направлять инвестиции в инновации в атомной энергетике, чтобы гарантировать себе достойное место на рынке на многие десятилетия. Министерство энергетики уже вкладывает ресурсы в ускорение процесса коммерциализации технологий ММР и реакторов IV поколения. Но при отсутствии внутреннего рынка надежды на масштабное использование этих технологий практически нет.

В качестве первого шага для выхода на рынок Пентагон мог бы заняться установкой реакторов уже апробированной модели в качестве резервных источников электроснабжения для военных баз и критически важных объектов инфраструктуры. При этом Комиссии по ядерному регулированию США следовало бы ускорить процесс сертификации модели реакторов ради обеспечения технологического прогресса. Такие усилия наряду с инвестициями, выделяемыми министерством энергетики, способны обеспечить частный сектор США необходимым импульсом к запуску крупномасштабных программ установки атомных реакторов нового поколения за рубежом.

Увеличение количества объектов атомной энергетики в других странах — вопрос уже предрешенный, но у Соединенных Штатов еще есть возможность обеспечить безопасность этого роста. Вашингтону достаточно пересмотреть подходы, и он сможет остановить процессы эрозии своего геополитического влияния, обеспечить страну экономическими выгодами и сохранить за США роль глобального контролера за соблюдением стандартов безопасности в атомной индустрии. Результатом бездействия или нерешительности станет сдача всех позиций в XXI столетии в пользу России.

Статья опубликована Foreign Affairs 3 апреля 2017 г. © Council on Foreign Relations // Tribune News Services.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...


Загрузка...

Барометр туризма указывает на Францию

2 августа Всемирная туристическая организация при ООН (UNWTO) опубликовала традиционный...

«Подайте в суд, и это несложно»

«То, что напринимал Киевсовет, — чистый популизм, скорее всего, готовятся к...

Фальсификация истории: уроки бойни в Мальмеди

17 декабря 1944 г. у городка Мальмеди, что на востоке Бельгии, немецкий отряд войск СС...

Чехия: огонь по террористам

Чешские государство, парламент и правительство не боятся своих граждан и людей,...

Оставьте деньги в покое

В первые дни «войны против терроризма» президент Джордж Буш подписал указ №13224....

Гиперугроза кибербезопасности

Спустя две недели после крупнейшей в истории Украины хакерской атаки власти и...

Загрузка...

Узбекистан — Украина: обход на вираже

«Еврокар» — практически единственный стабильно работающий украинский...

И вода закипит

В парламенте зарегистрирован проект закона, который может взбудоражить каждый пляж

История болезни: найдите Квиташвили

«В названии законопроекта №6327 надо было написать: о лишении украинцев любых...

Мирный атом для Пхеньяна

В иррациональности следует обвинять вовсе не Пхеньян, а Соединенные

Фальшивая практичность рукотворного яда

Производство экоупаковки экономически более выгодно, чем приносящая огромный вред...

Комментарии 2
Войдите, чтобы оставить комментарий
Старый Ворчун
07 Апреля 2017, Старый Ворчун

Интересно, на какой помойке редакция "откапывает" подобных "экспертов"? А-а, в Совете по внешней политике США. А редакция не в курсе, что даже сами американцы признают, что уровень их "экспертов" "ниже плинтуса"? Что за почти 30 лет после "победы" США в "холодной войне" уровень образования и квалификация "специалистов по внешней политике" США не соответствуют уровню стоящих перед ними задач? Нет," нев курсе"?

Ладно. Редакция "2000" понятия не имеет о ядерных технологиях. Бог с ней, это, в конце концов, не их дело. Вот только "экспертишка" американский должен бы знать, что согласно данным МАГАТЭ российские требования к ядерной энергетике на порядок жёстче американских. После Чернобыля были практически полностью пересмотрены все стандарты. С тех пор на российских (и советско-российского производства) АЭС - ни одной серьёзной аварии. Зато "передовая" Фукусима до сих пор травит пол Тихого океана. Никак не могут ликвидировать утечки. Сколько лет прошло?

Далее. Что он там несёт про "реакторы 4-го поколения"? Мальчик "не в курсе", что подобные технологии существуют ТОЛЬКО в РФ? Что американцы подошли только к теоретическим разработкам, а в РФ в это время уже работают реакторы на быстрых нейтронах и т.д.

Господа журналисты, тщательнее надо готовить статейки. Либо хоть со специалистами консультироваться. Не со мной, естественно, а с профессионалами. Если только у вас стоит задача рекламы всего американского? Да ради Бога. Только учтите, что за крайние 10 лет на американских АЭС (и их производства) произошло 16 серьёзных аварий, а на советско-российских ВСЕГО ДВЕ. Да и те при помощи криворуких украинцев да чехов. Нечего совать в реакторы всякое американское дерьмо, на которое станции не рассчитаны. И, кстати, что там криворукие "замутили"? Аж три блока сразу "ушли в ремонт", не так ли? Перефразируя Гоголя "Ну что, сынки, помогли вам ваши америкашки"? Мало того, что лживые, так ещё и некомпетентные...

- 9 +
pgrm

В статье много интересной информации, но расставленные акценты отчётливо отдают пропагандой.

- 4 +

Получить ссылку для клиента
Блоги

Авторские колонки

Маркетгид
Загрузка...
Ошибка