Юбилей одного убийства

№5(758) 5 — 11 февраля 2016 г. 04 Февраля 2016 5

Сандро Гиргвлиани

28 января 2006 г. на кладбище в местечке Окрокана близ Тбилиси было найдено изувеченное тело молодого человека. Им оказался 28-летний руководитель отдела международных связей «Объединенного банка Грузии» Сандро Гиргвлиани.

Именно история гибели Сандро Гиргвлиани и связанные с ней события развеяли усиленно создававшийся Михаилом Саакашвили и его приспешниками миф о демократичности тогдашнего правящего режима. Об этом говорят в Грузии в эти дни, вспоминая трагедию, которая произошла ровно 10 лет назад.

Первым о случившемся проинформировал общественность Грузии телеканал «Имеди», принадлежавший бизнесмену Бадри Патаркацишвили, чем навсегда поссорил себя с Саакашвили и Ко. Произошло это лишь в середине февраля, т. е. спустя более чем две недели после трагедии, когда в эфире телеканала впервые были озвучены некоторые подробности гибели молодого человека.

Согласно этой версии, в тот день Сандро Гиргвлиани вместе с другом Леваном Бухаидзе встретили в тбилисском «Шарден-баре» девушку Сандро Тамару Майсурадзе. Молодая особа находилась там в обществе Тако Салакая, жены шефа МВД Грузии Вано Мерабишвили, а также начальника департамента конституционной безопасности МВД Даты Ахалая, руководителя генинспекции МВД Василия Санодзе и начальника управления по связям с общественностью этого же министерства Гурама Донадзе. Вместе с ними был заместитель Ахалая Олег Мельников.

Несколько позднее, уже на судебном заседании, Тамара Майсурадзе рассказала, что ее приятель поинтересовался, почему она пришла в бар с незнакомыми людьми, и нелестно отозвался о Гураме Донадзе. Другой участник инцидента, Леван Бухаидзе, хотя и не помнил этого диалога, но подтвердил уже известные подробности происшествия: при выходе из бара Левана и Сандро Гиргвлиани встретили неизвестные лица. Они усадили друзей в серебристую машину ML класса «Мерседес-бенц» и увезли из города в Окрокана, где долго и жестоко избивали. В результате Гиргвлиани скончался, а Левану Бухаидзе удалось бежать. На следующий день изувеченное тело сотрудника «Объединенного банка Грузии» было обнаружено близ местного кладбища. Причем Сандро лежал на снегу в обнаженном виде.

21 февраля мать Сандро Гиргвлиани Ирина Енукидзе на пресс-конференции, созванной по инициативе Ассоциации молодых юристов Грузии, обвинила сотрудников МВД в запланированном убийстве своего сына и потребовала допросить тех высокопоставленных чиновников министерства, которые в тот вечер находились в «Шарден-баре».

Затем оппозиционные политики Коба Давиташвили и Кока Гунцадзе (тоже на пресс-конференции) потребовали от правительства безотлагательно расследовать это дело. На этом же настаивали и представители других оппозиционных партий. Они утверждали, что сотрудник МВД Грузии Олег Мельников был среди тех лиц, которые похитили и увезли из «Шарден-бара» Гиргвлиани и его друга. Еще один оппозиционер — Звиад Дзидзигури — обнародовал видеосъемку, из которой явствовало, что Леван Бухаидзе опознал в Мельникове человека, участвовавшего в похищении.

Из показаний подруги Сандро Тамары Майсурадзе стало известно, что Мельников покинул «Шарден-бар» якобы с целью купить сигареты сразу же после ухода Гиргвлиани и Бухаидзе. Возвратился он примерно через 40 минут и объяснил свое долгое отсутствие тем, что, мол, пришлось искать нужные сигареты в отдаленном супермаркете, т. к. в ближайших магазинах их не оказалось.

Тогдашний шеф МВД Грузии Вано Мерабишвили свое первое заявление по делу Гиргвлиани сделал лишь месяц спустя. При этом он объявил о том, что не собирается увольнять ни одного из сотрудников, причастных, по мнению общественности, к этому делу.

Тем временем Леван Бухаидзе уже официально подтвердил, что в нападении на него и Сандро принимал участие лично Игорь Мельников.

На состоявшихся 28 февраля 2006 г. парламентских слушаниях Вано Мерабишвили заявил, что следствие пока не выявило каких-либо фактических доказательств, подтверждающих участие в преступлении сотрудников МВД и дающих основания для их увольнения из органов. По его словам, те, кто увязывает смерть Гиргвлиани с чиновниками министерства, хотят дискредитировать полицию.

«Предпринимаются попытки связать это дело и с членами моей семьи. Это целенаправленная кампания, ставящая целью поиграть на моих нервах. Разумеется, я несу ответственность за действия членов моей семьи и сотрудников моего министерства...» — сказал Мерабишвили.

Во время выступления в парламенте шефа МВД представители оппозиционных партий покинули зал заседаний. Со своей стороны, парламентарии от «Национального движения» (партия Саакашвили. — Ред.) выразили благодарность Мерабишвили за умелое и оперативное руководство министерством и его подразделениями. По словам депутата Гиви Таргамадзе, демарш оппозиции является-де всего лишь постановочным шоу. «Они спекулируют делом об убийстве Гиргвлиани и пытаются использовать его в своих политических интересах, что совершенно недопустимо!», — возмущался он.

После парламентских слушаний оппозиционные партии стали требовать отставки Мерабишвили.

Ситуация особенно обострилась в марте 2006 г., когда по телеканалу «Имеди» прошла очередная передача, в которой была поставлена под сомнение официальная версия смерти одного из сотрудников МВД Грузии.

Далее события развивались с калейдоскопической быстротой. Министр Мерабишвили вдруг заявил о том, что четыре сотрудника министерства — Гия Алания, Автандил Апциаури, Александр Гачава и Михаил Бибилури в связи с делом Гиргвлиани арестованы. Они подозреваются в убийстве молодого человека. Детали расследования министр разглашать не стал, но сообщил, что появились доказательства, свидетельствующие об их причастности к убийству. Хотя, как помнит читатель, в первоначальных версиях о трагедии в Окрокана имена этих людей не упоминались.

Вслед за заявлением об аресте исполнителей убийства оппозиция стала требовать наказания его заказчиков. И результаты не замедлили сказаться. Неожиданно был освобожден от занимаемой должности Гурам Донадзе, хотя официальной причиной его отставки был назван конфликт с кем-то из журналистов.

В своих требованиях наказать виновников жестокого преступления общественность Грузии была солидарна с матерью Сандро Гиргвлиани — Ириной Енукидзе, показавшей себя несгибаемым и непримиримым борцом с режимом. У других могли бы опуститься руки, но она не только не отступала сама, но и вдохновляла своим примером других. Ирина Енукидзе — с одной стороны, оппозиция — с другой, омбудсмен — с третьей настойчиво требовали увольнения Даты Ахалая и ареста Олега Мельникова, а также объективного расследования дела.

Через некоторое время Дата Ахалая и Олег Мельников заявили, что временно — до завершения расследования — уходят со своих постов. Об этом же объявил и Василий Санодзе. При этом Ахалая сказал: «Ни прямо, ни косвенно мы не имеем ничего общего с преступлением в Окрокана. Многие, быть может, удивятся, но это дело было раскрыто во многом благодаря нашим усилиям. Несмотря на это, исходя из того, что мы несем моральную ответственность перед обществом, правительством и перед своими семьями, мы решили обратиться к министру внутренних дел с просьбой приостановить наши полномочия».

Увольнения высокопоставленных чиновников МВД были восприняты в Грузии как результат перманентного общественного давления на министерство. Впрочем, ни о мотивах убийства Сандро Гиргвлиани, ни о его заказчиках МВД и его шеф по-прежнему не сказали ни слова.

16 марта в Тбилиси и других городах прошли мощные акции протеста. Люди выражали свое возмущение произволом властей, сделавших болтовню о человеческой свободе и демократии удобной ширмой для своих злодеяний. Тысячи водителей в этот день одновременно нажали на клаксоны своих автомобилей в знак поддержки требования об отставке министра Вано Мерабишвили.

Как отреагировал на это президент Грузии Михаил Саакашвили? Точно так же, как и прежде. Он назвал эти требования смехотворными, т. к. Мерабишвили, мол, является «очень хорошим министром».

Между тем власти ломали головы над тем, как смягчить наказание лицам, задержанным за убийство Сандро Гиргвлиани. В парламенте в авральном порядке принимались поправки в существующее законодательство. Согласно этим поправкам преступление, наказываемое согласно прежнему законодательству лишением свободы сроком на 12 лет, теперь каралось гораздо меньшим сроком.

И вот 26 июля 2006 г. Тбилисский городской суд вынес решение по делу об убийстве: тогдашний начальник первого управления департамента конституционной безопасности МВД Гия Алания, а также три сотрудника этого департамента Автандил Апциаури, Александр Гачава и Михаил Бибилури за нанесение телесных повреждений, повлекших смерть человека, были приговорены к восьми (Алания), а все остальные — к семи годам лишения свободы.

В декабре 2006 г. апелляционный суд оставил этот приговор в силе. Впрочем, год спустя Верховный суд Грузии сократил эти сроки на шесть месяцев. В ноябре 2008 г., в соответствии с президентским актом, сроки наказания четверым осужденным были уменьшены еще вдвое.

А еще через некоторое время бывшие чиновники МВД Грузии были вообще освобождены из мест заключения — по очередному указу о помиловании, подписанному Саакашвили. Как было сказано в комментарии министерства по исполнению наказаний и пробации к этому указу, форма наказания была изменена тем осужденным, которые признали свою вину и раскаялись в содеянном, сотрудничали со следствием и судом, а за время пребывания в местах лишения свободы не нарушали внутренний распорядок и режим.

Но дело на этом не закончилось. Мать и отец Сандро Ирина Енукидзе и Гурам Гиргвлиани обратились с жалобой в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. В иске приводились неопровержимые доказательства того, что в расследовании дела об убийстве Сандро властями Грузии были нарушены основополагающие права граждан и несколько положений Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека.

Ждать пришлось долго — четыре года. Решение по делу Гиргвлиани Европейский суд принял 26 июля 2011 г. В заключении суд частично удовлетворил иск семьи Гиргвлиани против правительства Грузии и заявил, что следствию по делу об убийстве Сандро Гиргвлиани «очень не хватало независимости, непредвзятости, объективности и обоснованности».

Одновременно суд выразил недоумение в связи с тем, что ни прокуратура, ни местные суды даже не попытались разобраться в некоторых важных обстоятельствах дела. Было подчеркнуто, что скоординированные действия различных ветвей власти Грузии ставили цель — воспрепятствовать объективному расследованию обстоятельств дела как сотрудниками МВД, так и прокуратуры. Департамент по исполнению наказаний принял незаконное решение о размещении осужденных в одной камере.

Зафиксированы нарушения в судебном разбирательстве. Было подвергнуто критике решение президента Саакашвили о сокращении срока наказания заключенным, принятое в 2008 г. Было отмечено, что грузинская сторона не представила в Европейский суд по правам человека те видеоматериалы, которые были изъяты из дома Бадри Патаркацишвили и содержали информацию о движении автотранспортных средств в направлении Окрокана в ночь убийства.

Напомним, что именно благодаря видеокамерам, установленным на доме Патаркацишвили (дом расположен на трассе, ведущей в Окрокана), удалось выйти на след серебристого автомобиля ML класса «Мерседес-бенц», на котором люди из МВД увозили на расправу Сандро Гиргвлиани и его друга.

В соответствии с решением Европейского суда по правам человека, властям Грузии вменялось в обязанность выплатить истцам в качестве морального ущерба 50 тыс. евро.

Так закончилось дело Сандро Гиргвлиани. Но его формальное окончание отнюдь не означало, что в стране забыли об этом страшном злодеянии и о том, как бесстыдно пытались власти избавить от наказания сатрапов, преступивших закон. А историки, которые будут создавать современную летопись Грузии, непременно скажут: убийство Сандро Гиргвлиани стало началом конца режима Саакашвили, ибо развеяло миф о его человеческом облике.

Дело Гиргвлиани стало началом фасадной демократии Саакашвили, проявлением ее уродства. Убийство Гиргвлиани привело общество к событиям, которые произошли 7 ноября 2007 г. Тогдашняя власть действовала крайне жестоко против собственных граждан, представителей СМИ. Следствием стало закрытие телеканала Imedi и внезапная смерть Бадри Патаркацишвили. Но дело Гиргвлиани благодаря боевому духу его матери было доведено до логического результата. В 2012 г. диктатура Саакашвили была бескровно свергнута, в правительство пришел Бидзина Иванишвили и его коалиция. Грузия избавилась от большой беды.

Сегодня мамы Гиргвлиани уже нет в живых. Но есть живой пример того, какую опасность представляет собой неконтролируемая власть, ее цинизм, и как это важно, когда общество идет против государственного террора.

Уважаемые читатели, PDF-версию статьи можно скачать здесь...

Полонина в огне

С начала 2016 г. в Ивано-Франковской области возникло шесть чрезвычайных ситуаций...

Стратегические издержки пыток: как Америка...

Страх способен подвигнуть политиков к готовности задействовать порой даже самые...

Швейцарская тюрьма установит защиту от дронов

Тюрьма швейцарского города Ленцбург (кантон Аргау) намерена потратить 200 000 франков на...

Прощай, забой! Гуд бай, мореходка!

Проблема не профессии, а в том, обеспечит ли государство свежевыпущенных специалистов...

Комментарии 0
Войдите, чтобы оставить комментарий
Пока пусто
Блоги

Авторские колонки

Ошибка